Раздел V. АПОГЕЙ СТАЛИНИЗМА: СССР В 1945—1953 гг.

Победа в кровопролитной войне открыла новую страницу в истории страны. Она породила в народе надежды на лучшую жизнь, ослабление пресса тоталитарного государства на личность, ликвидацию его наиболее одиозных издержек. Открывалась потенциальная возможность перемен в политическом режиме, экономике, культуре.

«Демократическому импульсу» войны, однако, противостояла вся мощь созданной Сталиным Системы. Ее позиции не только не были ослаблены в годы войны, но, казалось, еще более окрепли в послевоенный период. Даже сама победа в войне отождествлялась в массовом сознании с победой тоталитарного режима.

Борьба демократической и тоталитарной тенденций становилась в этих условиях лейтмотивом общественного развития.

§ 36. ВОССТАНОВЛЕНИЕ ЭКОНОМИКИ: ЦЕНА УСПЕХА

Состояние экономики СССР после окончания войны. Война обернулась для СССР огромными людскими и материальными потерями. Она унесла почти 27 млн. человеческих жизней. Было разрушено 1710 городов и поселков городского типа, уничтожено 70 тыс. сел и деревень, взорвано и выведено из строя 31 850 заводов и фабрик, 1135 шахт, 65 тыс. км железнодорожных путей. Посевные площади сократились на 36,8 млн. га. Страна потеряла примерно одну треть своего национального богатства.

К восстановлению хозяйства страна приступила еще в годы войны, когда в 1943 г. было принято специальное партийно-правительственное постановление «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации». Колоссальными усилиями советских людей к концу войны в этих районах удалось восстановить промышленное производство на треть от уровня 1940 г. Освобожденные районы в 1944 г. дали свыше половины общегосударственных заготовок зерна, четверть скота и птицы, около трети молочных продуктов.

Однако как центральная задача восстановления встала перед страной лишь после окончания войны.

Экономические дискуссии 1945—1946 гг. В августе 1945 г. правительство дало поручение Госплану (Н. Вознесенский) подготовить проект четвертого пятилетнего плана. При его обсуждении были высказаны предложения о некотором смягчении волюнтаристского нажима в управлении экономикой, реорганизации колхозов. «Демократическая альтернатива» проявилась и в ходе закрытого обсуждения подготовленного в 1946 г. проекта новой Конституции СССР. В нем, в частности, наряду с признанием приоритета государственной собственности, допускалось существование мелких частных хозяйств крестьян и кустарей, основанных на личном труде и исключающих эксплуатацию чужого труда. В ходе обсуждения этого проекта номенклатурными работниками в центре и на местах звучали идеи необходимости децентрализации экономической жизни, предоставления больших прав регионам и наркоматам. «Снизу» все чаще раздавались призывы к ликвидации колхозов в силу их неэффективности. В оправдание этих позиций приводились, как правило, два аргумента: во-первых, относительное ослабление государственного давления над производителем в годы войны, что дало положительный результат; во-вторых, проводилась прямая аналогия с восстановительным периодом после гражданской войны, когда возрождение экономики началось с оживления частного сектора, децентрализации управления и приоритетного развития легкой и пищевой промышленности.

Однако в этих дискуссиях победила точка зрения Сталина, заявившего в начале 1946 г. о продолжении взятого перед войной курса на завершение строительства социализма и построение коммунизма. Это означало и возврат к довоенной модели сверхцентрализации в планировании и управлении экономикой, а одновременно и к тем противоречиям и диспропорциям между отраслями экономики, которые сложились в 30-е гг.

Развитие промышленности. Восстановление промышленности проходило в очень тяжелых условиях. В первые послевоенные годы труд советских людей мало чем отличался от военной чрезвычайщины. Постоянная нехватка продуктов (карточная система была отменена лишь в 1947 г.), тяжелейшие условия труда и быта, высокий уровень заболеваемости и смертности объясняли населению тем, что долгожданный мир только наступил и жизнь вот-вот наладится. Однако этого не происходило.

После денежной реформы 1947 г. при средней зарплате около 500 руб. в месяц стоимость килограмма хлеба составляла 3— 4 руб., килограмма мяса—28—32 руб., сливочного масла — свыше 60 руб., десятка яиц — около 11 руб. Чтобы купить шерстяной костюм, нужно было отдать 3 средних месячных зарплаты. Как и до войны, от одной до полутора месячных зарплат в год уходило на покупку облигаций принудительных госзаймов. Многие рабочие семьи по-прежнему жили в землянках и бараках, а трудились порой под открытым небом или в неотапливаемых помещениях, на старом или изношенном оборудовании.

Тем не менее некоторые ограничения военного времени были сняты: вновь введены 8-часовой рабочий день и ежегодные отпуска, отменены принудительные сверхурочные работы. Восстановление проходило в условиях резкого усиления миграционных процессов, вызванных демобилизацией армии (ее численность сократилась с 11,4 млн. человек в 1945 г. до 2,9 млн. в 1948 г.), репатриацией советских граждан из Европы, возвращением беженцев и эвакуированных из восточных районов страны. Другой сложностью в развитии промышленности стала ее конверсия, завершившаяся в основном к 1947 г. Немалые средства уходили и на поддержку союзных восточноевропейских стран.

Огромные потери в войне обернулись нехваткой рабочей силы, что, в свою очередь, вело к росту текучести кадров, искавших более выгодные условия труда.

Компенсировать эти издержки, как и прежде, предстояло увеличением перекачки средств из деревни в город и развитием трудовой активности рабочих. Одним из самых знаменитых починов тех лет стало движение «скоростников», инициатором которого был ленинградский токарь Г. С. Борткевич, выполнивший на токарном станке в феврале 1948 г. за одну смену 13-дневную норму выработки. Движение стало массовым. На некоторых предприятиях были предприняты попытки внедрения хозрасчета. Но для закрепления этих новаций не были приняты меры материального стимулирования, наоборот, при повышении производительности труда понижались расценки. Административно-командной системе было выгодно достижение высоких производственных результатов без дополнительных вложений.

Впервые за многие годы после войны наметилась тенденция к более широкому использованию научно-технических разработок на производстве. Однако она проявилась в основном лишь на предприятиях/военно-промышленного комплекса (ВПК), где в условиях начавшейся «холодной войны» шел процесс разработки ядерного и термоядерного оружия, новых ракетных систем, новых образцов танковой и авиационной техники.

Наряду с приоритетным развитием ВПК преимущество отдавалось также машиностроению, металлургии, топливной, энергетической промышленности, на развитие которых уходило 88 % капиталовложений в промышленность. Легкая же и пищевая промышленности, как и прежде, финансировались по остаточному принципу (12 %) и, естественно, не удовлетворяли даже минимальных' потребностей населения.

Всего за годы 4-й пятилетки (1946—1950 гг.) было восстановлено и вновь построено 6200 крупных предприятий. В 1950 г., по официальным данным, промышленное производство превысило довоенные показатели на 73 % (а в новых союзных республиках— Литве, Латвии, Эстонии и Молдавии — в 2—3 раза). Правда, сюда были включены также репарации и продукция совместных советско-восточногерманских предприятий.

Главным творцом этих несомненных успехов стал советский народ. Его невероятными усилиями и жертвами, а также высокими мобилизационными возможностями директивной модели экономики были достигнуты, казалось, невозможные экономические релулыаты. Вместе с тем свою роль, сыграла также традиционная политика перераспределения средств из легкой и пищевой промышленности, сельского хозяйства и социальной сферы в пользу тяжелой промышленности. Значительную помощь оказали и полученные с Германии репарации (4,3 млрд. долларов), обеспечившие до половины обьема установленного в эти годы промышленного оборудования. Кроме того, бесплатным, но весьма эффективным был труд почти 9 млн. советских заключенных и около 2 млн. немецких и японских военнопленных, также внесших свой вклад в послевоенное восстановление.

Сельское хозяйство. Еще более ослабленным вышло из войны сельское хозяйство страны, валовая продукция которого в 1945 г. не превышала 60 % от довоенного уровня. Еще более ухудшилось положение в нем в связи с засухой 1946 г., вызвавшей сильный голод.

Тем не менее неэквивалентный товарообмен между городом и деревней продолжался и после этого. Через госзакупки колхозы компенсировали лишь пятую часть расходов на производство молока, десятую часть — зерна, двадцатую — мяса. Крестьяне, работая в колхозе, практически ничего не получали. Спасало лишь подсобное хозяйство. Однако и по нему государством был нанесен значительный удар. За период 1946—1949 гг. в пользу колхозов были прирезаны 10,6 млн. га земли из крестьянских приусадебных участков. Были значительно повышены налоги с доходов от продаж на рынке. Сама рыночная торговля разрешалась лишь тем крестьянам, колхозы которых выполнили государственные поставки. Каждое крестьянское хозяйство было обязано сдавать государству в качестве налога за земельный участок мясо, молоко, яйца, шерсть. В 1948 г. колхозникам было «рекомендовано» продать государству мелкий скот (держать который было разрешено колхозным уставом), что вызвало массовый забой по стране свиней, овец, коз (до 2 млн. голов).

Сохранялись нормы довоенного времени, ограничивавшие свободу передвижения колхозников: они были фактически лишены возможности иметь паспорта, на них не распространялась плата по временной нетрудоспособности, они были лишены пенсионного обеспечения. Денежная реформа 1947 г. также больнее всего ударила по крестьянству, хранившему свои сбережения дома.

К концу 4-й пятилетки бедственное экономическое положение колхозов потребовало очередного их реформирования. Однако власти видели его суть не в материальном стимулировании производителя, а в очередной структурной перестройке. Вместо звена (небольшой сельскохозяйственной структурной единицы, состоявшей, как правило, из членов одной семьи, а потому и более эффективной) было рекомендовано развивать бригадную форму работы. Это вызвало новую волну недовольства крестьян и дезорганизацию сельхозработ. Последовавшее за этим укрупнение колхозов привело лишь к дальнейшему сокращению крестьянских наделов. В марте 1951 г. появились проекты создания «агрогородов», которые в итоге могли привести к уничтожению крестьянства как такового.

С помощью принятых волевых мер и ценой огромных усилий крестьянства в начале 50-х гг. удалось добиться выведения сельского хозяйства страны на довоенный уровень производства. Однако лишение крестьян еще сохранявшихся стимулов к труду вплотную подвело сельское хозяйство страны к небывалому кризису и заставило правительство принять чрезвычайные меры для снабжения продовольствием городов и армии.

Курс на дальнейшее «закручивание гаек» в экономике получил теоретическое обоснование в опубликованной в 1952 г. сталинской работе «Экономические проблемы социализма в СССР». В ней он oiстаивал идеи преимущественного развития тяжелой промышленности, ускорения полного огосударствления собственности и форм организации труда в сельском хозяйстве, выступал против любых попыток реанимации рыночных отношений. Говорилось в ней и о том, что при социализме растущие потребности населения всегда будут обгонять возможности производства. Это положение «объясняло» населению господство дефицитной экономики и оправдывало ее существование.

(Таким образом, возврат СССР к довоенной модели экономического развития вызвал значительное ухудшение хозяйственных показателей в послевоенный период, что явилось закономерным итогом реализации взятого в конце 20-х гг. курса.

ДОКУМЕНТЫ

Из работы И. В. Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР». 1952 г.

Необходимо... путем постепенных переходов, осуществляемых с выгодой для колхозов и, следовательно, для всего общества, поднять колхозную собственность до уровня общенародной собственности, а товарное обращение тоже путем постепенных переходов заменить системой продуктообмена, чтобы центральная власть или другой какой-либо общественно-экономический центр мог охватить всю продукцию общественного производства в интересах общества...

Нельзя добиться ни изобилия продуктов, могущего покрыть все потребности общества, ни перехода к формуле «каждому по потребностям», оставляя в силе такие экономические факторы, как колхозно-групповая собственность, товарное обращение и т. п.

Из откликов советских людей, на снижение розничных цен на продовольственные товары в 1952 г.

Вознесенский Р. Н., студент:

Поздравляю всех со снижением цен. Несмотря на трудную международную обстановку, наша страна растет, строится и крепнет.

Вадюхин П. В., экономист Главобувьсбыта:

Несомненно, со снижением цен могут быть проведены мероприятия по снижению зарплаты за счет имевшейся надбавки на хлеб или за счет увеличения подписки на государственный заем.

Савицкая М. А., художница:

Следом за снижением всегда сейчас же бывает снижение расценок и зарплаты у всех рабочих и служащих. Поэтому снижение не играет никакой роли.

Сальников П. И., студент:

Хотя и произошло новое снижение, а все равно население питается суррогатами и концентратами, так как в магазинах нет мяса, яйца, а если где и появится что-либо, то в магазинах устраиваются громадные очереди.

О культе личности и его последствиях. Из доклада первого секретаря ЦК КПСС Н. С. Хрущева XX съезду КПСС.

Предлагалось ... поднять заготовительные цены на продукты животноводства, чтобы повысить материальную заинтересованность у колхозников, работников МТС и совхозов в развитии животноводства. Но проект, разработанный нами, не был принят, в феврале 1953 г. он был отложен.

Более того, при рассмотрении этого проекта Сталин внес предложение повысить налог на колхозы и колхозников еще на 40 миллиардов рублей, так как, по его мнению, крестьяне живут богато и, продав только одну курицу, колхозник может полностью расплатиться по государственному налогу.

Вы только подумайте, что это значило? Ведь 40 миллиардов рублей — это такая сумма, которую крестьяне не получали за все сдаваемые ими продукты. В 1952 году, например, колхозы и колхозники получили за свою сданную и проданную ими государству продукцию 26 миллиардов 280 миллионов рублей.

Вопросы и задания: 1. Расскажите о состоянии советской экономики после войны. 2. Каковы были альтернативы развития народного хозяйства в послевоенные годы? 3. В чем вы видите причины возврата сталинского руководства к довоенной модели экономического развития? 4. Прочитайте приведенный фрагмент из работы И. В. Сталина. Согласны ли вы с его тезисом или нет? Почему? 5. Используя приведенные отклики на снижение розничных цен в 1952 г., дайте свою оценку этому событию. 6. Назовите причины бедственного положения в сельском хозяйстве после войны.

Расширяем словарный запас:

Национальное богатство — совокупность материальных благ, которыми пользуется общество.

Альтернатива — одна из исключающих друг друга возможностей.

Аналогия — сходство между предметами, явлениями, понятиями.

Дефицитная экономика — экономическая система, при которой невозможно добиться устранения дефицита товаров и услуг.

Диспропорция — несоразмерность, несоответствие

Конверсия — применительно к экономике: перевод военно-промышленных предприятий на выпуск мирной продукции.

Реанимация — оживление.

Репарации — возмещение побежденным государством ущерба государству-победителю.

Репатриация — возвращение на родину военнопленных, беженцев, эмигрантов, перемещенных лиц.

Хозрасчет — метод планового хозяйствования, основанный на соизмерении в денежной форме затрат и результатов хозяйственной деятельности.

«Холодная война» — этап в развитии отношений Восток — Запад (1945— 1991 гг.), характеризующийся конфронтацией и повышенной враждебностью, недоверием друг к другу.