11. ПРАВЛЕНИЕ НИКОЛАЯ I

11.1. Ужесточение внутренней политики во второй трети XIX в.

Николай I вступил на престол в условиях политического и социально-экономического кризиса. Восстание декабристов, которое было жестоко подавлено, и сложная ситуация в государстве требовали от Николая I проведения жесткого курса внутренней политики, направленного на укрепление самодержавной власти. Вместе с тем он прекрасно понимал, что реформы в России необходимы, но старался осуществить неторопливое и консервативное их проведение. В этом заключалась сущность политики царя, правившего страной на протяжении 30 лет (схема 147).

Одной из главных целей политики Николая I было усиление самодержавия, распространение власти императора на максимально широкую сферу деятельности государственного управления. Для реализации этой цели прежде всего была проведена реорганизация высших государственных учреждений. Усилилась роль генерал-адъютантов и флигель-адъютантов, которые должны были выполнять функции контролеров во всех сферах жизнедеятельности российского общества.

Принципиально менялось значение Собственной Его Императорского Величества канцелярии. В соответствии с указами 1826 г. повышалась ее роль в деле государственного управления, его правового обеспечения и ужесточения политического сыска. Канцелярия была разделена на отделения по направлениям деятельности.

В функции I отделения канцелярии входило ежедневное информирование царя по всем вопросам жизни страны. Почти все ведомства должны были каждый день по утрам доставлять в это отделение краткие сведения о своей деятельности, а также представлять дела, которые должен был рассматривать сам император.

Обязанности II отделения канцелярии заключались в законотворческой деятельности. Его главной задачей стала систематизация и кодификация законов.

Особая роль в структуре канцелярии отводилась III отделению, которое должно было возглавить политическую полицию страны. Одним из инициаторов его создания был А.Х. Бенкендорф, представивший в январе 1826 г. царю проект «Об устройстве высшей полиции». Николай I поддержал данный проект и назначил автора ответственным за реализацию его на практике. Ведению III отделения подлежали:

— «все распоряжения и известия по всем вообще случаям высшей полиции»;

— сбор сведений о сектантах и раскольниках;

— дела о фальшивомонетчиках и подделке документов;

— контроль за лицами, состоящими под надзором полиции;

— «высылка и размещение людей, подозреваемых и вредных»;

— места заключения, в которых содержались государственные преступники;

— «все постановления и распоряжения об иностранцах»;

— ведение ведомостей «о всех без исключения происшествиях»;

— «статистические сведения, до полиции относящиеся».

События 14 декабря 1825 г. оказали огромное влияние на организацию политической полиции. Самое невинное проявление общественной инициативы казалось Николаю I опасным, ему чудился призрак революционного выступления. Вследствие этого в стране установился усиленный полицейский контроль.

Идеалом государственного управления стали военные порядка со строгой дисциплиной и ответственностью, так же как в свое время для Петра I. Николай I стремился распространить эти принципы на все сферы общества. Отсюда — военизация управления государством. Военные стали управлять сугубо гражданскими ведомствами (лесными, горными), 41 из 53 российских губерний возглавляли военные губернаторы.

Вместе с тем было бы неверно представлять Николая I этаким тупым солдафоном, реакционером и мракобесом, как у нас это иногда делалось. Он был умным человеком, получившим преимущественно военное образование и воспитание, и управлял страной в соответствии со своими воззрениями, доминирующую роль в которых играли незыблемость самодержавия, жесткость, порядок и дисциплина.

Подтверждает это отношение императора к народному образованию. Он понимал несомненную ценность просвещения для развития страны, но жестко поставил его под свой контроль, имев вполне конкретную цель — создание такой системы образования и воспитания, которая исключала бы возможность развития революционных настроений и обязательно была направлена на формирование верноподданнических и охранительных взглядов. Исполнителем этого курса становится министр народного просвещения граф С.С. Уваров. Именно он в 1834 г. создал известную теорию официальной народности «православие — самодержавие — народность», ставшую идеологической основой всей системы гуманитарного образования и воспитания в России в XIX в. В период правления Николая I расширилась возможность получения образования — постоянно увеличивалось число гимназий и уездных училищ, а также количество учащихся в них.

Схема 147

Но наряду с этим в 1835 г. был принят новый университетский устав, серьезно изменивший статус университетов и значительно ограничивший их автономию. По прежнему уставу 1804 г., период действия которого был одним из самых блестящих в истории отечественного просвещения, во главе управления образованием в провинции стояли университеты. По новому уставу они отстранялись от заведования учебными делами в среднем и низшем звеньях, руководство образованием возлагалось теперь на попечителей учебных округов, большинство из которых были генералы, обладающие военно-консервативным мышлением. Министерство получило широкую возможность вмешиваться в деятельность университетов, право утверждать и назначать преподавателей, что означало утрату их автономного устройства.

Реакционное направление политики Николая I проявилось и в других сферах культурной и духовной жизни. Так, в 1826 г. был принят новый цензурный устав, который прозвали «чугунным». Цензоры бдительно следили, чтобы в художественных произведениях и прочих публикациях не порицался монархический строй, чтобы отсутствовало религиозное вольномыслие, чтобы не было несанкционированных предложений о возможных преобразованиях. Цензура, являвшаяся на первых порах прерогативой министерства народного просвещения как главного идеологического ведомства, очень скоро стала осуществляться всеми основными государственными бюрократическими структурами, что превзошло все разумные пределы. Например, даже управление коннозаводства обзавелось собственной цензурой. Но и этого оказалось мало. В 1848 г. для руководства цензурными органами был создан специальный Цензурный комитет, строго следивший за печатью и сурово каравший за малейшие, самые невинные, намеки на свободу и отступления от официального курса.

Жестоко расправилось царское правительство с раскольниками и сектантами (духоборами, молоканами и др.), считавшимися вредными для общества элементами. Их арестовывали, ссылали в Сибирь, отдавали в солдаты, уничтожали целые поселения. По существу, отступление от православной веры стало рассматриваться как уголовное преступление.

Подавление польского восстания 1830—1831 гг. позволило Николаю I уничтожить элементы представительства и конституционализма в Польше. Вместо конституции, дарованной полякам Александром I, в 1832 г. вводился новый «Органический статут», согласно которому Царство Польское объявлялось «неотъемлемой частью» Российской империи, а российский император автоматически становился польским королем. Парламент (Сейм) прекращал свое существование, распускалась польская армия. Управление Польшей возлагалось на Административный совет, который возглавлял наместник, назначаемый российским царем.

Для укрепления самодержавия Николай I стремился консолидировать его важнейшую опору — дворянство. В манифесте 1831 г. предусматривались меры, направленные на достижение этой цели. Так, для лиц, имеющих право участвовать в выборах дворянских представителей на сословные и административные должности, повышались нормы имущественного ценза. Отныне непосредственно в выборах могли принимать участие только те, кто имел в пределах губернии 3 тыс. десятин земли или не менее 100 душ крепостных. Дворяне, владевшие меньшим имуществом, могли выбирать только уполномоченных, а имевшие 5 душ или менее 150 десятин земли вообще к выборам не допускались.

Ужесточался также регламент присвоения дворянских званий (ценз повышался с VIII до V класса). Для того чтобы закрыть путь в ряды дворянства выходцам из других сословий (купечества, духовенства) и лицам, получившим образование, а в то же время как-то поощрить наиболее активную их часть, в соответствии с законом 1832 г. учреждается новое сословие — потомственные и личные почетные граждане. Потомственными почетными гражданами могли стать дети личных дворян и духовенства, имевшие определенный образовательный ценз, а по особому ходатайству — крупные купцы и предприниматели, ученые, работники творческих профессий, получившие ученые степени и дипломы. Личное почетное гражданство получали: по рождению — дети священнослужителей, не имевшие установленного образовательного ценза; по особому ходатайству — лица, окончившие высшие учебные заведения; по выслуге лет — низшие служебные чины. Потомственные и личные почетные граждане освобождались от телесных наказаний и рекрутской повинности.

В 1845 г. возрождается майорат, запрещавший дробление помещичьих наделов при наследственной передаче.

Все эти меры в сословной политике Николая I были направлены на усиление позиций наиболее богатой, консервативно-привилегированной части дворянства.

В результате очень жесткой внутренней политики император укрепил и стабилизировал государственную систему России. При этом самодержавие должно было опираться на прочную правовую основу, поэтому Николай I придавал большое значение кодификации1 законов.

В начале XIX в. считалось действующим Соборное Уложение 1649г. Изданные после него многочисленные законы, манифесты и указы очень часто противоречили и Уложению, и друг другу. Необходимо было привести в систему огромное число нормативных правовых актов. Данную задачу блестяще решило II отделение канцелярии во главе с М.А. Балугьянским и М.М. Сперанским.

Роль первой скрипки в этом деле играл М.М. Сперанский, энергично взявшийся за дело. В 1830 г. был завершен первый этап кодификации и издано Полное собрание законов Российской империи в 45 томах, включавшее в себя все законодательные акты, изданные с 1649 по 1825 г. Свод законов в 15 томах, принятых уже при Николае I, вышел в 1839 г.

Впервые в России была проделана гигантская систематизационная правотворческая работа, поднявшая роль права в обществе и заложившая основы будущей судебно-правовой реформы.

Следует признать, что наиболее успешные преобразования проводились в экономико-финансовой сфере.

Неоценимую роль в этом сыграл реформатор консервативного толка Е.Ф. Канкрин, бывший с 1823 по 1844 г. министром финансов России. Он был сторонником покровительства отечественной промышленности за счет протекционистских таможенных пошлин. Канкрин активно способствовал улучшению организации торговли. В 1832 г. были приняты новый устав о векселях, уставы о торговой несостоятельности, коммерческих судах, петербургской бирже. Ему удалось добиться пополнения казны за счет введения новых податей и сборов. Он восстановил систему винных откупов (1827), ввел уплату подушной подати инородцами (1827), снизил налог на соль и отменил внутренние судоходные пошлины. Венцом его обширной деятельности стала масштабная финансовая реформа 1839—1844 гг.

Денежная реформа была направлена на укрепление положения российского рубля и стабилизацию финансовой системы страны.

1 Кодификация — систематизация нормативных правовых актов.

Реформа последовательно прошла четыре основные стадии.

1. Определение точного курса ассигнаций (бумажных денег) по отношению к серебряному рублю, который официально был объявлен главной денежной единицей:

3,5 рубля ассигнациями = 1 серебряному рублю.

2. Выпуск так называемых депозиток, которые выдавались тем, кто сдавал государству металлические деньги или благородные металлы, и которые должны были храниться у государства и выдаваться по первому требованию.

3. Выпуск кредитных билетов, обеспеченных серебряным фондом.

4. Выкуп всех ассигнаций и замена их кредитными билетами, обеспеченными серебром и свободно размениваемыми на металлические монеты.

Последняя стадия была уже собственной идеей Николая I и завершала реформу.

В целом реформа прошла успешно, и финансовая система устойчиво действовала до Крымской войны.

Главным, конечно, оставался крестьянский вопрос (схема 148). Им занималось множество секретных комитетов, создаваемых по указам императора в 1826, 1839, 1840, 1848 гг. с целью выработки вариантов постепенного облегчения участи крестьян с перспективой отмены крепостного права в будущем. Но решить основную проблему российской действительности так и не удалось. Лейтмотивом к этому может служить собственное высказывание Николая I: «Нет сомнения, что крепостное право в нынешнем его у нас положении есть зло, для всех ощутительное и очевидное, но прикасаться к оному теперь было бы злом, конечно, еще более гибельным».

Очень скоро в секретных комитетах перестали обсуждать проблемы глобальной отмены крепостного права, а рассматривали вопросы по упорядочению отношений между крестьянами и помещиками, улучшению управления удельными и государственными крестьянами.

Акцент в крестьянском вопросе делался на государственных крестьян, что не создавало угрозы недовольства со стороны помещиков.

Государственные крестьяне с давних пор жили общинами, которыми управляли выбранные старосты. Они не находились под властью помещиков. С 1801 г. эти крестьяне имели право приобретать в собственность землю, заключать договоры, свободно выбирать род занятий, переходить в городское сословие. Но их юридический статус не был гарантирован. Общины могли быть превращены в военные поселения, а государственные крестьяне могли быть переданы удельному ведомству (т.е. в собственность царской фамилии). Экономически они полностью зависели от государства, платили подати и несли повинности.

Схема 148

Именно государственных крестьян Николай I решил сделать главным звеном при постепенном и осторожном разрешении крестьянского вопроса.

В 1837—1841 гг. под руководством П.Д. Киселева была осуществлена реформа управления государственными крестьянами. По его мнению, основной причиной их обеднения был недостаток покровительства и надзора, вследствие чего крестьяне были перегружены налогами и работами. Поэтому считалось, что с помощью системы организационноуправленческих и правовых мер можно серьезно улучшить положение крестьянства. Было создано министерство государственных имуществ, на местах — особые палаты государственных имуществ, а в уездах — окружные управления. Основу деятельности составляла реализация системы попечительства над крестьянами, суть которой заключалась в увеличении наделов малоземельных крестьян, налаживании равномерного оброчного обложения, организации их переселения на свободные государственные земли, улучшении агротехники, широком строительстве школ и пунктов медицинского обслуживания и т.п.

Реформа не полностью оправдала возлагаемые на нее надежды и имела как негативные, так и позитивные последствия для государственных крестьян.

Царское правительство через деятельность секретных комитетов пыталось найти новую форму освобождения крестьян от крепостной зависимости, которая заменила бы порядок, предусмотренный законом «О вольных хлебопашцах». Такой формой могла быть система инвентарей — специальных отношений, регламентирующих взаимоотношения помещиков и крестьян, которые планировалось ввести в западных губерниях. В итоге последовал царский указ «Об обязанных крестьянах» (1842), согласно которому помещики добровольно могли предоставлять крестьянам личную свободу при условии аренды ими земли и четких повинностях. Указ не имел серьезных практических последствий. Из 10 млн душ крепостных лишь 24 тыс. заключили с помещиками договоры.

Последние правовые акты по крестьянскому вопросу в период царствования Николая I касались облегчения участи дворовых крестьян. В 1844 г. помещикам дано право за выкуп отпускать их на волю. Таким же образом могли получить свободу дворовые владельцев имений, заложенных в кредитных учреждениях. В 1847 г. крестьянам была дана возможность выкупаться с землей -целыми семьями в случаях, когда имения продавались с торгов за долги.

Все послабления относительно положения крестьян закончились в 1848 г., когда мощные революционные события охватили Европу и Николай I под их влиянием прекратил всякие, даже непоследовательные, попытки преобразований в этом направлении.


Поделиться: