6.2. Реформы и реформаторы

На исходе XIX в. Россия оставалась по преимуществу страной аграрной: из 125,6 млн человек 93,7 млн, т. е. 75%, было занято в сельском хозяйстве. Перед страной стала актуальная задача — развитие отечественной индустрии. Этому во многом способствовала деятельность Сергея Юльевича Витте.

Только в индустриальном развитии страны видел Витте путь ее буржуазного прогресса, причем рассматривал этот фактор не как технический, а в качестве важного преобразующего экономического инструмента стабилизации политической обстановки.

Политика индустриализации, разработанная Витте, требовала значительных капиталовложений. Перспективной ее целью было в течение примерно десяти лет догнать промышленно развитые страны Запада, прочно укрепиться на рынках Ближнего, Среднего и Дальнего Востока.

Успех проводимой Витте экономической политики обеспечивался тем, что инициатива частного предпринимательства удачно сочеталась с активным и эффективным участием государственных властным структур, таких как Государственный банк и Министерство финансов России, во всех преобразованиях. Итогом такой тактики стало, например, учреждение в 1890 г. для проникновения на рынки Китая, Монголии, Кореи, Персии русско-китайского, русско-корейского банков и учетно-ссудного банка Персии. От иностранной конкуренции отечественную промышленность ограждал таможенный тариф.

Правительство поощряло частное предпринимательство. В годы экономического кризиса 1900—1903 гг. оно щедро субсидировало и казенные, и частные предприятия. Широкое распространение получила концессионная система, выдача казенных заказов предпринимателям на длительный срок по завышенным расценкам.

Экономическая программа Витте пользовалась поддержкой царя: Николаю II импонировала возможность укрепить экономическое могущество России, практически ничего не меняя в самодержавной системе государственного управления.

Реальным результатом экономической политики Витте стало ускоренное развитие промышленного и железнодорожного строительства. К 1900 г. страна вышла на первое место в мире по добыче нефти.

Процесс индустриализации шел противоречиво. Капиталистические методы хозяйствования, ориентированные на прибыль, не коснулись российского государственного сектора экономики — крупнейшего в мире. И это создавало определенный дисбаланс в капиталистическом развитии страны.

Разрабатывал Витте и меры по укреплению позиций капитализма в сельском хозяйстве. Меры, проводимые впоследствии в жизнь П. А. Столыпиным, такие как ликвидация общины, развитие товарно-капиталистического крестьянского хозяйства, в тот период не встретили понимания царя.

Осознавая, что увеличение налогового пресса — тяжелое бремя для народа, но неизбежное при проведении экономических реформ, Витте в своей политике считал необходимым осуществление хотя бы небольших социальных реформ, чтобы смягчить социальные конфликты. Еще в 80-е гг. для ограничения эксплуатации рабочих была создана государственная фабричная инспекция. В 90-е гг. — новый шаг: сокращение, хотя и незначительное, рабочего дня.

В своей реформаторской деятельности Витте пришлось испытывать сопротивление со стороны аристократии и высшего чиновничества, имевших большое влияние на царя и его окружение.

Наиболее активным противником был министр внутренних дел В. К. Плеве. Его курс социальной политики — это противодействие реформам, отстаивание консервативного принципа развития, неизменно сохраняющего права дворянства на власть. Тенденция противоборства реформ и контрреформ на рубеже двух столетий закончилась не в пользу Витте.

С 1905 г. важным элементом торгово-промышленной политики царского правительства становятся отказ от приоритетности промышленного развития страны и усиление внимания к аграрному сектору экономики. Этот период российской истории связан с попыткой осуществить экономические реформы, главным идеологом которых был Петр Аркадьевич Столыпин.

О министре-реформаторе писали много. Его личность, деятельность были в центре общественного интереса и тогда, когда он жил, и все последующие десятилетия после его кончины. Дискуссии о П. А. Столыпине обострились в конце века, в период переосмысления русской истории XX в. Вариации на темы “чего он хотел”, “что он успел”, “что он умел” и “что он мог” сделались необычайно модными. Выводы и заключения, многие из которых мало сопряжены с реалиями русской жизни начала века, в большинстве случаев носят полярный характер.

Ему многое удалось сделать, но многое осталось и нереализованным, так как за пять лет, с середины 1906 г. до середины 1911 г., когда он играл вторую роль в государстве, добиться качественной перестройки громоздкого государственного здания было невозможно. Для этого нужны десятилетия целенаправленной работы государственных органов, общественных организаций.

Требовалось не просто осуществить программу реорганизации хозяйственной деятельности, необходимо было создать условия для возникновения нового социокультурного типа крестьянина-агрария, не сформированного в уравнительноперераспределительной атмосфере русской общины, а полноправного участника рыночной экономики, носителя и субъекта права в европейском его понимании.

Родился Петр Аркадьевич Столыпин в 1862 г. в родовитой дворянской семье. Окончил гимназию в Вильно и поступил на физико-математический факультет Петербургского университета, который окончил с отличием. В 1884 г. Столыпин начал службу в Министерстве земледелия и государственных имуществ.

Служба дала ему первый значительный административный опыт и близко познакомила с проблемами и нуждами сельского хозяйства. Его работоспособность, честность, открытость нравились далеко не всем, но большинство дворянства и местной администрации относились к нему с симпатией. В 1899 г. он получил должность Ковенского губернского предводителя дворянства, а в 1902 г. был назначен Гродненским губернатором.

В 1903 г. П. А. Столыпин занял пост Саратовского губернатора. В этой должности он встретил революционные волнения 1905 г., которые не миновали и Поволжья. Его деятельность по прекращению беспорядков в Балашовском уезде, когда он один вышел к толпе и утихомирил разбушевавшуюся массу, стала широко известна.

26 апреля 1906 г. П. А. Столыпин назначен министром внутренних дел, а 8 июля — председателем Совета министров. Этот невероятный взлет был достаточно необычным для бюрократического Олимпа.

Будучи просвещенным и целеустремленным политиком, П. А. Столыпин понимал, что реформы необходимы и неизбежны. Он видел дальше, острее осознавал причинно-следственные связи проблем, чем многие современники. Девиз премьера был прост и логичен: сначала успокоение, затем перемены.

Однако откладывать назревшие изменения было невозможно, и реформы приходилось осуществлять в атмосфере неутихающих беспорядков. По неполным данным, с января 1908 по май 1910 г. отмечено 19 957 случаев террористических актов и экспроприации, от которых пострадало по всей империи 7 634 человека (в 1905—1907 гг. в результате деятельности революционных террористов убито и ранено не менее 9 тыс. человек).

Главная и основная задача состояла в принципиальной реорганизации землепользования и землевладения крестьянства. П. А. Столыпин давно видел пагубность существования общины.

Неблагоустроенность значительной части крестьянства заботила и Николая II. Когда осенью 1905 г. председателем Совета министров становится С. Ю. Витте, император поставил перед ним главную задачу: улучшить положение крестьян. На заседании Совета министров 3 ноября 1905 г. глава правительства предложил избавить крестьян от выкупных платежей.

Царь заявил, “что находит меру совершенно недостаточною”, и решительно высказался за переход от слов и обещаний к крупным мерам “по улучшению положения крестьян, не теряя времени, так, чтобы крестьянство убедилось, что о нем правительство фактически заботится” и призвал для достижения этой цели “не стесняться жертвами и не останавливаться перед самыми сильными мерами”.

Кабинету С. Ю. Витте не удалось принять никаких “сильных мер”, хотя предварительная работа в этой области велась. Когда собралась I Государственная дума, выяснилось, что резерва времени у власти нет. Ношу трудоемкого реформирования крестьянского землеустройства принял на себя новый кабинет министров во главе с П. А. Столыпиным.

Надлежало решить две взаимосвязанные организационноправовые и экономические проблемы: снять необоснованные и архаичные юридические ограничения прав крестьянства и создать условия для развития частного мелкого аграрного хозяйства. Сохранение власти общины вело к упадку крестьянского сельскохозяйственного производства, к нищете самой многочисленной группы населения.

Столыпинская реформа в большинстве случаев реализовывалась царскими указами, что гарантировало оперативность ее проведения. Она базировалась на принципе неприкосновенности частной собственности на землю, которая не могла ни в какой форме насильственно отчуждаться. 12 августа 1906 г. последовал указ о передаче Крестьянскому банку сельскохозяйственных удельных земель (собственность императорской фамилии); 27 августа — о порядке продажи казенных земель; 19 сентября — о порядке продажи крестьянам казенных земель на Алтае (собственность императора); 19 октября — о разрешении Крестьянскому банку выдавать крестьянам ссуды под залог надельной земли, чем признавалась крестьянская личная собственность на землю.

Этими решениями был создан национальный земельный фонд, позволявший развернуть широкую программу переселения земледельцев из зон аграрного перенаселения (главным образом губерний Центральной части Европейской России) на Восток.

Затем последовало несколько законодательных актов, изменявших юридический и правовой статус крестьянства: 5 октября 1906 г. — указ об отмене сохранившихся ограничений для крестьянского сословия; оно было уравнено в правах со всеми гражданами в отношении государственной и военной службы, обучения в учебных заведениях, 9 ноября 1906 г. последовала самая важная в этом ряду мера — издан указ о раскрепощении общины.

Каждый крестьянин получал право свободного выхода из общины вместе со своим личным наделом, который принадлежал ему до того на правах временного владения. Крестьянин и раньше имел право выделиться из общины, но лишь с согласия “мира” и после выплаты выкупных платежей. Теперь положение изменилось.

Пока шла революция, крестьяне почти не выходили из общины. Ходил слух, что тем, кто выйдет, не будет прирезки земли от помещиков. Но затем укрепление общинных земель пошло быстрее, тем более что власти к этому подталкивали. В 1908 г. по сравнению с 1907 г. число укрепившихся домохозяев увеличилось в 10 раз и превысило пол миллиона. В 1909 г. был достигнут рекорд — 579 400 домохозяев.

Однако с 1910 г. число выходов из общины стало снижаться. Власти долго не могли понять причины этого явления. А поняв, не хотели их признать. Дело в том, что основная часть крестьян, в том числе зажиточных, неохотно выходила из общины. Выходили больше всего вдовы, одинокие старики, спившиеся и окончательно разорившиеся домохозяева.

Многим из них при очередном переделе грозила полная или частичная утрата надела. Укреплялись и городские жители, вспомнившие, что в родной деревне у них есть заброшенный надел, который теперь можно продать. Выходили из общины и те, кто переселялся в Сибирь. Но и численность переселяющихся с 1910 г. пошла на убыль.

Всего к 1 января 1916 г. из общины в чересполосное укрепление вышло около 2 млн домохозяев (примерно 21% общинного крестьянства в тех губерниях, где проводилась реформа). Правда, многие из них были лишь статистическими единицами, а не реальными хозяевами. Всем им принадлежало 14,1 млн десятин земли (15,5% всей площади, находившейся в общинном праве).

Всего за годы реформы в Европейской части России было создано около 200 тыс. хуторов и 1,3 млн отрубов на надельных землях. На хутора и отруба перешло приблизительно 10%) крестьянских хозяйств.

Несмотря на все старания правительства, хутора приживались только в белорусских, литовских и северо-западных российских губерниях (Псковской, Смоленской). Здесь сказывалось влияние Прибалтики и Польши. Местный ландшафт, изменчивый, изрезанный речками и ручьями, тоже способствовал расселению по хуторам.

Игнорирование региональных различий — один из недостатков столыпинской аграрной реформы. Этим она невыгодно отличалась от реформы 1861 г. Другим ее слабым местом была идеализация хуторов и отрубов, а также вообще частной собственности на землю. Обычно в народном хозяйстве присутствуют различные формы собственности (частная, общественная, государственная). Важно, чтобы их сочетания и пропорции были разумными, чтобы ни одна из них не вытесняла другие.

Еще одно уязвимое место аграрной реформы было в недостаточном ее финансировании. Огромные государственные средства поглощала гонка вооружений, а на поддержку хуторов и отрубов денег выделялось мало.

Всего за годы реформы из общины вышло около 3 млн домохозяев (чуть меньше третьей части от общей численности их в переделяющихся общинах европейской части России). Из общинного оборота было изъято 22% земель, около половины из них пошло на продажу. В конечном счете властям не удалось ни разрушить общину, ни создать достаточно массовый и устойчивый слой крестьян-фермеров. Можно говорить о неудаче столыпинской аграрной реформы.

Но огульно отрицательное отношение к ней было бы несправедливо. Некоторые мероприятия, сопутствовавшие реформе, были полезны. Это касается предоставления крестьянам большей личной свободы (в семейных делах, передвижении и выборе занятий, в полном разрыве с деревней). Несомненно, плодотворной была идея Столыпина о создании хуторов и отрубов на банковских землях, хотя она не получила достаточного развития.

Приносили пользу и некоторые виды землеустроительных работ: устройство отрубов в южных губерниях, размежевание соседних общин в Нечерноземье. Наконец, в рамках реформы небывалого размаха достигло переселенческое движение.

После окончания революции, когда выяснилось, что прирезки помещичьей земли не будет, взоры российских крестьян устремились в Сибирь. Несмотря на спешное развертывание переселенческого дела, правительство едва справлялось с резко возросшим наплывом мигрантов.

За 1906—1916 гг. в Сибирь уехали 3,1 млн человек. В основном это были крепкие молодые люди, принесшие большую пользу Сибири. Были распаханы пустующие земли, появились новые города. Большинство переселенцев сумело устроиться на новом месте, завести более прочное, чем на родине, хозяйство.

Не всех, однако, ждала удача. В трудном положении оказывались те, кто получал участок в лесных и заболоченных местностях. Многие переселенцы, растратив в борьбе с природой и жизненными обстоятельствами все силы и средства, вернулись в родные места, где у них уже не было ни надела, ни дома. В течение 1906-1911 гг. возвратились более полумиллиона человек. Поток возратившихся особенно возрос с 1910 г.

Переселенческая эпопея 1906-1916 гг., так много давшая Сибири, мало отразилась на положении крестьянства в Центральной России. Численность ушедших за Урал составила всего 18% естественного прироста сельского населения за эти годы. С началом промышленного подъема возросла миграция из деревни в город. Но даже вместе эти два фактора (уход в город и переселение) не смогли поглотить естественный прирост. Земельное утеснение в российской деревне продолжало нарастать.

Что касается промышленного курса П. А. Столыпина, то он мало изучен. Рост частного и государственного предпринимательства, установление разумных налогов и торговых пошлин, активность государственных заказов, активизация акционирования и привлечение иностранного капитала, государственное субсидирование и железнодорожное строительство, техническое переоснащение фабрик и заводов, увеличение экспорта и импорта, разработка и реализация торгово-промышленных программ позволили России иметь самые высокие в мире темпы развития. К 1913 г. страна вошла в пятерку мировых держав.

Государственная карьера П. А. Столыпина была насильственно прервана: 1 сентября 1911 г. он стал жертвой террористического покушения. Впрочем смерть П. А. Столыпина заметно не отразилась на политическом курсе правительства.

Аграрная реформа П. А. Столыпина и намеченные им социальные реформы были последней попыткой социальной модернизации России перед революцией 1917 г.


Поделиться: