§ 22. Бремя индустриального скачка

Модернизация 1930-х гг. далась нашей стране жестокой ценой. Народ жил впроголодь (особенно в первую половину десятилетия), отказывал себе в самом необходимом. Страну лихорадило от волнами накатывавшихся репрессий. И все же многие жители Советского Союза были охвачены искренним энтузиазмом. Ведь они чувствовали, что невиданными темпами возводят здание великой индустриальной державы, строят первое в истории общество рабочих и крестьян.

Материальное положение народа. Ускоренная индустриализация при недостатке средств привела в начале 1930-х гг. к падению уровня жизни.

К началу 1929 г. во всех городах СССР вновь вводится карточная система снабжения. Начавшись с хлеба, нормированное распределение было затем распространено и на другие продукты (сахар, мясо, масло, чай, картофель и пр.), а к середине 1931 г. и на промышленные товары. Место торговли заняло отоваривание в распределителях, отделах рабочего снабжения.

В 1929—1930 гг. московские рабочие, например, в месяц получали по карточкам: хлеба 24 кг, мяса 6 кг, крупы 2—3 кг, сахара 1,5 кг и т. д. На долю служащих приходилось хлеба, мяса, крупы в 2 раза меньше, по другим продуктам разрыв был не столь значителен. Существенным подспорьем служило общественное питание, поскольку цены в заводских столовых были в несколько раз ниже рыночных. Лучше всего снабжались Москва, Ленинград (так с 1924 по 1991 г. назывался Петербург), другие ведущие индустриальные центры, а в этих городах — рабочие предприятий тяжелой индустрии, оборонных заводов. Но и для них нормы снабжения в голодные 1932—1933 гг. снижались.

В эти годы очень плохим было снабжение учителей, врачей, студентов. Сравнительно хорошо обеспечивались лишь ученые.

Дело доходило до бегства работников с предприятий, голодных демонстраций и забастовок.

Снабжение городского населения стало улучшаться после нормализации положения в деревне. С января 1935 г. были отменены карточки на хлеб, крупу и муку; с октября того же года — на все продовольственные товары. Во второй половине 1930-х гг. горожане стали питаться намного лучше, чем в первой. Например, в 1939 г. москвичи потребляли по сравнению с 1932 г. в 4 раза больше мяса, в 6 раз масла, в 16 раз яиц.

Более тяжелым, чем в городе, и крайне неоднородным было материальное положение сельчан. По сравнению с голодным 1933 г. в 1937 г. потребление важнейших продуктов питания (мяса, рыбы, жиров, сахара, кондитерских изделий) в среднем на душу населения деревни увеличилось более чем в 2 раза.

Социалистическое соревнование. Несмотря на трудные материальные условия, в 1930-е гг. большинство людей работало с огромным энтузиазмом. Это был не пропагандистский вымысел тех времен, а реальность.

В 1929 г. в среде молодых рабочих зародилось движение ударников. Они работали с огромным подъемом; преодолевая сопротивление большинства рабочих, перевыполняли нормы выработки, стремясь как можно быстрее построить в стране социализм.

Типична в этом смысле история развития ударничества на Московском автозаводе. Зачинателем движения ударников здесь стал секретарь партячейки одного из цехов А.П. Салов. Вплоть до 1929 г. положение в цехе было тяжелым. Верховодили рвачи и пьяницы. Они издевались над изобретателями, сопротивлялись нововведениям. Уволить их не решались, так как квалифицированных рабочих не хватало. И тогда Салов решил организовать ударную бригаду. Сначала никто из квалифицированных рабочих, за исключением четырех коммунистов, не захотел туда вступать, вошли преимущественно чернорабочие. Совместно решили уплотнить рабочий день, не прогуливать и не опаздывать, своевременно доставлять материал. Члены ударной бригады объявили беспощадную борьбу прогульщикам и пьяницам, зло высмеивали и резко критиковали нарушителей трудовой дисциплины.

Ударники снизили расценки всех изделий на 30% и призвали последовать их примеру всех остальных. Вскоре в цехе появилось 10 ударных бригад, а потом и весь цех стал ударным. Был вызван на соревнование другой цех. Повысилась заработная плата. Коренным образом изменилась атмосфера в цехе. Почти все рабочие трудились ударно, все учились: кто в техникуме, кто в вечерней школе.

А.Г. Стаханов

Сталинскому руководству при осуществлении курса на индустриализацию удалось заручиться поддержкой значительных слоев рабочих; именно движение ударничества и социалистическое соревнование обеспечили конечный успех этого курса.

В середине 1930-х гг. в стране развернулось стахановское движение. Оно получило имя донецкого шахтера Алексея Стаханова, в ночь с 31 августа на 1 сентября 1935 г. в 14 раз перевыполнившего норму добычи угля, ему помогали два шахтера. Стаханова осыпали деньгами, подарками; он получил всесоюзную известность, став, по сути, национальным героем. Поддержанное «сверху», стахановское движение быстро распространилось по всей стране. Его инициаторами в других отраслях стали П.Ф. Кривонос, сестры Евдокия и Мария Виноградовы, Н.С. Сметанин, И.И. Гудов, А.Х. Бусыгин, М. Мазай и др. К середине ноября 1935 г. на каждом предприятии был свой стахановец.

Стахановцев подвигали на доблестный труд три основных мотива. Первый — материальный: платили за работу сдельно — чем больше наработал, тем больше получил; стахановцам в первую очередь выделяли квартиры, а то и автомобили. Второй мотив — социальный: приобщение к «племени стахановцев» резко повышало престиж человека в обществе.

Стахановец-металлург В.М. Амосов вспоминал: «Кем я раньше был? Самым, как говорится, последним человеком... Соревнование пробудило во мне жажду знаний... Для таких, каким был я, создали курсы мастеров. Учился я на них с увлечением... и кончил курсы на «отлично»... Городской комитет партии направил меня в Харьков, в Промакадемию, продолжать учебу... Как передовика производства, меня избрали в состав руководящих партийных органов — членом горкома и обкома партии. В 1939 г. меня наградили орденом Трудового Красного Знамени».

Третий мотив — патриотический. В первые годы индустриализации на советских предприятиях трудилось около 30 тыс. иностранных специалистов и рабочих. Многие из них, особенно специалисты, проявляли «колониально-пренебрежительное» отношение к советским рабочим. Стахановец И.И. Гудов вспоминал: «Очень меня за живое задели все эти разговоры, что советские рабочие какие-то недотепы».

Стахановское движение охватило широкие слои рабочих. Максим Горький говорил об «огненном взрыве массовой энергии». От пролетариата не отставали представители других социальных слоев. Движение порой принимало абсурдные формы: зубные врачи обязывались утроить норму по удалению зубов, балерины — танцевать «по-стахановски», в театрах вместо двух премьер выпускали двенадцать... «Стахановскими» объявляли целые цеха, заводы. Погоня за количеством нередко шла в ущерб качеству, увеличилось число бракованных изделий.

М.И. Виноградова

В первом полугодии 1936 г. с учетом стахановского опыта нормы выработки были повышены на 13-47% (по различным отраслям). В результате массового освоения новых норм выработки и их перевыполнения весной 1937 г. в отдельных отраслях они были вновь повышены на 13—18%. Но и эти нормы были быстро освоены. Это имело положительные последствия для экономики в целом, но не для отдельных рабочих. За счет увеличения норм они должны были за ту же зарплату вырабатывать больше продукции. Таким образом, высокие заработки стахановцев оборачивались в конечном счете ростом интенсивности труда подавляющей части рабочих.

Репрессии. Индустриализация в условиях острой нехватки капиталов не позволяла должным образом материально поощрять труд. Падение уровня жизни в первой половине 1930-х гг. вызвало широкое недовольство народа. К крестьянским восстаниям привело осуществление коллективизации. Сломить сопротивление недовольных, заставить работать за мизерную зарплату могла только диктаторская власть. К концу 1920-х гг. свертываются остатки внутрипартийной демократии. В ВКП(б) и стране устанавливается режим личной власти И.В. Сталина.

Единство партии, общественная стабильность поддерживались при помощи почти не прекращавшихся на протяжении 1930-х гг. партийных чисток — исключения из партии недостойных членов (в 1929—1930, 1933, 1937—1938 гг., плюс проверка и обмен партийных документов в 1935—1936 гг.), волн репрессий против целых слоев населения.

С конца 1920-х — начала 1930-х гг. террор обрушился на кулаков, «бывших» — представителей господствовавших до революции слоев общества, старой интеллигенции. В ходе так называемого Большого террора 1937—1938 гг. была уничтожена большая часть видных революционеров и партийно-государственных работников, военачальников времен Гражданской войны, руководства органов безопасности, многие представители интеллигенции и т. д.

Репрессивная политика режима решала несколько задач.

Во-первых, устрашить недовольных политикой «затягивания поясов». Ведь далеко не каждый человек готов был добровольно годами жертвовать собой — терпеть голод и холод — ради будущего.

Во-вторых, как это ни покажется чудовищным и странным, репрессии позволяли поддерживать хорошее настроение у народа. Официальная пропаганда внушала: «У нас самый справедливый строй, самая свободная страна, а если что не так (нехватка продуктов, аварии на производстве, несправедливые расправы), то виноваты не власть, не общественный строй, а «вредители», которых надо найти и «обезвредить». Советские порядки и руководство страны как бы выводились из-под огня возможной критики. Они представлялись народу безгрешными, непорочными. И люди начинали верить в коммунизм как в земной рай, в Сталина как в Бога. Кто не верил, сам попадал в разряд «врагов». А с врагами разговор короткий: тюрьма, лагерь или расстрел.

В-третьих, путем репрессий сталинское руководство пыталось заставить работать в интересах общества партийно-государственных чиновников. Ведь они, располагая огромной властью, стремились использовать ее и в личных целях. Жесткими мерами высшее руководство надеялось победить взяточничество, воровство, которые и в те годы были далеко не редким явлением. Путем репрессий добивались бесперебойной и четкой работы государственного аппарата в интересах страны.

В-четвертых, в преддверии возможной войны власть хотела уничтожить сторонников иностранных государств, а также тех, кто мог ими быть. Под подозрение попадали все, кто когда-нибудь бывал за границей, имел там родственников; представители «эксплуататорских классов» (бывшие помещики, заводчики, царские офицеры); бывшие профессиональные революционеры (как имеющие опыт борьбы с существующим режимом); другие категории граждан.

Диктаторский режим 1930-х гг., помимо социально-политических, был вызван к жизни и чисто экономическими причинами. В ходе индустриализации возникла крайне централизованная хозяйственная система, при которой постоянное руководство производством осуществлялось из Центра. Данная система могла хорошо работать лишь при четком выполнении «снизу» команд «сверху». Для поддержания беспрекословной исполнительской дисциплины также применялись репрессии.

По официальным данным, в 1930—1953 гг. по обвинению в контрреволюционных, государственных преступлениях судебными и внесудебными органами были вынесены приговоры и постановления в отношении 3 778 234 человек, из них 786 098 были расстреляны.

Соловецкий камень — памятник репрессированным в Москве

Политика массовых репрессий позволила подтянуть исполнительскую дисциплину на всех уровнях политического и хозяйственного руководства. До минимума была сведена коррупция (взяточничество чиновников, использование служебного положения в личных целях), деятельность на территории СССР иностранных агентов. В результате в годы Великой Отечественной войны в советском тылу, в отличие от всех других европейских стран, не было организованных выступлений сторонников Гитлера («пятой колонны»).

Однако ущерб от репрессивной политики большевистского режима намного перекрыл ее «плюсы». Во-первых, были уничтожены или томились в лагерях миллионы профессионально подготовленных людей. Во-вторых, общество оказалось расколото «на тех, кто сажал, и на тех, кого сажали» (слова поэтессы Анны Ахматовой), что было особенно опасно накануне войны, требовавшей единства народа. Обида за несправедливые наказания не забылась с годами, мешает и сегодня патриотически настроенным гражданам объединиться ради возрождения Отечества: ведь деды одних в 1930-е гг. сажали дедов других. В третьих, репрессии приучали людей всего бояться, мириться с несправедливостью, скрывать свои взгляды, приспосабливаться к самодурам-начальникам, предавать самых близких, чтобы выжить самому (детей заставляли отрекаться от отцов, жен — от мужей и т. д.). Горькие плоды воспитывавшегося десятилетиями приспособленчества (конформизма) мы пожинаем и сегодня.

Усиление партийного контроля за жизнью общества. В 1930—1932 гг. на всех промышленных предприятиях, где работало более 500 коммунистов, создаются партийные комитеты, цеховые ячейки и партийные группы в бригадах; образуются партячейки в колхозах и совхозах. Численность ВКП(б) к 1941 г. по сравнению с серединой 1920-х гг. увеличилась почти в 4 раза. Под строгим партийным контролем действовал комсомол, численность которого только в 1935—1936 гг. выросла с 3 до 5 с лишним млн человек.

Партийные, комсомольские организации, многие рядовые коммунисты и комсомольцы 1930-х гг. личным примером вдохновляли других на героический труд, заражали их своим энтузиазмом.

Секретарь парторганизации доменного цеха Кузнецкого металлургического завода вспоминал: «Целую неделю лил дождь, и на рытье третьей скиповой ямы создалось чрезвычайно опасное положение. По высоким и крутым откосам ямы мелкими струями стекала вода, и на дне ямы — на глубине 15 м — образовались большие лужи. Утром бригада землекопов отказалась вести работу в яме...

— В чем дело, товарищи? — спросил Шаповалов (секретарь участковой партячейки).

— Не пойдем! — раздались голоса. — Нам жизнь еще не надоела! Когда крики умолкли, Шаповалов сказал:

— Тогда мы, коммунисты, пойдем работать в яму одни.

Четверо коммунистов взяли лопаты и пошли за Шаповаловым. В бригаде воцарилось молчание.

— Ну, а мы что будем делать? — спросил бригадир.

Кто-то сказал, как бы думая вслух:

— Они будут под дождем по колено в воде работать, а мы сверху смотреть, что ли, будем? Так ведь негоже будет!

Кто-то громко крикнул:

— Пошли и мы, товарищи!»

Значительная часть населения была вовлечена в массовые организации, в рядах которых шло воспитание нового, коммунистического человека: в октябрята (младшие школьники), пионеры (учащиеся средних классов), комсомол (с 14 лет), партию, профсоюзы, творческие союзы (писателей, художников, композиторов, театральных деятелей и др.), органы формальной власти — Советы. Людей поддерживали в состоянии повышенной активности при помощи сменявших одна другую пропагандистских кампаний, волн террора, показательных судов над «врагами народа».

«Архипелаг ГУЛАГ». Трагическая страница истории 1930-х гг. — формирование системы откровенно принудительного труда, применявшегося в первую очередь на вредных, «непрестижных» производствах, в отдаленных районах страны. 17 января 1930 г. на страницах «Правды» публикуется статья наркома юстиции Н.В. Крыленко (позднее он был расстрелян), в которой, в частности, говорилось: «Сейчас не практикуется уже лишение свободы на сроки меньше года. Предложено в максимальной степени развить систему принудительных работ. Проведен ряд мероприятий по использованию труда лиц, осужденных на срок выше 3 лет, на общественно необходимых работах в специальных лагерях в отдаленных местностях». Страна все гуще покрывается сетью лагерей, поселков спецпереселенцев (высланных кулаков и членов их семей).

На 1 мая 1930 г. в ведении НКВД РСФСР находилось 279 исправительно-трудовых учреждений с 171 251 заключенным, в лагерях ОГПУ сидело около 100 тыс. человек. В 1930 г. было организовано Управление лагерями ОГПУ, с 1931 г. ставшее Главным (ГУЛАГ). На 1 марта 1940 г. ГУЛАГ состоял из 53 лагерей, 425 исправительно-трудовых колоний, 50 колоний несовершеннолетних. Осужденные по политическим мотивам составляли 10,1% заключенных в колониях и от 12,6 (в 1936 г.) до 34,5% (в 1939 г.) узников лагерей. Кроме того, в январе 1932 г. в спецпоселках находилось 1,4 млн высланных кулаков и членов их семей. Меньшая их часть занималась сельским хозяйством, большая трудилась в лесной и добывающей промышленности. На ГУЛАГ была возложена ответственность за надзор, устройство, хозяйственно-бытовое обслуживание и трудоиспользование выселенных кулаков. С 1932 г. началось предоставление гражданских прав спецпереселенцам, затрагивавшее узкий круг лиц (особенно хорошо трудившихся). К началу 1941 г. в поселениях находился 930 221 человек.

В 1935 г. в СССР принудительно трудилось около 2 млн 85 тыс. человек.

Подневольный труд, унижения, полуголодное существование — такова была повседневная жизнь на «Архипелаге ГУЛАГе». Трагичным было и положение кулацкой ссылки, особенно в первые годы. Руководство ГУЛАГа в 1933 г. указывало: повсеместно в спецпоселках «отмечены случаи употребления в пищу разных несъедобных суррогатов, а также поедания кошек, собак и трупов падших животных... На почве голода резко увеличилась заболеваемость и смертность среди с/переселенцев... На почве голода имел место ряд самоубийств, увеличилась преступность... Голодные переселенцы воруют хлеб и скот у окружающего населения... Истощенные спецпереселенцы не в состоянии выработать норму, а в соответствии с этим получают меньшее количество продовольствия и становятся вовсе не трудоспособными. Отмечены случаи смерти от голода...». Особенно велика была детская смертность.

К середине 1930-х гг. крестьяне в массе своей обжились в местах высылки. Сотрудников Отдела трудовых поселений ГУЛАГа серьезно беспокоило слишком быстрое, по их мнению, обогащение трудопоселенцев (так с 1934 г. стали называть спецпереселенцев). В сентябре 1938 г. они отмечали в докладной записке: «...Некоторая часть трудопоселенцев пошла по пути хозяйственного кулацкого роста. Например... 64 хозяйства трудопоселенцев имеют по 3—5 коров, по 1 лошади, 2—3 свиньи, 2—3 головы молодняка. Имеют оружие, занимаются охотой».

В сентябре 1938 г. в трудопоселках имелось 1106 начальных, 370 неполных средних и 136 средних школ, а также 230 школ профессионального образования и 12 техникумов. С 1935 г. разрешили принимать детей трудопоселенцев на общих основаниях в техникумы и вузы.

Вопросы и задания:

1. Какая связь, по вашему мнению, существовала между низким качеством жизни советских людей в 1930-е гг. и высокими темпами развития социалистической индустрии? 2. Составьте «Толковый словарь сталинских пятилеток», дав объяснение характерным словам и выражениям, бытовавшим в 1930-е гг.: общепит, заборные документы, несуны и др. 3. Почему в СССР одновременно существовали социалистическое ударничество и принудительный труд? Подготовьте двойной рассказ-презентацию о людях, трудившихся в эти годы по разные стороны «колючей проволоки Архипелага ГУЛАГа». 4. Составьте план-перечисление задач репрессивной политики в 1930-е гг. Какие последствия она имела? Есть ли, по вашему мнению, результаты, которыми можно объяснить и даже оправдать политику массового террора? 5. Почему строительство социализма в СССР в 1930-е гг. сопровождалось свертыванием демократии и установлением личной власти И.В. Сталина? Приведите причины объективного и субъективного характера.