§ 31. «МИР ЕСТЬ ВОЙНА». ФРАНЦИЯ ПРИ ДИКТАТУРЕ ЯКОБИНЦЕВ

Внутреннее положение Франции в 1793—1794 годах было катастрофическим. Возобновилась интервенция, в департаменте Вандея подняли восстание так называемые «шуаны» — крестьяне, поддерживавшие роялистов. Оно переросло в настоящую гражданскую войну. Между тем даже революционно настроенные санкюлоты были недовольны правительством жирондистов. Деньги, выпущенные им, обесценивались, цены росли, процветала спекуляция зерном и продуктами, малоимущие горожане голодали. Только решительными мерами можно было справиться с голодом и дороговизной.

Санкюлоты во всем винили контрреволюционеров и требовали жестких мер. В Конвенте их поддерживали якобинцы во главе с Робеспьером. Париж снова восстал, на этот раз — против жирондистов. Умеренных депутатов Конвента арестовали, и большинство в нем получили якобинцы.

Якобинский Конвент принял новую конституцию. Она вводила всеобщее избирательное право для мужчин с 21 года и провозглашала права граждан на труд, образование и социальную справедливость. Целью Французской республики объявлялось всеобщее счастье.

Реальная власть перешла от Конвента к Комитету общественного спасения, который возглавлял Робеспьер, снискавший к тому времени славу и прозвище Неподкупного. В отличие от многих политиков, нажившихся в годы революции на махинациях с поставками для армии, спекуляции, продаже конфискованной у роялистов собственности, он действительно жил очень скромно, чем заслужил большое уважение.

Ему удалось улучшить ситуацию. Создав общественные зернохранилища, он справился со спекулянтами и сбил цены на хлеб. После того как якобинцы ввели всеобщую воинскую повинность, армия значительно выросла и стала одерживать победы. Однако положение оставалось неустойчивым. Санкюлоты продолжали требовать от Робеспьера решительных мер.

17 сентября 1793 года Конвент принял решение о революционном терроре против врагов революции. К ним без разбора стали относить всех дворян, родственников эмигрантов, просто подозрительных лиц. «Врагов свободы» после скорого суда казнили. Революционные трибуналы работали без передышки, кровь текла рекой. Для ускорения и облегчения казни врач Гильотен изобрел устройство для отсечения головы, названное его именем. Гильотина скоро стала символом террора и всего якобинского правления.

Диктатура. Режим якобинцев превратился в диктатуру. Они сосредоточили в своих руках всю власть — и Конвент, и Комитет общественного спасения, и суды. Не только роялисты, но и те, кто осмеливался критиковать их политику или высказывать сочувствие жертвам трибуналов, объявлялись врагами.

Гильотины не избежали и сами лидеры революции. Когда пламенный оратор, создатель революционного трибунала и близкий соратник Робеспьера Жорж Дантон (1759—1794) стал выступать против курса якобинцев, его и его единомышленников, прозванных «снисходительными», отправили на гильотину.

У массовых расправ были и свои вдохновители. Один из них — Жан Поль Марат (1743—1793), журналист, издававший газету «Друг народа» и чрезвычайно популярный среди санкюлотов оратор. Он призывал к новым и новым расправам во имя революции.

Жорж Дантон

Смерть Марата. Художник Ж. Л. Давид

В Париже его звали «другом народа», но для многих французов он был олицетворением кровавого террора.

В 1793 году молодая женщина Шарлотта Корде (республиканка и жирондистка, считавшая, что жестокость Марата компрометирует дело революции) заколола его кинжалом в его собственном доме и была казнена.

Революция и культура. Несмотря на тяжелое положение на фронтах, голод, бунты и террор, правительство пыталось поднять дух соотечественников, устраивая революционные праздники. Их оформление было помпезным. Для официальных церемоний сооружались «алтари свободы» и «храмы» ее мучеников, организовывались шествия с триумфальными (или, в зависимости от характера церемонии, погребальными) колесницами.

Официальным стилем революционного искусства стал неоклассицизм, воспевавший героизм и самопожертвование во имя свободы и общего дела. В городах переименовывали улицы и площади, чтобы вытравить из памяти напоминания о монархии. В обиход вошли новые, революционные, имена — Либерте (Свобода), Эгалите (Равенство), Санкюлот.

Революционные власти на местах попытались заменить христианскую религию новой — культом Разума. Предполагалось, что в его честь будут построены храмы и даже собор Нотр-Дам превратится в место поклонения новому божеству. Однако ни Конвент, ни Робеспьер не приняли этой идеи.

Триумф французского народа. Эскиз для постанов ки революционного праздника

Зато страсть к обновлению победила в другой сфере — был введен новый календарь. Летосчисление отныне велось от дня провозглашения республики. Название месяцев изменили: теперь их именовали по видам сельскохозяйственных работ или сезонам года («фример» — «месяц мороза», «брюмер» — «месяц туманов» и т.д.) Дням недели дали названия минералов, орудий труда и животных.

Конец якобинской диктатуры. Террор страшил не только роялистов. В Конвенте зрело недовольство политикой Робеспьера. Она не только подрывала нормальные отношения в обществе, но и грозила самоистреблением власти. Те, кто сегодня подписывал приговоры трибуналов, завтра могли сами стать их жертвами.

9 термидора (27 июля) 1794 года заговорщики, прозванные позднее термидорианцами, совершили государственный переворот. Робеспьер и его сторонники были арестованы и казнены на следующий день без суда. К власти во Франции пришли представители тех, кто нажил во время революции состояние на сделках с землей, конфискованной у эмигрантов, и спекуляциях на рынке. Они подавили попытки санкюлотов поддержать Робеспьера и якобинцев, но не отказывались от завоеваний республики и по-прежнему боролись с монархистами.

Наполеон Бонапарт. Художник Ж. Л. Давид

В дальнейшем многие завоевания революции окажутся перечеркнуты установлением военной диктатуры одного из генералов на службе у термидорианцев — Наполеона Бонапарта, совершившего переворот 18 брюмера 1799 года, провозгласившего себя сначала консулом, а затем императором.

Хотя финал революционных потрясений оказался трагическим, события, произошедшие во Франции, не прошли бесследно для нее. Революция смела феодальную монархию и создала условия для свободного развития буржуазного общества. Ей удалось на деле воплотить многие идеалы Просвещения. Суверенитет, хотя и не навсегда, перешел к народу, избравшему новую форму демократического государства — республику, лозунгами которой стали «Свобода, Равенство и Братство».

Несмотря на крайности якобинского террора, и романтические идеалы революции, и душевный подъем, который переживала Франция, привлекали многих мыслящих людей в других странах. Европейское общество раскололось на тех, кто одобрял происходящее, и тех, кто осуждал революцию. Само по себе существование Французской республики было стимулом для всех сторонников демократических реформ.

Великая французская революция подвела черту под целой эпохой. Эра феодального порядка пришла к своему завершению. В крупнейшей из европейских стран было покончено с абсолютизмом, старая сословная структура оказалась взорвана. Революционная Франция воплотила на деле идеи демократического общества, свободы и равенства. Революция одновременно открывала и новую эпоху, в которой ведущую роль в европейских странах стала играть буржуазия.

Буржуазное индустриальное общество шло на смену аграрной цивилизации и феодальному миру.

1. Как вы думаете, почему городские низы активно поддержали революцию, а крестьянство — нет?

2. Представьте, что Монтескье дожил до времен якобинской диктатуры. Как бы он оценил этот режим с точки зрения своего учения о власти?

3. Попытайтесь дать оценку деятельности Робеспьера на разных этапах революции.

4. В чем состоит историческое значение Великой французской революции?


Поделиться: