§ 4. СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА: ТЕНДЕНЦИИ И ПРОТИВОРЕЧИЯ

Особенности социальной структуры российского общества. И начале XX в. происходят значительные изменения в социальной структуре российского общества. И если в официальных государственных документах все население страны по-прежнему градировалось по сословному, т. е. юридическому, признаку, то в реальной жизни происходи! интенсивное размывание сословных перегородок и все более четкая кристаллизация населения по классовому, т. е. экономическому, признаку. При этом особенностью классовой структуры российского общества являлось одновременное существование как основных классов традиционного (феодального) общества — помещиков и крестьян, так и капиталистического — буржуазии и пролетариата.

Вместе с тем внутри самих экономических классов происходили процессы расслоения, размывания, множество людей находилось в промежуточном, пограничном состоянии между различными классами. Пестрота социального состава, его дробность, незавершенность классовой дифференциации общества являлись характерными чертами российского модернизационного процесса.

Буржуазия. В начале XX в. в России, как и в остальных странах, вставших на индустриальные рельсы, наиболее могущественным с экономической точки зрения классом являлась буржуазия. Но русская буржуазия включала в себя несколько неравнозначных и социально неоднородных групп, которые находились в сложных отношениях друг с другом.

Начался интенсивный распад старой торговой буржуазии — купечества. Занявшись промышленной деятельностью, многие торговые фирмы превращались сначала в торгово-промышленные, а затем окончательно уходили в область промышленного производства с последующей продажей лишь собственных товаров.

Все большую силу набирала так называемая «новая» или «петербургская» буржуазия. Связанная с передовыми отраслями промышленности, она формировалась не из потомственных предпринимателей, а из числа государственных чиновников, директоров и членов правления акционерных обществ и банков, не имевших ранее значительных личных капиталов. Это была довольно узкая группа, тесно связанная с государственным аппаратом. Наиболее известные ее представители — Н. Авдаков, А. Вышеградский, А. Путилов, Л. Давыдов.

Иной характер имела московская и тяготевшая к ней крупная провинциальная буржуазия: Рябушинские, Морозовы, Мамонтовы, Вогау и др. «Старорусские» кланы обладали многомиллионными состояниями, нажитыми полуфеодальной формой эксплуатации в «старых» отраслях промышленности. Они не спешили вкладывать свои капиталы ни в новые промышленные районы, ни в новые отрасли, ни в железнодорожное строительство, отдавая предпочтение традиционным, проверенным формам организации производства — мануфактурам, фабрикам. Начавшееся в начале XX в. акционирование предприятий проходило здесь главным образом в виде паевых товариществ с очень узким кругом владельцев крупных паев, в основном связанных семейными узами.

В состав буржуазии в качестве держателей акций или домовладельцев вливались и представители старой, феодальной знати, крупные чиновники, высшая интеллигенция. Однако общая численность крупной и средней буржуазии была незначительна— соответственно 40 и 400 тыс. (0,02 и 0,2 % населения). Буржуазная элита не имела и прочной социальной опоры, так как в России практически отсутствовали так называемые средние слои населения, т. е. мелкие буржуазные собственники. Дело заключалось в том, что интенсивное развитие капитализма и сопутствующие ему социальные изменения произошли в России столь быстро, что не смогли качественно изменить «небуржуазность» массового сознания русского народа. Даже у крепких хозяев в массе своей отсутствовали такие психологические установки, которые способствуют превращению собственника в буржуа: рационализм, прагматизм, безусловное преклонение перед частной собственностью. Возможность того или иного передела собственности была одной из ведущих идей русского массового сознания.

Другой стороной этого психологического феномена было поведение части «московских» предпринимателей, имеющих купеческие корни, выходцев, как правило, из старообрядческой среды. Их деятельность сочетала в себе приверженность к старым полуфеодальным способам эксплуатации рабочих на производстве, позволяющую сохранить высокую доходность, с широкой благотворительностью, меценатской и просветительской деятельностью. Наиболее показательной в этом смысле является деятельность клана Морозовых. Некоторые его представители были выдающимися коллекционерами произведений искусства. Семья владела драгоценной коллекцией русского фарфора, одним из лучших в мире собранием картин французских художников-импрессионистов. На средства семьи были основаны известные Пречистенские рабочие курсы, сыгравшие большую роль в просвещении московских рабочих. При денежной поддержке Морозовых существовала имевшая большое влияние в обществе либеральная газета «Русские ведомости». При активном участии и финансовой помощи Саввы Морозова был создан Московский Художественный театр.

В силу внутренней разобщенности и разнонаправленности своих экономических интересов, а также того обстоятельства, что создателями крупного индустриального производства в стране выступали, помимо буржуазии, государство и иностранный к;ши тал, русская буржуазия не ощущала себя единым экономическим классом, монопольно выражающим индустриальную мощь страны А потому не могла осознать и четко сформулировать единые политические требования, нередко плелась в хвосте политических событий, «передоверив» решение насущных экономических и политических проблем другим категориям российского общества.

Пролетариат. Взятый страной курс на индустриализацию привел к увеличению численности наемных рабочих. К началу века в России имелось примерно 13 млн. наемных рабочих; из них 2,8 млн. потомственных пролетариев, остальные — пролетарии первого поколения. Среди потомственных пролетариев был высок процент грамотных, они окончательно утратили связь с деревней и являлись носителями городской культуры и образа жизни. Но большинство российского пролетариата формировалось за счет крестьянского населения, беднейших слоев деревни. Они не оторвались еще полностью от деревни, ее культуры и психологии. Среди них было много малограмотных и даже неграмотных. Таких людей, находящихся в промежуточном, пограничном состоянии между двумя различными классами, социальными группами, называют маргиналами.

Особенностью России была высокая концентрация рабочих на крупных промышленных предприятиях, что во многом было обусловлено их слабой технической оснащенностью и экстенсивными способами эксплуатации машин и оборудования. В начале XX в. около половины рабочих были заняты на предприятиях с числом работающих свыше тысячи человек. Это способствовало росту консолидации рабочего класса, упрощало задачу формирования его классового самосознания.

Вместе с тем превращение пролетариата в мощную революционную силу было обусловлено отсутствием продуманной системы государственных мер в области рабочего законодательства. Специальным законом была установлена максимальная продолжительность рабочего дня для взрослых мужчин в 11,5 ч.

Введение 8-часового рабочего дня стало самым настойчивым требованием русского пролетариата. Государство же, выступая в роли совокупного предпринимателя, с не меньшим упорством игнорировало его, полагая, что российский рабочий, в отличие от своего европейского собрата, имеет слишком много выходных дней в течение года.

2 июня 1903 г. был опубликован закон «О вознаграждении потерпевших вследствие несчастных случаев рабочих и служащих, а равно их семей в предприятиях фабрично-заводской и горнозаводской промышленности». По этому закону владелец предприятия был обязан выплачивать пособие травмированному работнику. Но если несчастный случай произошел по «злому умыслу» или «грубой неосторожности» самого рабочего, последний лишался вознаграждения. Эти оговорки открывали широкие возможности для уклонения от выплаты пособий. Поэтому в рабочих требованиях все чаще звучало желание иметь государственную систему страхования.

Одним из факторов постоянного недовольства российского рабочего была существовавшая на фабриках система штрафов. Правда, закон о взаимоотношениях фабрикантов и рабочих требовал, чтобы все денежные взыскания, налагаемые на рабочих, поступали в специальный фонд, идущий на выплату пособий самим же рабочим, а размер штрафных вычетов не превышал одной трети заработной платы. Однако закон не регламентировал саму процедуру взимания штрафов, не содержал перечня нарушений, за которые налагался штраф. Взимание штрафов превращалось зачастую в сведение личных счетов мастера с рабочими.

Что касается заработной платы рабочих, то она колебалась в зависимости и от пола, и от возраста, и от характера производствам и от профессии рабочего. Например, средняя заработная плата на Путиловском заводе составляла в 1904 г. 48 руб. 46 коп. в месяц. При этом рабочие инструментальной мастерской получали 59 руб. 47 кои., а чернорабочие — только 18 руб. 59 коп. Прожиточный минимум в столице для одинокого мужчины составлял в этом же году 21 руб., для одинокой женщины — 17 руб., а для семейных рабочих — от 32 до 38 руб. в месяц.

Рабочие проживали, как правило, в помещениях казарменного типа, всю мебель которых составляли двухэтажные нары да длинные обеденные столы и скамейки.

Но особенно возмущало российских рабочих отсутствие у них элементарных гражданских прав. Рабочие были лишены возможности создавать организации даже для защиты своих экономических интересов. А за участие в стачках и забастовках полагалось тюремное заключение от 2 до 8 месяцев.

Поместное дворянство. Второй высшей социальной группой, во многом определявшей экономическое, но еще больше политическое лицо России, являлось поместное дворянство. В руках помещиков были сосредоточены гигантские средства в виде земельной собственности. К 1905 г. стоимость помещичьих земель в Европейской России на 60 % превышало общую массу акционерных капиталов в стране.

В то же время в начале XX в. даже крупное землевладение утратило свой чисто дворянский характер. По данным статистики 1905 г., более трети крупных поместий принадлежало буржуазным элементам. В еще большей мере этот процесс охватил среднее землевладение, наиболее приспособленное к переводу на капиталистические рельсы. В этой категории (от 100 до 500 десятин) дворянам принадлежало лишь 46 % имений. Таким образом, дворянство постепенно утрачивало многовековую привилегию монопольного владения землей.

Лишь незначительная часть дворян-землевладельцев сумела перевести свои хозяйства на капиталистические рельсы, преобразовав их в так называемые образцовые имения, с применением сельскохозяйственных машин и наемного труда сельскохозяйственных рабочих. В 1905 г. таких имений было лишь 3 %.

Огромная масса помещичьих хозяйств так и не сумела приспособиться к новым условиям. Расходы помещиков, как правило, превышали их доходы. Земли закладывались и перезакладывались, распродавались. Разорившиеся помещики пополняли ряды мелких чиновников и интеллигенции.

Крестьянство. Продолжались начавшиеся после отмены крепостного права изменения в среде русского крестьянства. Усилился процесс экономической дифференциации (расслоения) деревни. Конечно, богатство и бедность были в деревне всегда. Но теперь здесь появились люди, главным источником богатства которых была эксплуатация наемного труда и торгово-ростовщическая деятельность. Именно таких людей, а не крепких хозяев называли в русской деревне кулаками. К началу XX в. кулаки составляли 2—3 % крестьянского населения. К ним примыкали примерно 15 % зажиточных крестьян. Главным мерилом зажиточности было наличие определенного количества скота — свыше четырех голов лошадей, столько же коров. На другом полюсе деревни — безлошадные хозяйства, примерно 25 %; крайним проявлением бедности было отсутствие коровы — таких хозяйств набиралось до 10 %.

Крестьянство, как уже отмечалось, продолжало оставаться под влиянием сельской общины. В нем были очень сильны на строения коллективизма, уравнительной справедливости.

Новым для русской деревни явлением стало возникновение избыточного населения, составлявшего в начале века 23 млн. человек, а к 1914 г.—30 млн. Часть их служила резервной армией для российской промышленности. Однако возможности последней были достаточно ограниченными. Это обстоятельство, с одной стороны, заставляло крестьян вести хозяйство более рационально, применять удобрение, сельскохозяйственную технику, брать в аренду помещичьи земли, наниматься к помещику в батраки, но, с другой стороны, все более твердо выдвигать требования передела помещичьей земли.

В политическом отношении права крестьян были еще более ограниченными по сравнению с другими категориями населения. На крестьян не распространялся суд присяжных; до 1905 г. для них сохранялись телесные наказания и местные сословные суды. Вся деревенская жизнь находилась под контролем земских начальников.

Чиновничество. Духовенство. Интеллигенция. В социальной структуре российского общества выделялась довольно многочисленная (более 500 тыс.) армия чиновников (государственных служащих) различного ранга. На содержание бюрократического аппарата уходило 14 % государственного бюджета (в Англии — 3 %, Франции — 5 %, Италии и Германии — по 7 %).

Ввиду особой роли государства в экономике страны положение высшей бюрократии было также совершенно особенным. Министерские чиновники решали вопросы предоставления государственных кредитов и субсидий, размещения государственных заказов, закупок на нужды армии и пр. Поэтому частные банки, акционерные компании старались переманить на должности управляющих бывших государственных чиновников, высоко ценя и оплачивая их прежние связи. Нередко крупными финансовыми воротилами становились ближайшие родственники высших государственных чиновников.

Однако подавляющая масса российского чиновничества, выполняя роль посредника между населением и государством, влачила жалкое существование. Низкие оклады и совершенное бесправие перед лицом вышестоящего начальства породили самый распространенный тип российского бюрократа — взяточника и самодура, вымещающего на просителях и посетителях неудовлетворенность собственной жизнью.

Довольно представительным социальным слоем русского общества являлось православное духовенство. В 1912 г. в стране насчитывалось 111 тыс. священников различных уровней и званий; более 1000 монастырей обслуживали почти 100 тыс. монахов и монахинь. В ведении православной церкви находились 4 духовные академии, 57 семинарий, 186 духовных училищ, более 40 тыс. церковноприходских школ. Церкви принадлежало более 2 млн. десятин земли.

Важную роль в общественной жизни России играла интеллигенция. Когда речь идет о социальной структуре общества, под интеллигенцией понимают лиц умственного труда высокой квалификации, требующего, как правило, высшего образования. К началу XX в. в России насчитывалось около 870 тыс. человек, занятых преимущественно умственным трудом,— ученых, преподавателей, врачей, лиц свободных профессий (адвокатов, журналистов, писателей, артистов и др.).

Однако в России со времен разночинско-народнического периода термин «интеллигенция» употреблялся и как категория политическая. Интеллигент — это тот представитель умственного труда, кто сознательно избрал удел служения народу, кто находится в глубокой оппозиции к существующему режиму и готов принять активное участие в борьбе с ним.

Таким образом, в начале XX в. в России еще только шел процесс складывания классов буржуазного общества и разрушения сословно-классовой структуры общества феодального (традиционного). При этом социальная база реформ — класс мелких и средних буржуазных собственников — практически отсутствовал.

ДОКУМЕНТЫ

О взаимоотношениях крестьянства и помещиков

В русском крестьянстве не исчезли еще воспоминания об ужасах крепостного права, об унижении человеческого достоинства крестьян. Крестьяне готовы были мстить за своих дедов и прадедов. Мир господствующих привилегированных классов, преимущественно дворянства, их культура, их нравы, их внешний облик, даже их язык был совершенно чужд народу — крестьянству, воспринимался как мир другой расы, иностранцев... Дворянство давно уже перестало быть передовым сословием, каким оно было в первую половину XIX в., когда из недр его выходили не только великие русские писатели, но и революционеры. После освобождения крестьян дворянство начало разоряться и вытесняться нарождающейся буржуазией. Большая часть земли принадлежала крестьянам. Но при низком уровне сельскохозяйственной культуры, при социальной неустроенности крестьян положение было тяжелым и среди крестьян было постоянно недовольство и мечта о новом устроении. В жизни — если не экономически, то морально — господствовал «барин»... Строй продолжал быть сословным. Существование огромных латифундий, принадлежащих небольшой кучке магнатов, психологически и морально вызывало в крестьянстве возмущение и протест.

Н. А. Бердяев, философ

О взаимоотношениях дворянства и буржуазии

Из письма в газету «Утро России»:

Ныне, после годов революции, грубый остов действующих в конституционной России политических сил не оставляет уже места ни прежней идеализации, ни вере. Руки интеллигенции беспомощно опускаются, народ обеднел и обнищал, донышко казенного сундука стало показываться все яснее и яснее, и вся огромная храмина, которую представляет ныне наше отечество, начинает расползаться по швам. Поэтому дворянину и буржуа нельзя уже вместе стало оставаться на плечах народа, и одному из них придется уходить. Это обстоятельство и вызывает конфликты, которые, время от времени, возникают между ними. Чем скорее буржуа сделается один хозяином положения, тем легче будет жить и всему народу.

О русской интеллигенции

Интеллигенция скорее напоминала монашеский орден или религиозную секту со своей особой моралью, очень нетерпимой, со своим обязательным миросозерцанием, со своими особыми нравами и обычаями, и даже со своеобразным физическим обликом, по которому всегда можно было узнать интеллигента и отличить его от других социальных групп. Интеллигенция была у нас идеологической, а не профессиональной и экономической группировкой, образовавшейся из разных социальных классов, сначала по преимуществу из более культурной части дворянства, позже из сыновей священников и диаконов, из мелких чиновников, из мещан и, после освобождения, из крестьян. Это и есть разночинная интеллигенция, объединенная исключительно идеями и притом идеями социального характера.

Н. А. Бердяев

Вопросы и задания: 1. В чем заключались важнейшие особенности социальной структуры России в начале XX в.? Какие противоречия ей были свойственны? 2. Какие слои выделялись в российской буржуазии? Чем они различались? 3. Обычно говорят, что буржуазия господствовала в России экономически, а дворянство -- политически. Так ли это? Какие обстоятельства позволяли дворянству сохранять решающие позиции в политической жизни империи? 4. Чем объяснялось появление рабочего законодательства в России в начале XX в.? Какими были его содержание и цели? 5. Внимательно прочитайте приведенные документы. О каких проблемах во взаимоотношениях крестьянства и дворянства, дворянства и буржуазии в них говорится? 6. Какие особенности экономического и политического строя России определяли специфику положения российской бюрократии? В чем она состояла?

Расширяем словарный запас:

Иерархия—расположение частей целого в порядке от высшею к низшему; в обществе — расположение чинов, званий, служебного положения служащих в порядке их подчинения.

Импрессионизм — направление в искусстве, представители которого стремились наиболее естественно и непредвзято запечатлеть реальный мир в его подвижности и изменчивости, передать свои мимолетные впечатления.

Консолидация — сплочение отдельных лиц, групп, организаций для усиления борьбы за общие цели.

Латифундия — крупное земельное владение.

Меценатство — покровительство какому-либо делу, науке, культуре, оказание материальной и иной помощи.

Экстенсивный — количественное, но не качественное изменение.

Элита — избранное общество, верхушка общества.