Глава 2

ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ДРЕВНЕРУССКОГО ГОСУДАРСТВА

(IX—ХII вв.)

2.1. Этногенез восточных славян. Становление государственности Древней Руси

Природной колыбелью восточнославянских народов и российской государственности была Восточно-Европейская равнина. Ее ландшафт, почвенно-климатические условия, речные бассейны определяли не только формирование доминирующих хозяйственно-культурных комплексов и размещение в связи с ними населения, но и складывание этнических и государственных границ в связи с результатами военно-политических конфликтов и колонизационными процессами.

К середине I тыс. н. э. в лесной, лесостепной и степной зонах Евразии уже сложились устойчивые хозяйственно-культурные комплексы и активно развивался процесс этногенеза. К VI—VII вв. относится завершающий этап выделения восточных славян из общего праславянского единства. Занимая меридиональную линию от Ладожского озера до лесостепи Среднего Приднепровья, восточные славяне соприкасались на севере с этносами охотников и рыболовов, а на юге с носителями кочевой культуры, утвердившейся в евразийских степях еще в начале I тыс. до н. э.

Древнейшим хозяйственно-культурным типом были общества охотников, собирателей и рыболовов, сохранившиеся на просторах Сибири от Урала до Тихого океана и на крайнем севере Восточной Европы. Распространение оленеводства привело к возникновению на основе древнего типа таежных охотников нового хозяйственно-культурного типа охотников-оленеводов. Часть народов Сибири (якуты и другие тюркоязычные этносы) занимались скотоводством и охотой.

Жившие в органическом единстве с природой сибирские народы и до и после включения их в состав России находились на стадии родоплеменного строя. Вся эта таежная и тундровая зона образовывала огромный историко-культурный регион, распадавшийся на историко-этнографические области второго порядка (западносибирская, алтаесаянская, восточносибирская и др.).

На просторах евразийских степей от устья Дуная до Минусинской впадины в бассейне Верхнего Енисея и Забайкалья устанавливается сходство исторических процессов. Здесь развивается культура кочевников-скотоводов Великой степи.

Древнейшие описания страны, вплоть до первых столетий нашей эры, не дают упоминания имени славян. И это неудивительно. Восточные славяне возникли в результате слияния так называемых праславян, носителей славянской речи, с различными другими этносами Восточной Европы.

Этим объясняется тот факт, что при всей схожести языка и элементов культуры, с ним связанных, в остальном между славянскими народами имеются серьезные различия, даже по антропологическому типу. Это касается не только, например, южных и западных славян, но и отдельных групп тех или иных восточнославянских народов.

Различия обнаруживаются и в сфере материальной культуры, поскольку славянизированные этносы, ставшие составной частью тех или иных славянских народов, имели неодинаковую материальную культуру, черты которой сохранились и у их потомков. Именно в сфере материальной культуры, а также такого элемента культуры, как музыка, имеются значительные различия даже между такими близкородственными народами, как русские и украинцы.

Однако в глубокой древности существовал этнос, говоривший на языке, который условно называют праславянским. Праславянский язык — предок нынешних славянских языков.

Из начальной летописи известно о крупных восточнославянских племенных группах — полянах, живших на Днепре возле Киева, их соседях — древлянах (столица Искоростень), словенах, или ильменских славянах у озера Ильмень (будущие новгородцы), дреговичах, живших между Припятью и Западной Двиной, кривичах, главным городом которых был Смоленск, половчанах, селившихся на берегах реки Полоты (их город Полоцк), северянах (северных соседях полян), радимичах в бассейне реки Сож, вятичах в бассейне Оки и др.

Это крупные племенные союзы, образование которых непосредственно предшествует возникновению государства. У каждого из этих союзов было свое “княженье”. Это еще не княжества в более позднем, феодальном смысле слова. Князьями первоначально именовались племенные вожди.

Названия славянских племенных союзов большей частью связаны не с единством происхождения, а с районом расселения. Так, поляне жили в полях, древляне — в лесах и т. д. Это свидетельствует о том, что у славян территориальные связи уже преобладали над родовыми.

Первыми словами исторического труда летописца Нестора “Повесть временных лет” были слова о происхождении Руси: “Откуда есть пошла Русская земля”. В научной литературе имеется около двадцати различных ответов на этот вопрос, взаимно исключающих друг друга. По мнению академика Б. А. Рыбакова, русов считали и варягами, и литовцами, и балтийскими славянами, и финнами, и славянами, и среднеазиатскими аорсами и т. д.

В историографии по вопросу о происхождении Руси не прекращается борьба. Длительность споров во многом объясняется противоречиями в источниках, обилием домыслов и догадок у самих древних авторов. В источниках имеются прямые указания на то, что русы — варяги, и столь же прямые свидетельства их славянства. Русов то называют кочевниками, то говорят, что они из племени славян, то противопоставляют их славянам и т. д.

Мнения на сей счет существуют совершенно разнообразные. Историки и далее будут трудиться в этой области, высказывать свои гипотезы. Однако необходимо учитывать, что в “Повести временных лет” употребление слов “Русь”, “Русская земля” ассоциируется с понятием восточных славян, единой русской народности, единого Русского государства. Это же понятие характерно и для более поздних суждений летописцев.

Из различных суждений о понятии “Русская земля” точка зрения Б. А. Рыбакова представляется наиболее приемлемой и правдоподобной. Русская земля IX—XIV вв. в широком смысле слова — это область древнерусской народности с единым языком, единой культурой, временной единой государственной границей.

Вопрос о появлении Русского государства интересовал русских историков-летописцев еще в XI—XII вв. Начало государства Руси связывается с основанием в земле полян города Киева. Еще в древности Киев считали “матерью городов русских”. Основателем Киева, как отмечает Нестор, был Кий — славянский князь Среднего Поднепровья, родоначальник киевских князей. Он был известен самому императору Византии, который пригласил Кия еще в V в. в Константинополь и стремился привлечь его в качестве военного союзника.

По мнению ученых, в глубокой древности восточное славянство состояло из 100—200 небольших племен, в каждом племени имелось свое вече (собрание), решавшее важнейшие вопросы общественной жизни, оно же выбирало военного вождя (князя); также имелись дружина из молодежи и общественное ополчение. Они были сконцентрированы в городах (градах).

Эти грады еще не были настоящими городами, но многие из них, в течение нескольких веков являвшиеся центрами племенной округи, с развитием феодальных отношений превратились или в феодальные замки, или в города.

Вопрос о происхождении Древнерусского государства связан с формированием древнерусской народности. Большинство дореволюционных историков происхождение русского государства связывало с вопросами этнической принадлежности народа русь.

Ряд историков, придерживаясь норманнской теории, считают, что русь — это варяги, норманны и другие жители Скандинавии. Вокруг теории о норманнском происхождении Руси и призвании варягов долгое время в исторической науке шла усиленная дискуссия, которая порой переходила в острую идеологическую борьбу. “Варяжская проблема” становилась ареной идеологического и политического противостояния.

В русской исторической литературе XI в. существовали и боролись между собой два взгляда на происхождение Русского государства. Согласно одному, центром Руси и собирателем славянских земель являлся Киев, согласно другому — Новгород. Остромирово евангелие (1056—1057), один из ранних исторических источников по истории создания российской государственности, на первый план выдвигало Новгород. В этом же евангелии было записано и “Сказание о призвании князей-варягов”.

Из Остромирова евангелия легенда о призвании варягов перешла в общерусское летописание, получив в XII в. иное толкование: здесь уже проводилась идея “первородности” княжеской власти в Новгороде, ее независимости от Киева и других крупных центров.

Такова идея новгородского рассказа о призвании варягов. Но этот рассказ был известен и киевлянам, истолковавшим его на собственный лад. Причины включения новгородского “Сказания” в “Повесть временных лет” исследователи объясняли по-разному.

Сказание о призвании варягов предстает перед нами в конкретно-историческом плане как сложное и многослойное произведение, создававшееся и обрабатывавшееся на протяжении длительного времени, заключавшее в себе отголоски различных эпох восточнославянской и древнерусской истории.

В науке точек зрения на вопрос о норманнском происхождении Руси множество. Так, известный современный историк А. П. Новосельцев, говоря о сложностях исследуемого периода и разнохарактерности его оценок, стремился проследить эти процессы на фоне истории Восточной Европы IX в.

Время викингов в Европе — эпохальное явление, затронувшее почти весь континент и не только его (вспомним, что именно скандинавы открыли для Европы Америку). Эту эпоху следует приурочить к концу VIII—XI вв., разумея под первой датой приблизительное начало походов скандинавов в страны Западной Европы, а под конечной — создание Норманнского королевства в Сицилии.

Главной же особенностью Восточной Европы той поры являлась зависимость значительной ее части от такого сильного государства, как Хазария, и угроза подчинения этой державе северославянских и финских земель, находившихся на торговом пути с Востока в Прибалтику и вообще в Западную Европу. Именно это и побуждало общины Восточной Европы пригласить на условиях договора (русское — ряд, византийское — пакт) предводителей варяжских дружин типа Рюрика, Аскольда, Дира и др.

Данная точка зрения во многом отличается от позиции многих историков. И все же признать ее в полной мере правильной, не принимая во внимание другие, преждевременно, поскольку исследование данных вопросов имеет свое серьезное продолжение. Тем не менее следует заметить, что на сегодня каких-либо сведений о племени русь или месте русов в Скандинавии не обнаружено.

Это положение еще в дореволюционное время поколебало тезис норманнской теории. Древних русов искали среди балтийских славян, литовцев, хазар, финноугорских народов Поволжья и других племен. Ряд же ученых, как отмечалось выше, отстаивали славянское происхождение Руси.

Русь этого времени представляла собой обширное государство, объединявшее уже половину восточнославянских племен. Превращавшийся в феодальное государство русский племенной союз подчинял себе соседние славянские племена и снаряжал далекие походы. В литературе встречаются сведения о русах, живших в тот период на берегу Черного моря, об их походах на Константинополь и о крещении части русов в 60-х гг. IX в.

При всем многообразии суждений и точек зрения на происхождение и становление Древнерусского государства все же очевидно главное: Русское государство сложилось независимо от варягов. Одновременно с русским в тот же период возникли и другие славянские государства — Болгарское царство, Великоморовская держава.

Киевская Русь — первое устойчивое крупное государственное объединение восточных славян периода становления феодализма. Оно занимало огромную территорию от Балтики до Черного моря и от Западного Буга до Волги. Под властью киевского князя находился ряд славянских племенных союзов Среднего Поднепровья, а затем ему были подчинены несколько литовско-латышских племен Прибалтики и многочисленные финноугорские племена северо-востока Европы. Центром объединения послужило племя полян, которое во второй половине IX в. было наиболее сильным в экономическом отношении.

Анализ процесса образования Древнерусского государства еще раз дает все основания говорить о полной несостоятельности теории норманнистов.

Государственность у восточных славян не была создана варягами в IX в., а стала возникать задолго до того, когда выходцы из Скандинавии появились среди славян.

К концу IX в. большая часть восточнославянских земель находилась в составе значительного по своим размерам Древнерусского государства. Оно складывалось в процессе развития феодальных отношений на Руси. Подобно Франкской монархии и Арабскому халифату, Древнерусское государство было раннефеодальным. Наблюдая историю целого ряда стран, можно установить несомненную связь между возникновением феодального строя и образованием раннефеодальных государств. Эта связь выступает вполне отчетливо и при изучении процесса возникновения Древнерусского государства.

Образование крупного раннефеодального государства на Руси было процессом закономерным. При определении причин возникновения Древнерусского государства следует учитывать как интересы киевских феодалов, так и интересы феодалов тех земель, которые подпадали под верховную власть великого киевского князя.

Государственный строй Киевской Руси можно определить как раннефеодальную монархию. Во главе ее стоял киевский великий князь. В своей деятельности он опирался на дружину и совет старейшин. Управление на местах осуществляли его наместники (в городах) и волостели (в сельской местности).

Великий князь находился в договорных или сюзерено-вассальных отношениях с другими князьями. Местные князья могли принуждаться к службе силой оружия. Усиление местных феодалов (XI-XII вв.) вызывает появление новой формы и нового органа власти — “снема”, т. е. феодального съезда. На таких съездах решались вопросы войны и мира, разделения земель, вассалитета.

Местное управление осуществлялось доверенными людьми князя, его сыновьями и опиралось на военные гарнизоны, руководимые тысяцкими, сотниками и десятскими. В этот период продолжает существовать десятичная система управления, которая зародилась в недрах дружинной организации, а затем превратилась в военно-административную систему. Ресурсы для своего существования местные органы управления получали через систему кормлений (сборы с местного населения).

Органом местного крестьянского самоуправления оставалась территориальная община — вервь. В ее компетенцию входили земельные переделы (перераспределение земельных наделов), полицейский надзор, налогово-финансовые вопросы, связанные с обложением податями и их распределением, решением судебных споров, расследование преступлений и исполнение наказаний.

Совет состоял из бояр и княжих мужей. Отдельные функции руководства отраслями княжеского дворцового хозяйства осуществляли тиуны и старосты. Со временем эти дворцовые управители превращаются в управляющих отраслями княжеского (государственного) хозяйства. Десятичная система управления заменяется дворцово-вотчинной, при которой политическая власть принадлежит собственнику (боярину-вотчиннику). Складывались два центра власти: княжеский дворец и боярская вотчина; принцип этот устанавливается в ходе усиления процесса феодальной раздробленности.

В раннефеодальной монархии важную государственную и политическую функцию выполняет народное собрание — вече. Выросшее из традиции племенных сходов, оно приобретает более формализованные черты: для него готовится “повестка дня”, подбираются кандидатуры выборных должностных лиц, в качестве организационного центра действуют “старцы градские” (старейшины).

Определяется компетенция веча: при участии всех свободных (правоспособных) жителей города (посада) и примыкающих поселений (слобод) решались вопросы налогообложения, обороны города и организации военных походов, избирались князья (в Новгороде). Исполнительным органом веча был совет, состоявший из “лучших людей” (городского патрициата, старейшин).

Вторая половина IX в. в истории Древней Руси характеризуется дальнейшим расширением границ Древнерусского государства. Именно в это время киевские феодалы установили свое господство в северных землях Руси, в том числе в Новгородской земле. Древнерусское государство стало простирать свои владения от земель Среднего Поднепровья на юге до берегов Финского залива на севере. Земли Среднего Поднепровья и северные земли Руси оказались в составе обширного раннефеодального государства.

Рост феодальной раздробленности в XI в. сопровождался княжескими усобицами. Они становились хроническим явлением и неблагоприятно отражались на международном положении Руси. Междоусобные войны разоряли народные массы и тем самым способствовали дальнейшему развитию феодальных отношений, а следовательно, и закреплению политического дробления Руси.

Это дробление зафиксировал съезд князей 1097 г., состоявшийся в г. Любече. Участники съезда договорились, что каждый князь должен владеть своей “отчиной”, т. е. теми землями, которые “держал” его отец. Закрепляя феодальное дробление Руси, это решение Любечского съезда не устраняло многочисленных и разнообразных поводов для новых княжеских усобиц. Они продолжались на Руси еще несколько веков, до тех пор пока дальнейшее социально-экономическое развитие страны не потребовало создания единого централизованного государства.

Таким образом, в политическом развитии Руси до конца XI в. следует выделить четыре периода.

Первый период — от политического возвышения Киева до подчинения под его власть в начале X в. Новгорода. Этот период характеризуется возникновением противоречий между феодалами Киева и феодалами подвластных ему земель.

Второй период (913-972 гг.) — нарастание и обострение противоречий, возникших еще в первом периоде.

Третий период (972-1015 гг.) — время напряженной борьбы киевских феодалов за сохранение единства раннефеодального Древнерусского государства против сепаратистских устремлений феодалов подвластных Киеву земель.

Четвертый период (1015-1097 гг.) — время перехода к феодальной раздробленности Руси, обусловленной всем ходом социально-экономического развития Древнерусского государства в X—XI вв.

Принятие христианства. Начало превращения восточно-славянской культурно-этнической общности в локальную самостоятельную цивилизацию было связано с принятием христианства в 988 г. Религиозная акция князя Владимира вполне вписывается в процесс “триумфального шествия” христианства по Европе. Ко времени крещения Руси христианство уже утвердилось в южнославянских землях, Чехии и Польше.

Почти одновременно с Русью христианство было принято в Венгрии, Дании, Норвегии, Швеции. Следует заметить, что выбор веры для Владимира был особо сложной проблемой. Дело заключалось не только в том, чтобы принять христианство в западном (римском) или восточном (византийском) варианте. Восточная Европа оказалась полем борьбы между христианством, исламом и иудаизмом.

Последние две религии утвердились в тюркоязычных государствах Восточной Европы: иудаизм — в Хазарском каганате, ислам — в Волжской Булгарии (с 922 г.). Конфессиональная борьба за “души” восточных славян получила отражение в известной летописной легенде об отправке князем Владимиром посланцев в разные земли для выяснения истинной сути различных вероучений и диспуте представителей конкурирующих религий.

Принятие христианства ввело восточных славян в лоно православной церкви и имело своим последствием синтез ее с российской государственностью. Превращение Киева в политический, культурный и церковный центр восточнославянского государства привело к постепенному усилению культурного размежевания Киевской Руси с западнославянскими соседями, воспринявшими христианство из Рима и вошедшими в орбиту латиноязычной западноевропейской культуры. Время Киевской Руси — это период преимущественно южной ориентации восточнославянской жизни. С Византией Русь сближали церковные и торговые связи, с Болгарией — общая письменность.

Традиционно в отечественной историографии значение принятия христианства сводилось к развитию письменности и культуры, в то время как в зарубежной литературе этот факт признавался решающим и первостепенным для образования киевской государственности. Современные историки рассматривают это событие в русле синтеза цивилизационного и классового подходов и подчеркивают особую роль православия в формировании восточнославянской цивилизации.

В древнерусском обществе существовали обычаи и ритуалы, связанные с культом природы и мертвых. Постепенно они уступили место более организованному культу с присущей ему внутренней иерархией различных божеств. В пантеон богов славян входили: покровитель воинов, бог грозы Перун, боги воплощения солнца — Хоре и Дажбог, ветра, бурь — Стрибог, боги плодородия и земли — Симаргл и Мокошь. Каждый союз племен имел своего “главного” бога.

Процесе создания древнерусского единого государства объективно требовал установления определенной религиозноидеологической общности и превращения Киева в религиозный центр славян. В 980 г. князь Владимир предпринял попытку официально перейти к единобожию на основе культа Перуна, но из-за сопротивления союзных племен, поклонявшихся другим богам, реформа не удалась. После этого князь обратился к мировым религиям — христианской, магометанской и иудейской. Выслушав представителей этих культов, князь, как писал летописец Нестор, сделал выбор в пользу христианства, учитывая, что это давало выход и на Византию, и на Рим.

В этот период христианская, магометанская и иудейская конфессии боролись за влияние на славянских землях. Выбирая христианство, киевский князь учитывал, что римская церковь требовала подчинения светских правителей, в то время как православный константинопольский патриарх признавал определенную зависимость церкви от государства, допускал использование различных языков в богослужении, а не только латыни. Была учтена и географическая близость Византии, и принятие христианства родственными русичам болгарскими племенами.

Принятие христианства изменило статус Руси в системе международных отношений, сделав ее цивилизованным субъектом, придерживающимся общепризнанных норм и правил поведения.

Принятие православия имело огромное значение: Киевская Русь вошла в византийскую эйкумену и начала усваивать древнюю иудеохристианскую культуру. Христианство в значительной степени способствовало расцвету Киевского государства и распространению новой культуры, что проявилось в строительстве церквей и обретении письменности. Важную роль сыграло присутствие образованных болгар, бежавших в Киев после завоевания их страны Византией. Введя в практику кириллицу, они передали и свои знания. Старославянский язык стал языком культа и религиозной литературы.

На основе синтеза этого языка и восточнославянской языковой среды сформировался древнерусский литературный язык, на котором были написаны “Русская Правда”, летописи, “Слово о полку Игореве”. Русь не была пассивным объектом влияния византийской культуры, она и сама оказывала сильное воздействие, трансформируя византийское наследие в духе местных традиций.

Велико значение православия в формировании менталитета древнерусского общества. В отличие от католичества оно в большей мере было художественно-культурной, эстетической системой ценностей, чем политической. Православную церковь характеризовала свобода внутренней жизни, устраненность от светской власти.

Принятие восточного христианства в 988 г. Владимиром в качестве государственной религии имело для Руси судьбоносное значение. Введение христианства не было просто очередным звеном в развитии религиозных реформ X в. Оно привело к модификации древнерусского культурного архетипа, изменению ментальности древнерусского общества, а затем трансформации духовного и культурного византийского (и его ингредиента — античного) комплекса в православную византийско-славянскую цивилизацию. Эволюционный тип общественного развития сменился инновационным, его безусловным источником становится Киев.

Начинается постепенное утверждение канонических христианских представлений о природе власти, государства и его целях. Как отмечал В. О. Ключевский, “на киевского князя пришлое духовенство переносило византийское понятие о государе, поставленном от Бога не для внешней только защиты страны, но и для установления и поддержания внутреннего общественного порядка”, а также обеспечения распространения и защиты христианских ценностей.

Происходит разделение светской и духовной власти. Великие князья остаются составной частью династического рода. Семейные отношения совпадают с вассальными: князь-отец — сюзерен, а княжичи-сыновья — вассалы. Положение осложняется увеличением числа князей и их генеалогических линий. В основе этих взаимоотношений, вероятно, лежала система лестничного восхождения князей, при котором генеалогическое старейшинство определялось наследованием великого стола “от брата к брату”.

Духовная элита оказывает большое влияние на воспитание князей, требуя от них сдержанности, соблюдения евангельских заповедей, пытается оказать влияние на мирное разрешение княжеских междоусобиц, внутренних противоречий и волнений.


Поделиться: