Глава 7

ФОРМИРОВАНИЕ СОВЕТСКОЙ СИСТЕМЫ

(1917-1920 гг.)

7.1. Становление советской власти

Обстановка в стране. Октябрьский переворот стал возможен в результате взаимодействия трех основных факторов.

• Стремительное нарастание стихии народного протеста в решении самых насущных жизненных проблем — земли, мира, хлеба.

• Трансформация народной стихии, крайне многоликой, по проявлениям (от резолюций протеста до открытых вооруженных выступлений), в политическую форму, с требованием передачи власти в центре и на местах в руки Советов.

• Усилия большевиков по максимальному расширению народного движения, переводу его в русло борьбы за изменение характера власти, укреплению своего лидерства в этом движении.

Можно, конечно, спорить по поводу роли и удельного веса каждого фактора. Но нельзя игнорировать саму совокупность как решающую предпосылку состоявшегося переворота, подменяя ее каким-то одним фактором.

Сущность этого этапа определялась и резким возрастанием роли каждого из обозначенных компонентов, и обострением противоречий между ними, и поисками большевиками новых социальных и организационных опор в обществе.

Руководство большевистской партии политически точно отреагировало на поднимающуюся волну революционного нетерпения, ожесточения, вооружив массы соответствующими политическими программами. Декреты II Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов показали, что большевики вовремя учли негативный опыт Временного правительства: свой приход к власти они сразу, без отсылки к будущему Учредительному собранию, закрепили решением самых насущных задач революции.

Судьбу земельного вопроса Декретом о земле вручили в руки самого деревенского населения. Следом забурлила, широко разлилась, демонстрируя неимоверной силы преобразовательный и разрушительный потенциал, аграрно-крестьянская революция.

Такую же роль сыграл Декрет о мире. Многочисленная армия на фронте, солдаты и офицеры-тыловики, демобилизованные и призывники в Декрете услышали свой голос, свои требования. Декретом намечалась программа выхода России из войны, пробуждения своим примером революционного движения во всех воюющих странах, сопутствующего решения национального вопроса для угнетенных народов.

Последующим Декретом о рабочем контроле и другими актами в ноябре-декабре 1917 г. активизировалась и рабочая, пролетарская социальная “малая” революция.

В ряду важнейших актов новой власти стояла “Декларация прав народов России”, принятая через неделю после Октябрьского переворота и ставшая программой-знаменем для самостоятельной национально-освободительной революции, опалившей своим горячим дыханием окраинные районы страны и приведшей к развалу Российской империи (с выделением в качестве самостоятельных республик Финляндии, Украины, Азербайджана, Грузии, Армении, Литвы, Латвии, Эстонии).

В факте так называемого триумфального шествия советской власти, приведшего весной 1918 г. к победе Советов на большей части территории страны, отразились гибкость Советов, их готовность осуществлять самые разносторонние задачи, приспособляемость к местным условиям.

Октябрьский переворот ускорил распад государственной власти в России, бездумно отбросив остатки дореволюционной центральной и местной власти (городские думы, земства, судебную систему и пр.), разрушив зачатки демократических институтов. Советы, претендуя на всю полноту государственной власти, не были, однако, готовы к выполнению новых функций.

Выборы в Учредительное собрание (12 ноября 1917 г.) показали быстрый уклон в “левизну” масс. Буржуазные партии, растеряв доверие на предыдущих этапах революции, собрали всего 13% голосов избирателей. Не добились решающего успеха и большевики: они получили лишь четверть депутатских мест (учитывая временный эмоциональный эффект Октября, пропагандистское воздействие декретов о земле и о мире).

Абсолютное большинство избирателей высказалось за социалистов (427 мест из 715) и за их детище — Советы. Возникшая на зыбкой почве революционного настроения связка социалисты — Советы показывала, что проголосовавшие за эсеров, меньшевиков, энесов и другие партии социальные группы в построении Советов пойдут своим путем, предложат свою программу первоочередных мер, противопоставят свои Советы Советам большевистским.

В первой половине 1918 г. внутрисоветский конфликт, быстро назревая, прорвался столкновением разных ветвей Советов. Наиболее масштабно и бескомпромиссно столкновение произошло между городом и деревней — между пролетарскими и крестьянскими Советами. Сельские Советы укрепили свою роль зимой-весной 1918 г. в ходе конфискации частнособственнической земли, “черного передела” крестьянских наделов, организации на новых основах внутридеревенской жизни.

Они повели за собой крестьянство и на следующем этапе аграрно-крестьянской революции — на этапе разрушения государственных налоговых повинностей, государственных монополий, твердых цен, отстаивания под флагом свободной торговли права мелкого частного собственника на свободу.

В результате государственные заготовки продуктов питания резко упали, над армией и городским населением нависла угроза голода, нормы отпуска продуктов питания в столицах уменьшались до критических размеров. Отстаивая свое революционное право, занятая первоочередными задачами увеличения посевов, расширения поголовья скота, увеличения страховых запасов, деревня поворачивалась к городу спиной. Тенденция натурализации сельского хозяйства становилась угрожающей с точки зрения интересов экономики страны в целом.

Весной 1918 г. Ленин вынужден был констатировать, что главным врагом революции стала мелкобуржуазная стихия частного собственника — крестьянина, ремесленника, кустаря, торговца.

Используя наметившийся раскол между зажиточной и беднейшей частью крестьянства, Советское правительство ввело продовольственную диктатуру (апрель-май 1918 г.). Созданием комитетов бедноты (комбедов) и продовольственных отрядов (вооруженных солдат и рабочих) оно фактически предъявило ультиматум деревне, сельским Советам.

Созвав 5 января 1918 г. Учредительное собрание, Советское правительство на следующий день разогнало его, продемонстрировав преобладание голого политического расчета. В антибольшевистском лагере лозунг созыва Учредительного собрания стал призывом к свержению советской власти, возврату к дооктябрьскому режиму.

В таких специфических условиях формировались принципы взаимоотношений партийных и советских органов. Организующая роль большевиков, ярко проявившаяся при передаче власти Советам, после Октября закрепилась по всем линиям: в руководстве Совнаркомом, в деятельности ВЦИК, при проведении съездов Советов, в подборе кадров для всех уровней управления. Советы все больше “приручались”, заняв место “приводного ремня” от партии к массам.

К лету 1918 г. демонстрация антидемократичности советской власти и самоопределение ветвей местной власти привели общество к тотальному противостоянию по принципу “все против всех”. Локальные восстания и движения протеста подводили к черте всеобщего взрыва.

Рождение диктатуры. Диктатура пролетариата была вписана в программу социал-демократической партии со дня ее рождения. Образцом такой диктатуры была для Ленина Парижская коммуна. Но ее опыт не мог дать ему указаний, как и что делать после того, как власть переходит в руки пролетариата. И он разрабатывает теорию диктатуры сам.

Диктатура пролетариата, по Ленину, прежде всего система, которая отвергает парламентаризм, предусматривающий отделение законодательной от исполнительной власти. Диктатура пролетариата — слияние воедино управления и законодательства. Это значит, что власть имущие осуществляют свою власть, не подвергаясь никакому контролю.

Одним из первых своих актов — 11 ноября 1917 г. — советское правительство уничтожает сословия и гражданские чины, существовавшие в России. Но в отличие от “буржуазных революций”, устанавливающих “равенство всех граждан перед законом, в действительности являвшееся равенством формальным”, пролетарская революция устанавливает принципиальное неравенство. Оно закрепляется в первой советской конституции — Конституции РСФСР (июль 1918 г.).

Часть населения полностью лишается прав, русский язык обогащается словом “лишенец”. В число лишенцев включены лица, живущие на нетрудовые доходы, частные торговцы, служители культа, бывшие сотрудники полиции, члены бывшего царствующего дома, “лица, прибегающие к наемному труду с целью извлечения прибыли” (крестьяне, нанимавшие хотя бы одного работника весной или осенью для помощи в полевых работах. Таких крестьян насчитывалось не менее 5 млн человек).

Лишение прав распространялось на всех членов семьи. Для детей это означало лишение права учиться в вузах и ограничение — в связи с нехваткой мест — права учиться в школах. Остальные крестьяне ограничивались в избирательных правах — при выборах в Советы один голос рабочего равнялся пяти голосам крестьян.

Все крестьянство разбивается на категории: деревенский пролетариат, бедняки, маломощные середняки, середняки, кулаки. Поскольку точных критериев принадлежности к той или иной категории не было, произвол становится законом. Рождается система, в которой наличие одной или двух коров, одной или двух лошадей определяет положение человека и будущее его детей. “Социальное положение” становится клеймом.

До революции продвижение по службе или деньги позволяли перейти из одного сословия в другое. Революция ликвидирует социальную мобильность для лиц с “неподходящим” социальным происхождением, изменить которое человек теперь не в состоянии.

Иллюстрация осуществления “лишения прав” — решение Петроградского комиссариата продовольствия ввести в июне 1918 г. “классовый паек для различных групп трудового и нетрудового населения”. Были созданы 4 категории: 1 — для рабочих тяжелого физического труда, 2 — для остальных рабочих и служащих по найму, 3 — для лиц свободных профессий, 4 — для нетрудовых элементов.

Важнейшим инструментом ленинской политики становится ВЧК — чрезвычайный орган большевистской партии, подчиненный непосредственно Ленину. С первых же дней после прихода к власти Ленин, по свидетельству Н. Крупской, опасался мягкости своих товарищей. Он был возмущен решением II съезда Советов, отменившего по предложению Каменева смертную казнь.

Сеть чрезвычайных комиссий покрывает страну: их создают в городах — губернских и уездных, на железных дорогах, в морских и речных портах, в армии. ВЧК приобретает неограниченные права. Чрезвычайные комиссии сами арестовывали, сами вели следствие, судили и приводили приговор в исполнение.

30 августа 1918 г. в Петрограде студент Л. Канегиссер убивает председателя петроградской ЧК Урицкого, в Москве эсерка Ф. Каплан ранит Ленина. Это поворотный день в истории ВЧК — ей поручается осуществлять “беспощадный массовый террор”. СНК издает 5 сентября постановление о “красном терроре”.

Система заложников, неизвестная дореволюционной России, дополнялась другим инструментом репрессии — концентрационными лагерями. Кошмарная слава, какую приобрели гитлеровские концлагеря, не должна заслонять приоритета советского государства. Честь первого использования этого термина принадлежит Троцкому.

Концентрационный лагерь становится универсальным средством террора против всех “сомнительных”. 5 сентября 1918 г., после того, как эта мера репрессии уже широко применяется, ее узаконивает постановление Совета народных комиссаров: “Необходимо обезопасить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях”.

Концентрационный лагерь — мера наказания, следующая по суровости за расстрелом. Смертная казнь была восстановлена декретом СНК от 21 февраля 1918 г. Декрет предоставлял ВЧК “право непосредственной расправы с активными контрреволюционерами”.

Критерий “активные контрреволюционеры” был достаточно широк. Декрет считал таковыми “неприятельских агентов, спекулянтов, громил, хулиганов, контрреволюционных агитаторов, германских шпионов”. Все они “расстреливались на месте”, т. е. без суда и следствия. ВЧК расширила этот список, включив в него саботажников и прочих паразитов.

Число расстрелянных в первый год революции точно неизвестно. Лацис утверждает (хотя эти цифры вызывают сомнение), что за первую половину 1918 г. было расстреляно чрезвычайными комиссиями “всего 22 человека”, но “за второе полугодие 1918 г. уже расстреляно свыше 6 тыс. человек”.

Ленин видит в диктатуре ключ к решению всех проблем — политических, экономических, социальных. Государство само определяло, кто виноват. Виноваты перед государством были: рабочие, не желавшие работать за гроши; крестьяне, не желавшие отдавать бесплатно сельскохозяйственную продукцию; интеллигенция, представлявшая себе революцию иначе, чем представители бывших правящих классов, ибо они и их предки эксплуатировали народ.

ВЧК должна заниматься теми, кто “преднамеренно или непреднамеренно” действует во вред советской власти, кто мешает ей хотя бы “попустительством”. В 1922 г. Ленин потребует включить в Уголовный кодекс статью, предусматривающую суровое наказание для тех, кто “объективно помогает или может помочь” мировой буржуазии. Таким образом, государство — в лице его руководителей — выбирало врагов, определяло, кто враг.

Создание советских органов власти. В первых декретах советская власть ввела рабочий контроль над производством и распределением. “Декларация прав народов России” (14 ноября 1917 г.) признала право народов на самоопределение. Было заявлено о готовности приступить к строительству основ социализма, но главные надежды связывались с развитием и переносом революционного конфликта за пределы страны.

Советы стали органами власти на местах. В соответствии с решением III Всероссийского съезда Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов (10—18 января 1918 г.) все местные дела должны были решаться исключительно местными Советами. Массы воспринимали их именно как органы демократической власти.

К лету 1918 г. сложилась более или менее стройная система советской организации. Вершину этой организации составляли Всероссийский съезд Советов как верховная государственная власть и в период между съездами — Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет (ВЦИК). Высшим органом исполнительной власти и управления, наделенным и законодательными функциями, был Совет Народных Комиссаров.

Далее сверху вниз шли областные объединения Советов (Центрально-промышленного района, Западной области, Союз коммун Северной области, Уральской области и др.), губернские, уездные, городские, волостные сельские Советы. Особое место в этой системе народного представительства занимали съезды Советов — волостные, уездные, губернские и (до ликвидации в конце 1918 г.) областные. Вскоре жизнь показала, что как высшие органы власти местные Съезды (отчасти в силу склонности к “митинговой демократии”, а главное из-за слабой компетентности большинства делегатов) не могли претендовать на выработку решений, а все больше склонялись к обсуждению и одобрению политики верхов.

Создание советского государственного аппарата — создание не только центральных, но и местных органов, оформление их структуры, овладение ими властью на местах. В Советах шла острая борьба большевиков, эсеров и меньшевиков. Съезды местных Советов собирались довольно часто, на них решались простые, но жизненно важные вопросы: организация работы предприятий, выплата заработной платы, налаживание работы школ, больниц и т. д.

Создавая новый государственный аппарат, большевики разрушали старый. Фактически уже к осени 1917 г. армия была деморализована и охвачена стихийной демобилизацией. “Воєнна”, Центробалт, Советы солдатских депутатов, большевистские Комитеты в частях, гарнизонах, на фронте были рычагами большевистского влияния в армии, которая уже после 25 октября и начала переговоров о перемирии “обрушила” фронт, дезертируя в гигантских размерах.

28 января 1918 г. В. И. Ленин подписал Декрет СНК об организации на добровольческих началах Рабоче-Крестьянской Красной Армии, 11 февраля 1918 г. — Декрет об организации Красного Флота. Советскому правительству удалось сформировать 10-тысячную армию.

Общедемократические меры. В первые месяцы после Октября были проведены некоторые общедемократические мероприятия:

- отменены сословия, прежние чины; введено единое для всех звание “гражданин Российской Республики”;

- церковь была отделена от государства, запрещено преподавание религии в школе;

- приняты Декрет о гражданском браке, о 8-часовом рабочем дне, введено страхование по безработице и на случай болезни, разработаны временные правила об отпусках.

Однако нараставший экономический кризис сводил на нет все эти меры, а 8-часовой рабочий день был введен еще до Октябрьской революции. Исключением стали лишь решения по жилищному вопросу, позволившие рабочим занимать пустующие квартиры и подселяться в дома и квартиры буржуазии, интеллигенции и служащих. Начавшееся “уплотнение буржуев” создало один из феноменов советской истории — “коммунальные квартиры”.

“Декларация прав народов России” провозгласила национальное равенство и право народов на самоопределение вплоть до образования самостоятельных государств. Она имела большое политическое и особенно пропагандистское значение для страны, 57% населения которой составляли нерусские народы. На деле большевиков заботило тактическое соображение: стремление заручиться поддержкой нерусских народов и облегчить развертывание революционного процесса.

Но на практике идея федеративного устройства признавалась лишь под напором национальных движений в 1917 г., особенно в Польше, Финляндии, Прибалтике, на Украине.

Временное правительство восстановило автономию Финляндии в составе России, ликвидированную Николаем II. После Октябрьской революции финляндский сейм провозгласил Финляндию независимым государством. 18 декабря 1917 г. Совнарком признал независимость Финляндии.

О своей государственной независимости заявили Эстония, Латвия, Литва; возникли Грузинская, Азербайджанская, Армянская демократические республики.

Осенью 1918 г., после окончания Первой мировой войны, из земель, входивших в состав Германии, Австро-Венгрии, России, была восстановлена независимая Польша.

29 августа 1918 г. был принят Декрет об отказе Советской России от договоров и актов Российской империи о разделах Польши (к этому времени большая ее часть была оккупирована Германией).

Фактически в первые месяцы советской власти происходило разрушение всех устоев дореволюционного общества — армии, суда, администрации, семьи, школы, церкви. Декретом от 13 января 1918 г. об отделении церкви от государства церковь лишалась всего имущества и юридических прав и, по существу, была поставлена вне закона. Все служители церкви автоматически попадали в разряд потенциальных “врагов народа”, а религия объявлялась враждебной идеологией и загонялась в подполье.

Формирование однопартийного политического режима.

Одна из важнейших особенностей советской власти — ее однопартийность, господство партии большевиков во всех структурах власти.

С первых дней советской власти, сразу после победы Октябрьского восстания, встал вопрос о вхождении в правительство представителей социалистических партий — меньшевиков, правых и левых эсеров, тем более что они были представлены на II съезде Советов. В. И. Ленин говорил, что вхождение представителей этих партий в правительство возможно лишь при условии признания ими политической и экономической программы большевиков, в первую очередь основных декретов и деклараций.

Правые эсеры выставили в ответ следующие требования: отказ от власти Советов, прекращение военных действий против мятежа Керенского—Краснова, назначение на пост председателя правительства эсера Чернова. Правых эсеров поддержало эсеро-меньшевистское руководство профсоюза железнодорожников, которое угрожало всеобщей забастовкой на железных дорогах в случае отказа создать однородно-социалистическое многопартийное правительство, требовало вывести из него Ленина и Троцкого.

Создавая правительство, большевики заключили соглашение с левыми эсерами, которые вели за собой значительные массы трудящихся крестьян. Сами левые эсеры, боясь потерять влияние в массах, остались на II съезде Советов и поддержали декреты о мире и о земле. Острая межпартийная борьба в Советах была отражением борьбы в стране.

Политическая борьба во ВЦИКе носила острый характер. Например, обсуждался Декрет Совнаркома о печати, который запрещал газеты, критиковавшие деятельность большевиков и органов советской власти. Во ВЦИКе против Декрета выступили не только меньшевики и эсеры, но и члены партии: Каменев, Зиновьев и некоторые другие. Но большинство ВЦИКа одобрило Декрет.

Левые эсеры направляли во ВЦИК различные запросы, предлагая выразить недоверие СНК, выступили против роспуска демократических организаций, против мирных переговоров с Германией. Неизменно терпя поражение, уйти из ВЦИКа не считали возможным.

Но по многим вопросам левые эсеры действовали в союзе с большевиками. На опыте коалиции большевиков с левыми эсерами впервые была проверена возможность сотрудничества революционных партий.

Еще особое совещание при Временном правительстве подготовило к сентябрю 1917 г. Закон о выборах. Выборы должны были проводиться на основе демократической избирательной системы — всеобщие, прямые, тайные, по партийным спискам. Временное правительство назначило выборы в Учредительное собрание на 17 сентября, затем перенесло на 12 ноября. Последнюю дату подтвердил Совнарком. На деле в ряде мест выборы проходили в декабре и даже в январе 1918 г., т. е. после победы большевиков в стране. В голосовании участвовало более 32 млн человек. Большевики приняли участие в выборах в Учредительное собрание.

Учредительное собрание должно было собраться 28 ноября 1917 г., но Совнарком накануне объявил, что это возможно лишь при наличии не менее половины депутатов (400 из 800). К 28 ноября в Петрограде было 172 депутата. Кадеты и эсеры пытались открыть Учредительное собрание. Всего к началу 1918 г. было избрано 715 депутатов, из них 370 эсеров, 175 большевиков, 40 левых эсеров, 17 кадетов, 15 меньшевиков, 86 представителей национальных партий.

3 января 1918 г. ВЦИК утвердил написанную Лениным “Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа”, в которой были отражены важнейшие декреты и постановления советской власти. Большевики предложили Учредительному собранню утвердить эту “Декларацию”, проверив перед массами подлинное лицо собрания.

5 января 1918 г. Учредительное собрание открылось в Таврическом дворце в Петрограде под председательством лидера правых эсеров В. М. Чернова. Обстановка в зале, полном вооруженных солдат и матросов, была напряженной.

Так как большинство Учредительного собрания не признало декретов советской власти, большевики и левые эсеры ушли с заседания. Но Учредительное собрание все же успело объявить себя верховной властью в стране и приняло Закон о земле.

6 января оставшиеся депутаты собрания (от других партий) не были допущены в Таврический дворец. ВЦИК принял по докладу В. И. Ленина Декрет о роспуске Учредительного собрания, одобренный III Всероссийским съездом Советов в январе 1918 г. На съезде произошло объединение Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

Большевики, сразу же после выборов, не согласившись с их результатами, взяли курс на разгон Учредительного собрания. Начались нападки на кадетов (они были поставлены вне закона), закрывались оппозиционные газеты и журналы, свертывалась деятельность земств, городских дум. В день открытия собрания в Петрограде была расстреляна мирная демонстрация интеллигенции и рабочих под лозунгами защиты Учредительного собрания (по разным оценкам погибло от 8 до 21 человека). Это было одно из первых проявлений вооруженных репрессий большевиков против масс.

Монопольно господствующее положение большевистской партии в Советах, к тому же в условиях гражданской войны, усталость масс от разрухи и голода не могло не привести к постепенному затуханию политической жизни внутри Советов, к падению их авторитета как органов власти, к свертыванию самоуправленческих начал в их деятельности и возрастанию роли чиновничьего аппарата.

До июля 1918 г. решающую роль в Советах играли фракции большевиков и левых эсеров. Правые эсеры и меньшевики составляли в них численно незначительную оппозицию, которая пользовалась каждым случаем для резкой, нередко обоснованной критики политики большевистского правительства.

В июне 1918 г. Декретом ВЦИК правые эсеры и меньшевики были, по предложению большевиков, исключены из состава Советов всех уровней за соучастие в “контрреволюционной деятельности”. Таким образом, фактически уже к середине 1918 г. большевики заняли положение монопольно правящей партии, оттеснив остальные партии на обочину политической жизни или заставив их уйти в подполье.

Брестский мир. Внутренняя и внешняя обстановка в Советской России требовала подписания мира. Страна находилась в состоянии крайней экономической разрухи, старая армия фактически развалилась, а новая еще не была создана. Народ требовал мира. В этой обстановке В. И. Ленин настаивал принять даже крайне тяжелые германские условия.

Чем можно объяснить столь решительное стремление Ленина и его окружения к сепаратному миру с Германией?

Положение в стране складывалось крайне тяжелое. Старая 8-миллионная армия была расколота, небоеспособна: генералитет и офицерство выступали за продолжение войны, за сохранение “единой и неделимой России”, солдаты же не хотели воевать, шла стихийная демобилизация и дезертирство.

Вновь создаваемая Красная Армия была в феврале 1918 г. малочисленна, без офицерства, крайне политизирована и не боеспособна. Добровольческий принцип ее формирования не оправдывал себя.

К сепаратному миру толкали и пошатнувшиеся надежды на скорую мировую революцию, прежде всего в Германии, победа которой была для большевиков важным условием победы советской власти. Против подписания мира выступила группа “левых коммунистов”, членов РКП(б) во главе с членом ЦК РКП(б) Н. И. Бухариным.

Они считали недопустимым соглашения между Советской Россией и капиталистическим миром, требовали разорвать переговоры в Брест-Литовске и объявить революционную войну международному империализму, прежде всего Германии, вести ее партизанскими действиями, перенося их в другие страны.

Настроения в пользу революционной войны получили распространение и в местных партийных и советских организациях. Против заключения мира выступил и нарком иностранных дел Л. Д. Троцкий. В январе 1918 г. Троцкий, возглавляя делегацию в Брест-Литовске, придерживался согласованной с

В. И. Лениным тактики затягивания переговоров, рассчитывая на подъем революционного движения в Германии.

Германская делегация вела к разрыву переговоров. 9 февраля 1918 г. Германия и ее союзники подписали мирный договор с правительством Украины (Центральной Радой), по которому Рада за военную помощь Германии против Советской России обязывалась поставлять продукты питания и сырье.

10 февраля Германия и ее союзники предъявили Советской Республике ультиматум. Троцкий (глава делегации) выступил с декларацией о том, что советская делегация прекращает переговоры, демобилизует армию, но договора о мире подписывать не будет. Воспользовавшись этим, 18 февраля 1918 г. германские войска начали наступление, заняв Минск, Полоцк, Оршу, Ревель (Таллинн).

На заседании ЦК РКП(б) 18 февраля предложение о немедленном заключении мира было принято семью голосами против пяти при одном воздержавшемся. Л. Троцкий принял позицию Ленина. СНК и Наркоминдел 19 февраля направили германскому правительству телеграмму, выражающую согласие на условия мира. Однако немецкие войска продолжали наступление.

21 февраля 1918 г. СНК выпустил воззвание “ Социалистическое отечество в опасности!”. Началось формирование Красной Армии, которая с большим трудом преграждала германским войскам путь на Петроград. 22 февраля германское правительство ответило Советской Республике, предъявив новые, более тяжелые условия мира. Положение было катастрофическим. Запись добровольцев в Красную Армию не удалась, в Петрограде сорвалась вербовка рабочих-добровольцев воевать против немцев.

В этой обстановке ценой огромных усилий, уговоров, угроз уйти в отставку, при неоднократном голосовании, даже оставаясь в меньшинстве, Ленин сумел добиться от ЦК партии и от ВЦИК принятия германских условий мира.

3 марта 1918 г. в Брест-Литовске был подписан мирный договор между Германией и Советской Россией. Через 5 дней VII съезд партии поддержал позицию Ленина о мире. 14 марта IV Чрезвычайный Всероссийский съезд Советов ратифицировал договор (хотя треть делегатов голосовала против или воздержалась). Часть членов Совнаркома — “левые коммунисты” — вышли из правительства в знак несогласия. Большевики стали неограниченно правящей партией.

Нарушая условия перемирия, Германия полностью оккупировала территорию в 1 млн кв. км — Украину, часть районов Кавказа, Крым. Советское правительство принимает решение: затопить корабли Черноморского флота в Новороссийской бухте.

Брестский мир был тяжелым бременем для Советской Республики. Однако Советская Россия сохраняла независимость и выходила из войны, получая мирную передышку, необходимую для упрочения власти, создания Красной Армии и восстановления хозяйства. 13 ноября 1918 г. в связи с революцией в Германии Брестский мир был аннулирован постановлением ВЦИК.

Брестский мир носил крайне тяжелый характер: Россия теряла территорию в 780 тыс. кв. км, на которой проживало 56 млн человек — 1/3 всего населения России, находилось 1/4 всех обрабатываемых земель, 2/3 производства стали, 90% запасов каменного угля, 40% индустриальных рабочих. Экономическому потенциалу страны наносился тяжелый удар. Резко менялось ее геополитическое положение, разрывались привычные связи многих территорий, на которых возникали новые государства, враждебные Советской России. На оккупированных территориях происходила реставрация дооктябрьских порядков.

Не менее тяжелыми были политические последствия Брестского мира. В страну возвращалось 2 млн военнопленных, пополнивших ряды безработных. Распался правительственный блок с левыми эсерами, вышедшими из Совнаркома. Обострились отношения со всеми политическими партиями, которые были против Брестского мира, усилился раскол в обществе.

Исчезла последняя возможность создания широкой социальной коалиции под лозунгом войны с Германией, против ее оккупационных планов. Исчезла возможность соглашения с Антантой как с бывшим союзником в войне. В связи с германской оккупацией реальной стала интервенция в Россию стран Антанты. Усилилось влияние Германии на оккупированных землях Польши, Прибалтики, Финляндии, что затрудняло восстановление нормальных отношений этих стран с Советской Россией.

Россия оказалась в военной и дипломатической изоляции. Брестский мир не зря был назван “похабным” — он наносил удар по национальным чувствам россиян. Принесший окончание военных действий, он не разрешил ни одной внутренней проблемы. Укрепляя власть большевиков, мир с Германией рождал новые проблемы, ибо на самом деле дал лишь иллюзию мира, миф о мире, а реальностью для страны стала новая война — с интервентами и гражданская война “белых” и “красных”.

Первые преобразования в экономике. Разруха, голод, массовая безработица усугублялись саботажем, немецкой оккупацией, началом интервенции. У рабочего класса не было опыта, навыков, знаний для руководства хозяйством и его организации в условиях национализации промышленности, не хватало кадров инженеров и других специалистов.

Одной из первых мер по созданию новой экономики стало установление рабочего контроля над производством и распределением продуктов в общегосударственном масштабе, который должен был помочь сохранить имущество страны от расхищения и дальнейшего развала.

Рабочий контроль по Декрету ВЦИК и СНК от 14 ноября 1917 г. вводился как обязательная мера во всех отраслях хозяйства, распространялся на производство, куплю-продажу и хранение продуктов и сырья, на финансовую деятельность предприятий. Контроль осуществлялся рабочими через выборные органы — фабзавкомы, их решения были обязательны для предпринимателей. Но первые месяцы привели к дискредитации идеи рабочего контроля, так как ввергли промышленность в хаос и анархию. Рабочие пытались управлять предприятиями по своему усмотрению без учета общих интересов.

Национализация фабрик и заводов была, по мысли большевиков, главной формой создания новой экономики.

В декабре 1917 г. был издан Декрет ВЦИК о создании Высшего Совета народного хозяйства. ВСНХ являлся высшим экономическим органом, вырабатывающим народнохозяйственные планы, объединяющим деятельность центральных и местных хозяйственных учреждений, органов рабочего контроля и профсоюзов. ВСНХ имел право производить конфискации и реквизиции предприятий, принудительное объединение отдельных отраслей, распределение продукции и финансирование. Особенностью ВСНХ была не только законодательная, но и управляющая промышленностью деятельность.

Одной из первых мер национализации стала национализация банков и слияние их в один общегосударственный банк.

Специальный Декрет 1918 г. объявлял об аннулировании всех государственных займов, заключенных Временным и царским правительствами, всех иностранных займов.

В том же году был принят Декрет ВСНХ о национализации внешней торговли, государственной монополии на внешнюю торговлю.

Проведение национализации крупной и средней промышленности, транспорта, банков, средств связи, земли, внешней торговли создавало основы монополии государственной собственности.

Советская власть получила в свои руки “командные высоты” в экономике, опираясь на которые большевики надеялись на полную победу того общества, которое они считали социалистическим.

Именно в эти первые месяцы советской власти создавались в стране основы государственной экономики, составившей ядро будущей командно-административной системы, тоталитарного режима, приведшего страну к глубокому всеобъемлющему кризису, к необходимости кардинальных структурных перемен.

Аграрная политика. В результате осуществления Декрета о земле было конфисковано и передано крестьянам в пользование в 1918—1920 гг. 17,2 млн десятин (помещичьей, монастырской, царской) земли. По некоторым оценкам, на долю крестьянского хозяйства в среднем пришлось лишь 0,5 десятин прирезанной земли.

Практически Декрет осуществил национализацию земли. Крестьяне были не пассивными получателями земли, а активными борцами за нее, изъявшими (или взявшими на учет в пользу крестьянских комитетов) в результате крестьянского восстания против помещиков уже с лета 1917 г. до февраля 1918 г. (до начала осуществления Декрета) более 60% помещичьих земель.

Практически в деревне происходил “черный передел” земли. Лишенные земли, “дворянских гнезд”, помещики бежали в города, в создающуюся Добровольческую армию или эмигрировали. В 20-е гг. многие из оставшихся в стране помещиков, оказавшись “лишенцами”, были репрессированы.

Осуществление Декрета о земле по сути означало общедемократический характер изменений в деревне. В стране ликвидировалась помещичья собственность на землю, а вместе с ней прекращал существование и класс помещиков; создавались условия для преодоления малоземелья, нищеты, кабальных отработок.

Весной 1918 г. возникло много сельских и волостных Советов. Распускались старые местные (волостные и уездные) власти, в том числе земства и так называемые исполнительные комитеты, действовавшие весь 1917 г.

Крестьяне отвергали государственные повинности, государственную монополию на торговлю, не соглашались с политикой твердых цен, не платили налоги и арендную плату, не возвращали кредиты.

Ряд губернских Советов отменял монополию государства на продажу хлеба по твердым ценам, разрешал свободную торговлю. Все это привело к сокращению поставок продовольствия в город, сокращению нормы выдачи хлеба по карточкам. Начался голод, особенно в промышленных губерниях и городах.

Рабочие Москвы и Петербурга получали по 50, в лучшем случае 100 г хлеба в день. Крестьянство не хотело сдавать хлеб государству по твердым ценам, прятало его.

В деревню из города хлынула толпа “самозаготовителей” продовольствия. Типичной фигурой на рынке стал “мешочник”. Реальной стала угроза остановки фабрик, заводов, транспорта. Первые продовольственные заготовки (на базе урожая 1917 г.) провалились.

Без решения продовольственного вопроса нельзя было обеспечить армию и рабочих продовольствием. Большевики решили силой заставить крестьянство подчиниться хлебной монополии, отдавать государству хлеб по твердым ценам.

9 мая 1918 г. ВЦИК и СНК по инициативе Ленина был принят Декрет “О предоставлении народному комиссару продовольствия чрезвычайных полномочий по борьбе с деревенской буржуазией”. В Декрете указывалось, что “на насилие владельцев хлеба над голодающей беднотой необходимо ответить насилием над буржуазией”. СНК призвал трудящихся и неимущих крестьян “к немедленному объединению для беспощадной борьбы с кулаками”.

Этим решением фактически провозглашалось открытое противостояние рабочего класса основной массе крестьянства, составляющего подавляющее большинство населения страны.

В стране устанавливалась продовольственная диктатура, подтверждающая монополию государства на землю, хлеб, его заготовку по твердым ценам.

Создавались продотряды — продовольственные отряды из рабочих для “похода в деревню”. Они направлялись в Центрально-черноземные губернии, в Поволжье, Приуралье. Уже за первые полтора месяца они заготовили более 2 млн пудов хлеба.

Но одни продотряды не смогли бы сломить сопротивления крестьянства государственной хлебной монополии. Для решения этой задачи 11 июня 1918 г. был принят Декрет “Об организации деревенской бедноты и снабжении ее хлебом, предметами первой необходимости и сельскохозяйственными орудиями”, в котором предусматривалось создание комитетов бедноты (комбедов).

Сиюминутный успех комбедов — изъятие хлеба (это было главным результатом их деятельности) — не мог компенсировать потерь, выразившихся в дальнейшем разрушении производительных сил деревни.


Поделиться: