3.5. Формирование сословной системы организации общества

Период ХVVII вв. характеризовался двумя взаимосвязанными процессами развития централизованного государства — формированием единой государственной территории за счет объединения русских земель и укреплением политической системы и реальной власти монарха.

Входившие в состав государства новые территории прежде всего становились объектом хозяйственного освоения, крестьянского земледелия. Основой благосостояния оставался земледельческий труд, который создавал общественное богатство, давал государству материальные и демографические ресурсы для нормального функционирования. Основные тенденции развития государственной политики, а также противоречия общества и государства были непосредственно связаны с вопросом о землевладении и крестьянском сословии.

В период образования Русского централизованного государства и его последующего развития существовали особые причины, способствовавшие законодательному закреплению специфической системы сословной организации общества. Главная из них может быть определена как необходимость скорейшей мобилизации его экономических и людских ресурсов в экстремальных условиях хозяйственной разобщенности регионов, низкого уровня развития товарно-денежных связей, рассредоточенности населения и постоянной борьбы с внешней опасностью.

В Русском государстве формировалась поместная система. Основным преимуществом этой системы было то, что государство в своем распоряжении всегда могло иметь значительную военную силу, не затрачивая на ее содержание никаких средств. Условность поместного землевладения состояла в том, что оно не было наследственным и даже пожизненным, а зависело исключительно от самого факта несения службы государству. Помещик должен был не только выходить на службу сам, но и приводить с собой крестьян с соответствующим снаряжением — “конно, людно и оружно”.

Как система поместное землевладение сложилось в конце XV в., когда правительство Ивана III и затем Василия III ввело в поместную раздачу значительный массив новых земель. Уже к середине XVI в. поместье стало самым распространенным видом землевладения в центральных уездах.

Экономическую основу консолидации правящего сословия составляло владение землей и крестьянами. В течение всего XVII в., и особенно во второй его половине, идет постепенное превращение условного землевладения (поместье давалось только на время службы) в безусловное, или вотчинное (передавалось по наследству). К концу XVII в. различия между ними становятся все более формальными, пока, наконец, они не сливаются юридически в петровском указе о майорате 1714 г.

Обратной стороной процесса консолидации дворянства и усиления его экономического могущества стало закрепощение крестьян, последовательно проводившееся государством с конца XV в. и окончательно завершенное юридически в Уложении 1649 г. Отправная точка этого процесса — ограничение права перехода крестьян от одного владельца к другому по их желанию.

Судебник 1497 г. впервые ввел определенный срок этого перехода — за неделю до и неделю после Юрьева дня, приходившегося на 26 ноября по старому стилю. Судебник 1550 г. существенно не изменил это положение, уточнив лишь сумму, которую выплачивал крестьянин старому владельцу при выходе от него, так называемое “пожилое”.

В дальнейшем переход был отменен полностью, и крестьянам остался только один, нелегальный способ обретения свободы — бегство от владельца. Государство, однако, рядом правовых актов увеличивало срок сыска беглых крестьян, а также совершенствовало систему их розыска, а Уложение 1649 г. сделало сыск бессрочным, что означало завершение процесса закрепощения крестьян.

В XVII в. выделялись различные категории крестьянства. По правовому положению существенно различались крестьяне частновладельческие и черносошные. Частновладельческие крестьяне могли принадлежать светским владельцам — помещикам, церковным учреждениям (поскольку церковь в то время располагала крупными земельными владениями) и, наконец, дворцовому ведомству.

Ремесленное и торговое население городов допетровского времени носило общее наименование посадских людей, так как они жили на посадах — в той части города, которая находилась вне крепости и где располагались земли и дворы горожан. Посадское население не было однородным.

В его составе выделялось экономически сильное купечество, входившее в торговые корпорации, которых было три — гости, гостиная и суконная сотни. Посадское население составляло единую тяглую общину.

Основные сословия русского общества XVII в. имели строго определенные обязанности по отношению к государству. Процесс регламентации функций сословий шел постепенно и получил свое правовое оформление в середине XVII в. Соборное уложение 1649 г. стало важнейшим законодательным кодексом допетровской Руси, утвержденным Земским собором. В нем нашло четкое юридическое оформление положение сословий, причем наиболее важным вопросам были посвящены особые главы, например “Суд о крестьянах”, “О поместных землях”, “О посадских людях”, “Суд о холопах” и др. По Уложению крестьяне прикреплялись к земле, посадские люди — к выполнению городских повинностей, служилые люди — к несению военной и других государственных служб.

Расширение территориальных границ государства к концу XV — началу XVI в. поставило вопрос о качественном изменении системы управления. В состав единого государства вошли территории, еще недавно бывшие в составе ряда великих и удельных княжеств, где существовало традиционно княжеское управление.

Чтобы теснее связать местное управление с централизованной властью, было введено наместническое управление. На места в города и волости, в сельскую местность направлялись наместники. Наместники и волостели управляли с помощью своего административного аппарата, который выполнял и судебные функции. Правительство посылало на места надежных людей. Это рассматривалось как служебное поощрение.

Наместники направлялись на ограниченные сроки, в течение которых стремились обогатиться насколько возможно. Это называлось системой кормления. Наместническое управление оказалось чрезвычайно тягостным для населения и недостаточно эффективным для управления.

Особой остроты проблемы внутреннего управления достигли в связи с ростом разбоев и воровства. Перенесение основных функций поддержания правового порядка к местным органам управления становилось необходимым.

Воеводское управление было военным, централизованным. Оно отличалось от наместнического тем, что воеводы не кормились за счет населения. Обязанности воевод определялись специальным наказом, требовавшим проведения ревизии управления за предшествующий период, осуществления обороны города, полицейских функций, суда, пожарной безопасности.

Самоуправление земских учреждений при воеводском управлении сохранялось, причем воевода был главным, а губернские старосты — его соправителями. Активное развитие местного управления отражало стремление властей опереться на более широкую социальную базу в борьбе с боярской аристократией.

Отношения административной системы и населения, земли и власти развивались противоречиво. Сословно-представительные учреждения, опиравшиеся на традиционные представления о взаимодействии централизованной княжеской власти и властных функций народного представительства и его вечевых порядков, не сразу утратили свое значение. Наиболее ярким явлением в развитии сословно-представительных институтов власти в XVI—XVII вв. были Земские соборы.

Они созывались в условиях экономических трудностей, войн, в момент принятия ответственных внутриполитических или внешнеполитических решений, когда правительство нуждалось в поддержке своих действий со стороны более широких слоев населения. Период наибольшего расцвета сословно-представительной монархии в России приходится на XVII в., когда Земские соборы созывались наиболее часто.

Право созыва Земских соборов принадлежало правительству, а решения, принятые ими, не были обязательными для правительства и не ограничивали власти царя. Говорить о сословно-представительной монархии в России ХVІ-ХVІІ вв. можно лишь с формально-юридической точки зрения.

Со времени Ивана Грозного прослеживается особая форма легитимации властных решений — посредством открытого обращения к народу, представленному сословиями.

Направляясь в военный поход на Казанское ханство, царь во Владимире, где собралось войско, произнес обращение “к боярам, воеводам, княжатам, детям боярским дворовым и городовым московской и новгородских земель” о вреде местнических споров, предлагая отложить эту практику во время похода.

В какой-то мере это, возможно, напоминало низшим слоям общества традиционные вечевые обычаи всенародного совета, вызывало определенные иллюзии единения народа и власти. Однако в новых условиях следует интерпретировать этот прием как демагогический. Обращение к представителям населения изначально не предполагает выбора из двух возможных решений (как это было на вече), но, напротив, подразумевает общую поддержку и принятие к исполнению предложенного образа действия.


Поделиться: