Книги по истории для студентов

2. Воцарение Николая I и восстание декабристов

19 ноября 1825 г. в Таганроге, где он сопровождал жену на лечении, скончался Александр I. Известие о его смерти достигло Петербурга только 27 ноября. Сына у скончавшегося императора не было, и наследником престола являлся его брат Константин. Но женатый на простой польской дворянке, особе не царской крови, Константин по правилам престолонаследия не мог бы передать престол своим потомкам и поэтому отрекся от престола. Необнародованное при жизни императора отречение не получило силы закона, поэтому наследником престола продолжал считаться Константин. Он воцарился после смерти Александра I, и 27 ноября население было приведено к присяге Константину. Формально в России появился новый император — Константин I.

Константин, в свою очередь, находясь в Польше, престола не принимал и колебался в окончательном решении. Создалось двусмысленное и крайне напряженное положение междуцарствия. Наконец, после повторного отказа Константина Павловича от престола, в результате долгого ночного заседания Сенат признал юридические права на престол другого брата скончавшегося императора - Николая Павловича.

На 14 декабря была назначена вторая присяга— «переприсяга. Все это создало запутанную политическую ситуацию, которой и решили воспользоваться заговорщики в Петербурге, вошедшие в историю под именем «декабристы».

Они решили помешать войскам и Сенату принести присягу новому царю. Восставшие войска должны были занять Зимний дворец и Петропавловскую крепость, царскую семью планировалось арестовать и убить. После этого восставшие хотели потребовать от Сената опубликовать всенародный манифест, в котором провозглашалось бы «уничтожение бывшего правления», отмена крепостного права, равенство всех перед законом, выборность чиновников и др. После этого должен был быть созван Всенародный собор (Учредительное собрание), которое должно было решить вопрос о форме правления — конституционная монархия или республика.

14 декабря 1825 г. К 11 часам утра 30 офицеров-декабристов вывели Сенатскую площадь около трех тысяч человек: солдат Московского и Гренадерского полка и матросов Гвардейского морского экипажа. Восстание началось, но план его стал рушиться. Один из заговорщиков, Каховский, рано утром отказался совершить акт цареубийства, не желая быть террористом-одиночкой. Другой, Якубович, отказался вести восставшие части на Зимний дворец, боясь, как он говорил, резни во дворце и убийства царской семьи. На площадь не явился руководитель восстания полковник Трубецкой. Он ходил около здания Генерального штаба, выглядывая из-за угла, откуда просматривалась Сенатская площадь, стараясь узнать, много ли собралось восставших войск и стоит ли ему рисковать жизнью. К 11 часам утра выяснилось, что Сенат уже присягнул Николаю I, и сенаторы разъехались по домам. Здание Сената опустело.

Тем временем Николай I стянул к Зимнему дворцу верные войска. Сначала он пытался уговаривать восставших и послал к ним петербургского генерал-губернатора М.А. Милорадовича и митрополита Серафима. Первый был смертельно ранен П.Г. Каховским, а Серафима попросили «удалиться».

После того как две конные атаки были отбиты оружейным огнем восставших, Николай I отдал приказ о применении артиллерии. Залп картечью с близкого расстояния расстрелял в упор боевое каре мятежников и обратил их в бегство. К утру восстание было подавлено.

Была создана главная Следственная комиссия, под арест были взяты 319, виновными были признаны 289, из них 121 человек предан Верховному уголовному суду, который разделил их на 11 категорий по степеням виновности. Вне этих разрядов оказались пять человек, приговоренных к четвертованию, которое было заменено повешением: К.Ф. Рылеев, П.И. Пестель, П.Г. Каховский, С.И. Муравьев-Апостол и М.П. Бестужев-Рюмин. 88 человек были отправлены на каторгу с последующим пожизненным поселением, 19 — приговорены к ссылке в Сибирь, 9 офицеров разжаловали в солдаты. Репрессиям подверглись свыше 3 тысяч солдат. Из них 178 человек приговорили к наказанию шпицрутенами (их прогоняли от одного до 12 раз сквозь строй из тысячи солдат).

Предыстория восстания декабристов такова: в 1816 г. возникло первое тайное общество в России, заговорщики назвали его «Союз спасения». Его организатором стал полковник Гвардейского Генерального штаба Александр Муравьев. Почти все члены общества принадлежали к титулованным дворянским семьям, С. Трубецкой и Е. Оболенский были даже Рюриковичами. Все они имели блестящее образование, владели несколькими языками, были участниками войны 1812 г., побывали с русской армией за границей.

Позднее члены «Союза спасения» стали организаторами Южного и Северного обществ декабристов. Южное общество в качестве своей программы действий приняло разработанную П. И. Пестелем «Русскую правду». В соответствии с этим документом «ничего не остается делать, как разрушить общество прежде всякого действия». П. И. Пестель считал, что достигнуть этого можно лишь революционным, насильственным путем с помощью беспощадной революционной диктатуры. В число мер, направленных на достижение будущего общего блага, справедливости, всеобщего равенства, он предусматривал цареубийство, истребление всей царской семьи, включая детей. Основными программными положениями были ликвидация в стране монархии, учреждение республики, уничтожение крепостного права как постыдного состояния людей, превращение России в единое унитарное государство, решение «еврейского вопроса» путем выселения евреев из России. Все население страны объявлялось гражданами России с равными правами, сословия упразднялись. Место монарха должен был, по мысли Пестеля, занять однопалатный парламент — Народное вече, а в качестве исполнительной власти — состоящая из пяти человек Державная дума, во главе которой должен стоять президент, занимающий этот пост в течение одного года. Радикально предлагал решить Пестель и крестьянский вопрос. Всю землю, находящуюся в пользовании, он предполагал разделить на две разные части: одну — передать в общественную собственность и из нее бесплатно наделить всех крестьян; другую — передать в частную собственность граждан с тем, чтобы любой желающий, в том числе и помещики, могли приобретать ее в собственность.

Северное общество пошло по другому пути. Его программой стала «Конституция», разработанная одним из ее лидеров Н. М. Муравьевым. Согласно этому документу, Россия оставалась монархией. Наследственный император должен быть главой исполнительной власти. Н. М. Муравьев мыслил сделать его «верховным чиновником Российского государства». Императору полагался значительный оклад, из которого он мог содержать придворный штат, но сами придворные лишались избирательных прав и поэтому не могли влиять на судьбы страны. По «Конституции» Муравьева Россия объявлялась федеративным государством. Всю Россию он предлагал поделить на «державы» со своими столицами, а столицей страны сделать Нижний Новгород.

Н. Муравьев предлагал ввести в стране законодательный орган — двухпалатный парламент, названный им Народным вечем. Н. Муравьев и его приверженцы выступали против революционной диктатуры, цареубийства, поголовного насилия и рассчитывали, что после революционного переворота, который они признавали правомерным, поскольку правительство тормозило реформы, будет созвано Учредительное собрание, которое и проведет «Конституцию» в жизнь. Но этим планам не суждено было сбыться.

Восстание декабристов имело большое значение в истории революционного движения России. Это было понято уже их современниками: "Не пропадет ваш скорбный труд", - писал осужденным декабристам А. С. Пушкин в своем "Послании в Сибирь". В. И. Ленин рассматривал восстание декабристов как первый, дворянский этап, революционного движения. "Страшно далеки они от народа. Но их дело не пропало. Декабристы разбудили Герцена...", - писал он. Герцен символизировал следующий разночинский этап революционного движения, вслед за которым начался пролетарский период освободительной борьбы.

Воцарение Николая I сопровождалось смутой, кровавыми событиями, и это навсегда запечатлелось в его памяти. В период своего правления он прилагал немало усилий, чтобы не допустить повторения 14 декабря. Император не сомневался, что самодержавная, «Богом данная» власть царя, — необходимая форма правления в России. Он терпеть не мог «всякие там конституции и парламенты», которые приводили лишь к хаосу и нарушали древнейший принцип законной, легитимной власти коронованных правителей.

В самом начале Николай I заявил, что желает, чтобы жизнь в стране регулировалась законом. Под руководством М. Сперанского появился 15- томный «Свод законов Российской Империи», законы в котором были уже расположены по тематико-хронологическому принципу Царь считал, что в каждом государственном учреждении («присутственном месте») должно находиться собрание государственных норм и правил, поэтому Свод отпечатали большим тиражом и разослали во все концы империи. Однако это привело не к становлению правового государства, где все равны перед законом, а к всевластию государственной бюрократии, усилению полицейского надзора.

Среди высших государственных органов империи существовала «Собственная Его Императорского Величества Канцелярия», занимавшаяся личной перепиской императора. При Николае I Канцелярия быстро разрослась. Наиболее значительная роль отводилась III отделению, ему передавались функции цензуры, организация розыска и следствия по всем политическим и уголовным делам. Главным начальником III отделения был назначен А. X. Бенкендорф, который деятельно помогал подавить мятеж 14 декабря 1825 г. Он считал, что «преступное выступление против власти» стало следствием того, что некоторые дворяне забыли свой священный долг: верно, преданно, самозабвенно служить своему государю и империи». Бенкендорф был также шефом Корпуса жандармов, которому помимо недопущения беспорядков надлежало держать под наблюдением политические настроения различных групп населения.

Деятельность ведомства, возглавляемого А. X. Бенкендорфом, с самого начала вызвала недовольство различных лиц. Даже славянофилы братья Аксаковы называли царствование Николая I "душевредным деспотизмом, угнетательской системой", а его самого "фельдфебелем" и "душегубцем", который "сгубил и заморозил целое поколение" и при котором "лучшие годы прошли в самой удушливой атмосфере".

Но, с другой стороны, безопасность государства надежно охранялась, и за все тридцать лет правления Николая I возник лишь один значительный заговор, который удалось быстро раскрыть. Это был кружок «петрашевцев» — по имени его организатора — М. В. Петрашевского. Участники нелегальных собраний вынашивали планы создания тайного общества, с тем, чтобы путем крестьянского восстания свергнуть царскую власть и установить республику. Членов тайного общества арестовали в апреле 1849 г. По делу петрашевцев к следствию привлекли 123 человека, 21 из которых были приговорен к расстрелу. Царь отменил смертный приговор, участников сослали на разные сроки на каторгу в Сибирь. (Одним из обвиняемых по делу проходил писатель Ф. М. Достоевский.)

Идейным выражением охранительного направления была так называемая теория "официальной народности". Принципы ее были сформулированы министром народного просвещения графом С. С. Уваровым - "православие, самодержавие, народность". "Народность" трактовалась как приверженность народных масс к "исконно русским началам" самодержавию и православию.

В период николаевского царствования большую роль играли национальный вопрос и имперские интересы.

На Венском конгрессе 1815 г. часть Польши, отошедшая еще в 1795 г. к России, была расширена и определена как Королевство Польское (Царство Польское). Все европейские страны признали его неотъемлемой частью Российской империи. Русский император считался и царем Польским.

Наместником (представителем императора) в Варшаве являлся старший брат Николая I великий князь Константин Павлович. Польская аристократия и шляхта (мелкопоместное дворянство) настроены были резко антирусски и не скрывали подобных настроений. Они активно поддерживали Наполеона, многие непосредственно участвовали в военных действиях в России. Важная причина взаимного неприятия коренилась и в религии. Поляки являлись католиками, а Польская католическая церковь подчинялась римскому папе (Ватикану). Польское дворянство и католическое духовенство к православным крестьянам (русским, белорусам, украинцам) относились с нескрываемым презрением, часто иначе как «быдлом» (скотиной) их не называло.

Восстановить полную политическую независимость Польши — являлось желанием, лозунгом всех польских националистов. Националисты мечтали не только о независимости, но и о создании «Великой Польши от моря и до моря» (от Балтийского до Черного), которой ранее никогда не существовало.

Это должно было рано или поздно привести к столкновению, и в 1830 г. оно произошло, 17 ноября группа военных заговорщиков напала на дворец Бельведер в Варшаве, где находился великий князь Константин Павлович. Брату царя удалось в последний момент спастись бегством, но многих из его окружения восставшие убили. На следующий день по всей Польше начались грабежи и убийства русских и всех тех, кто подозревался в симпатии к России.

Почти все польское войско изменило присяге, данной русскому царю, и перешло на сторону мятежников. В Варшаве было создано Временное правительство, провозгласившее независимость и предложившее императору мирные переговоры.

Николай I подобное предложение отклонил, заявив, что если мятежники не сложат оружия, то они сами уничтожат Польшу. Но это предупреждение не произвело никакого впечатления в Варшаве, и польская армия начала военные действия против частей русской армии. 13 феврале 1831 г. около варшавского предместья Праги русские войска под командованием фельдмаршала графа И. И. Дибича наголову разбили польские соединения, остатки которых укрепились в Варшаве.

Весной 1831 г. начала распространяться холера, завезенная в 1830 г, в Россию из Индии. Она поразила и русскую армию. Умирало много солдат. От холеры скончался граф И. И. Дибич (29 мая 1831 г.), а 15 июня того же года от страшной эпидемии умер наместник в Царстве Польском великий князь Константин Павлович. Русская армия под командованием генерал-фельдмаршала графа И. Ф. Паскевича 28 августа 1831 г. вступила в Варшаву, и командующий написал царю: «Варшава у ног Вашего Величества».

1 февраля 1832 г. был издан так называемый «Органический статут», коим упразднялась польская конституция, ликвидировалось польское войско и самостоятельные финансы. Однако царь не хотел лишать поляков всех прав. Были оставлены в силе все местные судебные законы, а польский язык сохранен при судопроизводстве.

На время Николая I пришлась Кавказская война, связанная не только с геополитическими интересами России, но и со сложным национальным вопросом. Она началась еще при Александре I и длилась с перерывами около тридцати лет.

В северо-восточной части Кавказского хребта издавна обитали горские племена черкесов, чеченцев, лезгин, ингушей, кумыков, аварцев, не подчинявшиеся никаким чужим законам. Они отличались чрезвычайной воинственностью, не занимались обработкой земли, а традиционно пасли овец и промышляли грабежом. Они не признавали власть «белого царя» и по мере укрепления позиций России все чаще и чаще атаковали русские воинские посты, грабили и жгли населенные центры, а людей или убивали, или превращали в рабов.

С горцами пытались договориться, их вождям предлагались выгодные условия, сохранение всех их привилегий при условии признания власти царя и прекращения набегов на равнинные районы. Но все было тщетно. В интересах сохранения целостности и крепости Российской империи усмирение горных районов Кавказа становилось настоятельно необходимым.

Особенно упорные военные действия разгорелись в 30-40-е гг. XIX в., когда горские племена Дагестана и Чечни объединил под своим руководством имам Шамиль. Борьба была жестокой и кровопролитной. Русским воинским частям приходилось действовать в труднодоступной местности, удаляясь от своих баз на десятки и сотни километров. Верные Шамилю горцы действовали смело, нападали неожиданно и затем так же внезапно исчезали. Но русская армия медленно, но неуклонно, шаг за шагом, продвигалась в горные районы.

Мятежный имамат вызывал повышенный интерес и сочувствие у врагов России. Особенно большое внимание к Шамилю проявляла Турция, к Шамилю нелегально пробирались посланцы султана, привозили деньги, оружие. Когда в 1853 г. началась Крымская война, то турки решили начать поход на Кавказ, соединиться с войсками Шамиля и изгнать русских с Кавказа. Но этот план провалился. Турецкая армия потерпела сокрушительное поражение, а войско Шамиля, спустившись с гор в долины Грузии, занялось грабежом, забыв о союзнических обязательствах.

Наместник на Кавказе князь А. И. Барятинский понимал, что с горцами надо бороться не только силой оружия. Он проводил дружественную политику по отношению к мирным горцам, задабривая деньгами и дарами их вождей, которые один за другим приносили клятву на верность России. Шамиля начинали покидать многие соратники.

В начале августа 1859 г. с отрядом в несколько десятков человек — остатками своего «священного воинства» — Шамиль отправился в высокогорный аул Гуниб, расположенный среди неприступных скал Дагестана. 18 августа 1859 г. он получил предложение А. И. Барятинского сдаться на почетных условиях, имам не ответил. Русская армия начала штурм. Положение имама становилось безвыходным. Даже его сыновья заявили, что если он не сдастся, то они перейдут на сторону русских. В конце концов, 25 августа Шамиль капитулировал.

Внешняя политика Российской империи весь XVIII и XIX вв. неизбежно замыкалась на события, происходившие на южных рубежах страны. Россия, как и другие мировые державы, была обеспокоена решением так называемого Восточного вопроса, обозначившегося еще в конце XVIII в. и связанного с наметившимся распадом Османской империи. Как распорядиться наследством этой империи? Как получить максимально возможные выгоды от дележа этого наследства?

Интересы России, стремившейся добиться зашить православные народы, утвердить свое влияния в проливах Босфор и Дарданеллы, противоречили устремлениям других держав, не желавших усиления царской империи.

В последние годы царствования Николая I события вокруг Турции опять обострились, дело дошло до войны.

Повод к ней казался малозначительным: Россия была возмущена притеснениями, чинимыми турецкими властями православным верующим, в том числе и русским подданным, совершавшим паломничества по Святым Местам в Палестине (не пускали в храмы, мешали молиться, закрывали для них гостиницы и постоялые дворы и т.д.).

В начале 1853 г. царь направил в Стамбул специальную миссию, которая потребовала от султана прекратить гонения на православных и признать Россию их покровительницей. Турецкое правительство колебалось, но когда выяснилось, что Франция и Англия целиком на его стороне, то отвергло притязания России. 27 сентября 1853 г. султан объявил войну России.

После того, как на Кавказе русские войска разбили турецкую Анатолийскую армию, Англия и Франция решили непосредственно выступить против России, англо-французский флот вошел в Черное море и начал готовиться к военным действиям. В апреле 1854 г. корабли англичан и французов стали обстреливать Одессу, а эскадра союзников (34 линейных корабля и 55 фрегатов) блокировали русский флот в Севастополе.

2 сентября 1854 г. англо-французские войска численностью в 62 тыс. человек при 134 артиллерийских орудиях высадились в Евпатории. Русская армия на реке Альма потерпела поражение и отступила к Севастополю. Через несколько дней войска союзников подошли к Севастополю, гарнизон которого насчитывал всего 18 тыс. человек, командовали здесь вице-адмирал В. А. Корнилов и адмирал П. С. Нахимов. Началась героическая оборона Севастополя, длившаяся 349 дней.

Лишь 27 августа 1855 г. был захвачен господствующий над городом Малахов курган, а русские войска отошли на север. Корабли Черноморского флота были затоплены в бухте Севастополя, что сделало ее непригодной для использования неприятельским флотом.

Но силы всех участников были истощены. (Англия потеряла 22 тыс. солдат, Франция около 100 тыс.). Турция находилась на грани развала, Франция — на краю финансового краха, а в Англии росло общественное недовольство долгой и дорогой Восточной войной. Тяжелое положение сложилось и в России. Финансы были расстроены, ее флот серьезно пострадал, было много жертв. На полях сражений погибли выдающиеся военачальники — П. С. Нахимов, В. А. Корнилов.

К концу 1855 г. военные действия фактически прекратились и в Вене начались мирные переговоры, которые затем продолжились в Париже. Здесь 18 марта 1856 г. был подписан Парижский мирный договор. Он, как и следовало ожидать, оказался для России неблагоприятным, Черное море объявлялось нейтральным, России и Турции запрещалось иметь там свои военные флоты.

Хотя интересы России, несомненно, ущемлялись, особенно это касалось запрета иметь Черноморский флот, однако Парижский трактат совершенно не походил на капитуляцию России. Через четырнадцать лет, в 1870 г., Россия отказалась выполнять статьи Парижского мирного договора, и он потерял свою силу.