§14. Рывок в будущее

— Объясни значение слов: модернизация, капитализм, социализм. (Словарь)

— Раздели на этапы изученную тобой часть истории России XX века, дай названия этапам и рубежам.

1. «Планов наших громадьё».

В 1920-х годах многих советских граждан увлёк лозунг Сталина о возможности, не дожидаясь мировой революции, построить в СССР социализм, то есть справедливое общество без частной собственности, деления на богатых и бедных, эксплуатации и угнетения человека. Однако руководители страны признавали, что пока подавляющее большинство её жителей работают без помощи машин — сохой и лопатой, ходят в лаптях и не умеют читать, социализм невозможен. Для создания его материально-технической базы требовалось завершить модернизацию, прежде всего в промышленности (промышленный переворот): механизировать труд, создать крупную машинную промышленность (индустрию). Этот процесс называли индустриализация. Одновременно для перехода к социализму миллионы небольших частных крестьянских хозяйств следовало объединить в крупные коллективные хозяйства — колхозы. Предполагалось, что крестьяне добровольно объединят свои земли, увидев выгоду от её совместной обработки с помощью современных тракторов, комбайнов и другой техники. Этот процесс называли коллективизацией сельского хозяйства. В 1926—1927 годах известные ученые-экономисты Госплана и ВСНХ начали рассчитывать пятилетний план социалистической реконструкции народного хозяйства — индустриализации и коллективизации.

В 1927 году для накопления средств на индустриализацию советское правительство в три раза повысило размер налога с жителей деревни. В ответ крестьяне стали заметно меньше продавать хлеба заготовительным конторам по невыгодным государственным ценам. Тогда же, в 1927 году, английское правительство разорвало отношения с СССР, обвинив его в подготовке всеобщей забастовки в Англии и в пропаганде мировой революции. Франция требовала отзыва советского посла. В Польше посол Советского Союза был убит эмигрантом-белогвардейцем. В газетах писали о том, что капиталистические державы вновь создают «единый фронт» и готовят войну против СССР. В городах люди спешно скупали остатки хлеба, мяса, соли, запасаясь ими впрок, подстегивая друг друга слухами о военной угрозе. Цены на продовольствие у частников подскочили в полтора раза, а на государственных хлебных пунктах было пусто. Нечем стало кормить бойцов Красной армии. Срывались планы продажи зерна за границу, чтобы на вырученные деньги купить оборудование для индустриализации.

В январе 1928 года в «хлебные» районы страны выехали высшие руководители. Сталин лично прибыл в Сибирь и приказал местным властям перейти в атаку на кулаков: у тех, кто не сдаёт зерно добровольно, изъять его силой, как при военном коммунизме. Временно запрещалась свободная торговля хлебом. В результате к весне 1928 года государству удалось получить запланированное количество зерна. И.В. Сталин заговорил теперь о необходимости ускоренной индустриализации, перекачке средств из сельского хозяйства в промышленность. Он предлагал все то, за что несколько месяцев назад осудили оппозицию Троцкого-Зиновьева. Это объяснялось не только задачами строительства социализма, но и желанием не зависеть больше от поставок техники с Запада и укрепить оборону страны. Позже (в феврале 1931 г.) Сталин скажет: «Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в 10 лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут». Против отхода от НЭПа и разрыва союза с крестьянством выступила часть членов Политбюро — Н. Бухарин (редактор газеты «Правда»), А. Рыков (председатель правительства), М. Томский (глава профсоюзов). Сталин обвинил своих противников в создании правой оппозиции к «руководящей линии партии».

В такой обстановке к концу 1928 года были закончены варианты первого пятилетнего плана — первой пятилетки (октябрь 1928 г. — октябрь 1933 г.). Подсчёт хозяйственных возможностей позволил сформулировать, что при самой благоприятной обстановке (высокие урожаи, приемлемые цены на международном рынке) СССР сможет построить десятки новых шахт, электростанций, заводов. Это увеличит добычу угля в 2, производство электричества в 4, выплавку стали в 3 раза, производство автомобилей в 100, а тракторов почти в 50 раз.

Большая часть средств (78%) направлялась именно в эти отрасли тяжёлой промышленности, составлявшие основу независимости и обороноспособности страны. Однако план предусматривал и рост лёгкой промышленности - производство товаров народного потребления: одежды, обуви и т.д. Кроме того, в годы первой пятилетки предполагалось убедить добровольно объединиться в колхозы до 4,5 млн крестьянских дворов (16-18%).

Советский плакат. 1928 г.

Этот план — компромиссный между позициями сталинцев и «правых» — был утверждён как закон Всесоюзным съездом Советов в мае 1929 года, то есть спустя полгода после начала его фактического осуществления.

2. «Год великого перелома».

С начала 1929 года по всей стране развернулось строительство новых промышленных предприятий. Были приглашены тысячи иностранных инженеров. По совместным проектам начали строить 42 новые электростанции, самой большой должен был стать Днепрогэс (на Днепре). Сооружались новые угольные шахты в Сибири (Кузнецкий бассейн) и рудники на Урале (гора Магнитная). Для переработки добытого в их недрах сырья возводили два гигантских металлургических комбината - Магнитогорский и Кузнецкий. Полученную сталь должны были обратить в станки и машины строящиеся Уральский машиностроительный завод (Уралмаш), Сталинградский, Челябинский и Харьковский тракторные заводы, автомобильные заводы в Нижнем Новгороде, Москве и многие другие предприятия. Десятки тысяч молодых рабочих, комсомольцев, крестьян-бедняков по призыву компартии поехали на места «строек социализма». В голой степи или дремучей тайге они наспех рыли для себя землянки, сколачивали бараки. Без всякой техники — лопатами рыли котлованы, на тачках вывозили землю, вручную поднимали тяжести. Ударные бригады устраивали между собой социалистические соревнования: кто за смену сделает больше бетонных замесов, вынесет больше кубометров земли и т.п.  быстрее приблизит страну к социализму. По воспоминаниям очевидца, «издали строительная площадка казалась муравейником... В тучах пыли работали тысячи людей, лошадей и даже верблюдов». Каждый день в газетах публиковались статьи и фотографии усталых, но радостных строителей.

Даёшь тяжёлую индустрию! Худ. Ю. Пименов

Строитель Магнитогорска

В. Маяковский о строителях

Кузнецкого комбината

Темно свинцовоночие,

и дождик толст, как жгут,

сидят в грязи рабочие,

сидят, лучину жгут.

Сливеют губы с холода,

но губы шепчут в лад:

«Через четыре года

Здесь будет город-сад!» ...

Я знаю — город будет,

я знаю — саду цвесть,

Когда такие люди

В стране советской есть!

Было заявлено, что нужно «во что бы то ни стало... догнать и перегнать... капиталистических врагов». Показатели пятилетнего плана были резко увеличены. Однако средств на это не запланировали. Руководство страны призвало граждан «выполнить пятилетку в четыре года». Под этим лозунгом, начертанным на красных полотнищах, ударные бригады с энтузиазмом сокращали время на сон и еду, отдавая все силы «ударной борьбе за социализм». Одновременно власти отбирали у нэпманов права на частную торговлю, расторгали договоры об аренде. За два года (1929—1931) все частные лавки, магазины, мастерские, фабрики перешли в собственность государства. С начала 1929 года немногочисленные товары и продукты, имеющиеся в городах, стали распределять по карточкам. Часть зарплаты горожане должны были отдавать государству как заем на индустриализацию. Тех, кто выражал возмущение, плохо работал, объявляли «врагами народа», «вредителями», которые ломают станки по заданию иностранных разведок. Чтобы увеличить закупки за границей новой техники, было решено продавать иностранцам даже «предметы старины и искусства, в том числе ценности музейного значения, за исключением основных музейных коллекций». С 1929 года осуждённых по уголовным и политическим преступлениям стали вывозить в таежные лагеря, где за небольшой государственный паёк заключенные валили и пилили лес. Это позволило увеличить продажу за границу древесины с 1 до 6 млн кубометров.

Строители Днепрогэса

Отпуск хлеба по карточкам

С 1929 до конца 1934 года продукты и промтовары в городах распределялись по карточкам. Самые высокие нормы снабжения устанавливались для 1-й группы граждан: рабочие, научно-технический персонал, командиры Красной армии, милиция. Меньше продуктов получали граждане 2-й группы — служащие, члены семей рабочих и служащих, еще меньше 3-я — дети до 14 лет. «Лишенцы», т.е. граждане, лишенные избирательного права (бывшие дворяне, полицейские, священники), карточек не получали. Им приходилось покупать продукты по высоким ценам в государственных коммерческих магазинах.

Борьба с вредителями. Плакат

Н. Бухарин с рабочими в альпинистском походе

Ещё в марте 1928 года газеты сообщили, что в Шахтинском районе Донбасса раскрыта подпольная организация инженеров-вредителей, которые (как утверждали следователи ГПУ) «по заданию иностранных разведок» портили оборудование, устраивали взрывы в шахтах. Несмотря на отсутствие доказательств, 11 человек приговорили к расстрелу. О правой оппозиции во главе с Бухариным простые партийцы говорили: «Дайте новый завод, электростанцию, а правых — к черту!» В 1929—1930-х годах Н. Бухарина, А. Рыкова и М. Томского на высших партийно-государственных постах сменили сторонники Сталина — Вячеслав Молотов и Лазарь Каганович.

Но главным источником богатств по-прежнему оставалось зерно, выращенное крестьянами. Еще в 1928 году Сталин говорил, что «мы вынуждены брать» с крестьянства «нечто вроде дани», принуждая его продавать хлеб государству по заниженным ценам, «чтобы сохранить нынешний темп развития индустрии». Однако крестьяне-единоличники все чаще отказывались сдавать зерно, а на принудительные изъятия (как в Гражданскую войну) отвечали его сокрытием, сокращением посева. Руководители партии надеялись на создаваемые коллективные хозяйства, но к осени 1929 года удалось уговорить вступить в колхоз только 7% крестьян. В основном это были бедняки, поэтому при объединении их хозяйств в одно получалось немного скудных земельных наделов, несколько коров и 2—3 тощие лошади. В помощь им городские власти могли прислать лишь 1 трактор на 4 колхоза — новые тракторные заводы только строились. Середняки и особенно кулаки упорно отказывались отдавать в колхоз свои земли, добротных коров, лошадей-кормилиц, да еще и сдавать деньги на закупку техники.

Крестьяне подают заявления в колхоз

Колхозный трактор давит вооружённого кулака. Плакат

Тем не менее в годовщину революции — 7 ноября 1929 года — Сталин в статье «Год великого перелома» объявил на всю страну: «Партии удалось повернуть основные массы крестьянства к новому, социалистическому пути развития... повести за собой широкие массы бедноты и середняков». Через несколько дней пленум ЦК компартии постановил: уже в ближайшем году полностью коллективизировать главные хлебопроизводящие области, а для этого «насаждать» колхозы силой «социалистического города» и «ликвидировать кулачество как класс».

В январе 1930 года по распоряжению партии в деревню для организации колхозов было направлено 25 тыс. рабочих-коммунистов — их назвали «двадцатипятитысячники». С помощью деревенских юношей-комсомольцев они силой свозили имущество крестьян-середняков на общий колхозный двор. Кулаков — наиболее богатых и предприимчивых единоличников, имевших мельницы, механические косилки, молотилки, арендующих земли, нанимающих батраков, — в соответствии с секретными инструкциями ЦК компартии в колхоз не брали, а раскулачивали. Их арестовывали вооружённые сотрудники ГПУ; землю, построенные дома, нажитое имущество, скот забирали в колхоз. Семьи бывших кулаков в несколько часов грузили в вагоны и вывозили, как правило, на Крайний Север, где без вещей выгружали посреди поля или леса. Вооружённая охрана запрещала им покидать районы высылки. Раскулаченные руками копали землянки, собирали корешки, ели траву. Дети, старики, женщины, мужчины один за другим умирали от голода, замерзали. Наиболее злостных «врагов советской власти» отправляли в лагеря валить лес. Официально требовалось раскулачить около 4% крестьян (примерно столько, по статистике, было кулаков). Однако многие середняки и даже бедняки вступались за своих трудолюбивых, уважаемых соседей, сами отказывались идти в колхоз. Их объявляли «подкулачниками», и число репрессированных (подвергнутых наказанию) в некоторых районах доходило до 15-20%. Всего, только по официальным (заниженным) данным, к 1932 году было репрессировано более 5 млн крестьян. Так раскулачивание стало одной из первых сталинских массовых репрессий — наказаний (арестов, ссылок, расстрелов) людей не за конкретные преступления, а только за принадлежность к определенной социальной группе.

Кулаки пытаются остановить колхозный трактор. Плакат первой пятилетки

Взвешивание телки, сдаваемой в колхоз

Зимой 1929—1930 годов по русским деревням ходили слухи, что на землю пришел Антихрист, и наступает конец света. Те, кого силой загоняли в колхозы, решали идти туда «с пустыми руками»: резали и съедали собственных кур, овец, коров. Каждый день ГПУ фиксировало около сотни поджогов домов и построек тех, кто вступил в колхозы. В ответ на раскулачивание крестьяне достали с чердаков винтовочные обрезы времён Гражданской войны. Было убито около 10 тыс. представителей советской власти и колхозных активистов. Приближалось время весеннего сева, а в наспех созданных колхозах не было коллективных конюшен и коровников; никто не знал, как организовать совместный труд и как его оплачивать. Тогда в марте 1930 года в газетах была опубликована статья Сталина «Головокружение от успехов», где он писал, что в нарушении правила добровольности вступления в колхоз виноваты местные власти. Сельские коммунисты были растеряны и подавлены, а крестьяне-середняки стали выводить обратно с колхозного двора своих коров и лошадей, заявляя: «Ухожу из колхоза, так как нет насилия, и желаю обождать». Число коллективизированных крестьянских хозяйств упало с 58 до 24% от общего числа. Благодаря этому единоличники и колхозы смогли провести весенний сев. Когда же был собран урожай и произведены государственные закупки, секретные инструкции из центра потребовали продолжить насильственную коллективизацию и раскулачивание.

3. Итоги первой пятилетки.

Под угрозой раскулачивания к концу первой пятилетки (1931-1932 гг.) в коллективные хозяйства объединили 14,9 млн крестьянских дворов — более 60%. В колхозах были земли и сельскохозяйственные машины, отнятые у кулаков. Однако число лошадей, коров, свиней, коз, птиц сократилось в деревнях по сравнению с 1928 годом в 2 раза. Власти собрали имеющиеся тракторы и грузовики на машинно-тракторных станциях - МТС. За обработку полей колхозы платили МТС (то есть государству) деньгами или частью урожая. По одобренному властями уставу колхоза его члены выбирали правление, распределялись по бригадам, сообща обрабатывали поля и имели право на долю урожая по числу отработанных дней - трудодней. Однако урожаи зерна 1931-1932 годов были заметно ниже: 69,5 млн т вместо 73,3 млн т в 1928 году. Прямо с колхозных полей зерно, несмотря на протесты колхозников, увозили на государственные заготовительные пункты. А колхозам платили по явно заниженным ценам и оставляли лишь остатки урожая. Поэтому большинство колхозников за свои труды получали от правлений лишь по 1,5 кг хлеба в день, а многие вообще ничего.

В результате в 1932 году из-за очередного неурожая в южных областях СССР начался страшный голод 1932-1933 годов. В сельской местности на Украине, Северном Кавказе, в Поволжье, Казахстане люди ели траву, кости умерших животных и даже собственных малолетних детей. Миллионы людей умирали от истощения. Ни жители больших советских городов, ни иностранные граждане ничего не знали об этом, помощь голодающим не оказывалась — отряды красноармейцев расстреливали крестьян, пытавшихся бежать в город.

Тем не менее даже при снижении урожайности государственные заготовки зерна выросли в 2 раза с 11 млн т в 1928 году до 22 млн т в 1932 году. Этого хватило и на армию, и на карточное распределение горожанам, и на закупку промышленного оборудования за границей (до 85% станков и машин на заводах первой пятилетки были иностранными). Гигантские стройки индустриализации полностью ликвидировали безработицу в городах, а также приняли миллионы крестьян, приходивших со своими лопатами на стройки иногда целым селом. За годы первых пятилеток число горожан выросло с 26 до 40 млн человек.

Благодаря их труду было создано или перестроено 1500 предприятий. Плотина Днепрогэса перегородила Днепр и заставила его крутить турбину, давать ток. Металлургические комбинаты Магнитогорска и Кузнецка начали выплавлять сталь, Сталинградский завод - производить трактора, Запорожский - комбайны, заводы в Москве и Нижнем Новгороде - автомобили.

Жертва голода

По схеме перечисли самые важные социально-экономические реформы. Как на них должны реагировать основные общественные слои?

Военный парад. Плакат. 1934 г.

Предприятия, о которых не писали в газетах, строились медленнее, денег на них не хватало, так как по расчётам первоначального (реального) плана их и неоткуда было взять. Однако в январе 1933 года Сталин объявил, что первый пятилетний план выполнен досрочно - за 4 года и 3 месяца. В действительности производство угля, электричества, стали приблизилось лишь к тем цифрам, которые были предусмотрены минимальным планом 1928 года, а совсем не к тем, которые были произвольно, без расчётов, провозглашены в 1929 году. Официально об этом не сообщалось. Вчерашние неграмотные крестьяне часто по незнанию ломали дорогие импортные станки, не могли точно измерить и изготовить детали. Процент брака на советских заводах составлял 25-65% — заметно больше, чем за рубежом. Производство одежды и обуви практически не росло. В рабочих кварталах рядом с новейшими заводами и электростанциями по-прежнему не было электроосвещения и водопровода.

По карточкам и на зарплату рабочие покупали заметно меньше хлеба и овощей, чем до индустриализации. Многие уже месяцами не ели мяса и масла. Тем не менее по сравнению с 1928 годом производство тяжелой промышленности выросло в разы, СССР начал обеспечивать себя собственными металлорежущими станками, грузовиками, тракторами, резиной из синтезированного каучука, трубами, строить свои танки и самолеты.

В годы первой пятилетки (1928—1932) в СССР была создана современная крупная индустрия (промышленность), проведена коллективизация большей части крестьянских хозяйств.

1. Какие цели и обстоятельства определили первый пятилетний план как план ускоренного развития СССР? На твой взгляд, принятие такого плана — это правильное или ошибочное решение советского руководства?

2. Перечисли средства, с помощью которых проводились индустриализация и коллективизация. Какие из них, на твой взгляд, оправданны, а какие - нет?

3. Раздели итоги первой пятилетки на успехи и трагические неудачи политики советского правительства.

4. Сравни процесс модернизации СССР в ходе первой пятилетки с аналогичными процессами в странах Запада. Сделай вывод о различиях.

Представь себя на месте своего родственника, жившего на рубеже 1920—1930-х годов. Стал бы ты хвалить Сталина и советское правительство в разговоре со своими близкими? Свой ответ объясни. Продолжи заполнять таблицу со с. 151 — строка «1928—1932».

Научный спор

Одни современные историки считают свертывание НЭПа неизбежным, закономерным явлением советской истории, другие рассматривают НЭП как альтернативу сталинскому варианту строительства социализма. Смотри статьи и книги Е.Г. Гимпельсона, В.П. Данилова, Г.М. Ивановой, Н.А. Ивницкого, Г.А. Трукана, О.В. Хлевнюка, В.А Шишкина.

• Сравни происхождение источников. Выдели в каждом факты и оценки.

Из рассказа комсомольца Л. Макаръянца - строителя Сталинградского тракторного завода, 1933 год «Впервые мы, московские комсомольцы, услышали о Тракторном заводе в начале 1930 года... Докладчик... говорил, что уже к зиме 1931 года на Сталинградском тракторном заводе будет выстроен социалистический город... каждый рабочий будет иметь отдельную комнату... будут клубы, гигантские бассейны, в которых можно купаться зимой и летом...

В первые же дни мы организовали в бараке бытовые коммуны... Каждый мог взять у тебя с кровати одеяло и накрыться им, каждый мог надеть твою рубашку... К деньгам мы относились с высочайшим пренебрежением... Один из высокооплачиваемых ребят приходил после получки, выкладывал монету на стол и говорил: "Кому нужно - подходи!.."

В несколько дней выстроен каменный кинотеатр "Ударник" на полторы тысячи мест. Спешно начали достраиваться жилые дома и фабрика-кухня. Ребята стали приобретать хорошие костюмы, часы, книги... мы выпускали 125 тракторов в день... Люди росли вместе с заводом. В нашем вечернем университете учится полторы тысячи человек».

Из письма писателя М. Шолохова из Ростовской области (соседней со Сталинградом) 1933 год «Я бы хотел видеть такого человека, который сохранил бы оптимизм... когда вокруг него сотнями мрут от голода люди, а тысячи и десятки тысяч ползают опухшие и потерявшие облик человеческий...

Я мотаюсь и гляжу с превеликой жадностью. Гляжу на всё. А поглядеть есть на что. Хорошее: опухший колхозник, получающий 400 г хлеба пополам с мякиной, выполняет дневную норму. Плохое: один из хуторов... с февраля умерло около 150 человек... Мертвых не заховают, а сваливают в погреба. Это в районе, который дал стране 2 300 000 пудов хлеба. В интересное время мы живем! До чего богатейшая эпоха!..»

Как можно охарактеризовать итоги первой пятилетки по первому источнику, а как - по второму? В чём противоречие, какой возникает вопрос?

Первая пятилетка - это успех или трагедия?


Поделиться: