§ 30. Латинская Америка во второй воловине XX — начале XXI в.

Национал-реформизм и модернизация 1940—1950-х гг. Во время Второй мировой войны создались благоприятные условия для развития национального капитала в Латинской Америке. Выросли цены на сырьё, ослабло влияние иностранного капитала, увеличились средства для вложения в национальную промышленность. Выпуск промышленной продукции в 1958 г. превысил довоенный в 3 раза. Это было следствием модернизации латиноамериканского общества в 1940—1950-е гг. Важную роль в этой политике стали играть национал-реформистские партии, многие из которых иногда оказывались у власти.

Хуан Перон (1895—1974)

Аргентинский политический деятель, генерал. Служил военным атташе в Риме и Берлине, что повлияло на формирование его взглядов и дало ему политический опыт. В 1943 г. участвовал в военном перевороте и стал министром труда и социального обеспечения. На этом посту Перон и его жена Ева Перон приобрели популярность. В феврале 1946 г. Перон был избран президентом (1946—1955). Правительство X. Перона провело широкую национализацию иностранной собственности, создав сильный государственный сектор, приняло планы экономического развития, новое трудовое законодательство, улучшавшее положение трудящихся, поддерживало национальный капитал. В 1955 г. окрепшая национальная буржуазия, недовольная государственной опекой и опорой Перона на рабочих и конфедерацию труда, а также часть армейского офицерства свергли его авторитарный режим. В 1973 г. Перон был вновь избран президентом, но вскоре умер. X. Перон в середине 1940-х гг. создал широкое националистическое движение, объединив различные классы и слои общества, вплоть до крупной буржуазии. Его концепция справедливости призывала к объединению аргентинской нации в целях ликвидации зависимости, отсталости и построения общества социальной справедливости.

Большинство латиноамериканских стран приняло стратегию так называемой импортзаменяющей индустриализации, т. е. политики поощрения производства тех товаров и продуктов, которые раньше в страну ввозились. Эта политика отражала стремление окрепшего национального предпринимательства усилить своё влияние в государственном управлении, потеснить иностранные компании и связанную с ними агросырьевую олигархию, создать благоприятные условия для развития национальной экономики. На этой основе активизировались массовые национал-реформистские партии и движения. Некоторые из них приобретали популистский характер, например перонизм в Аргентине.

Национал-реформистский курс политики проводили правительства Мексики. Демократический режим отличался сильной президентской властью, политикой уступок рабочему движению. В Мексике продолжались аграрная реформа, создание в ряде сфер хозяйства государственного сектора. Рост экономических связей на североамериканском континенте впоследствии (1993) подвёл Мексику к участию в интеграционной системе Североамериканского соглашения о свободной торговле (НАФТА).

Сходные черты с курсом Перона имела политика Ж. Варгаса в Бразилии в период «нового государства» (1937—1945) и его президентства в 1951—1954 гг.

В отличие от национал-реформизма, под влиянием кубинской революции в ряде стран в 1960-е и первой половине 1970-х гг. пришли к власти революционные, левонационалистические режимы, часто опиравшиеся на революционное офицерство. После победы кубинской революции в 1959 г. революционерам в Латинской Америке казалось, что перспективен путь вооружённых революций и партизанских битв. Подогревала подобные идеи и маоистская пропаганда.

Митинг в поддержку Перона у стен парламента в Буэнос-Айресе. 1955 г.

Эрнесто Гевара (Че; 1928—1967)

Латиноамериканский революционер. Родился в Аргентине, учился на врача. Протестуя против правительства Перона, которое он считал крайне правым, в 1953 г. эмигрировал. Принял участие в кубинской революции 1959 г. На Кубе по популярности был третьим лицом после братьев Фиделя и Рауля Кастро. Уехал в 1965 г. в Конго, а затем в Боливию для организации партизанского движения. Погиб в бою с карателями.

В результате военных переворотов в 1960-е гг. в целом ряде стран (Перу, Боливия, Эквадор, Гондурас) пришли к власти левонационалистические режимы. Это было новым явлением в регионе.

Они провели национализацию промышленности (нефтяной, горной и др.), где ведущую роль играл иностранный капитал. Был создан мощный государственный сектор, проведено радикальное перераспределение земли в пользу крестьянства, утвердился принцип смешанной экономики. Эти преобразования осуществлялись авторитарнодиктаторскими методами «революции сверху».

Латинская Америка в 1970—2000-е гг.

Поворот к неоконсерватизму. До середины 1970-х гг. политика модернизации означала курс на создание государственного сектора и усиление государственного регулирования, защиту национального рынка, социальные преобразования. Политическое направление этого курса получило наименование национал-реформизм и экономический национализм.

С середины 1970-х гг. в мировой экономике обозначился крутой поворот. Технологическая революция в развитых капиталистических странах и экономические кризисы ускорили процесс обновления производства. В таких условиях гигантские монопольные государственные компании, сросшиеся с бюрократическим аппаратом, превращались в тормоз экономического развития. Приватизация части государственного сектора стала экономической необходимостью.

Участие в процессе глобализации, иначе говоря, в расширении мировых хозяйственных связей, привлечение современной технологии и иностранного капитала стали частью стратегии латиноамериканских стран.

Суть новой стратегии модернизации состояла в разгосударствлении собственности и поощрении механизмов свободной рыночной экономики. Таким образом, в странах региона произошло кардинальное переосмысление места государства в жизни общества. Ушло в прошлое крайнее преувеличение роли государства.

Основными источниками накопления капиталов и модернизации стали широкое привлечение иностранного капитала в форме инвестиций, займов и кредитов, развитие экспортных отраслей. Эта политика привела к развитию производства в области энергетики, электронной промышленности, к ускорению научно-технического прогресса. В 1980 г. валовой национальный продукт региона превзошёл уровень 1960 г. в 3,5 раза.

Но эти процессы имели и негативные стороны: поражение левых сил в целом ряде стран и установление авторитарных режимов, громадный рост внешней задолженности (в 18 раз за период 1970—1983 гг.), колоссальные выплаты по внешним долгам, рост инфляции. Хотя в ряде отраслей занятость увеличилась, в целом число безработных выросло. Увеличился слой бедных, нищих и оказавшихся на обочине жизни групп населения (маргинальные слои).

Переход к демократизации в 1980-е гг. Политика военных режимов и негативные последствия модернизации усилили напряжённость в обществе. Недовольство вызывало и отсутствие демократических свобод и прав человека. В странах континента стали нарастать забастовки, развёртывалась борьба за демократические права, в неё включились средние слои, мелкие и средние предприниматели. Господствующие элиты укрепили своё положение и не нуждались в репрессивных режимах.

Изменилась социальная структура латиноамериканского общества. Оно стало городским и индустриальным. Повысился уровень образования населения. В итоге в Латинской Америке начался процесс демократизации.

Демократические режимы были восстановлены: в 1983 г. в Аргентине, после поражения в конфликте с Англией из-за Фолклендских островов; в 1985 г. в Бразилии и Уругвае; в 1989 г. в Парагвае. В 1990 г. власть в Чили от диктатора А. Пиночета перешла к конституционному левоцентристскому правительству. С политической карты Латинской Америки исчезла последняя диктатура.

Потерпели поражение также попытки создания общества, альтернативного капиталистическому. Сандинистская революция в Никарагуа привела к установлению революционного режима (1979—1990). Однако она закончилась примирением враждующих сторон. Никарагуанская революция замкнула круг революций, начатый в 1910 г. мексиканской революцией.

Разрушительные насильственные формы политической борьбы, столь характерные для латиноамериканской истории, стали сменяться конструктивными, демократическими. Впервые в своей истории к концу XX в. Латинская Америка развивается без диктатур и революций.

На рубеже XX—XXI вв. в Латинской Америке произошёл левый поворот. В результате демократических выборов к власти пришли в Венесуэле Уго Чавес (1998, 2002, 2006), в Бразилии Лула да Силва (2002, 2006), в Аргентине Нестор Киршнер (2003—2010), в Уругвае Табаре Васкес (2004), в Никарагуа Даниэль Ортега (2006), в Эквадоре Рафаэль Корреа (2006) и др. Несмотря на все различия этих политиков (от умеренных социалистов в Чили и Бразилии до левых популистов в Венесуэле и левых социалистов в Боливии), сдвиг влево имеет общие для региона причины. Либерализация и открытие экономики мировому рынку привели во многих странах к росту неравенства, резкому разрыву в доходах и неустроенности части населения, не сумевшему вписаться в новую конкурентную среду. Поэтому на первый план вышли социальные проблемы — борьба с нищетой и бедностью.

Во многих странах с проблемами справиться не удалось и к власти вновь пришли правые силы. Так, ухудшение экономического положения в Венесуэле (падение производства на 10% и инфляция 140%) после многолетнего правления Уго Чавеса и его преемника Н. Мадуро (с 2013 г.) привело к массовым протестам и росту влияния оппозиции. На парламентских выборах в 2015 г. победу одержала правоцентристская коалиция. В Аргентине в 2015 г. на президентских выборах победил представитель правой оппозиции М. Макри.

1. Объясните национал-реформистский вариант политики на примере перонизма в Аргентине. 2. В чём особенность политики революционных левонационалистических режимов в Латинской Америке в 1960—1970-е гг.? 3. Охарактеризуйте роль иностранного капитала в экономике стран Латинской Америки во второй половине XX в. 4. Среди множества причин выделите наиболее важные, по вашему мнению, обусловившие переход к демократизации в Латинской Америке в 1980-1990-е гг.

Используя дополнительные источники, примеры из истории стран Латинской Америки, Азии, а также отечественной истории XX в., подготовьте аргументированный развёрнутый ответ на вопрос: почему демократия лучше, чем диктатура?


Поделиться: