Раздел VI. ПЕРВЫЕ ПОПЫТКИ ДЕСТАЛИНИЗАЦИИ: СССР В 1953—СЕРЕДИНЕ 60-х гг.

К концу жизни «вождя всех времен и народов» необходимость перемен осознавали даже наиболее ортодоксальные его приверженцы и соратники. Перед властью стояла задача — реформировать систему, созданную Сталиным; отказаться от массового террора как средства ее сохранения; внести коррективы в экономическую и социальную политику, сделав ставку на экономические стимулы к труду.

Для изменения имиджа системы следовало подвергнуть критике ее наиболее одиозные проявления. Издержки, ошибки, преступления прежних лет проще было списать на Сталина, дистанцироваться от него и его деяний. Даже частичная демократизация общества была невозможна без ослабления жесткого партийного контроля за духовной сферой. Радикальные перемены должны были произойти и во внешней политике.

История распорядилась так, что перемены, происшедшие в СССР в течение «великого десятилетия» после смерти Сталина, оказались связаны с именем Н. С. Хрущева.

§ 40. ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ. БОРЬБА ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ И ТОТАЛИТАРНОЙ ТЕНДЕНЦИЙ

Смерть Сталина и борьба за власть. Со смертью Сталина, последовавшей 5 марта 1953 г., заканчивалась целая эпоха в жизни страны. Эпоха, когда развивалась и крепла система, опиравшаяся на аппарат, на репрессивные органы. Борьба за власть среди наследников вождя носила непрерывный характер вплоть до весны 1958 г. и прошла несколько этапов.

На первом из них (март — июнь 1953 г.) ключевые позиции в руководстве страны заняли новый председатель Совмина Г. Маленков и Л. Берия, назначенный главой объединенного МВД. В этот короткий отрезок времени началась первая кампания по осуждению культа личности (имя Сталина реже стало упоминаться в печати, прекратился выпуск его собрания сочинений); как Берия, так и Маленков высказывались за перераспределение властных полномочий от ЦК партии к соответствующим государственным структурам; началась первая волна реабилитации (охватившая около 1,2 млн. человек); по инициативе Берии намечались меры по корректировке национальной политики (в частности, предлагалось вернуться к ленинской практике назначения лиц коренной национальности на руководящие посты в национальных республиках и областях); началась реорганизация МВД (все принадлежавшие ему строительные главки были переданы отраслевым министерствам, а ГУЛАГ — в Минюст СССР, были ограничены права Особого совещания при МВД СССР).

Однако усилия по ограничению партийного руководства страной не прошли незамеченными. Партаппарат стремился сохранить не только режим, но и свое приоритетное положение в обществе. Н. Хрущев, занимавший в новом руководстве пост секретаря ЦК КПСС (все остальные наследники Сталина имели государственные посты), возглавил заговор с целью отстранения Берии от власти. На участие в нем согласились почти все члены высшего руководства, опасавшиеся Берии еще с конца 30-х гг. 26 июня на заседании Совета Министров Берия был арестован и вскоре расстрелян как «враг коммунистической партии и советского народа». Главным пунктом обвинения звучало «преступное посягательство» Берии на партийное руководство обществом. Были предъявлены и другие обвинения, в частности, что он являлся шпионом зарубежных спецслужб и др. Однако никаких доказательств в поддержку этого представлено не было.

Больше всех от падения Берии выиграл Н. Хрущев. На Пленуме ЦК КПСС в июле 1953 г. прямо указывалось на необходимость «укрепить партийное руководство во всех звеньях партии и государственного аппарата», чем он сумел воспользоваться в полной мере.

С лета 1953 г. по февраль 1955 г. борьба за власть вступает во второй этап, когда на вершине власти оказались Г. Маленков и Н. Хрущев (избранный в сентябре 1953 г. Первым секретарем ЦК, но по-прежнему так и не занимавший государственных постов). Этот период характеризуется неуклонным усилением позиций Хрущева и ослаблением роли Маленкова. В декабре 1954 г. по инициативе Хрущева состоялся процесс над высшими руководителями МГБ, виновными в фабрикации «ленинградского дела», в ходе которого Маленков как один из его организаторов был сильно скомпрометирован. Это послужило одним из поводов к его смещению. В феврале 1955 г. Маленков был снят с поста главы правительства (его занял Н. Булганин) и назначен министром электростанций.

На третьем этапе (с февраля 1955 г. по март 1958 г.) Хрущеву пришлось (правда, уже с позиций силы) вести борьбу за власть «с объединенной оппозицией» в лице Маленкова, Молотова, Кагановича и др., которые летом 1957 г., используя свое большинство в Президиуме ЦК, приняли решение об упразднении поста Первого секретаря ЦК и о назначении Хрущева министром сельского хозяйства. Однако Хрущев потребовал обсуждения этого вопроса на Пленуме ЦК, который, согласно уставу КПСС, один мог решить этот вопрос. На пленуме (состав которого Хрущев еще ранее сформировал из поддерживавших его людей) «оппозиционеры» были объявлены «антипартийной группой» и лишены своих постов (Маленков был назначен директором электростанции, Молотов — послом в Монголию, Каганович — директором горно-обогатительного комбината). Сторонники Хрущева получили дополнительные места в Президиуме и Секретариате ЦК.

В октябре 1957 г. был лишен своих постов член Президиума ЦК, министр обороны маршал Г. К- Жуков, роль и значение которого слишком выросли в результате устранения с его помощью Берии, а затем «антипартийной группы» (что посеяло у Хрущева и, его сторонников опасения за собственную судьбу). В марте 1958 г. при .формировании нового состава правительства с поста его главы был снят Н. Булганин, поддерживавший оппозицию летом 1957 г. Председателем Совета Министров был избран Хрущев, сохранивший также пост Первого секретаря ЦК КПСС. Это означало не только его полную победу в борьбе за власть, но и отказ от коллегиальности в руководстве, возврат к сталинской практике единоличного управления.

XX съезд КПСС. Критика «культа личности» и ее пределы. Еще до XX съезда КПСС руководство предприняло шаги по разоблачению преступлений сталинского периода. К марту 1953 г. в тюрьмах и лагерях находилось 10 млн. заключенных. Амнистия от 27 марта 1953 г. освободила 1,2 млн. Было прекращено сфабрикованное «дело врачей». В 1954 г. реабилитированы жертвы «ленинградского дела», в ноябре 1955 г.— Еврейского антифашистского комитета. Были освобождены и реабилитированы арестованные после войны военачальники, положено начало пересмотру политических обвинений 30-х гг. Всего до начала 1956 г. только военной коллегией Верховного суда СССР реабилитированы 7679 человек. Из тюрем и лагерей вышли десятки тысяч человек.

В основе работы по реабилитации лежали не только личное мужество постсталинского руководства, но и трезвый политический расчет. Критика некоего «культа личности» без указания самой этой личности в условиях возвращения сотен тысяч заключенных к нормальной жизни, наряду с нарастанием процессов демократизации, создавала предпосылки для компрометации не только лидеров, стоявших у власти в 30—40-е гг., но и самого политического режима. Поэтому, по мнению Хрущева, критика сталинских преступлений должна была исходить от высшего партийного руководства. Вспоминая о необходимости своего выбора в 1956 г., Хрущев признавал, что «эти вопросы созрели, и их нужно было поднять. Если бы я их не поднял, их подняли бы другие. И это было бы гибелью для руководства, которое не прислушалось к велению времени». Именно это в большей степени и объясняет выступление Хрущева с докладом на закрытом заседании XX съезда КПСС (февраль 1956 г.). В нем приводились многочисленные примеры беззаконий сталинского режима, которые связывались в основном лишь с деятельностью конкретных личностей. Доклад не только не ставил вопрос о существовании самой тоталитарной системы, но и создавал иллюзию в том, что достаточно лишь осудить эти извращения и искоренить их и путь к коммунизму будет открыт.

Доклад не был тогда опубликован, а лишь зачитывался на партийных и комсомольских собраниях с соответствующими комментариями партийных работников. Критика «культа личности» Сталина, по идее ее инициаторов, с самого начала должна была иметь определенные рамки, обозначенные в опубликованном летом 1956 г. постановлении ЦК «О преодолении культа личности и его последствий». В нем отмечалось, что, несмотря на все принесенное зло, «культ личности» Сталина «не изменил природу» социализма и не увел общество «в сторону от правильного пути развития к коммунизму». Все эти «негативные явления» объявлялись преодоленными благодаря решительности и настойчивости «ленинского ядра руководителей» КПСС. Тем самым практически был снят вопрос о политической ответственности за многочисленные жертвы и «извращения ленинского курса» сподвижников Сталина, находившихся к моменту XX съезда на ключевых постах в руководстве партии и страны. Вина за репрессии возлагалась Хрущевым исключительно на Сталина да еще на Берию и Ежова. Хрущев так и не смог или не пожелал понять, что истоки сталинских преступлений коренятся в самой существующей политической системе, что они имели место и до Сталина.

Тем не менее XX съезд КПСС вслед за реабилитацией репрессированных при Сталине партийных и государственных деятелей положил начало широкой массовой реабилитации миллионов простых советских людей и целых народов.

Реорганизация государственных органов, партийных и общественных организаций. Объявленный после смерти Сталина курс на демократизацию жизни общества, несмотря на свою относительность, получил дальнейшее развитие после XX съезда КПСС.

Были расширены права союзных республик в экономической и правовой сферах. В январе 1957 г. Верховный Совет СССР восстановил национальную государственность балкарского, ингушского, калмыцкого, карачаевского, чеченского народов.

В 1957 г. началась ликвидация отраслевых министерств и создание на местах территориальных советов народного хозяйства, что способствовало укреплению позиций региональной номенклатуры. Тогда же было принято постановление ЦК КПСС об улучшении деятельности Советов, усилении их связи с массами.

Не меняя их подчиненного положения по отношению к партийным органам, ЦК рекомендовал меньше опекать их, расширять права в хозяйственной деятельности, организации жилищного, культурно-бытового, дорожного строительства.

В 1957 г. произошла реорганизация ВЦСПС, были расширены права первичных профсоюзных организаций, сокращен штатный аппарат. Аналогичные процессы происходили в комсомоле.

XXI съезд КПСС (январь—февраль 1959 г.) сделал вывод о полной и окончательной победе социализма в СССР и объявил о начале развернутого строительства коммунизма. На очередном, XXII съезде правящей партии (октябрь 1961 г.) была принята и новая программа КПСС, давшая теоретическое обоснование и наметившая конкретные этапы построения в СССР коммунизма к 1980 г. Для этого предстояло решить следующие задачи: построить материально-техническую базу коммунизма (в основном обеспечив первое место в мире по производству продукции на душу населения и самый высокий в мире жизненный уровень); перейти к коммунистическому самоуправлению; сформировать нового, всесторонне развитого человека.

Тогда же были предприняты шаги по перестройке самой партии. Впервые за долгие годы в новый Устав КПСС, принятый на XXII съезде, были внесены' положения: о возможности проведения внутрипартийных дискуссий; о ротации партийных кадров в центре и на местах; о расширении прав местных партийных органов; о недопустимости подмены партийными организациями государственных органов и общественных формирований. Особо был подчеркнут пункт о выдвижении руководящих кадров исключительно на основе их деловых качеств. Подчеркивалась необходимость того, чтобы «аппарат партийных органов сокращался, а ряды партийного актива увеличивались».

Все эти мероприятия, в случае их реализации, во многом способствовали бы изменению облика ведущей политической силы общества, различных ее звеньев, повышению ее открытости, деловитости, боеспособности в рамках сохраняющейся незыблемой политической системы. Тем не менее они не затрагивали самих основ и принципов существования КПСС.

Однако даже эти робкие, часто непоследовательные шаги Хрущева вызывали тревогу и опасения у тех, чьи интересы оказались задеты в результате реформ. Против них активно выступал партийный аппарат (не только вернувший свои позиции после падения Берии, но и еще более укрепивший их при Хрущеве), не боявшийся уже остановленной репрессивной машины и желавший стабильности своего положения. Его интересам никак не отвечала введенная XXII съездом система обновления партийных кадров и перевод на общественные начала больших участков партийной работы. К ним примыкали представители госаппарата, влияние которого ослабло с упразднением отраслевых министерств. Серьезное недовольство значительным сокращением армии высказывали военные. Росло разочарование у интеллигенции, не принимавшей «дозированной демократии». Усталость от шумных политических кампаний ощущали и трудящиеся как в городе, так и на селе. Их жизнь в начале 60-х гг. после некоторого улучшения вновь стала хуже.

Все это в итоге привело к тому, что в октябре 1964 г., без особых усилий и противодействия кого бы то ни было, вполне демократическим путем Хрущев был обвинен в «волюнтаризме и субъективизме», отстранен от руководства партией и страной и отправлен на пенсию. Первым секретарем ЦК КПСС (с 1966 г.— Генеральным секретарем) был избран Л. И. Брежнев, Председателем Совета Министров СССР стал А. Н. Косыгин.

Таким образом, в результате многочисленных преобразований 1953—1964 гг. тоталитарный политический режим лишь дал трещину и продолжал свое существование в слегка подретушированном виде.

ДОКУМЕНТЫ

Из доклада Первого секретаря ЦК КПСС Н. С. Хрущева XX съезду КПСС

После смерти Сталина Центральный Комитет партии стал строго и последовательно проводить курс на разъяснение недопустимости чуждого духу марксизма-ленинизма возвеличивания одной личности, превращения ее в какого-то сверхчеловека, обладающего сверхъестественными качествами, наподобие Бога. Этот человек будто бы все знает, все видит, за всех думает, все может сделать; он непогрешим в своих поступках.

Сталин ввел понятие «враг народа». Этот термин сразу освобождал от необходимости всяких доказательств идейной неправоты человека или людей, с которыми ты ведешь полемику: он давал возможность всякого, кто в чем-то не согласен со Сталиным, кто был только заподозрен во враждебных намерениях, всякого, кто был просто оклеветан, подвергнуть самым жестоким репрессиям, с нарушением всяких норм революционной законности... Основным и, по сути, единственным доказательством вины делалось, вопреки всем нормам современной юридической науки, «признание» самого обвиняемого, причем это «признание», как показала затем проверка, получалось путем физических мер воздействия на обвиняемого...

Произвол одного лица поощрял и допускал произвол других лиц. Массовые аресты и ссылки тысяч и тысяч людей, казни без суда и нормального следствия порождали неуверенность в людях, вызывали страх и даже озлобление.

Из Устава КПСС, принятого XXII съездом КПСС. Октябрь 1961 г.

На каждых очередных выборах состав Центрального Комитета КПСС и его Президиума обновляется не менее чем на одну четвертую часть. Члены Президиума избираются, как правило, не более чем на три созыва подряд...

Состав ЦК компартий союзных республик, крайкомов, обкомов обновляется не менее чем на одну треть на каждых очередных выборах; состав окружкомов, горкомов и райкомов партии, парткомов или бюро первичных партийных организаций — наполовину. При этом члены этих руководящих партийных органов могут быть избраны подряд не более чем на три срока. Секретари первичных партийных организаций могут избираться подряд не более чем на два созыва.

Собрание, конференция, съезд могут, исходя из политических и деловых качеств, избрать в состав руководящих органов того или иного работника и на более длительный срок. В таком случае для избрания требуется не менее трех четвертей голосов коммунистов, участвующих в голосовании.

Члены партии, выбывшие из состава руководящего партийного органа в связи с истечением срока их пребывания в нем, могут быть вновь избраны на последующих выборах.

Современники о Н. С. Хрущеве

Я считаю, что Хрущев был правый, а Берия еще правее. Еще хуже. У нас были доказательства. Оба правые. И Микоян. Но это все разные лица. При всем том, что Хрущев — правый человек, насквозь гнилой.

В. М. Молотов

В оценке деятельности Хрущева я, как говорится, стою насмерть. Он нам очень навредил. Подумайте только, что он сделал с нашей историей, со Сталиным. Не секрет, что западники нас никогда не любили. Но Хрущев им дал в руки такой материал, такие аргументы, которые нас опорочили на долгие годы.

Д. Ф. Устинов, министр обороны

Пройдет совсем немного времени, и забудется и Манеж, и кукуруза... А люди будут долго жить в его домах. Освобожденные им люди... И зла к нему никто не будет иметь — ни завтра, ни послезавтра. И истинное значение его для всех нас мы осознаем только много лет спустя... В нашей истории достаточно злодеев — ярких и сильных. Хрущев — та редкая, хотя и противоречивая фигура, которая олицетворяет собой не только добро, но и отчаянное личное мужество, которому у него не грех поучиться всем нам.

М. И. Ромм, кинорежиссер

Вопросы и задания: 1. Оцените расстановку сил в окружении Сталина после его смерти. 2. Какие альтернативы развития открывались перед страной в марте 1953 г.? 3. Почему Маленков и Хрущев сосредоточили главные усилия на критике «культа личности» Сталина? 4. Какие изменения в партийной жизни, государственном строительстве произошли в 1953—1964 гг.? 5. Какие примеры свидетельствуют о непоследовательности и ограниченности политических преобразований, начатых Хрущевым? 6. Чем можно объяснить причины быстрого и относительно безболезненною отстранения Хрущева от власти в октябре 1964 г.?

Расширяем словарный запас:

Волюнтаризм — политика, не считающаяся с объективными законами, реальными условиями и возможностями.

Ортодоксальный — наиболее последовательный сторонник учения, мировоззрения.

Ротация — в данном случае перемещение руководящих номенклатурных кадров.

Реабилитация—восстановление в правах, восстановление доброго имени.

Субъективизм — отношение к чему либо, определяемое личными вкусами, симпатиями, взглядами субъекта, отсутствие объективности.

Тенденция — направленность.