§ 20—21. «Вставай, страна огромная!»

- Перечисли действия СССР по подготовке к участию во Второй мировой войне. (§ 18 и 19) Назови изученные тобой этапы Второй мировой войны (уч-к «Всеобщая история», 9 кл., §11-14). Вспомни, какие чувства людей, переживших войну, передаёт стихотворение фронтового корреспондента К.М. Симонова «Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины...» (уч-к по литературе, «Дом без стен», 8 кл.).

1. «Если завтра война».

Летом 1940 года Гитлер принял решение о нападении на СССР. К концу 1940 года был утверждён план «Барбаросса» (назван в честь императора-крестоносца Фридриха Барбароссы - Рыжебородого). Три группы немецких армий должны были танковыми клиньями рассечь части Красной армии и уничтожить их. За 5—6 недель «блицкрига» (молниеносной войны) группе армий «Север» надлежало захватить Ленинград, группе армий «Центр» — Москву, группе армий «Юг» — промышленный район Донбасса. Закончить войну предполагалось на линии Архангельск—Волга, уничтожив промышленность Урала авианалетами. Одновременно разрабатывался план «Ост» («Восток»).

Захваченная часть СССР должна была стать «жизненным пространством для немцев». Здесь планировалось уничтожить 5—6 млн евреев, 30 млн русских, украинцев и белорусов. Оставшихся — выселить из городов, лишить возможности получать образование, заставить работать на шахтах, заводах, полях, обеспечивая немецких колонизаторов-переселенцев. Получив «неисчислимые богатства огромных русских территорий», германское руководство рассчитывало, что «в будущем... сможет вести борьбу против любых континентов». Германская контрразведка тем временем подбрасывала в СССР дезинформацию о скорой высадке немецких частей в Англии.

Однако уже в начале 1941 года И.В. Сталин получал от советской разведки многочисленные предупреждения о готовящемся вторжении. Конкретную дату - 22 июня - называли работавший в Японии разведчик Рихард Зорге (секретарь немецкого посла в Токио), премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль. Но глава НКВД Л.П. Берия считал донесения разведчиков «враньём», а Сталину докладывал: «Я и мои люди, Иосиф Виссарионович, твёрдо помним Ваше мудрое предначертание: в 1941 году Гитлер на нас не нападёт». Тех, кто давал иную информацию, лишали должностей, многих расстреливали.

Силы СССР и Германии, сосредоточенные друг против друга в 1941 г.

Г.К. Жуков (справа) и С.К. Тимошенко

В июне 1941 года фашистская Германия с помощью союзников (Италии, Венгрии, Румынии, Финляндии) скрытно сосредоточила у советских границ 190 лучших дивизий, имевших опыт побед на Западе, всего - 5,5 млн солдат и офицеров. Во всей Красной армии насчитывалось 5 млн человек. В пяти приграничных с Германией округах располагалось 2,9 млн бойцов - 170 дивизий. Уступая немцам в живой силе почти в 2 раза, дивизии Красной армии в 1,5-2 раза превосходили армию агрессоров в числе танков и самолётов. Большая часть сил была выдвинута на территории недавно присоединённых Западной Украины, Западной Белоруссии, Прибалтики - за линию укреплений по старой границе 1939 года. Советских бойцов учили, что они должны будут разгромить противника «на его территории», «решительным ударом» и «малой кровью».

Сталину докладывали о стягивании немецких войск к границе, о том, что самолёты-нарушители постоянно фотографируют советскую территорию. 14 июня нарком обороны С.К. Тимошенко и начальник Генштаба Г.К. Жуков просили у Сталина разрешения привести войска в боевую готовность. Однако генсек считал, что именно этого добиваются англичане, чтобы спровоцировать войну. Впоследствии Жуков вспоминал: «Надо понимать, что тогда означало — возражать Сталину». В тот же день советские газеты заявили: слухи о возможной войне Германии и СССР «лишены всякой почвы». Вечером 21 июня на советскую территорию перебежал немецкий солдат — бывший коммунист, который сообщил, что в его части объявлено о завтрашнем наступлении на СССР. Поздно вечером в Кремле Г.К. Жуков и С.К. Тимошенко с трудом убедили Сталина направить в войска директиву — скрытно занять боевые позиции, рассредоточить и замаскировать на полевых аэродромах всю авиацию. Но за оставшиеся до нападения несколько часов эта директива не успела дойти до большинства частей, так как линии телефонной связи уже перерезали немецкие парашютисты-диверсанты. Исключение составили корабли советского флота. Его командующий — адмирал Н.Г. Кузнецов рискнул еще до согласия Сталина на приведение войск в боевую готовность отдать приказ: выключить огни на базах флота и сбивать любые приближающиеся самолёты.

2. Трагическое начало Великой Отечественной войны.

В 4 часа утра 22 июня 1941 года тысячи немецких самолётов и десятки тысяч орудий обрушили снаряды и бомбы на советские города, железнодорожные узлы, аэродромы, бензохранилища, склады боеприпасов, казармы, штабы, узлы связи. Около 800 советских самолётов сгорели на аэродромах, не успев подняться в небо. Из тех, кто смог взлететь, около 400 было сбито в воздушных боях. Немцы в первый день потеряли 200 самолётов и сразу захватили господство в воздухе. Многие командиры приняли немецкий обстрел за ошибку своих артиллеристов, запрашивали, что им делать, но связь была прервана.

Вскоре через пограничные реки и полосы ринулись немецкие танковые колонны и мотопехота. Вскоре выяснилось, что информация разведки о слабостях СССР заметно преувеличена. Неожиданностью для немцев стал «новый русский танк» - Т-34, от брони которого снаряды отскакивали даже при стрельбе с расстояния 100 метров. Главное, как заметил один из немецких офицеров, «... не было чувства, которое мы испытывали во Франции. Здесь было сопротивление, всегда сопротивление, каким бы безнадёжным оно ни было. Стоящее одиноко орудие, группа людей с винтовками, однажды из дома выбежал на дорогу парень с гранатой в руке». Начальник штаба немецких сухопутных войск генерал Ф. Гальдер отмечал в своем дневнике: «...русские всюду сражаются до последнего человека».

Защитники Бреста. Худ. П. Кривоногое

Надпись на стене Брестской крепости

Фашисты внезапной атакой захватили часть Брестской крепости. Однако полковой комиссар Е.М. Фомин и майор П.М. Гаврилов смогли собрать уцелевших бойцов. Вооружившись чем смогли (лопаты, ножи, штыки), они стремительной контратакой отбили склад оружия. Почти месяц 3 тыс. защитников Бреста отбивали атаки более 12 тыс. немцев, поддерживаемых танками и авиацией. Фронт уже ушёл далеко на восток, а в эфир продолжала выходить брестская радиостанция: «Я крепость, я крепость — веду бой». Скрываясь в обширных подземельях, последние защитники Бреста сражались до осени 1941 года.

Немцы на Украине

Утром 22 июня советское командование в соответствии с довоенными планами отдало приказ контратаковать и отбросить немцев. По воспоминаниям выживших солдат и офицеров, советские части вводились в бой в спешке и поодиночке, не имея связи ни друг с другом, ни с верховным командованием, не зная, где точно находится противник. Целые танковые дивизии, получая противоречивые приказы, совершали изнурительные марши вдоль границы, при этом «половина материальной части оставалась на маршрутах выдвижения из-за поломок», ударов авиации, нехватки горючего. Немцы же постоянно вели авиаразведку, концентрировали силы на направлениях своего наступления, получая на этих узких участках 68-кратный перевес над красноармейцами. Часто советские командиры в нарушение воинских уставов приказывали танковым дивизиям атаковать немцев в лоб без поддержки артиллерии и авиации. В первые дни войны практически не использовалась классическая оборона - окопы, проволочные заграждения, минные поля. Немецкие же танкисты, получая контрудар, тут же переходили к обороне, из укрытий расстреливали лёгкие советские Т-26 и БТ, а для уничтожения средних Т-34 и КВ подтягивали тяжёлую артиллерию, зенитные орудия, вызывали по радио бомбардировщики и штурмовики, которые безнаказанно атаковали «всё, что движется» на советской территории.

В результате, например, 29 июня после контратаки танковых сил группы армий «Север» на Западной Двине в дивизии Д.Д. Лелюшенко из 98 танков уцелело только 7. А в 8-м механизированном корпусе генерала Д.И. Рябышева, контратаковавшем танковые силы группы армий «Юг» в Западной Украине, из 932 танков (70 КВ и 100 Т-34) и 30 тыс. бойцов после четырёх дней боёв остались только 73 исправные машины и 19 тыс. бойцов. При этом многие танкисты даже в подбитом танке отказывались сдаваться, пели «Интернационал» и сгорали вместе со своей машиной. Экипаж бомбардировщика под командованием капитана Николая Гастелло, когда самолёт был подбит, вместо того чтобы выпрыгнуть с парашютами, направил горящую машину в колонну немецких танков и бензовозов.

Через два дня после начала войны две немецкие танковые колонны группы армий «Центр» прорвались на 200 км от границы и, обойдя крупные силы Красной армии, соединились у Минска. Пехотные части, оборонявшие столицу Белоруссии, не смогли устоять под натиском немецких танков и мотопехоты, поддержанных с воздуха авиацией.

Немцы и подбитый советский танк

Во имя жизни. Худ. Н. Бут

По воспоминаниям ветеранов войны

Из окопа каждый боец видел, как на него движется 20—30 танков с крестами на броне, за ними — цепь автоматчиков, с неба пикируют на позиции самолёты-штурмовики. Разрывы бомб и танковых снарядов сбоку, спереди, сзади. Крики раненых, стук осколков по каске, комья земли засыпают глаза. Танки уже близко. Сержант поднимается, чтобы метнуть бутылку с зажигательной смесью. Пулемётные очереди из танков — и сержант падает, объятый пламенем. Выстрелы из винтовки, пули отскакивают от брони. Громада танка надвигается, гусеницы утюжат окоп и людей в нем. Кто-то бросает гранату. Один танк горит и останавливается. Но над окопами уже немецкие автоматчики. Политрук кричит: «За Родину! За Сталина!» Последние уцелевшие бойцы бросаются на немцев. Выстрелы, очереди, удары штыком...

28 июня Минск был взят. Западнее его в «котле» окружения оказалось 28 советских дивизий. Многие из их бойцов (по немецким данным — 288 тыс.), оставшись без руководства, сдавались в плен. Командующий почти уничтоженным Западным фронтом генерал Д.Г. Павлов был вызван в Москву и расстрелян. Для прикрытия центрального направления спешно выдвигались армии с Урала, из Москвы, Черноземья, но им не удалось остановить врага. В начале июля немецкая группа армий «Центр» заняла всю Белоруссию и вышла к Смоленску. К тому времени группа армий «Север» захватила почти всю Прибалтику, и если одна часть советских войск стойко обороняла Псков, то другая, как 41-й пехотный корпус, в панике бежала от немецких танков, открывая дорогу на Ленинград. Лишь на Украине контрудары советских механизированных корпусов задержали немецкую группу армий «Юг». К 9 июля (за 19 дней войны) Красная армия потеряла б тыс. танков (немцы - 2 тыс.), 3,5 тыс. самолётов (немцы — менее 1 тыс.), более 1 млн солдат убитыми, ранеными и пленными (немцы — 0,1 млн). Была потеряна примерно половина сил, имевшихся у западных границ, — лучшие кадровые части. В числе пленных был и старший сын Сталина - командир артиллерийской батареи Яков Джугашвили.

Погибшие красноармейцы

Советский плакат. 1941 г. Художник И.М. Тоидзе

Сообщение о начале войны

Секретные советские документы отмечали: «В частях много случаев панического бегства с поля боя». Когда часть советских командиров пыталась обходными маневрами остановить противника и сберечь своих людей, то их обвиняли в трусости. Так, маршал Г.И. Кулик требовал: «Десять минут на размышление — и вперёд! Расстрел или орден!» В результате немцам запомнились лобовые советские атаки, когда «люди прокладывали путь по ковру трупов». В СССР об этом молчали.

В первый день войны Сталин отказался выступать с обращением к народу. Вскоре он уехал к себе на дачу и несколько дней не подходил к телефону. В полдень 22 июня о начале войны советским гражданам объявил заместитель председателя Совнаркома СССР В.М. Молотов. Он говорил «сбивчиво, неуверенно», но закончил речь словами: «Наше дело правое, враг будет разбит. Победа будет за нами!» 22 июня была объявлена мобилизация 5 млн военнообязанных. Помимо этого тысячи молодых людей выстраивались в очереди перед военкоматом, желая, чтобы их отправили на фронт.

Радиосводки Совинформбюро о положении на фронтах начинались словами песни: «Вставай, страна огромная! Вставай на смертный бой!» Война с первых дней получила наименование Великой Отечественной войны (1941—1945 гг.). В стране вводилось военное положение: хлеб, сахар и другие продукты стали распределять по карточкам, увеличили рабочий день и отменили отпуска. Под лозунгом «Всё для фронта! Всё для победы!» фабрики вместо гражданских костюмов стали шить военную форму, заводы по производству тракторов, автомобилей, инструментов переходили на выпуск танков, пушек, пулеметов, снарядов. Совет по эвакуации организовал перевозку тысяч предприятий из западных районов на Урал, в Сибирь, в Среднюю Азию. Для руководства военными действиями была создана Ставка Верховного главнокомандования. На следующий день после падения Минска (29 июня) к Сталину прибыли члены Политбюро. По воспоминаниям А.И. Микояна, вождь был испуган, думая, что его собираются арестовать. Однако соратники предложили ему возглавить Государственный Комитет Обороны (ГКО), которому стала принадлежать вся полнота власти в стране. Сталин также стал Верховным главнокомандующим.

Тем временем советские военачальники пытались установить, что происходит с войсками, наладить управление ими, но немцы продолжали наступать, обстановка стремительно менялась, информация запаздывала. Сталин 3 июля 1941 года по радио обратился к стране. Он говорил медленно, было слышно, как он часто пьёт воду: «Товарищи! Граждане! Братья и сёстры! Бойцы нашей армии и флота! К вам обращаюсь я, друзья мои! Война с фашистской Германией... не только война двух армий... Дело идет о жизни и смерти народов СССР, о том — быть народам Советского Союза свободными или впасть в порабощение». Многие граждане вспоминали, что, услышав эти слова, они чувствовали решимость «сражаться до последней капли крови».

3. Судьба «блицкрига» (июль—сентябрь 1941 г.).

В середине июля 1941 года танки и мотопехота группы армий «Север» прорвались на подступы к Ленинграду. Но на подготовленном оборонительном рубеже по реке Луге путь ей преградили 4 пехотные дивизии и 3 дивизии народного ополчения — добровольцы, спешно вооружённые винтовками и бутылками с горючей смесью, без артиллерии, танков и кадровых офицеров. Почти все они погибли, но немцы лишь через 1,5 месяца (к концу августа) прорвались к самому Ленинграду. 8 сентября немецко-финляндские войска сомкнули вокруг города кольцо окружения. 13 сентября на самолёте в осажденный город прибыл Г.К. Жуков, сумевший организовать оборону. Последние резервы были брошены на защиту пригородов; танки, сходившие с конвейеров заводов, сразу шли в бой. После нескольких безуспешных штурмов Гитлер заявил, что «этот город надо уморить голодом». Немецкие генералы планировали окружить Ленинград кольцом пулемётных вышек и после гибели всех его защитников «этот источник большевистской заразы» «сравнять в ноль взрывчатыми веществами».

Началась 900-дневная блокада Ленинграда.

Ополченцы

Одновременно с прорывом немцев к Ленинграду в середине июля на центральном направлении началось Смоленское сражение. 16 июля группа армий «Центр» захватила Смоленск. Однако части Красной армии нанесли противнику несколько контрударов, принудив его перейти к обороне. Советскими войсками был отбит г. Ельня. Освободившим его дивизиям, которыми командовал Г.К. Жуков, было присвоено звание гвардейских.

Группа армий «Юг» в это время безуспешно пыталась захватить Киев и выйти за Днепр. 25 августа немецкое командование развернуло танковые дивизии Гудериана из-под Смоленска на юг, и они стали заходить в тыл советским войскам, обороняющим Киев. Жуков и Тимошенко предложили Сталину, чтобы избежать окружения, отвести войска за Днепр. Но Верховный Главнокомандующий запретил: «Как вы могли такое подумать — отдать Киев?!» 16 сентября танки Гудериана встретились с танками Клейста, форсировавшими Днепр южнее Киева. Армии советского Юго-Западного фронта (более 400 тыс. человек) оказались в окружении под Киевом. Две недели они упорно сражались, однако прорваться к своим смогли лишь отдельные группы бойцов. Киев пал. К концу сентября 1941 года большинство окружённых либо попали в плен, либо погибли, как командующий фронтом генерал М.П. Кирпонос.

В конце сентября 1941 года часть танков немецкой группы армий «Юг» через перешеек ворвалась в Крым, другая - устремилась к Донбассу. Уцелевшие армии Юго-Западного и Южного фронтов отступали с тяжёлыми боями. На севере немецкое командование ожидало скорой сдачи блокадного Ленинграда. Однако из Поволжья, Урала, Кавказа, Сибири, Средней Азии к фронту подходили новые, только что сформированные советские дивизии из призванных и обученных резервистов, а также молодых добровольцев. Из-под ударов немецких танков и авиации удалось вывезти с запада на восток страны более 2500 оборонных предприятий. И хотя в период эвакуации Красная армия недополучала миллионы снарядов и патронов, а месячное производство танков и самолётов сократилось с тысяч до нескольких сотен, на Урале и в Сибири уже спешно разгружали станки, и эвакуированные заводы начинали выпускать первое оружие прямо под открытым небом. Осенью в СССР пришли первые конвои с военной помощью союзников: американские и английские танки, самолёты, грузовики, продовольствие, алюминий и каучук. В августе начальник генштаба сухопутных сил Германии генерал Ф. Гальдер признавал в своем дневнике: «Мы недооценили силу русского колосса...» Немецкие танковые дивизии потеряли уже половину своей техники. Приближались осенняя распутица и русская зима. Поэтому немецкое командование решило с конца сентября основные силы сосредоточить в центре для захвата Москвы, чтобы закончить войну до начала зимы.

Прикрытие. Худ. Ю. Бондаренко

Советские военнопленные. 1941 г.

Из приказа № 270 по Красной армии (август 1941 г.): «Командиров и политработников, во время боя сдающихся в плен к врагу, считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту как семьи... предавших свою Родину... [Их приказано уничтожать] всеми средствами, как наземными, так и воздушными, а семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишать государственного пособия».

Командир в атаке

Из наградного листа на младшего политрука А.К. Панкратова (26 августа 1941 г.): «Левофланговый пулемёт противника не давал возможности... войти в расположение штурмуемого монастыря. Тогда Панкратов вырвался вперёд... бросил гранату и ранил пулемётчика. Пулемёт на время замолчал. Потом опять открыл бешеный огонь. Политрук Панкратов с возгласом "Вперёд!" вторично бросился на пулемёт... Израсходовав все патроны и гранаты, он грудью навалился на пулемет, лишив его возможности вести огонь».

4. «Велика Россия, а отступать некуда - позади Москва!»

Немецкий план захвата Москвы «Тайфун» предполагал танковыми клиньями рассечь советскую оборону, окружить столицу СССР с севера и юга и уничтожить её. Для этих целей в группу армий «Центр» фельдмаршала фон Бока было стянуто более половины всех немецких сил на востоке: 14 тыс. орудий и минометов, 1390 самолетов, три из четырех танковых групп - 1700 танков. Всего - 1,8 млн солдат, в том числе элитные танковые дивизии СС — «Великая Германия», «Рейх». Всем этим силам противостояли три советских фронта: Западный, Резервный и Брянский. Они располагали 7,6 тыс. орудий и миномётов, 660 самолётами, 990 танками. Всего — 1,2 млн солдат. Здесь были как первые гвардейские стрелковые дивизии, так и дивизии народного ополчения, сформированного московскими районами и заводами. Среди вчерашних рабочих, инженеров, учителей лишь каждый второй-третий был вооружён винтовкой, остальные должны были добыть оружие в бою. За линией фронта тысячи москвичей рыли противотанковые рвы и окопы для резервной Можайской линии укреплений. Сведения об операции «Тайфун» Сталин получил от разведки, однако до последнего не доверял им. На направлениях немецких ударов дивизии были вытянуты в тонкую оборонительную линию.

Битва за Москву началась 30 сентября 1941 года. Танковая группа Гудериана прорвала линию фронта с юга от Москвы. Один мотокорпус захватил Брянск, а другой 3 октября вошёл в Орёл. Когда немецкие танки въехали на улицы города, здесь еще ходили трамваи, а жители, приняв танкистов за своих, махали им руками. Днём раньше — 2 октября 1941 года — танковые группы Гота и Геппнера прорвали фланги Западного фронта и через 5 дней соединились за Вязьмой, окружив практически все армии, прикрывавшие Москву с запада. 5 октября советские самолёты-разведчики увидели, как с запада по шоссе к Москве движутся колонны немецких танков. До столицы оставалось 200 км. С 7 октября начались постоянные дожди со снегом. По воспоминаниям немцев, «дороги размокли, превратились в сплошное месиво, и танки двигались по ним с черепашьей скоростью». Автомобили, везущие пехоту, бензин и снаряды, безнадежно застряли, «грязь прилипала к ногам и колесам». Советские диверсанты в тылу врага закладывали на дорогах мины, оставлявшие 30-метровые воронки. В дождь и снег немецкие самолеты не могли вести разведку и наносить удары.

Тем временем на Можайскую линию обороны спешно выдвигались курсанты военных училищ, милицейские батальоны, части Московского гарнизона, с других фронтов перебрасывали резервы. На Можайской линии - в 100 км от Москвы - заново создавался Западный фронт, который возглавил Г.К. Жуков. Армии, окружённые под Вязьмой, не сдавались, а, погибая, более 10 дней связывали боями 28 дивизий врага (45% всех сил группы армий «Центр»). На юге сотни танков Гудериана выступили из Орла, однако путь им преградила танковая бригада полковника М.Е. Катукова, который вместо привычной лобовой атаки использовал танковые засады. В результате боя 6 октября на шоссе Орел-Тула 49 танков Катукова (Т-34, КВ и БТ) уничтожили 53 фашистских танка, а сами потеряли только 2, и еще 4 подбитых эвакуировали с поля боя для ремонта. Гудериан признал, что русские «кое-чему уже научились».

Оказавшись перед Можайской оборонительной линией, немцы вновь попытались обойти советские войска с флангов. На южном участке 12 октября была взята Калуга, а на северном - 14 октября - Калинин (Тверь). 15 октября правительственные учреждения и иностранные представительства стали эвакуироваться из Москвы в Куйбышев (Самару) на Волгу. Десятки тысяч беженцев в панике бросились к вокзалам и дорогам, ведущим на восток. Мародеры грабили магазины; ликвидационные команды минировали заводы, метро, мосты и железные дороги. Покинуть столицу готов был и Сталин: его поезд стоял под парами, а в Куйбышеве для него был готов бункер. Однако Г.К. Жуков уверил, что «Москву, безусловно, удержим». В последний момент Сталин решил остаться в столице, паника постепенно улеглась.

К середине октября, ликвидировав окружённые советские войска под Вязьмой, подтянув пехоту, горючее и боеприпасы, группа армий «Центр» возобновила наступление на центральном направлении Можайской линии. Обороняющиеся здесь советские войска против сотен немецких танков имели лишь единицы техники и орудий. В то же время осенняя распутица заставляла немцев двигаться вдоль шоссе и железнодорожных линий, сходящихся к Москве. На Волоколамском шоссе 31 б-я дивизия генерала И.В. Панфилова (сформированная в Казахстане), по признанию немцев, вела «поразительно упорную борьбу». Медленно отступая, её бойцы (казахи, русские, узбеки) сражались за каждую деревню, железнодорожную станцию. На Варшавском шоссе оборонялись курсанты Подольского военного училища — юноши 18—19 лет, у которых против танков были лишь устаревшие пушки, связки гранат и бутылки с горючей смесью. Они две недели сдерживали атаки врага, рвали сбрасываемые с самолётов немецкие листовки, призывавшие сдаться: «Доблестные красные юнкера!.. Мы уважаем ваш героизм. Переходите на нашу сторону». На юге танки Гудериана безуспешно штурмовали Тулу, которую вместе с красноармейцами обороняли все жители города оружейников.

К концу октября 1941 года немецкие части, израсходовав все резервы и боеприпасы, остановились примерно в 60—100 км от Москвы. Тем временем из Сибири к столице мчались эшелоны с новыми дивизиями. 7 ноября 1941 года, в годовщину Октябрьской революции, на Красной площади состоялся традиционный военный парад, с которого войска направлялись прямо на фронт. Проходя мимо Мавзолея, бойцы видели Сталина — он призывал их покончить с мифом «о непобедимости немцев», вспомнить великих русских полководцев — Александра Невского, Дмитрия Донского, Александра Суворова, Михаила Кутузова.

В середине ноября, подтянув новые резервы, немцы с северо-запада пошли на последний штурм Москвы. Их отряды прорывались к каналу Москва—Волга (50 км до Москвы), но контратаки советских бойцов не позволили захватить шлюзы и затопить город. В первых числах декабря на Ленинградском шоссе враг приблизился к Москве на 25-30 км (один час марша танковой колонны). Мотоциклисты немецкого передового батальона ворвались в московский пригород Химки (примерно час езды до Кремля!), но были отброшены войсками первой городской линии обороны.

Парад 7 ноября 1941 г. Худ. К. Юон

Немецкие войска уже лишились большей части бойцов и техники. В глубоком снегу, покрывшем Подмосковье, вязли колеса и гусеницы. В сильный мороз немцы замерзали в своих летних кителях, моторы — не заводились. Немецкие командиры заявляли, что «боевые способности нашей пехоты подошли к концу», что танкисты в панике, так как каждый день видят, как их снаряды отскакивают от брони немногочисленных, но стремительных русских Т-34. Даже в элитной дивизии СС «Мертвая голова» солдаты наносили себе раны, чтобы отправиться в тыл.

Тем временем разведчик Рихард Зорге сообщил, что Япония не собирается нападать на СССР. С Дальнего Востока к Москве стали перебрасывать целые армии - последние кадровые войска, полностью укомплектованные и вооружённые. И в начале декабря за спиной обескровленных частей, оборонявших Москву, сосредоточилась огромная группировка советских сибирских и дальневосточных дивизий в 750 тыс. человек. Немецкое командование ничего не знало об этом и 5 декабря отдало приказ своим дивизиям (многие из которых в ходе боёв сократились до размеров батальона) переходить к обороне на подступах к Москве. Однако в этот же день свежие части Красной армии перешли в контрнаступление и погнали ослабленного противника от столицы, освобождая город за городом. Впервые в ходе Второй мировой войны немцы были вынуждены отступать, теряя технику и тысячи солдат убитыми, ранеными и пленными.

5. Итоги 1941 года.

В дни Битвы за Москву - в октябре-ноябре 1941 года - на севере в блокадном Ленинграде, кроме военных, оставалось 2,9 млн мирных граждан: женщин, стариков, детей. Город беспрерывно бомбили и обстреливали. В первые же дни сгорели главные продовольственные склады. Снабжение осуществлялось по воздуху, а с конца ноября - по льду Ладожского озера (Дорога жизни) под постоянными бомбёжками. В ноябре дневная норма хлеба по карточкам была урезана до 250-150 граммов. По воспоминаниям блокадницы Елены Кочиной, жители города получали в день «маленький кусочек: тяжёлый, липкий, сырой. Хлеб содержит всякую дрянь и лишь немного муки», «мы научились делать... кисель из столярного клея». В домах не было электричества, перестало работать отопление, водопровод. Тысячи людей, распухших или высохших от голода, падали и умирали на улицах тёмного замерзающего города. Немцы несколько раз объявляли о падении Ленинграда, однако город выстоял.

На юге немецкие войска в октябре прорвались в Крым, заняли большую часть Донбасса, крупные индустриальные города - Сталино (Донецк), Харьков. В Крыму объединённые силы армии и Черноморского флота упорно обороняли Севастополь, а в Донбассе в конце ноября советские войска смогли перейти в контрнаступление и отбить крупнейший город - Ростов-на-Дону. Тем не менее в декабре 1941 года немецкие войска занимали примерно половину европейской части СССР, лишив нашу страну 50% ежегодного урожая зерна, угольно-рудных шахт. Около 60 млн советских граждан (1/3 населения) оказались в немецкой оккупации. В боях 1941 года (по немецким данным) погибли до 3 млн бойцов Красной армии, более 3 млн попали в плен.

В блокадном Ленинграде. Худ. А. Пахомов

Страницы дневника ленинградской школьницы Тани Савичевой

12-летнюю девочку в мае 1942 года забрали в детский дом, а оттуда в августе по Дороге жизни вывезли на Большую землю. В 1944 году она умерла от прогрессирующей дистрофии.

Великая Отечественная война (1941—1945 гг.) началась с поражений Красной армии. Ценой огромных потерь к зиме 1941 года немецко-фашистские войска удалось остановить у Ленинграда, в районе Донбасса, отбросить от Москвы.

1. Сравни предвоенные планы, силы и подготовку СССР и Германии.

У кого и почему было преимущество?

2. Перечисли причины поражений Красной армии летом 1941 года. На твой взгляд, что необходимо знать и делать нам — гражданам современной России, чтобы никогда не повторилась эта трагедия? 22 июня 1941 года тысячи выпускников советских школ, вместо того чтобы готовиться к экзаменам в институты, пошли добровольцами в армию. Попробуй представить и описать мысли и чувства этих молодых юношей и девушек, обратившись к воспоминаниям членов твоей семьи, переживших Великую Отечественную войну.

3. Сравни цели и результаты немецкого наступления к концу сентября 1941 года (за 3 месяца войны) и сделай вывод: насколько был реализован план «Барбаросса»?

4. кажи две группы причин: 1) почему немцы смогли вплотную подойти к Москве; 2) почему советским войскам удалось отстоять Москву.

5. Перечисли причины, благодаря которым немцы не смогли реализовать план блицкрига против СССР. Какие из них, на твой взгляд, являются главными?

Смысл директ ивы наркома обороны СССР, отданной по приказу И.В. Сталина вечером 22 июня 1941 года Перейти в решительное контрнаступление, разгромить ударные группировки противника и перенести войну на территорию агрессора.

Письмо домой немецкого офицера Альберта Неймгена в начале декабря 1941 года

«Я видел тяжёлые пушки, которые вечером будут обстреливать Кремль. Я видел полк наших пехотинцев, которые первыми должны пройти по Красной площади. Это конец, дядюшка, Москва наша, Россия наша... Тороплюсь. Зовёт начальник штаба. Утром напишу тебе из Москвы...»

• Сравни два источника. В чём противоречие, какой возникает вопрос?

Почему немецко-фашистские войска удалось остановить только под Москвой?


Поделиться: