§ 23. Страны Латинской Америки: между авторитаризмом и демократией

1. «Пылающий континент» в тисках диктатур

Странам Латинской Америки выпала сложная судьба. Перестав быть колониями ещё в XIX в., они вскоре попали в экономическую зависимость от империалистических держав Европы, а затем и США. Соединённые Штаты привыкли считать Латинскую .Америку своим «задним двором»: нередко вмешивались в её внутренние дела, по своей воле меняли правительства, не останавливались перед прямой интервенцией (военным вторжением).

Политическая нестабильность была характерной чертой почти всех государств региона (за исключением Уругвая). В Боливии, например, за первые 150 лет независимости власть менялась более 170 раз. Авторитарные режимы, возникавшие в результате военных переворотов, стали своеобразной стороной политической жизни континента.

Военных, грубо вмешивавшихся в политическую жизнь, называли «гориллами». В мировой прессе довольно часто появлялись карикатуры, изображавшие обезьяну с офицерскими погонами и с дубинкой или автоматом в руках. Этот собирательный образ не отражал реальной роли военных в политической жизни. Хотя большинство военных режимов (их в Латинской Америке называли хунтами) действительно были репрессивными и обслуживали интересы части местных элит и иностранного капитала, появлялись и правительства (генералы Хуан Веласко Альварадо в Перу, Омар Торрихос в Панаме, Хуан Хосе Торрес в Боливии), проводившие преобразования в интересах народов, с целью обеспечить большую экономическую и политическую самостоятельность своих стран.

Другой стороной политической истории Латинской Америки стали действия повстанческих движений (герилья), появившихся в большинстве стран континента и ставивших своей задачей смену власти для осуществления ряда социальных реформ. В одних случаях они довольно быстро терпели поражение (Доминиканская Республика, Аргентина, Венесуэла), в других — не прекращались десятилетиями и пришли к победе (Сандинистский фронт национального освобождения Никарагуа) или в результате сложных политических переговоров интегрировались в политическую систему своих стран (Фронт национального освобождения Фарабундо Марти в Сальвадоре и повстанцы в Гватемале).

2. Аргентина между реформами и диктатурой

В годы Второй мировой войны Аргентина придерживалась нейтралитета, что способствовало укреплению экономики страны. Лежавшей в руинах Европе как воздух были необходимы традиционные продукты аргентинского экспорта — мясо и зерно. Большие доходы и отсутствие серьёзной конкуренции на мировом рынке позволили Аргентине за короткое время совершить рывок в развитии, опередив по темпам и объёму производства остальные страны континента.

Бурный экономический рост не мог не отразиться на внутренней ситуации в стране. Окрепшие национальная буржуазия и рабочий класс требовали изменений в системе власти. 4 октября 1943 г. «Группа объединённых офицеров» во главе с полковником Хуаном Доминго Пероном осуществила военный переворот. Сам Перон первоначально находился в тени, занимая в новом правительстве второстепенный, на первый взгляд, пост секретаря (министра) труда и социального обеспечения. Лидер хунты предложил доктрину хустисиализма (от испанского слова, означающего «справедливость»), которую потом стали называть по имени её создателя — перонизмом.

Краеугольным камнем доктрины являлось сотрудничество классов и создание «справедливого» государства.

После победы в 1946 г. на президентских выборах Перон приступил к осуществлению политики, сочетавшей репрессии против левого рабочего движения с разработкой социального законодательства. Лояльные власти профсоюзы встраивались в систему государственного управления. Численность подконтрольной перонистам Всеобщей конфедерации труда за короткое время выросла почти в десять раз, её представители были включены в правительство, политика находила отклик в массах. Так перонисты создавали у трудящихся иллюзию прямого участия в управлении страной.

Х.Д. Перон

На массовые манифестации в поддержку правительства собирались сотни тысяч человек. Жена Перона Эва Дуарте (Эвита), обладавшая магнетическим влиянием на массы, возглавила фонд сборов и пожертвований в помощь рабочим, средства из которого прямо раздавались нуждающимся. «Хустисиализм легче понять сердцем, чем умом», — говорила Эвита.

Экономический спад в конце 1940-х — начале 1950-х гг. резко ограничил возможности проведения дальнейших социальных преобразований. На рост цен и усиление интенсивности труда профсоюзы ответили расширением забастовочного движения. Правительство ввело жёсткие меры, устанавливая военный контроль на предприятиях и мобилизуя забастовщиков в армию. Балансирование власти между трудящимися и предпринимателями показало слабость перонистского режима.

В 1955 г. военные совершили государственный переворот. Перон не решился принять помощь профсоюзов для вооружённого отпора мятежникам, опасаясь гражданской войны, и бежал из страны.

За 18 лет жизни в испанском изгнании, оставаясь символом и формальным лидером хустисиалистского движения, он фактически утратил контроль над действиями своих сторонников в стране. Одна из перонистских групп («монтонерос») вступила в вооружённую борьбу за власть, применяя тактику «городской герильи»).

Ни военные, ни гражданские правительства не смогли решить проблемы страны. Это повысило престиж Перона, заочно избранного президентом и с триумфом вернувшегося на родину 20 июля 1973 г., чтобы вновь возглавить страну. Но повторить успех 1940-1950-х гг. не удалось, социально-экономические преобразования застопорились. Через два года военные вновь взяли власть в свои руки, не встретив сопротивления.

3. «Остров Свободы» или «заповедник социализма»?

«Моя родина кажется сахарной, но сколько горечи в ней. Она из зелёного бархата, но солнце из желчи над ней», — писал поэт Николас Гильен о Кубе. В 40-е гг. XX в. в экономике господствовала монокультура производства тростникового сахара, главным потребителем которого были США. Американское доминирование на острове было абсолютным. Военная база США Гуантанамо на кубинской территории ограничивала суверенитет страны. «Рай-страна» привлекала миллионы американских туристов. Это приносило немалые доходы Кубе, но имело и отрицательные последствия: распространение азартных игр, рост преступности и т. д. Большая часть обрабатываемых земель на Кубе в то время принадлежала крупным собственникам, 60 % занятых в сельском хозяйстве были наёмными рабочими. Более трети экономически активного населения составляли безработные.

10 марта 1952 г. бывший президент Фульхенсио Батиста совершил военный переворот. Кубинцы хорошо помнили, что с его предыдущим правлением (1940-1944 гг.) были связаны репрессии. Сопротивление новой диктатуре возглавило «Движение молодёжи

Столетия». В июле 1953 г. группа молодых революционеров во главе с 27-летним адвокатом Фиделем Кастро предприняла попытку захватить казармы Монкада в городе Сантьяго-де-Куба и начать всенародное восстание. Армия жестоко подавила выступление, большинство повстанцев после пыток были убиты. Оставшиеся в живых, в том числе Ф. Кастро и его брат Рауль, были приговорены к длительным срокам заключения. Речь лидера повстанцев на суде, заканчивавшаяся словами «История меня оправдает», стала манифестом нового поколения революционеров.

Освобождённый по амнистии Фидель возглавил «Революционное движение 26 июля», быстро приобретшее многочисленных сторонников. В 1956 г. в Мексике он организовал вооружённую группу для высадки на Кубе и организации борьбы с диктатурой. В первом же столкновении с войсками почти все участники высадки погибли или оказались в плену. Но небольшая группа (братья Кастро, аргентинец Эрнесто Че Гевара, кубинец Камило Сьенфуэос и др.) сумела соединиться в конце декабря в горах Сьерра-Маэстра и основала Повстанческую армию, главнокомандующим которой стал Фидель.

Кубинские революционеры

Ф. Кастро

Действия повстанцев получили поддержку крестьян, рабочего и студенческого движения в городах. На освобождённых территориях проводились социальные преобразования. Очень быстро Батиста утратил поддержку практически всего населения. Не помогла Батисте и военная помощь со стороны США.

Повстанцы во главе с Кастро отказались бриться до свержения правительства. Вскоре их стали называть «барбудос», что в переводе с испанского означает «бородачи». После прихода к власти и Фидель, и многие его соратники решили не менять свой облик и сохранили бороды, сделав их символом революции.

В новогоднюю ночь диктатор и его соратники бежали с Кубы, а повстанцы 2 января 1959 г. вошли в Гавану. Тысячи жителей столицы приветствовали их плакатами «Спасибо, Фидель!». В этот день революцию принимали как свою почти все кубинцы. Но уже первые шаги Революционного правительства привели к резкому размежеванию Фиделя и крупных собственников, первоначально тоже поддержавших революцию. Аграрная реформа 1959 г. уничтожила латифундии (крупные земельные владения) и передала землю крестьянам.

Национализация крупных американских компаний вызвала резко негативную реакцию правительства США, которое развернуло решительную борьбу с целью свергнуть режим Кастро. В декабре 1960 г. оно разорвало отношения с Кубой и подготовило вооружённое вторжение противников революции на остров. Высадившиеся на рассвете 17 апреля 1961 г. в районе Залива Свиней контрреволюционеры за 72 часа были разгромлены кубинскими вооружёнными силами и народной милицией. С тех пор революционную Кубу называют «остров Свободы» и считают символом проявления национального достоинства и суверенитета.

Пример Кубы вдохновил на вооружённую борьбу революционеров большинства латиноамериканских стран и придал импульс развитию революционного движения во всём мире. Кубинское руководство оказывало прямую помощь повстанческим организациям в различных странах. Примером такой поддержки явилось участие легендарного лидера кубинской революции Че Гевары в партизанских войнах в Конго (Заир) и Боливии. В 1970—1980-х гг. Куба оказывала широкомасштабную военную помощь Анголе и Эфиопии, подвергшимся агрессии со стороны соседей.

Кубинскую политическую систему, сложившуюся после революции, можно назвать революционной диктатурой, основанной на «прямом народовластии».

Че Гевара

Ф. Кастро и Н.С. Хрущёв

Почти четверть века не проводились выборы, а волеизъявление граждан осуществлялось через Генеральные ассамблеи народа (митинги с участием сотен тысяч человек, на которых принимались программные документы), систему общественных организаций (профсоюзы, комитеты защиты революции, Национальная ассоциация мелких землевладельцев, Союз молодых коммунистов, Федерация кубинских женщин и т. д.). Цементировал эту систему авторитет лидера революции. В 1976 г. на всенародном референдуме была принята Конституция Республики Куба и созданы новые органы власти — Национальная ассамблея народной власти, Государственный Совет и Совет Министров. Председателем Госсовета и правительства стал Ф. Кастро, а его заместителем — Р. Кастро.

Серьёзнейшей проблемой страны все послереволюционные годы оставалось эмбарго на развитие торговых отношений с Кубой, установленное властями США. Фактически была установлена блокада острова, подрывающая его экономику.

Начиная с 1960 г. кубинская революция получала постоянно возраставшую экономическую и военную помощь Советского Союза. Между портами двух стран был установлен постоянно действующий морской мост, по которому ежедневно текли десятки тысяч тонн различных грузов. Сотни кубинских специалистов были подготовлены в государствах социалистического лагеря. Куба стала частью системы социалистической экономической интеграции, вступив в Совет экономической взаимопомощи (СЭВ).

Важнейшими достижениями революции стало создание первоклассной бесплатной системы здравоохранения, доступной каждому кубинцу, просвещения и высшего образования. Десятки тысяч добровольцев из городов на протяжении нескольких лет обучали чтению, счёту и письму сельских жителей — от детей до стариков, покончив с неграмотностью. На острове — самый низкий в Латинской Америке уровень детской смертности. С помощью СССР были построены АЭС Хурагуа и предприятия по производству никеля. Но главным продуктом экспорта остался сахар.

Тем не менее низкий уровень жизни и отсутствие политических свобод заставили в 1960-е гг. более полумиллиона кубинцев эмигрировать из страны (в основном они перебирались в США, где специальный закон гарантировал беглецам с революционной Кубы право на убежище и ряд льгот). В 1980 г. правительство Кастро разрешило эмиграцию вновь, чем немедленно воспользовались более 120 тыс. жителей острова. Из порта Мариэль они были перевезены по специальному «лодочному мосту» в американский штат Флорида. Столица Флориды — город Майами, как шутят американцы и сами кубинцы, давно стала «маленькой Кубой в изгнании».

Тяжёлым испытанием для Кубы стал распад Советского Союза и мировой системы социализма. Кубинская экономика в один момент оказалась наедине со своими проблемами, практически без энергетических ресурсов, оборудования для промышленных предприятий, транспорта, продовольствия и лекарственных средств. Этот тяжелейший этап истории получил название «особый период в мирное время». Сократились производство потребительских товаров, социальные выплаты, был введён жёсткий лимит на расходование энергетических ресурсов, уменьшились нормы снабжения продовольствием. Была разрешена индивидуальная трудовая деятельность.

Страна стремится найти альтернативные рынки сбыта и источники инвестиций, в первую очередь в государствах Латинской Америки, Канаде, Испании, Нидерландах и Китае. Значительное внимание уделяется развитию туризма (остров ежегодно посещают до 2 млн человек), созданию свободных зон торговли. После формального ухода Ф. Кастро из-за тяжёлой болезни с руководящих постов (2008 г.) правительство возглавил его брат Рауль, который начал проводить некоторые социально-экономические преобразования, установил отношения с Белоруссией, нанёс визит в Москву.

При Р. Кастро был снят запрет на использование ряда электроприборов. Этот запрет, введённый в 2003 г., объяснялся дефицитом электроэнергии. В сельском хозяйстве была проведена реформа, давшая крестьянам право самостоятельно решать, под какие культуры использовать землю, как распоряжаться урожаем и деньгами от его реализации. Была разрешена приватизация государственного жилья. Куба подписала Международный пакт о гражданских и политических правах, а также договор об экономических, социальных и культурных правах. С каждым днём Куба всё больше открывается миру, оставаясь уверенной в преимуществах и достижениях своего социально-политического строя.

4. Чили: трудный путь из демократии в демократию

Чили обладает значительными запасами природных ресурсов. При этом почти все ключевые позиции в добывающей промышленности (медь, селитра, йод, железная руда), занимавшей в экономике страны важнейшее место, долгое время находились в руках американских компаний. Несколько чилийских семей (Эдвардсы, Алессандри, Ярура) владели почти всеми остальными отраслями промышленности и банковской системой.

В стране традиционно влиятельными были профсоюзы и левые партии, которые дважды, создав широкую коалицию, приходили к власти (в 1930-е и 1940-гг.). Неудачные попытки правительства Хорхе Алессандри (1958-1964 гг.), представлявшего интересы промышленно-финансовой элиты, решить социальные проблемы страны привели к укреплению «третьей силы» — Христианско-демократической партии. Её лидер Эдуардо Фрей предлагал путь «мирно регулируемой революции»: радикальные преобразования без революционных потрясений и нарушения демократических свобод. Во время президентства Фрея (1964-1970 гг.) была предпринята попытка «чилизации» меди (установления национального контроля над её добычей) и аграрной реформы, призванной ликвидировать систему латифундий. Эти преобразования не дали ожидаемого эффекта, но пробудили в обществе надежду на возможность кардинальных перемен. В стране резко выросли симпатии клевым.

Для участия в выборах 1970 г. была создана коалиция «Народное единство», включавшая коммунистическую, социалистическую, радикальную партии, левых христианских демократов и другие группы. Коалиция предложила программу «построения социализма по-чилийски» — без революции, мирным путём. Единственным кандидатом в президенты от левых сил стал социалист Сальвадор Альенде. Личный друг Ф. Кастро и Че Гевары, он стремился показать Латинской Америке и всему миру возможность совершить революцию без вооружённой борьбы.

Альенде четыре раза участвовал в президентских выборах и шутил: «Когда я умру, на моей могиле поставят памятник с надписью: „Здесь лежит Сальвадор Альенде, будущий президент Чили"».

Не имевшее большинства в парламенте правительство Альенде проводило радикальные преобразования в чрезвычайно трудных условиях, но сумело добиться многого: значительно повысился жизненный уровень трудящихся, уменьшилась безработица, активно проводились в жизнь программы жилищного строительства, народного образования, увеличились расходы на социальное обеспечение. Альенде установил дипломатические отношения с Кубой, развил политические и экономические связи с СССР и другими социалистическими странами.

С. Альенде

Во время военного переворота в Чили: обстрел президентского дворца Ла Монеда

Однако вскоре у правительства Альенде возникли серьёзные трудности. Снизившиеся мировые цены на медь, экономический бойкот со стороны США, неспособность правительства организовать эффективное управление значительным числом национализированных предприятий, резко выросшие государственные расходы на социальные программы вызвали кризисные явления в экономике.

Правительство испытывало давление с разных сторон: правые требовали свернуть реформы, ультралевые вне правительства — ускорить и расширить преобразования. Правые организовали забастовку владельцев большегрузных автомобилей, дестабилизировав систему снабжения, проводили «марши пустых кастрюль», в которых участвовали и жёны высокопоставленных военных. Всё это ещё больше дестабилизировало экономику и политическую жизнь страны.

11 сентября 1973 г. чилийская армия под предводительством главнокомандующего Аугусто Пиночета, отказавшись от многолетней традиции невмешательства в политическую жизнь, совершила государственный переворот. Альенде героически погиб при защите президентского дворца Ла Монеда. Переворот стал одним из самых жестоких и кровавых в истории Латинской Америки. Символом насилия стал Национальный стадион в Сантьяго, на котором пытали и расстреливали сторонников «Народного единства». Тысячи людей были отправлены в концлагеря, бесследно исчезли, эмигрировали из страны.

А. Пиночет

Аугусто Пиночет Угарте получил военное образование и сделал успешную армейскую карьеру. В 1973 г. он был назначен главнокомандующим армией и вскоре предал Альенде, став одним из главных участников заговора. После военного переворота Пиночет занял президентский пост, который сохранил до конца 1989 г. После ухода в отставку он получил статус пожизненного сенатора, что освобождало его от попыток расследования преступлений военного режима. Экс-диктатор умер в 2006 г., так и не представ перед судом. Но ему не поставлен памятник, который чилийцы традиционно ставят бывшим президентам, — генерал не был избран на этот пост.

Левые партии были запрещены. Была введена жёсткая цензура печати. Профсоюзы поставлены под контроль властей, забастовки объявлены вне закона. Репрессии стали органичной составляющей политики хунты. Тайная полиция расправлялась с противниками диктатуры даже за рубежом: самыми громкими её преступлениями стали убийства противника переворота, предшественника Пиночета на посту командующего армией генерала Карлоса Пратса и министра иностранных дел «Народного единства» Орландо Летельера.

После первых неудач в экономике военная хунта привлекла группу «чикагских мальчиков» (выпускников Чикагской школы экономики) к осуществлению масштабной модернизации. Часть национализированной собственности была возвращена владельцам, но контроль над значительной частью добывающей промышленности и инфраструктурой был сохранён за государством. Многие программы социального обеспечения оказались свёрнуты. В то же время крупные международные банки открыли Чили кредиты, а повысившиеся цены на медь обеспечили рост производства. Чилийское «экономическое чудо» казалось многим бесспорным: в стране удалось снизить инфляцию и сократить громадные государственные расходы, висевшие на экономике тяжёлой гирей; экономический рост на уровне более 6 % в год опережал показатели США, в Чили хлынули иностранные инвестиции.

Однако успехи оказались недолговечными. Уже в начале 1980-х гг. экономика Чили вошла в полосу кризиса. К 1983 г. безработица в ряде районов достигла 30 % (хуже, чем в США во времена «Великой депрессии»), на треть сократилось промышленное производство. Только масштабная помощь со стороны спасла экономику Чили от полного краха. К 1989 г. более 40 % чилийцев жили ниже черты бедности.

Даже военный контроль не смог предотвратить открытые протесты против ухудшения уровня жизни и диктатуры. Пиночет был вынужден разрешить деятельность части политических партий. А в 1988 г. в Чили прошёл референдум, на котором избиратели неожиданно для властей отказались дать согласие на избрание кандидата военных в президенты. На президентских выборах 1989 г. правые, центристы и часть левых объединились вокруг фигуры христианского демократа Патрисио Эйлвина. Коалиция «Согласие во имя демократии» (ХДП и СПЧ) с тех пор не раз подтверждала свою популярность. Устойчивый рост экономики, снижение инфляции и безработицы в 1990-х гг. при одновременном расширении расходов на образование, здравоохранение и жилищное строительство, сокращение числа бедных, рост зарплат и пенсий — всё это позволяет представителям коалиции выигрывать одни президентские выборы за другими. Чили вернулась к демократии, не отказываясь при этом от социальных реформ. В стране активно ведётся процесс предания суду организаторов и участников преступлений, совершённых в годы военной хунты.

5. Латинская Америка после военных диктатур

К началу 1980-х гг. континент «устал» от насилия. Резко усилилось давление на власть со стороны партий и профсоюзов, широкие масштабы приняло забастовочное движение. Политическая чехарда перестала устраивать и правящие круги США, которым стало всё труднее объяснять, почему «цитадель демократии» поддерживает одиозные террористические режимы.

На рубеже 1970-1980-х гг. от власти отказались военные Эквадора и Перу, затем — Боливии. Поражение в военной авантюре по восстановлению суверенитета Фолклендских островов (предпринятой для того, чтобы сбить волну протестов против военного режима) усилило оппозицию в Аргентине. Хунта была вынуждена в 1983 г. провести выборы, принёсшие победу кандидату радикалов Раулю Альфонсину. Бразильские военные, находившиеся у власти с 1964 г., начали либерализацию политической системы: была объявлена амнистия политзаключённых, разрешены возвращение на родину политэмигрантов и деятельность оппозиционных партий. Выборы 1984 г. в Бразилии стали триумфом блока оппозиционных партий «Демократический союз».

У. Чавес

В этот период конституционные правительства пришли к власти в Уругвае, Гватемале, Гондурасе, на Гаити, в Парагвае, получили независимость несколько колоний Великобритании и Нидерландов.

Но режимы представительной демократии и «традиционные» партии не оправдали надежд, возлагавшихся на них населением. Даже там, где налицо был явный прогресс, правительства не сумели быстро и существенно повысить жизненный уровень. Разочарование в эффективности власти привело к тому, что многие граждане стали винить демократическую систему в неспособности решать социально-экономические проблемы. В некоторых странах популярным стал лозунг «Уходите все!», подразумевавший ненужность парламентской системы, партий и т. д.

Проникновение таких идей в общественное сознание привело к «левому поворот)». На рубеже XX-XXI столетий в ряде латиноамериканских стран мирным путём, в результате победы на выборах к власти пришли партии и движения, которые считают своей целью переход к социалистическому обществу и активно критикуют США.

Лидером новой левой волны является провозгласивший себя учеником Фиделя Кастро президент Венесуэлы Уго Чавес, предложивший доктрину «Социализм XXI века». По его инициативе в 2004 г. создана международная организация, ставящая своей задачей противопоставить силе и влиянию США единые экономические и политические усилия латиноамериканских стран, в составе Венесуэлы, Кубы, Боливии, Никарагуа, Доминики и Гондураса. В значительной мере возможности этой организации основаны на доходах от нефти, получаемых Венесуэлой.

Практически вся Южная Америка сегодня управляется левыми партиями. При этом одни левые ориентируются на Социалистический интернационал и европейских социал-демократов, другие — находятся в активной оппозиции неолиберальной политике.

«Пылающий континент» 1950-1970-х гг. «переболел» болезнью революционного насилия. Сегодняшние левые готовы брать власть в свои руки, демократизация пустила глубокие корни и среди них. В свою очередь, их противники ради национального согласия отказались от решения проблем путём военного подавления оппозиции.

Вопросы и задания

1. Каковы основные принципы «справедливого» государства? 2. Каковы, на ваш взгляд, причины доминирования военных в политике государств Латинской Америки? 3. В чём вы видите особенности кубинского пути развития? Закономерно или случайно то, что Куба стала социалистическим государством? 4. Почему Фидель Кастро и его соратники остаются кумирами для многих людей в мире? Какие чувства вызывают они у вас? 5. Почему политика правительства Народного единства вызвала кризис в стране и была ли она, на ваш взгляд, единственной причиной переворота? Почему чилийским левым, в отличие от кубинских, не удалось сохранить власть? 6. Как сочетались политические и экономические установки правительства Пиночета? 7. Каковы основные направления политического развития стран Латинской Америки на современном этапе?