Глава 7

ГОДЫ ИМПЕРИИ И ВОЙН НАПОЛЕОНА

§ 34—35. Период Директории

Франция после революции

• Еще в предреволюционный период, а в особенности в течение пяти лет революции, в буржуазные отношения включились практически все слои населения. Часть феодалов уже вела, в сущности, буржуазное хозяйство, другие, видя его преимущества, торопились последовать их примеру, а оставшееся меньшинство не определяло экономическое лицо страны. Все больше вчерашних ремесленников, рабочих и даже крестьян превращались в буржуа, быстро наживаясь на торговле, поставках для армии, на спекуляции продовольствием и другими товарами. В итоге к середине 1790-х гг. феодальный уклад во Франции был окончательно сломлен. Реальная власть сосредоточилась в руках крупной буржуазии. В основном это были так называемые новые богачи (нувориши, «выскочки»), разбогатевшие за счет спекуляций и прочих махинаций в годы революционной неразберихи.

В изменившихся условиях довольно быстро последовала ответная реакция на жестокие репрессии свергнутых якобинцев, зверские самосуды санкюлотов, подстрекавшихся «бешеными» и Коммуной Парижа. Многие якобинцы были казнены. 13 ноября 1794 г. был закрыт Якобинский клуб. В ряде городов и в сельской провинции толпы монархистов и «умеренных» при поддержке части санкюлотов, быстро изменивших свои симпатии, истребили всех мало-мальски причастных к якобинским репрессиям. Поскольку по традиции во Франции белый цвет символизирует монархию, а красный — революцию (в государственном флаге Франции навсегда сохранились эти цвета), упомянутые события были названы белым террором. А резню, учиненную якобинцами и санкюлотами, стали именовать красным террором. Оба эти термина возродились 125 лет спустя, в годы Гражданской войны в России (1918—1922).

Нувориши, биржевики и спекулянты периода Французской революции

Конвент термидорианцев (т. е. тех сил, которые свергли якобинцев) отменил ряд революционных декретов, в частности всеобщий максимум цен (декабрь 1794 г.). Эта мера с восторгом была встречена буржуазией и с недовольством — санкюлотами. Тогда же в Конвент были возвращены депутаты-жирондисты, уцелевшие во время якобинской диктатуры. (А уцелеть, как вы уже поняли, было не так-то просто. Когда позднее аббата Сиейеса спросили, чем он занимался в якобинском Конвенте, он ответил: «Я оставался жив».) В начале 1795 г. из общественных мест были убраны бюсты Марата, закрыты клубы его имени, а прах самого Марата вынесли из Пантеона — усыпальницы выдающихся французов. Бывшие члены проякобинского правительства были отданы под суд.

Хотя многие санкюлоты с энтузиазмом принимали участие в «белом терроре», отмена всеобщего максимума цен больно ударила по их интересам. И вскоре после этого в различных районах страны начались волнения. Так, в Париже в апреле и мае 1795 г. санкюлоты, собравшиеся из городских предместий, дважды осаждали Конвент, требуя хлеба и введения в действие конституции 1793 г. Первое нападение отбили войска, а во второй раз генерал Мену, оттеснив санкюлотов обратно в предместья, окружил их, выдвинул вперед артиллерию и приказал сдать все оружие. Санкюлоты вынуждены были повиноваться. За этим последовала новая вспышка «белого террора», теперь уже направленная против бунтующих простолюдинов.

Наступившее после этого спокойствие оказалось недолгим. Тем же летом в стране оживились монархисты. 4 октября 1795 г. 20-тысячная вооруженная толпа собралась около здания Конвента. На сей раз генерал Мену ничего не смог сделать и отступил. Тогда Конвент направил против восставших войска во главе с Полем Баррасом, одним из организаторов термидорианского переворота. Но Баррас, недостаточно хорошо знавший военное дело, поручил разогнать толпу Наполеону Бонапарту. Тот без труда рассеял монархистов и таким образом стал «спасителем Конвента». Эти события получили название вандемьерский мятеж, согласно все еще действовавшему революционному календарю.

В том же году в бретанском городке Кибероне англичане высадили десант, в составе которого было немало эмигрантов-монархистов. Участились крестьянские волнения и в соседней Вандее. Мятежники называли себя шуанами, т. е. совами: имитируя их клекот, они перекликались в темноте, готовясь к нападению. В Вандее и других западных провинциях шуаны истребляли представителей центральной власти; чиновникам, присланным Конвентом, отпиливали кисти рук, порой свои жертвы шуаны живьем закапывали в землю.

Поль Баррас

Разгон Бонапартом монархистов 4 октября 1795 г.

Не отличалось стабильностью и международное положение Франции. Правда, в 1795 г. некоторые державы антифранцузской коалиции, понимая, что с революцией фактически покончено, пошли на переговоры с Конвентом. Был заключен мир с Пруссией и Испанией. А вышедшая в мае из войны Голландия тут же заключила с Францией военный союз против Англии. Между тем англичане, встревоженные развалом коалиции, поспешили привлечь в союзники Австрию и Россию. К осени военные действия возобновились. После недолгого сопротивления французские войска на левом берегу Рейна и в районе Альп стали отступать.

Установление Директории

• Вскоре после подавления вандемьерского мятежа, 26 октября 1795 г., Конвент объявил о своем роспуске. Согласно принятой им в августе еще одной конституции (уже третьей за четыре года!) исполнительная власть переходила в руки особой коллегии из пяти человек — Директории. А функции парламента были возложены на Законодательный корпус, состоявший из двух палат — совета пятисот и совета старейшин. С целью обеспечить преемственность власти Конвент добился, чтобы эти советы на две трети состояли из его бывших депутатов. Главным лицом в Директории стал Поль Баррас.

Поль Баррас в костюме члена Директории

В период Директории, продолжавшийся четыре года, господство финансово-промышленной буржуазии еще больше окрепло. Участились спекуляции и аферы на бирже, быстро росли цены. Ученые подсчитали, что за время правления Директории цены на предметы первой необходимости в среднем выросли в 230 раз, а заработная плата — только в 63 раза. Промышленников и банкиров это, разумеется, устраивало. Остальные слои населения — нет, что создавало почву для очередных народных волнений.

Бабёф и «заговор равных»

• Еще во время революции журналист Франсуа-Ноэль Бабёф (1760—1797) под влиянием утопических взглядов Морелли выступал с идеями всеобщего равенства и отмены частной собственности. После прихода к власти термидорианцев он критиковал их политику в своей газете «Трибун народа». В феврале 1795 г. Бабёф был арестован. В тюрьме он сблизился с деятелями революции Лепеллетье, Буонарроти, Лебланом и др. Вместе с ними Бабёф задумал путем переворота установить во Франции «справедливую» власть, которая приведет к «фактическому равенству». Поэтому позднее их союз стали называть заговором равных, а его участников — бабувистами (от фамилии Бабёф).

Осенью Директория объявила амнистию, и заговорщики вместе с другими заключенными оказались на свободе. Они стали распространять (в основном в рабочих районах) воззвания к свержению Директории и установлению всеобщего равенства. Их идеи привлекали многих простолюдинов. Общество равных росло. А в своем узком кругу заговорщики образовали еще и «Тайную директорию общественного спасения», которая создала сеть агитаторов в войсках и готовила переворот.

Бабувисты намеревались создать «национальную коммуну», которая должна была заняться раздачей народу земель и имущества, конфискованных у «врагов революции». А буржуазию и помещиков бабувисты собирались лишить всех политических прав. Но эти идеи были так же неосуществимы, как и идеи предшественников бабувистов, проповедовавших утопическое всеобщее равенство.

Франсуа-Ноэль Бабёф

Вскоре некий Гризель, член общества бабувистов, донес на них в полицию. 10 мая 1796 г. все руководители заговора были арестованы. Оставшиеся на свободе бабувисты в сентябре попытались поднять восстание среди солдат Гренельского лагеря близ Парижа. Однако арестовали и их, при этом на месте было расстреляно 32 человека.

На следствии выяснилось, что в общей сложности бабувистам удалось втянуть в «заговор равных» не более 17 тыс. человек. Конечно, с такими силами трудно было рассчитывать даже на временный успех. Значительную часть бабувистов составляли офицеры и чиновники, уволенные Директорией. Они поддерживали идею равенства только для того, чтобы восстановить свое положение. Директория, стремясь избежать повторения якобинского террора, не стала преследовать рядовых участников заговора. Под суд было отдано всего 65 человек. Семерых из них отправили в ссылку, а семь руководителей, включая Бабёфа, казнили 27 мая 1797 г.

Войны Директории

• Французские войска по-прежнему имели большой численный перевес над армиями коалиции европейских держав. После неудач осени 1795 г. французам удалось перехватить инициативу в свои руки. Весной 1796 г. армия во главе с Наполеоном Бонапартом начала наступление в Италии. Довольно быстро французы выбили из состава коалиции Пьемонт и другие мелкие итальянские государства. Вскоре Бонапарт разбил и австрийские войска в Северной Италии. Итальянцы с восторгом встречали наступавшие французские полки, видя в них освободителей от австрийского ига.

План Директории состоял в следующем: армии генералов Моро и Журдана должны были перейти Рейн и по линии Дуная прорваться к австрийской столице Вене. А Бонапарту предстояло выйти к Вене с юго-запада, через Италию. Наступление Моро и Журдана сорвалось. Но зато Бонапарт, стремительно пройдя через Италию, оказался на подступах к Вене. Австрийцы в страхе ждали штурма столицы, однако у Бонапарта к тому времени (март 1797 г.) осталось лишь 30 тыс. уставших за время кампании солдат. Он сам предложил Австрии заключить мир, который и был подписан в местечке Кампоформио в октябре 1797 г.

Победы Бонапарта резко изменили соотношение сил в пользу французов. В Италии был создан ряд республик, полностью зависевших от Франции. В 1798 г. Швейцария была объявлена Гельветической республикой. Еще раньше Голландия стала Батавской республикой. В дальнейшем она была попросту присоединена к Франции (1810). По условиям Кампоформийского мира Австрия также получила территории в Италии и в итоге оказалась как бы обязанной за это Франции.

Наполеон Бонапарт

• Итальянская кампания вновь привлекла внимание французов к Бонапарту, выдвинувшемуся еще при якобинцах.

Наполеон Бонапарт (1769—1821) родился на острове Корсика, который буквально за три месяца до его рождения перешел от Лигурийской (Генуэзской) республики к Франции. Его отец, обедневший адвокат-дворянин, отдал сына во французское военное училище. Нелюдимый 10-летний мальчик, говоривший по-французски с сильным итальянским акцентом, вызывал насмешки товарищей по училищу. Но учился Бонапарт просто блестяще. В 1784 г. он перешел в Парижскую военную школу, а в следующем году получил звание младшего лейтенанта артиллерии. За успешные действия при взятии Тулона в декабре 1793 г. Конвент произвел 24-летнего капитана Бонапарта в бригадные генералы.

После термидорианского переворота Бонапарт ,за «службу якобинцам» попал в тюрьму. Но там он пробыл всего полмесяца: никаких доказательств его особых симпатий к якобинцам обнаружить не удалось. В действительности Бонапарт ненавидел якобинцев и развязанный ими террор. Позднее он писал о попытке якобинцев и санкюлотов вновь захватить власть весной 1795 г.: «Казнь их мне показалась справедливой. Не надо щадить тех, кто хочет снова навлечь на свою страну бедствия анархии. Мне всегда казался полным глубокого смысла этот стих Корнеля (великого французского драматурга и поэта XVII в.), который я повторял каждый раз, когда видел, как новый акт безумия возникает из недр черни, — «Самое худшее сословие — это простонародье».

Генерал Бонапарт

Именно тогда, в 1795 г., Бонапарт решительно выступил на стороне термидорианского Конвента, разгромив вандемьерский мятеж. С этого момента его карьера развивалась стремительно. Он стал ведущим полководцем Франции, ее первым консулом (1799) и, наконец, императором (1804). Внутренняя и внешняя политика Наполеона-императора изменила облик Франции, победоносные походы Наполеона-полководца преобразили (правда, на ограниченный срок) политическую карту Европы. В своих бесконечных военных кампаниях и походах он постоянно применял смелые тактические новинки, ставя в тупик противников. Для них, например, полной неожиданностью стала стремительная переброска огромных войск на дальние расстояния. Те, кто воевал против Наполеона, никогда не знали, с какой стороны его полки нанесут очередной удар и сколько именно их будет.

Египетская кампания

• Весной 1798 г. Бонапарт с согласия Директории двинулся на покорение Египта. В дальнейшем он планировал прорваться к Индии, владения в которой Франция всего 35 лет назад уступила англичанам. К берегам Египта на 350 судах отправилось 30-тысячное отборное войско с артиллерией. Чтобы обмануть англичан, Бонапарт распустил слух, будто его флот идет на завоевание Ирландии. Английская эскадра адмирала Нельсона перекрыла Гибралтарский пролив, но так и не дождалась французов. Сообразив, в чем дело, Нельсон поспешил в Египет. Но туда французы еще не успели дойти: их флот был не таким быстроходным, как у англичан. Тогда Нельсон двинулся ловить Бонапарта к Босфору, но французов не оказалось и там.

1 июля 1798 г. армия Бонапарта высадилась в Александрии. 21 июля в знаменитой битве у пирамид, близ Каира, Бонапарт разгромил войска мамлюков — бесстрашных египетских воинов. Бонапарт говорил, что два мамлюка одолеют трех французов, сто мамлюков равны ста французам, но зато тысяча французов всегда разобьет полторы тысячи мамлюков: военная техника и организация у французов были на куда более высоком уровне.

Став фактически правителем Египта, Бонапарт заявил, что будет уважать исламскую религию и чтить Аллаха. Он демонстративно стал носить чалму, часто ходил в мечеть. Удивленные египтяне называли его Бунабарди-паша. Но все это продолжалось недолго. 1 августа эскадра Нельсона атаковала в Абукирской бухте (близ Александрии) французский флот и уничтожила его почти полностью. Османская империя, заключив союз с Англией и Россией, двинула свои войска на французов. Бонапарт отправился им навстречу, и на территории Сирии разгорелись бои. О походе на Индию пришлось забыть. А вскоре Бонапарт, узнав о трудном положении Директории, решил вернуться на родину.

Адмирал Нельсон

Бонапарт в Египте

Установление консульства

• Дело в том, что во Франции снова подняли голову монархисты. Еще после казни Людовика XVI они провозгласили королем его сына Людовика XVII. Но в 1795 г. он умер, и претендентом на престол стал брат казненного короля, граф Прованский, объявленный монархистами Людовиком XVIII.

Опасность монархического переворота была столь велика, что в сентябре 1797 г. троим из пяти руководителей (директоров) Директории пришлось отдать приказ об аресте двух остальных (одному из них удалось бежать), а также многих монархистов в обеих палатах Законодательного корпуса. В дальнейшем 18 из них были сосланы в болота французской Гвианы.

Опасность «справа» была ликвидирована. Но вскоре возникла угроза «слева». Амнистированные якобинцы возобновили свою агитацию и сумели победить на дополнительных выборах в Законодательный корпус 1799 г. Напуганная Директория провела чистку обеих палат и вывела оттуда якобинцев (11 мая 1799 г.).

Беспокоило Директорию и внешнее положение страны. Пока Бонапарт покорял Египет и воевал с турками, Англия к концу 1798 г. сумела сколотить вторую антифранцузскую коалицию (ее принято называть второй, хотя фактически до нее возникала не одна, а несколько коалиций) в составе России, Австрии, Турции, Испании и Неаполитанского королевства. В 1799 г. австро-русские войска под командованием знаменитого А. В. Суворова вытеснили французов почти из всей Северной Италии. (Правда, уже к осени у русских возникли разногласия с австрийцами, и император Павел I приказал Суворову вернуться с войсками на родину.)

Все эти причины и обусловили решение Бонапарта срочно вернуться во Францию. В октябре 1799 г. он прибыл в Париж. А в 1801 г. из Египта ушли и французские войска, не выдержав изнурительных боев с турками и мамлюками.

Слава героя итальянского и египетского походов в то время была исключительной. Большинство населения, прежде всего буржуазные круги, было недовольно неуверенной политикой Директории и мечтало о сильной, надежной власти, «железной руке». Аббат Сиейес, один из остававшихся у власти директоров, выразил это такими словами: «Мне нужна шпага!» О лучшей «шпаге», чем Бонапарт, нельзя было и мечтать.

Однако самой Директории, разумеется, нелепо было надеяться на его помощь. Характер Бонапарта не позволял ему прозябать на второстепенных ролях, он уже был готов к роли диктатора, первого лица. Промышленники и финансисты видели в Бонапарте залог укрепления собственного могущества. Банкиры передали ему крупные суммы для подкупа нужных чиновников и военных. Бонапарт фактически распоряжался парижским гарнизоном. Для переворота все было готово.

18 брюмера (9 ноября) 1799 г. Бонапарт под предлогом раскрытия якобинского заговора заставил Законодательный корпус перенести свои заседания на окраину Парижа, в местечко Сен-Клу. А затем просто ввел в зал заседаний войска. Депутаты бросились бежать, но по приказу Бонапарта несколько десятков человек задержали, и они послушно утвердили продиктованное будущим диктатором решение. Директория распускалась, и власть переходила в руки трех консулов — самого Бонапарта и поддержавших его директоров — Дюко и Сиейеса.

Особенно важной была для Бонапарта помощь Сиейеса. Именно он посоветовал Бонапарту использовать войска против депутатов, когда те попытались протестовать. Именно он в период консульства, длившийся неполных пять лет (1799—1804), продолжал поддерживать Бонапарта, был инициатором и даже автором ряда важных законов и документов.

Уже в первые месяцы консульства фактически установилась диктатура Бонапарта. Напомним, что если одни историки считают концом Французской революции термидорианский переворот 1794 г., то, по мнению других, окончательно подвели под ней черту именно события 18 брюмера. Сам Бонапарт вскоре заявил: «Революция вернулась к своему исходному началу. Она окончилась! Я открываю широкую улицу, на которой всем будет место».

Главным итогом перехода от Директории к консульству стало окончательное утверждение капиталистического уклада, полный переход политической и экономической власти в руки финансово-промышленной буржуазии.

Вопросы и задания

1. Какие события Французской революции называют «красным» и «белым» террором? Почему? Дайте оценку каждому из них.

2. Как вы думаете, почему санкюлоты в ходе революции не раз меняли свои политические симпатии? Типично ли такое поведение для простолюдинов или нет?

3. Чем вы можете объяснить крайнюю жестокость восставших крестьян (шуанов) Вандеи и соседних провинций? Было ли это случайностью или обусловливалось конкретными причинами?

4. В интересах каких социальных кругов действовала Директория? В чем причина ее краха: в том, что она ориентировалась не на те круги, в собственных ошибках или в чем-то еще?

5. Чего добивались бабувисты? Почему их движение не получило массовой поддержки и потерпело поражение?

6. Что отличало Бонапарта как полководца? За счет чего ему удалось одержать так много побед?

7. Итак, теперь вы знакомы с обоими переворотами — термидорианским и 18 брюмера, каждый из которых разные историки считают концом Французской революции. А какую точку зрения разделяете вы и почему?