4.2. Революция и реформы (1905—1914)

Российские политические партии: программы и тактика

На волне общественного недовольства стали оформляться политические партии. В отличие от стран Западной Европы в России партии не столько вырастали из естественно сложившихся социальных групп, объединенных общностью интересов, сколько создавались усилиями интеллигенции, которая представляла здесь самостоятельную общественную силу, стоявшую в оппозиции к самодержавной власти. Кроме того, в России политические партии складывались «слева направо», т.е. от революционных и социалистических партий к либеральным и правым партиям.

Появление и распространение марксизма в России связано с созданием в Швейцарии первой русской марксистской группы. Марксистское учение о коммунизме и социалистической революции распространялось в первую очередь в передовых, индустриально развитых странах, со сложившимися политическими структурами правового общества, многочисленным пролетариатом, имеющим опыт классовой борьбы в условиях капитализма. Основоположники научного коммунизма К. Маркс и Ф. Энгельс хотя и интересовались Россией как неким особым случаем, однако не сделали никаких конкретных выводов относительно революционных перспектив страны, где пролетариат был еще очень слабо развит. Согласно марксистской теории социалистическая революция, совершенная пролетариатом, должна была уничтожить частную собственность как основу эксплуатации и угнетения человека человеком и установить общественную собственность на средства производства.

В 1883 г. эмигранты из народнической группы «Черный передел» Г.В. Плеханов, В.И. Засулич, П.Б. Аксельрод и другие перешли на марксистские позиции и основали а Женеве группу «Освобождение труда». В отличие от народников они полагали, что Россия в основном повторит европейский путь, придя к социализму в процессе развития капиталистической экономики и становления индустриального пролетариата.

В России в 90-е гг. XIX в. марксизм нашел теоретическое подкрепление в трудах русских экономистов П.Б. Струве, М.И. Туган-Барановского, С.Н. Булгакова. Они извлекали из марксистского учения лишь одну теоретическую посылку — неизбежность и прогрессивность капитализма по сравнению с феодально-патриархальным строем, а учение о социалистической революции оставляли в стороне. Их открытые, «легальные» выступления в печати (за что они получили название «легальных марксистов») ничем не подрывали основ самодержавия, но уводили общественную мысль вперед, от вновь и вновь повторявшихся споров об общине к поиску новых "путей дальнейшего развития страны. Они внесли немалую лепту в идейную борьбу с народниками, продолжавшими видеть в капитализме источник социального зла, неприемлемый для России.

Большинство же российских марксистов восприняло учение К. Маркса прежде всего как теорию революционной ликвидации существующего строя. Это движение возглавляли В.И. Ленин (Ульянов) и Ю.О. Мартов (Цедербаум), при активном участии которых в Петербурге был создан подпольный «Союз борьбы за освобождение рабочего класса» (1895). В 1898 г. I съезд в Минске провозгласил основание Российской социал-демократической рабочей партии, но вскоре делегаты съезда были арестованы, так и не успев принять программные документы партии.

Важным этапом развития российского социал-демократического движения стало издание с 1900 г. газеты «Искра», главным редактором которой вскоре стал Ленин. На II съезде РСДРП (1903), проходившем в Брюсселе и Лондоне, состоялось действительное основание партии, и были приняты ее программа и устав. Ближайшей политической задачей (программа-минимум) признавалось осуществление буржуазно-демократической революции: введение республики, всеобщих выборов, права наций на самоопределение, 8-часового рабочего дня, возвращение крестьянам земель, отрезанных в 1861 г., и отмена выкупных платежей на землю. Программа-максимум предполагала установление социалистического строя и диктатуры пролетариата.

Острая борьба разгорелась на съезде по организационным вопросам, а именно при обсуждении вопроса о членстве в партии. На первый взгляд, предложенные Лениным и Мартовым формулировки имели небольшую разницу, но от этого зависело, сможет ли немногочисленный российский пролетариат совершить социалистическую революцию под руководством партии нового типа. Ю.О. Мартов предлагал считать членом партии всякого, кто оказывает ей личное содействие, т.е. создать организацию, близкую к западноевропейским партиям парламентского типа. Такая партия стала бы союзом широких кругов людей различных взглядов, способным привлечь возможно большее число рабочих и сочувствующих социалистическому движению.

Ленин предлагал свою формулировку § 1 устава, по которой членство в партии подразумевало обязательное активное участие в работе одной из партийных организаций. Формулировка Ленина означала превращение партии в строго централизованную, дисциплинированную организацию профессионалов, с жесткой структурой, полным подчинением ее членов снизу доверху, своего рода боевую организацию революционеров. Такая организация была бы идеально приспособлена для ведения подпольной политической борьбы с целью подготовки и осуществления революции.

Спор по вопросу о членстве партии шел не только по поводу формулировок: за внешней формой скрывались две противоположные позиции во взглядах на социалистическую революцию. Мартов и поддерживавший его Плеханов полагали, что после демократической революции в России наступит длительный, не менее половины века, этап буржуазного развития, в процессе которого отсталая Россия преобразуется в капиталистическую страну, и будет подготовлен переход к социализму. При голосовании на съезде победила формулировка Мартова, позже измененная сторонниками Ленина. В ходе голосования по выборам в руководящие органы партии сторонники Мартова получили меньшинство, а их политическое направление получило название меньшевизма. В своей политической деятельности меньшевики ориентировались на союз с либералами.

Возражавший им Ленин и его сторонники, получившие название большевиков, на первый план выдвигали конечную цель — социалистический переворот, стремясь максимально его приблизить. В борьбе за социализм они опирались на пролетариат и беднейшее крестьянство, которые должны были осуществить диктатуру пролетариата после захвата власти революционной боевой партией. Окончательное разделение большевиков с меньшевиками и создание большевиками собственного Центрального Комитета произошло на Пражской конференции (1912).

В русской деревне было сильно влияние партии социалистов-революционеров (эсеров), образовавшейся в 1902 г. после слияния нескольких разрозненных народнических кружков. Ее признанным теоретиком стал В.М. Чернов. Ближайшей целью эсеров было достижение конституционным путем политической свободы, т.е. установление республиканского строя со всеобщими выборами, широкой автономией народов, областей и общин. Партия эсеров выражала интересы самого многочисленного российского сословия — крестьянства.

Эсеры унаследовали симпатии к крестьянам и приверженность к терроризму от народников. Подобно народникам, они считали крестьян, в отличие от рабочих, подлинными носителями революционных идеалов и видели в сельской общине ядро социализма на селе, основанного на кооперации и децентрализации. Путь к новому строю должна была открыть «социализация земли»: ликвидация крупных помещичьих владений, передача земли в распоряжение крестьянских земельных комитетов с запретом ее купли-продажи и наемного труда и перераспределение земли в равных долях между всеми желающими на ней трудиться. Программа эсеров содержала немало утопического, но она была проста и понятна и отвечала чаяниям крестьянства. Этим объяснялась широкая популярность эсеров в деревнях, жаждущих земли и равенства, вплоть до 1917—1918 гг.

Эсеры имели боевую организацию, действовавшую в традициях народнического терроризма 1870-х гг. В 1901—-1904 гг. возобновились террористические акты, жертвами которых стали министр народного образования Н.П. Боголепов, министр внутренних дел Д.С. Сипягин, В.К. Плеве, сменивший Сипягина на этом посту, великий князь Сергей Александрович, дядя императора.

Весьма разнородное по своему составу, либеральное движение имело два течения — умеренное и радикальное. Либеральное движение выражало интересы буржуазных, «цензовых» слоев российского общества. Умеренные либералы в большинстве своем были земскими деятелями, выступавшими против всесилия царской бюрократии, ее бездеятельности, против косности самодержавия.

В 1899 г. земские либералы объединились в кружок «Беседа», в который вошли около 50 человек, главным образом родовитых дворян: князья Павел и Петр Долгоруковы, князь Д.И. Шаховской, граф А.А. Бобринский, граф П.С. Шереметев. Поначалу их либерализм, имевший славянофильскую окраску, сводился к стремлению вернуть подлинное самодержавие и борьбе лишь с «бюрократическим искажением исторической власти» России. Его сторонники довольствовались созданием консультативного органа, способного лишь «донести глас народа» до царя, не ограничивая самодержавие. Таков был смысл знаменитого адреса земства Московской губернии во время восшествия на престол Николая II. Самым заметным из деятелей этого круга был председатель Московской губернской земской управы Д.Н. Шипов.

В 1902 г. на неофициальном совещании 60 земских деятелей Шипов предложил целую программу реформ: равенство в гражданских правах, развитие всеобщего образования, расширение прав земств, свобода слова, участие всего народа в законодательной деятельности. Программу было решено распространять по всей стране путем организации съездов на местах, которые позволили бы выявить насущные требования сельской промышленности. Более половины участников этих съездов согласились с программой Д.Н. Шипова.

В начале XX в. в русский либерализм вливается новая струя, представленная интеллигенцией, значительная часть которой считала слишком робкими умеренные позиции, занимаемые Шиповым. За последние два десятилетия XIX в. интеллигенция претерпела коренные изменения. Значительно увеличилось в ней число представителей либеральных профессий: преподавателей, служащих земств. Интеллигенция стала «третьей силой», потенциально готовой следовать демократическим лозунгам. Более решительную позицию занимали земцы, выступавшие за конституцию. Их лидером был ветеран земского движения И.И. Петрункевич.

Большинство радикальных либералов разделяли идеи, обсуждавшиеся с января 1902 г. в журнале «Освобождение», издававшемся в

Штутгарте под редакцией бывшего «легального» марксиста П. Струве. Либералы, близкие к Струве по убеждениям, в 1903 г. основали за границей организацию «Союз освобождения», которая с января 1904 г. распространила свою деятельность в Россию. Видной фигурой «нового» либерализма стал историк П.Н. Милюков. В «Союз освобождения» входили видные университетские ученые философы С.Н. Булгаков и Н.А. Бердяев, члены земств П.П. Долгоруков, И.И. Петрункевич, адвокат В.А. Маклаков. «Союз освобождения» требовал избрания путем всеобщих выборов конституционного собрания, которое определило бы дальнейшую жизнь страны и судьбу монархии, провело бы широкие реформы, в первую очередь реформу, гарантирующую социальное обеспечение рабочих, и аграрную реформу (включая выплату компенсаций помещикам за отчуждаемые земли). Будучи противниками насилия, либералы стремились к организации «конституционного» движения.

Небольшая группа земских деятелей (К.К. Арсеньев, В.И. Вернадский, А.А. Корнилов, Д.И. Шаховской) основала «Союз земцев-конституционалистов». Они сформулировали политическую позицию земского либерального движения: «...если бы лучшие люди земства сплотились в тесную организацию и в тиши теперешнего царствования [Николая II] подготовили союз со столичной интеллигенцией и с пропагандистами, идущими в народ, это была бы такая сила, которая подорвала бы всякий деспотизм». Осенью 1904 г. в Петербурге состоялся I земский съезд, принявший программу, в которой наряду с основными требованиями либерального движения содержалось требование созыва в России «свободно избранных представителей народа», т.е. созыва национального собрания, органа, абсолютно несовместимого с самодержавием.

Ситуация в экономике и социальные конфликты

Мировой экономический кризис 1900—1903 гг. сильно ударил по экономике России. Российское правительство потеряло возможность получать иностранные займы, следствием чего явилось немедленное сокращение государственных заказов. Кризис обнаружил неустойчивое положение промышленных отраслей, державшихся на государственных заказах и обслуживающих строительство железных дорог. «Оздоровление» рынка все более явно шло путем образования монополистических промышленных объединений: в 1902 г. были созданы «Продуголь», «Продвагон» и множество других трестов, концернов и картелей.

За один только 1903 г. бастовало более 200 тыс. рабочих. Они требовали прежде всего улучшения условий труда и повышения зарплаты, но боролись и за право на забастовки и признание рабочих профсоюзов. Официальные правительственные профсоюзы оказались не у дел, и Зубатов был смещен. 1901 г. был неурожайным, в деревне повсюду сказывалось перенаселение. Традиционная задолженность деревни увеличивалась. Мировые цены на зерно снизились. Помещики обвинили С.Ю. Витте в развале сельского хозяйства в угоду промышленности, и он был удален с поста министра финансов, хотя продолжал оставаться председателем комитета министров.

В 1902 г., впервые с 1861 г., поднялась целая волна беспорядков в деревне: ведомства царского правительства насчитали за период с 1902 по 1904 г. 670 крестьянских волнений. С появлением сельских школ и развитием железнодорожного сообщения жизнь крестьян становилась менее замкнутой. Земствам удалось ввести начальное образование, и теперь уже 20—25% крестьян были грамотными и способными усваивать идеи, распространяемые, согласно донесениям полиции, «студентами и всякими агитаторами».

Волнения коснулись и студенческой среды, требовавшей университетской автономии. «Все классы общества пришли в смятение», — писал М. Бомпар, посол Франции в России в 1904 г. Непреклонность самодержавия и отказ от каких бы то ни было реформ сделали неизбежной революцию 1905—1907 гг.

Расстрел безоружных рабочих перед Зимним дворцом, невинных жертв «зубатовской» пропаганды, вся трагедия Кровавого воскресенья 9 (22 нов. ст.) января 1905 г. разбила вдребезги традиционное представление о «добром царе» — народном защитнике и покровителе. Газета «Право» писала, что рабочие унесли с собой в братскую могилу веру в живой источник правды и справедливости. В недели, последовавшие за Кровавым воскресеньем, страну захватила первая волна революционных выступлений: в большинстве городских центров России забастовочное движение рабочих имело форму политических стачек. Новое политическое требование — признания права на забастовку—сопровождалось традиционными экономическими: повышение заработной платы, сокращение рабочего дня и т.д. В рабочей среде формировалось классовое сознание.

Движение протеста против существующего строя в революции 1905—1907 гг. разделилось на два направления. Путь либеральных реформ избрали средние слои общества, интеллигенция и часть представителей высших слоев, ориентирующихся на политические модели западноевропейских стран и мечтающих о мирной революции, проводимой легальными путями, в результате которой на смену самодержавию должна была прийти конституционная монархия. Всего лишь за несколько месяцев революции идеи о всеобщих выборах, созыве Учредительного собрания, гарантии личных свобод распространились в самых широких кругах общественности. Произошла своего рода «революция в умах», эмансипация общества в духе задач буржуазно-демократической революции.

В мае 1905 г. «Союз Освобождения», «Союз земцев-конституционалистов» и ряд профессиональных объединений и культурных ассоциаций либерального толка, желающих развития парламентаризма и конституционных структур, объединились в Москве в «Союз союзов» во главе с П.Н. Милюковым. Эта организация представляла радикальное крыло русского либерализма, выступая за созыв Учредительного собрания, избранного всеобщим голосованием. Своей конечной целью руководители этого объединения считали создание либеральной политической партии конституционных демократов.

Второй путь объединял самые разнородные слои с радикальными устремлениями и самые разнообразные формы социального протеста: от крестьянских антипомещичьих бунтов до Советов рабочих уполномоченных — неизвестной доселе, совершенно новой структуры, которым суждено было сыграть в будущем важную роль. Рождение первого Совета в Иваново-Вознесенске, крупном центре текстильной промышленности, в мае 1905 г. явилось важным этапом рабочего движения и означало, что у революционных масс появились самобытные органы власти, которые получили широкое распространение в рабочей среде. К концу 1905 г. в главных промышленных центрах страны уже насчитывалось несколько десятков Советов.

Чтобы подавить возмущение в обществе, Николай II подписал 18 февраля 1905 г. рескрипт (т.е. предписание), который обещал привлекать «избранных от населения людей к участию в предварительной разработке и обсуждении законодательных предположений», т.е. приступить к разработке закона о создании выборного представительного учреждения. Реформы, однако, было решено провести постепенно, с учетом исторического прошлого России при непременном сохранении незыблемости основных законов империи. Эта первая уступка властей последовала слишком поздно и не могла удовлетворить ни либеральных, ни тем более революционных требований общества.

Власти отвечали на них подготовленным министром внутренних дел А.Г. Булыгиным проектом указа от 6 августа 1905 г. о создании законосовещательной Государственной думы, в чьи обязанности входили лишь «предварительная разработка и обсуждение законодательных предположений», не касаясь основных законов империи. Дума была лишена законодательной инициативы и не имела права голоса по вопросам бюджета. Выборы в нее должны были проходить по весьма сложной куриальной системе, делившей избирателей по куриям (группам) и сочетавшей сословный и имущественный ценз, что сокращало участие в выборах представителей средних и низших слоев населения и практически полностью лишало рабочих всяких избирательных прав. Этот избирательный закон получил название «булыгинского».

Указ 6 августа 1905 г. вызвал всеобщее возмущение оппозиции. Постепенно оформилась идея всеобщей стачки — единственного способа добиться от самодержавия мер, которых общество требовало с начала 1905 г. В октябре 1905 г. началась Всероссийская октябрьская политическая стачка. В столице образовался Совет рабочих депутатов, который объявил себя «единственным полноправным представителем трудящихся Санкт-Петербурга».

Манифест 17 октября 1905 г.

После долгих колебаний, вызванных тем, что фактически нарушалась присяга, данная им при вступлении на престол, Николай II поставил свою подпись под Манифестом, подготовленным С.Ю. Витте и обнародованным 17 октября 1905 г. Манифест сводился, по сути, к трем основным элементам: 1) дарование народу гражданских свобод на основе буржуазнодемократических принципов — неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и организаций; 2) обеспечение участия в выборах тех слоев населения, которые по указу от 6 августа 1905 г. были лишены права голоса на основании нового избирательного закона; 3) введение как непременного правила, что ни один закон не может вступить в силу без одобрения его Государственной думой, — способ контроля за законностью действий императора.

Манифест был шагом вперед по сравнению с законодательными актами от 18 февраля и 6 августа 1905 г. Однако многие важные вопросы он оставлял нерешенными: о роли и месте самодержавия в новой политической системе, о полномочиях Государственной думы, о сути конституционного порядка.

Революция продолжалась. Высшей точкой революции стало Декабрьское вооруженное восстание 1905 г. в Москве. Царское правительство сумело сыграть на расколе оппозиционных сил и не сдержало большинства обещаний, содержащихся в Манифесте 17 октября 1905 г. Поражение восстания стало поражением социальной революции.

Закон о выборах, принятый 11 декабря 1905 г., смягчил избирательный ценз, но оставлял выборы многоступенчатыми, а права избирателей — неравными и невсеобщими. Все избиратели делились на четыре Курин: помещики, городские собственники, рабочие и крестьяне. Каждая из них выбирала своих выборщиков в избирательные округа. Закон о выборах, очень сложный и запутанный, в первую очередь обеспечивал права помещиков. Полномочия Думы заранее сильно ограничивались.

Накануне предвыборной кампании правительство провело реформу Государственного совета, который превращался из законосовещательного органа, все члены которого ранее назначались царем, в верхнюю палату будущего парламента, имеющую равные с Думой законодательные полномочия. Изменен был и состав Государственного совета. Число членов увеличивалось втрое, половина из них по-прежнему назначалась царем, другая же избиралась на основе высокого имущественного ценза. Таким образом, в составе госсовета преобладали поместное дворянство и крупная буржуазия. 19 октября 1905 г. было учреждено объединенное правительство — преобразованный С,Ю. Витте высший исполнительный орган страны — Совет министров. Как и прежде, император назначал и смещал министров, ответственных только перед ним, а не перед Думой.

Избирательный закон делал ставку на монархические и националистические чувства крестьянской массы. Но в действительности же крестьяне поддержали оппозиционные партии. Большинство крестьян, вместо того чтобы, как предполагалось, поддержать на выборах помещиков или местных государственных служащих, проголосовали за своих собственных кандидатов или за кандидатов оппозиции. Выборы нанесли жестокий удар по основному догмату самодержавия — нерушимому единству царя и народа. Конфликт между оппозиционно настроенной Думой и императором, претендующим на роль носителя исторической и монархической законности, стал неизбежен.

Одним из важных результатов революции 1905—1907 гг. стало образование политических партий. Право объединяться в союзы было одной из важнейших свобод, введенных Манифестом. В ходе революции возникло около 50 партий, отстаивавших различные пути развития страны. Заметно увеличилась численность радикальных социалистических партий, ранее находившихся в глубоком подполье. Отчетливо проявилось расхождение между ветвями социал-демократии: большевики провозгласили главным союзником пролетариата в революции крестьянство и предполагали после свержения самодержавия утверждение «революционно-демократической диктатуры» рабочего класса и крестьянства; меньшевики же, видевшие своим союзником массы либералов, выступали за переход власти после революции к буржуазному правительству.

Аграрный вопрос и позиции партий в годы первой русской революции

Ключевым вопросом революции 1905—1907 гг. был аграрный. В июле, 1905 г. I Всероссийский крестьянский съезд выступил за отмену частной собственности на землю и экспроприацию землевладельцев (с компенсацией или без, в зависимости от конкретного случая), а также за реформу кабального налогообложения крестьян. Принятые резолюции отражали чаяния крестьян и представляли собой своеобразный синтез либеральной политической программы земцев, предложений эсеров и традиционных крестьянских требований. В ноябре 1905 г. в условиях Всероссийской политической стачки было объявлено об отмене с 1907 г. выкупных платежей с крестьян. Дальнейшая борьба по аграрному вопросу в условиях спада революции и позднее развернулась в Государственной думе.

Единая программа РСДРП 1903 г. предусматривала возвращение крестьянам отторгнутых реформой 1861 г. отрезков от их наделов, отмену выкупных и оброчных платежей за землю и возвращение крестьянам ранее выплаченных ими выкупных сумм. Под влиянием решений всероссийских съездов Крестьянского союза аграрная программа была пересмотрена в 1906 г., и теперь уже выдвигалось требование полной конфискации всех помещичьих, государственных, удельных, церковных и монастырских земель. Однако если крестьяне рассматривали всю землю, в том числе и свою надельную, как общенародное достояние, то большевики выступили за национализацию земли. Различие, на первый взгляд терминологическое, имело принципиальное значение: в первом случае хозяином земли становились сами крестьяне, причем распределением участков ведала крестьянская община, а во втором— полным собственником земли становилось государство.

Аграрная программа меньшевиков, предложенная крупным экономистом П.П. Масловым, предусматривала муниципализацию земли — передачу конфискованных земель в распоряжение органов местного самоуправления (муниципалитетов) для сдачи ее в аренду крестьянам. Программа меньшевиков была нацелена против властного вмешательства государства в аграрные отношения.

Партия эсеров, принявшая на своем I съезде в 1905 г. программу и устав, требовала изъятия земли из частной собственности вообще. Они выдвигали идею не национализации, а социализации, т.е. передачи земли не государству, а в общенародное достояние, т.е. в пользование крестьянских общин с запретом купли-продажи. Таким образом, они выступали за сохранение крестьянской общины, которая будет распределять землю в пользование по «трудовой норме». Лидер партии С.Н. Чернов писал, что «провести в жизнь социализацию земли — значит, если угодно, превратить всю земледельческую Русь в одну Великую Всероссийскую Земельную Общину».

В числе неонароднических партий видное место занимала Трудовая народно-социалистическая партия (народные социалисты, или энесы), оформившаяся в ноябре 1906 г., членами которой были городская интеллигенция, земские служащие и незначительное число крестьян. Ее идеологи А.В. Пешехонов, В.А. Мякотин, Н.Ф. Анненский, В.И. Семевский принадлежали к «левому флангу» легального народничества. В аграрном вопросе энесы стояли за конфискацию помещичьих, казенных и т.д. земель, за исключением крестьянских надельных и тех, на которых ведется «трудовое хозяйство», и передачу их в общенародную собственность. Так же как и эсеры, они активно выступали против ломки общины и за ее сохранение.

Левым крылом либерального центра была партия конституционных демократов — кадетов, или «Партия народной свободы», возникшая в октябре 1905 г. на базе организаций, входивших в «Союз союзов». Ее возглавляли П.Н. Милюков, А.А. Корнилов, А.А. Кизеветтер, В.И. Вернадский. Программа кадетов была нацелена на развитие России по западному буржуазному образцу. Кадеты выступали за конституционную монархию, всеобщие выборы, бесплатное образование, широкое развитие местного самоуправления, улучшение экономических условий жизни рабочих, самоуправление Польши и Финляндии в рамках Российской империи, предлагая прочим народам культурную автономию. В решении аграрного вопроса кадеты полагали частичное (до 60%) «отчуждение» помещичьей земли в пользу крестьян, но по «справедливой оценке», т.е. по рыночным ценам, выступали за частную земельную собственность и были решительными противниками обобществления земли. Кадеты были главной партией либерально-монархической буржуазии с серьезным политическим потенциалом. Не случайно в годы Первой мировой войны они стали выразителями интересов всех кланов торгово-промышленного класса.

Умеренное крыло либерального движения представлял «Союз 17 октября» (октябристы), который поддерживал принцип Манифеста 17 октября 1905 г.— монархию с законодательной Думой. Возглавляемые А.И. Гучковым, выходцем из московского купечества, октябристы выступали за широкое развитие промышленности и торговли, в национальном вопросе — за сохранение «единой и неделимой России», в аграрном — за ликвидацию общины и сословной неполноправности крестьян. Они предусматривали передачу крестьянам через особые земельные комитеты пустующих земель, возвращение крестьянам отрезков и переселение малоземельных крестьян на «свободные земли». Впоследствии они активно поддержали столыпинскую аграрную реформу.

Промежуточное положение между кадетами и октябристами занимали «Партия мирного обновления» (1906) и ее преемница «Партия прогрессистов» (1912). Это были самые «буржуазные» по своему составу партии, костяк которых составляли представители крупного московского капитала, а учредителями стали фабриканты А.И. Коновалов, братья В.П. и П.П. Рябушинские, С.Н. Третьяков. В решении аграрного вопроса они поддерживали требования октябристов.

Крайне правые позиции занимали монархисты и националисты- «черносотенцы» («черной сотней» в Московской Руси именовалось непривилегированное население городов). «Союз русского народа» с его лидерами А.И. Дубровиным и.Н.Е. Марковым и «Русский народный союз имени Михаила Архангела» во главе с В.М. Пуришкевичем первое место в своих программах отводили национальному вопросу, они выступали за безусловное первенство русского народа над остальными нациями империи. В аграрном вопросе они высказывались за неприкосновенность частной земельной собственности, в том числе за сохранение помещичьего землевладения, и приняли деятельное участие в подавлении крестьянских выступлений. Провозгласив лозунг «Православие, самодержавие, народность», они призвали к борьбе против «внутренних врагов» под знаменем антисемитизма.

Государственная дума

I Государственная дума начала свою работу в апреле 1906 г., что знаменовало собой начало представительного правления в России. По закону она созывалась на пять лет; ее депутаты имели право обсуждать законопроекты, бюджет и делать запросы министрам, назначавшимся государем; вне ее контроля были военные дела и внешняя политика.

Большинство левых партий бойкотировало выборы в I Думу. Победу на выборах одержала партия кадетов, сумевшая привлечь на свою сторону избирателей из представителей национальных меньшинств и крестьянства, которым они обещали проведение реформ. Кадеты получили более трети всех мест. Депутаты Думы выдвигали основные требования либералов: введение всеобщих выборов, отмена всех ограничений законодательной деятельности Думы, личная ответственность министров, гарантия гражданских свобод, включая право на забастовку, разработка аграрной реформы, удовлетворение требований национальных меньшинств, отмена смертной казни, полная политическая амнистия. Они были убеждены, что царь не посмеет тронуть «народных представителей». Получив категорический отказ правительства, Дума большинством голосов потребовала его немедленной отставки.

Используя принятый Думой проект аграрного закона, по которому крестьяне могли бы за «справедливую компенсацию» получить арендуемые ими земли, правительство, сочтя этот вопрос при его важности стоящим вне компетенции Думы, распустило ее через 72 дня после начала работы. То, что поводом для роспуска послужил именно аграрный вопрос, было показательным: аграрный вопрос превратился в вопрос политический — о форме правления.

Выборы во II Думу проходили на основании прежнего закона, и она получилась еще более радикальной, чем прежняя. Заседания начались в феврале 1907 г. И вновь в центре конфликта между правительством и Думой встал земельный вопрос: «трудовики» (группа депутатов народнического направления) и кадеты поставили на обсуждение свои аграрные проекты, несколько смягчив ряд требований. Тем временем повсюду возобновились акции революционного террора. Под давлением консервативной прессы правительство решило вновь объявить о роспуске Думы, но, чтобы не связывать его опять с аграрным вопросом, обвинило ряд депутатов в заговоре против царской семьи. В манифесте, провозгласившем роспуск Думы, было также объявлено о коренных изменениях в законе о выборах.

Новый закон разрабатывался в условиях абсолютной секретности и вновь возвращал страну к абсолютизму, ужесточив избирательный ценз, сокращая представительство крестьян и национальных меньшинств, увеличивая неравенство в представительстве сословий. Период, открывшийся Манифестом 17 октября, когда была сделана первая в российской истории попытка сочетать самодержавие с конституционной формой правления, закончился. На данном этапе победа была, несомненно, на стороне царской власти: правительство получило покорную Думу, функции которой ограничивались утверждением представленных ей законов. Так как данная мера полностью противоречила Манифесту 17 октября, согласно которому ни один закон не мог быть принят без согласия Думы и Государственного совета, события 3 июня 1907 г.— роспуск Думы и изменение избирательного закона — можно считать «государственным переворотом», а период, последовавший за ними, обычно именуется периодом «третьеиюньской монархии». Третьеиюньский государственный переворот знаменовал собой поражение революции 1905—1907 гг. Однако 1907 г. никоим образом не был возвратом к 1904 г.: по словам С.Ю. Витте, «революция в умах свершилась».

Реформы П.А. Столыпина

Главным творцом нового правительственного курса стал П.А. Столыпин, председатель Совета министров в 1906—1911 гг. Сторонник сохранения монархии путем ее модернизации, консерватор по воззрениям, убежденный сторонник частной собственности, он направил свою деятельность на решение трех основных задач: усмирение волнений, подчинение оппозиции и аграрная политика. В III Думе, прозванной «помещичьей», Столыпин опирался на правое большинство и партию октябристов, ставшую по сути правительственной, и использовал в своих целях раздробленность оппозиции в условиях спада революционного движения в 1907—1911 гг.

Крестьянские бунты, вспыхнувшие во время обсуждения аграрного вопроса на заседаниях Думы, были жестоко подавлены с помощью специальных карательных отрядов и массовых репрессий. Для борьбы с революционным террором Столыпин учредил военно-полевые суды, которые в течение восьми месяцев вынесли около 1000 смертных приговоров. Обещание в 1905 г. свободы слова оказалось забытым в целях помешать деятельности оппозиционных движений: с июля по октябрь 1906 г. были приостановлены 260 периодических и ежедневных изданий.

Реализации планов П.А. Столыпина способствовала благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура. Массовый экспорт продовольственных товаров (Россия экспортировала треть своей товарной продукции зерновых и была самым крупным в мире поставщиком зерна) делал внешнюю торговлю прибыльной. Все отрасли промышленности находились на подъеме, особенно производство стали, металлургия, добыча нефти, производство электроэнергии, сельскохозяйственных машин. Период с 1908 по 1914 г. можно по праву назвать «золотым веком» капитализма в России.

Воспользовавшись роспуском II Думы, П.А. Столыпин подготовил ставшие знаменитыми земельные законы. Необходимым условием для их осуществления стало предоставление крестьянам по указу от 5 октября 1906 г. равных с остальным населением страны юридических прав. Указ от 9 ноября 1906 г. разрешал крестьянам свободный выход из общины с передачей причитавшейся ему земли в полную собственность. А «Временные правила о выдаче земельной собственности к одним местам» от 15 ноября 1908 г. позволяли свести землю, выделенную из общинной в личную собственность, воедино.

Вопрос о целесообразности существования общины и справедливости частной собственности на землю по-прежнему горячо обсуждался. Свое отношение к нему выразили два великих человека России — Лев Толстой и Петр Столыпин, чтившие интересы народа превыше своих собственных. Их позиции отражали существовавшие в обществе полярные точки зрения. Выражая чаяния большинства российских крестьян, считавших, что «земля ничья, земля Божья», Л.Н. Толстой высказывал неприятие столыпинской аграрной реформы: «Как не может существовать право одного человека владеть другим (рабство), так не может существовать права одного, какого бы то ни было человека, богатого или бедного, царя или крестьянина, владеть землей как собственностью. Земля есть достояние всех, и все люди имеют одинаковое право пользоваться ею». Долго хранивший молчание П.А. Столыпин решился, наконец, возразить: «Нельзя любить чужое наравне со своим и нельзя обихаживать, улучшать землю, находящуюся во временном пользовании, наравне со своей землей. Искусственное в этом отношении оскопление нашего крестьянина, уничтожение в нем врожденного чувства собственности ведет... к бедности. А бедность, по мне, худшее из рабств...».

Будущее процветание России П.А. Столыпин ставил в зависимость от соблюдения трех условий: 1) превращение крестьян в полновластных собственников земли, чтобы наиболее «крепкие и сильные», освободившись от опеки общины, могли обойти «убогих и пьяных»; 2) достижение всеобщей грамотности в объеме обязательной для всех четырехлетней начальной школы, так как только грамотность способствует распространению сельскохозяйственных знаний, без которых не может появиться класс настоящих фермеров; 3) усиленный рост промышленности, подкрепленный развитием внутреннего рынка.

Еще до начала деятельности П.А. Столыпина С.Ю. Витте увидел в существовании общины не только препятствия к развитию сельскохозяйственного производства, но и негативный социальный фактор: она воспитывала пренебрежение к праву частной собственности «...вследствие временности владения... хозяйственный расчет, предприимчивость и энергия отдельных лиц бесцельны».

Согласно схеме С.Ю. Витте модернизация аграрных отношений должна была повлечь рост благосостояния крестьянства, а значит, и накопление денежных ресурсов государства, расширение возможностей правительства в области торгово-промышленной политики. С целью разрушения общинного уклада им были проведены две меры: по закону от 12 марта 1903 г. отменена круговая порука в общине и облегчен паспортный режим, затруднявший перемещение крестьянства. Однако дальнейшие планы С.Ю. Витте в отношении общины встретились с решительным противодействием государственного аппарата во главе с тогдашним министром внутренних дел В.К. Плеве. Именно П.А. Столыпину предстояло осуществить их.

Власти всячески способствовали обособлению крестьянских хозяйств и разрушению крестьянской общины. Если хозяйство оставалось на территории села, оно называлось отрубом, если оно находилось вне его пределов —- хутором. Крестьянский банк продавал в кредит земли, скупленные ранее у помещиков или принадлежавшие государству. Между 1905 и 1914 гг. в руки крестьян перешли таким путем 9,5 млн га земли.

И, наконец, в целях решения проблемы малоземелья правительство всячески поощряло переселение в Сибирь. Но переселенческая политика также не оправдала в полной мере надежд правительства: переселенцы предпочитали обосновываться в уже обжитых местах, таких как Урал, Западная Сибирь, нежели заниматься освоением безлюдных лесных зон. Между 1907 и 1914 гг. 3,5 млн человек выехали в Сибирь, около 1 млн из них вернулись в Европейскую часть России.

Эта политика была весьма разумной в отношении работоспособной части крестьян, но не могла решить аграрную проблему в целом. Общим требованием крестьян была не манипуляция с общинными землями и переселением, а ликвидация помещичьего землевладения. Бедняки не смогли воспользоваться преимуществами реформы потому, что единоличное хозяйство было сопряжено для них с непривычным риском и в большинстве случаев не сулило никаких хозяйственных перспектив, кроме неминуемого разорения.

В целом можно сказать, что аграрным реформам Столыпина не хватило времени. Примерно за 10 лет только 2,5 млн крестьянских хозяйств удалось освободиться из-под опеки сельской общины. Случаи полного роспуска общины были крайне редкими, всего 130 тыс. «Свободные» крестьянские землевладения составили лишь 15% общей площади обрабатываемой земли. Едва ли половине работавших на этих землях крестьян (1,2 млн) достались отруба, или хутора, закрепленные за ними постоянно как собственность. Собственниками смогли стать лишь 8% от общего числа крестьян, но они терялись в масштабах страны.

Не хватило времени для проведения в намеченный десятилетний срок и школьной реформы, утвержденной законом от 3 мая 1908 г., по которой предполагалось ввести обязательное начальное бесплатное обучение для детей с 8 до 12 лет. И все же с 1908 по 1914 г. было открыто 50 тыс. новых школ, в 1914 г. их стало 150 тыс., тогда как требовалось 300 тыс. Для реализации плана всеобщего начального обучения детей такими темпами, как в 1908—1914 гг,, требовалось еще не менее 20 лет.

П.А. Столыпин совершил ряд ошибок, в частности оставил без внимания рабочий вопрос. При нем жизненный уровень рабочих нисколько не повысился, а социальное законодательство лишь делало свои первые шаги. Закон 1906 г. о десятичасовом рабочем дне почти не применялся, как и закон 1903 г. о страховании рабочих, получивших увечья на предприятии.

Второй ошибкой было то, что он открыто проводил националистическую великорусскую политику, восстановив против себя и царского режима все национальные меньшинства. В Финляндии он дважды распускал сейм, в Польше закрыл польско-язычные школы, а в городах создал муниципальные учреждения с преобладанием русских служащих, на Украине пресса и высшие учреждения подверглись насильственной русификации.

Учредив в 1911 г. в западных губерниях земства, Столыпин потерял поддержку и Николая II, которому явно претила мысль иметь при дворе столь энергичного министра, бравшего на себя диктаторские полномочия; кроме того, правые нашли повод обвинить Столыпина в намерении с помощью аграрной реформы «экспроприировать всех помещиков вообще».

1 сентября 1911 г. П.А. Столыпин был убит тайным сотрудником охранного отделения Д. Богровым в Киевском оперном театре во время торжеств по случаю открытия земских учреждений. Смерть премьера означала, что попытка сознательного и целенаправленного обновления страны в русле консервативной политики не увенчалась успехом. В результате выборов в IV Думу в октябре 1912 г. октябристы составили наравне с кадетами легальную оппозицию, поставив правительство в еще большую изоляцию.

1912—1914 гг. стали в условиях политического застоя в правительстве годами нового подъема революционного движения. Социальное брожение возобновилось сразу после смерти Л.Н. Толстого 7 ноября 1910 г. Оно началось со студенческих манифестаций против смертной казни, за отмену которой боролся и великий писатель. Рабочие волнения начались 4 апреля 1912 г. в связи с трагическими событиями на сибирских золотых приисках компании «Лена голдфилдс», где войска расстреляли группу бастующих, требовавших улучшения условий труда. Идея всеобщей стачки снова завладела умами. Рабочие окончательно разочаровались в монархии и либералах, а идеи социализма и революции, и в первую очередь лозунги большевиков, проникали в их сознание. В январе 1912 г. большевики окончательно порвали с меньшевиками и создали свой Центральный Комитет; расширивший легальную и подпольную деятельность в России. Большевистская газета «Правда» пользовалась большим успехом среди рабочих.

Волна забастовок захлестнула преимущественно Москву и Петербург в первой половине 1914 г., но с началом войны в августе 1914 г. взлет патриотизма и правительственные репрессии положили им конец.


Поделиться: