§ 16. Экономика и внутренняя политика Австрии и Пруссии

Развитие общеевропейского рынка

• В XVI—XVII вв. в условиях дальнейшего развития общеевропейского рынка возникали явления, которые были немыслимы прежде, во времена средневековья, когда в хозяйственном отношении государства были гораздо больше обособлены друг от друга. Известный французский историк Фернан Бродель (1902—1985) писал, что на самых «верхних этажах» рынка «несколько крупных купцов

Амстердама в XVIII в. или Генуи в XVI в. могли издали пошатнуть целые секторы европейской, а то и мировой экономики». Возможно, это и преувеличение (в особенности для XVI в.), но тенденция подмечена совершенно верно: рынок, его законы становятся всевластными и порой начинают определять даже политику государств.

Соответственно приобретали огромную власть люди (или группы людей), в совершенстве знавшие законы рынка. Таковых не так уж много и сегодня, не говоря уже о прошлом. Но в странах с более развитой промышленностью и торговлей условия для появления и успешной деятельности подобных людей были благоприятнее, чем в государствах, по тем или иным причинам становившихся « полупериферией».

Именно в таком положении оказались многочисленные германские государства, включая самые крупные из них — Австрию и Пруссию. Эти страны заметно отставали от государств «центра» в своем социальном и хозяйственном развитии. Прокатившиеся по германским землям опустошительные сражения Тридцатилетней и других войн разорили их, ряд районов обезлюдел. Устья важнейших рек оказались в руках Швеции, что отрицательно сказалось на торговле. Казалось, германские государства вот-вот вернутся во времена натурального хозяйства.

Особенно тяжелым было положение германских крестьян, так как помещики то и дело увеличивали феодальные поборы, вытесняли крестьян с их земель, расширяя барскую запашку. При этом примерно по линии реки Эльбы проходил своего рода водораздел. К востоку от него закрепощение крестьянства как бы шло по новому кругу. Дело в том, что эти земли были в большей степени, чем запад Германии, отрезаны от быстро развивавшегося общеевропейского рынка. И помещики востока Германии, в том числе Австрии и Пруссии, предпочитали укреплять свое хозяйство по старинке, т. е. феодальными способами, а не перестраивая его на буржуазный лад.

Пруссия

• После Тридцатилетней войны под властью курфюрстов Бранденбурга, расположенного в центре Германии, оказались Пруссия (она вплоть до 1657 г. была в вассальной зависимости от польских королей) и герцогство Клеве на западе Германии. Это крупное государственное образование в XVII в. называли Бранденбургом-Пруссией, а с 1701 г. оно стало Прусским королевством.

Прусский пехотинец

Прусский драгун

Земли, входившие в состав Пруссии, сильно различались в хозяйственном отношении. На востоке, вопреки логике истории, укреплялся феодальный уклад. В центре (Бранденбург) феодализм переплетался с элементами буржуазного уклада: политикой меркантилизма, ростом числа централизованных мануфактур, заменой натуральных налогов денежными и т. д. Что же касается западных областей Пруссии, то там буржуазный уклад решительно оттеснял феодальные отношения на второй план. Это было связано не только с активностью местной буржуазии, но и с притоком населения в западные и центральные области Германии во второй половине XVII—XVIII в. Спасаясь от религиозных гонений и опустошительных войн, в Германию бежали десятки тысяч французских гугенотов, голландцев, евреев, немцев из областей, присоединенных к Франции, и т. д. Среди них было немало предпринимателей, опытных ремесленников, финансистов.

Курфюрсты, а затем и короли Пруссии во многом способствовали стабилизации экономического положения страны. Однако доходы от налогов, от постоянно укреплявшихся мануфактур (даже при прусских тюрьмах создавались мастерские!) в основном расходовались на увеличение армии. Если при курфюрсте Фридрихе Вильгельме I (правил в 1640—1688 гг.) в прусской армии было 30 тыс. солдат, то при одном из первых прусских королей, также Фридрихе Вильгельме I (правил в 1713—1740 гг.), численность армии возросла до 85 тыс. человек. А при следующем короле, знаменитом полководце Фридрихе II (правил в 1740—1786 гг.), эта цифра достигла просто немыслимых пределов — 200 тыс. человек. На содержание такой армии уходило до двух третей государственного дохода Пруссии. В прусских войсках царила жесткая, палочная дисциплина, считалось, что «солдат должен бояться палки капрала больше, чем пули неприятеля».

Благодаря сильной армии Пруссия периодически расширяла свои владения за счет мелких германских государств. Но кампаний, особенно длительных, против более сильных соперников прусская армия, как правило, не выдерживала. В Семилетней войне ее не раз били русские и австрийские войска.

Австрия

• В Австрии феодально-крепостнические традиции вплоть до середины XVIII в. были еще прочнее, чем в Пруссии. Это во многом объяснялось географическим положением страны. У Пруссии все-таки имелся выход к Балтике и в зарейнские области (благодаря герцогству Клеве, а затем и другим территориям), а Австрия была отрезана от торговых портов.

В то же время династия Габсбургов, правившая в Австрии еще с XIII в., считалась в Европе одной из самых древних и почитаемых. Габсбурги были неизменными императорами все еще существовавшей Священной Римской империи германской нации. В 1526 г. в состав Австрии добровольно вошли Венгрия и Чехия, чтобы не быть поглощенными Османской империей. Не раз приходилось отбивать турецкое наступление и самой Австрии. Летом 1683 г. гигантская турецкая армия подступила к стенам Вены. Но в сентябре австрийцы с помощью польских войск во главе с королем Польши Яном Собеским разгромили турок. По мирному договору 1699 г. к Габсбургам отошли бывшие османские владения в низовьях Дуная. Этим фактически было остановлено дальнейшее проникновение османов в Европу.

Позднее, в 1710-е гг., в результате новой войны с Турцией Австрия получила Сербию и Валахию. Тогда же, как вы знаете, по итогам войны за испанское наследство к Австрии отошли Нидерланды и владения испанских Габсбургов в Италии. Однако хозяйственная отсталость не позволяла Австрии постоянно поддерживать боеспособность армии на высоком уровне. Тратить же на это такие безумные средства, как в Пруссии, австрийские власти не решались. В 1739 г. Австрия, несмотря на поддержку России, потерпела поражение от Турции и была вынуждена вернуть османам Сербию и Валахию.

В Австрии довольно долго существовали давно изжившие себя в ряде стран Европы средневековые цехи. Крепостные крестьяне в старых австрийских областях несли феодальные повинности, которые помещики то и дело увеличивали. Но в присоединенных к Австрии областях Нидерландов и Италии были уже достаточно развиты промышленность и торговля. Это приносило большие доходы австрийской казне и в то же время было примером для предпринимателей других районов страны и даже для части помещиков, стремившихся сделать свои хозяйства более доходными.

Мария-Терезия

Промышленные области не раз становились предметом спора между Австрией и Пруссией. Вот почему Мария-Терезия в самом деле готова была отдать последнюю юбку, лишь бы вернуть Силезию, отошедшую к Пруссии в конце 1740-х гг. Но эрцгерцогиня стремилась не только вернуть Силезию. В ее планы входило сплочение всех многонациональных областей габсбургского государства. Это намерение отвечало интересам буржуазии. Более тесная связь между различными областями страны позволила бы расширить сферу предпринимательства, укрепить внутренний рынок.

При Марии-Терезии была введена общая система управления для всех австрийских земель. Они были поделены на округа, которые возглавляли правительственные чиновники, а не выборные уполномоченные из местной феодальной знати, как прежде. Это давало центральной власти возможность более жестко контролировать события в национальных районах, где периодически возникали волнения. Наиболее заметным из них было восстание в Венгрии во главе с дворянином Ференцем Ракоци в 1702—1711 гг. Австрии с трудом удалось подавить его, тем более что восстание происходило во время тяжелой войны за испанское наследство.

В течение XVIII в. все отчетливее вырисовывается соперничество Австрии и Пруссии за главенство среди германских государств. Долгое время первенство было за Австрией, эрцгерцоги которой одновременно были и императорами Священной Римской империи. Но уже после Тридцатилетней войны формально сохранявшаяся империя становилась все более призрачным образованием. И с середины XVIII в. претензии Пруссии на первенство в Германии становятся все весомее.

Просвещенный абсолютизм

• Во второй половине XVIII в. на основе идей Просвещения, находивших, как вы знаете, отклик у некоторых монархов, возникает так называемый просвещенный абсолютизм, целью которого было сохранение феодальной монархии, но в облагороженном, просвещенном виде. На практике это сводилось к некоторому облегчению просвещенными монархами тяжелого положения крестьян и умеренным уступкам буржуазным кругам. Отменялись некоторые сословные привилегии, отчасти ограничивались права духовенства и феодальной аристократии. Это вполне отвечало позиции многих просветителей, считавших, что реформы должны осуществляться государственной властью, т. е. «сверху».

Однако объективно просвещенный абсолютизм тормозил буржуазные преобразования, не меняя, а лишь слегка осовременивая устаревшие феодальные формы. Ограниченные реформы просвещенных монархов проводились исключительно по их прихоти, а скорость осуществления этих реформ в значительной мере зависела от многочисленных чиновников.

Фридрих II — «король-философ»

Просвещенные монархи любили демонстрировать свой интеллект и образованность, они охотно общались и переписывались с известными философами и учеными. Особенно отличались этим, как вы помните, прусский король Фридрих II и русская императрица Екатерина II. Приближенные Фридриха II создали легенду о нем как о «короле-философе», живущем исключительно заботой о своих подданных. На деле же прусский король стремился лишь укрепить власть помещиков-дворян. Меры, на первый взгляд говорившие о его заботе о крестьянах (например, ограничение барщины), в принципе мало что меняли, к тому же помещики далеко не всегда исполняли королевские указы.

Иосиф II

В области торговли и промышленности просвещенные монархи, как правило, проводили политику меркантилизма. И хотя изначально в ней видели средство для стабилизации экономического положения того или иного феодального государства, объективно такая политика укрепляла буржуазные отношения. Особенно наглядно это проявилось при австрийском эрцгерцоге Иосифе II (правил в 1780—1790 гг.), который вслед за своей матерью Марией-Терезией укреплял промышленность и торговлю, стремился ограничить права феодальной знати и духовенства. В Чехии Иосиф II отменил прикрепление крестьян к земле (1781). Он закрыл более тысячи монастырей, а отобранные у них средства направил в основном на благотворительные цели. Ставший эрцгерцогом после смерти Иосифа II его брат Леопольд поспешил отменить почти все эти реформы. В условиях начавшейся во Франции революции, грозившей перекинуться и на германские земли, было уже не до демонстрации своей «просвещенности».

Проводя ограниченные реформы и обсуждая с философами и учеными пути усовершенствования общества и государства, просвещенные монархи как бы заботились о нуждах народа. Но между этим «как бы» и реальным улучшением положения населения лежала пропасть. Во Франции просвещенный Людовик XVI не смог уберечь страну от революции. Австрию, Пруссию и Россию от социальных бурь спасло вовсе не проведение реформ (они ведь проводились и во Франции), а слабое развитие буржуазного уклада, который в этих странах начал утверждаться позже, чем во Франции.

Стихия мелкобуржуазного бунта, вызывавшая к жизни революции нового времени, в Австрии и Пруссии достигла точки кипения лишь в 1840-е гг. А некоторое облегчение просвещенными монархами положения крестьянских масс, их уступки буржуазии в определенной мере снижали остроту социального протеста.

Что же касается России, то там во второй половине XVIII в. произошло даже усиление закрепощения крестьянства. Его бесправное положение привело к массовому восстанию во главе с Емельяном Пугачевым (1773—1775), масштабы которого позволяют говорить о крестьянской войне. Но гигантские просторы России создавали в стране своеобразную ситуацию. Волнения, которые происходили вдали от центров империи, долгое время позволяли ее властям довольно успешно расправляться с восстаниями и бунтами. То же пугачевское восстание, охватившее огромные пространства Поволжья и Приуралья, в любом европейском государстве означало бы фактический захват повстанцами всей его территории. Для России же это был относительно небольшой отдаленный район, и восстание Пугачева (хотя и не без усилий) было подавлено войсками.

В определенном смысле можно сказать, что просвещенный абсолютизм был одним из проявлений кризиса феодально-абсолютистских режимов.

Вопросы и задания

1. Что за условный водораздел проходил в германских государствах по линии реки Эльбы? Что он разделял?

2. В чем заключалась необычность территориального устройства Пруссии? Как оно влияло на хозяйственное положение страны?

3. Какие территории входили в состав Австрии? Усложняло ли это управление страной или облегчало?

4. Какие страны боролись за главенство в раздробленной Германии? Какая из них, по-вашему, имела больше шансов на успех и почему?

5. Что такое просвещенный абсолютизм? Какие цели он преследовал и насколько успешно?

Итоги

В течение XVII—XVIII вв. буржуазный уклад продолжал укрепляться. Экономические интересы значительных масс населения и государств в целом все решительнее вступали в противоречие с интересами традиционного (феодального) общества. Оно превращалось в тормоз для поступательного развития цивилизации.

Обреченность феодального общества выдвигала на первый план общественно-политической жизни центральный вопрос: как именно оно будет ликвидироваться — эволюционным, мирным путем или революционным, жестоким и кровопролитным. Вот почему в этот период становится особенно важной проблема гражданской ответственности человека перед обществом и государством, его взаимоотношений с ними, иными словами — проблема политической культуры и питающих ее традиций.

Ряд общественно-политических теорий Просвещения ставили вопрос о своего рода распределении прав и обязанностей между обществом и его членами. Возникает теория «общественного договора», утверждающая ответственность верховной власти перед народом и право народа на ее замену или свержение в случае ошибок, несправедливостей, злоупотреблений. Другие теории также призывают к упорядоченности развития общества, к установлению в нем порядка и законности.

В идеологии XVII—XVIII вв. основную роль играет эволюционное направление, призывающее к постепенным, ненасильственным переменам. Не случайно идея просвещенного абсолютизма исходит не только от самих монархов, но и от ряда философов и мыслителей. Возникновение двух основных традиций социально-политической мысли — консервативной и либеральной — также не выходило за рамки эволюционного развития общества. В этом же русле разворачивалась борьба за основные права личности, прежде всего за право на собственность, а затем и за право на активное участие в делах государства.

В процессе этой борьбы возникла и третья традиция социально-политической мысли — радикальная. В то время она еще не носила крайнего, революционного характера и развивалась, образно говоря, на левом фланге эволюционного направления.

Войны и дипломатия в XVII—XVIII вв. все в большей степени становились отражением социально-экономического развития государств. «Центр» стремился закрепить свое господство, получить новые рынки сбыта, богатые колониальные земли. При этом страны «полупериферии» все активнее оттеснялись на второй план, лишались колоний и даже собственных территорий. Классической в этом смысле была судьба некогда мощной Польши, слабость которой быстро уловили ее более сильные соседи и попросту поделили ее. Характерно, что страны, осуществившие раздел, также представляли собой «полупериферию», но они на тот момент оказались сильнее своей жертвы. Во многом подобный упадок пережила и Испания, однако она все-таки сохранила национальную независимость.

В то же время в отношениях между государствами постепенно утверждались нормы международного права. Любым войнам стремились придать предельно «законный» характер, найти «основание» для их ведения. Усилилось наметившееся еще в ходе Тридцатилетней войны стремление государств совместными усилиями поддерживать стабильность в Европе и мире, не позволять никому ее нарушать. Намечаются традиционные союзы и блоки, возникает и традиционное соперничество (франко-испанское, англо-французское и т. д.). В конфликты вовлекается все большее число государств, и вслед за первой общеевропейской войной (Тридцатилетней) происходят вторая и третья — война за испанское наследство, переплетавшаяся с Северной войной, и Семилетняя война. При этом последняя стала прообразом мировых войн XX в.: ее отголоски донеслись до Северной Америки и Азии.

Документы и материалы

• Из книги Т. Мальтуса «Закон о народонаселении»

...Мы можем признать несомненным то положение, что если возрастание населения не задерживается какими-либо препятствиями, то это население удваивается через каждые 25 лет и, следовательно, возрастает в каждый последующий 25-летний период в геометрической прогрессии... Исходя из современного состояния заселенных земель, мы вправе сказать, что средства существования... никогда не могут возрастать быстрее, чем в арифметической прогрессии...

Сам народ является главнейшим виновником своих страданий... Бедствия низших классов населения и привычка винить в этих бедствиях правительство представляются мне истинною опорою деспотизма... Свергнув правительство, народ, оставаясь под гнетом прежней нищеты, обращает свою ненависть на тех, кто занял место прежних правителей. Не успеет он погубить эти новые жертвы, как уже требует другие, и нельзя предвидеть конца мятежам, вызываемым все тою же деятельною причиною...

Мятежная толпа есть следствие излишка населения. Она возбуждается испытываемыми страданиями, не зная того, что сама является виновницей этих страданий. Эта безумная мятежная толпа есть злейший враг свободы, она порождает и поддерживает тиранию. Иногда она яростно сокрушает тиранию, — но для того лишь, чтобы тотчас же восстановить ее в иной форме...

• Вольтер о необходимости отмены крепостничества

Духовные корпорации всегда больше всех стремились присвоить себе гнусное право обращать людей в рабство, расширяли это право за пределы его границ и пользовались им с особой жестокостью... Способы, посредством которых крепостное право оказывается в настоящее время утвержденным, так же ужасны, как и само крепостное право. В одном месте монахи сфабриковали подложные документы, чтобы завладеть целой местностью и поработить ее жителей. В другом — монахи утвердили рабство только тем, что обманули бедных землепашцев поддельными копиями старинных актов и уверили невежественный народ, что освободительные акты являются актами закрепощения...

• Из работы Монтескьё «О духе законов» (1748)

В каждом государстве имеется три вида власти: власть законодательная, власть исполнительная, ведающая вопросами международного права, и власть исполнительная, ведающая вопросами гражданского права, — судебная...

Политической свободой гражданина является то спокойствие духа, которое происходит от уверенности каждого в своей безопасности, а для того чтобы иметь таковую свободу, необходимо правительство, при котором один гражданин не будет опасаться другого.

Когда в одном и том же лице или в одном и том же правительственном органе законодательная власть соединяется с властью исполнительной, свободы нет... Все погибнет, если один и тот же человек или один и тот же орган правителей из дворян или из народа будет осуществлять эти три вида власти: власть издавать законы, власть исполнять общественные решения и власть судить за преступления или разбирать тяжбы частных лиц.

• Из записок французского военного инженера маркиза Вобана (1696 и 1707 гг.)

Наше простонародье питается ячменным хлебом с примесью овса, от него даже не отсевают отрубей. Этот хлеб можно поднимать за соломины, которыми он набит. Они едят еще скверные, в большинстве случаев дикие плоды, суп из зелени с небольшим количеством орехового масла и почти без соли из-за пошлины на нее... Простой народ редко пьет вино, мясо ест три раза в год и употребляет мало соли. Три четверти населения и летом и зимой одеты в полотно, обуты в сабо (деревянные башмаки) на голую ногу во все времена года...

Все изыскания, которые я мог сделать, показывают, что в последнее время почти десятая часть населения доведена до нищеты и по-настоящему нищенствует. Из остальных девяти десятых около пяти не могут даже дать подаяния, ибо сами находятся почти в таком же несчастном положении. Из четырех остальных частей три измучены и находятся в большом затруднении от долгов... К последней же части я отношу высшую знать, дворянство, чиновников, богатых купцов и буржуа...

• Из указа Людовика XIV (декабрь 1670 г.)

Если материи, произведенные во Франции, окажутся недоброкачественными и не соответствующими уставу, то они будут выставлены на вершине столба вышиною в девять футов с надписью, на которой будут обозначены имя и фамилия продавца и мастера, оказавшихся виновными. Столб этот должен быть поставлен перед главным входом в мануфактуру, для того чтобы товары, признанные недоброкачественными, оставались там в течение 48 часов, после чего эти товары должны быть взяты оттуда... и должны быть затем порезаны, разорваны, сожжены или конфискованы согласно соответствующему распоряжению. В случае повторения проступка продавец или мастер, подвергнувшийся вторичной конфискации товара, подлежит публичному выговору от лица мастеров и присяжных... Кроме того, их товары будут выставлены у позорного столба. В случае повторения в третий раз продавец и мастер будут арестованы и прикованы на два часа на позорную цепь вместе с образцами конфискованного у них товара.

• Из указа Людовика XIV об отмене Нантского эдикта (октябрь 1685 г.)

1. ...Настоящим нашим эдиктом, вечным и неотменяемым, мы упразднили и отменили эдикт Генриха IV, нашего предка, данный в Нанте в апреле 1598 г. ...Вследствие сего мы желаем и нам угодно, чтобы все храмы исповедующих так называемую реформированную религию, находящиеся в нашем королевстве, провинциях и сеньориях, были немедленно разрушены.

2. Запрещаем нашим подданным, исповедующим так называемую реформированную религию, собираться для отправления названной религии в каком бы то ни было месте или частном доме под каким бы то ни было предлогом...

4. Повелеваем всем служителям названной религии, которые не пожелают обратиться к католической апостольской римской религии, выехать из нашего королевства и подвластных нам земель в течение двух недель после опубликования нашего настоящего эдикта...

10. Категорически и повторно воспрещаем всем нашим подданным так называемой реформированной религии, а равно их женам и детям выезжать из пределов нашего королевства, областей и земель, нам подвластных, а равно вывозить свое имущество под страхом галер для мужчин и лишения свободы и конфискации имущества для женщин...

• Из записок курфюрста Бранденбурга Фридриха III, принявшего в 1701 г. титул короля Пруссии (1698)

Раз у меня есть все, что принадлежит королевскому достоинству, и даже в большей степени, чем у иных королей, то почему бы мне не принять мер к получению королевского титула?

Если я приму королевский титул по отношению к моим бранденбургским землям, то я стану не суверенным королем, а вассальным, и буду иметь дело с империей. Если же я приму королевский титул по отношению к Пруссии, то я буду независимым королем...

• Из анонимных записок о польской Верхней Силезии (1786), которая вскоре была поделена между Австрией и Пруссией

...Часто не только мальчики 10, 8 и 7 лет должны выходить вместе с отцом на барщину, но иногда даже девочек 8—10 лет заставляют садиться на лошадей и справлять полевые работы.

Вот в чем кроется причина того, что многие дети очень редко, да и то едва ли на протяжении трех месяцев в году, ходят в школы. Одною из главных причин плохого воспитания детей является также невозможное состояние школ и почти повсеместно наблюдаемая невежественность деревенских школьных учителей...

Обременительная барщина и плохое вознаграждение являются еще и причиною того, что многие подданные по недостатку времени, удобрения, денег и прочего не всегда в состоянии надлежащим образом обрабатывать свое поле. Вследствие этого их хозяйства не дают и половины своей настоящей доходности... При таком положении дела многие круглый год либо потребляют мясо в очень ограниченном количестве, либо даже совсем его не потребляют. Они вынуждены продавать выращенный ими скот, чтобы вырученными деньгами покрыть падающие на их землю оброки и другие повинности...

Большинство очень мало заботится об опрятной одежде даже в праздничное время. У многих отсутствует также всякая забота о чистоте жилища... И величайшее и самое привычное удовольствие состоит в том, чтобы по возможности чаще ходить в корчмы и пивные, напиваться допьяна, заводить ссоры и в конце концов драки...

Вопросы и задания к документам

1. Прокомментируйте выдержки из книги Мальтуса. Справедливо ли его отношение к «безумной мятежной толпе»?

2. Только ли монахи, которых осуждает Вольтер, были виновны в сохранении крепостничества во Франции?

3. Почему Монтескьё считал необходимым разделение власти на три ветви? Назовите эти ветви.

4. Что можно сказать о жизни и быте французского простонародья по запискам маркиза Вобана? Могло ли, по-вашему, привести к каким-либо результатам намерение Вобана сообщить о бедах простонародья королю?

5. Почему, судя по выдержкам из указа Людовика XIV, такое большое внимание уделялось качеству товаров, их соответствию разным правилам и уставам? О чем свидетельствуют подобные документы — о развитии промышленности или ее отставании от передовых веяний? Обоснуйте свой ответ.

6. Что, по-вашему, стояло за отменой Нантского эдикта? Проанализируйте приведенные здесь выдержки, в особенности 10-й пункт. В чем его смысл?

7. Почему курфюрст Бранденбурга хотел принять титул короля именно Пруссии, а не своего основного княжества? О какой империи он упоминает в приведенной выдержке?

8. Что можно сказать о силезских крестьянах по приведенным здесь анонимным запискам? Не слишком ли несправедлив к ним автор записок? Верите ли вы ему или нет? Почему?


Поделиться: