§ 5. ВОЗВРАЩЕНИЕ К РЕФОРМАМ И ОТКАЗ ОТ НИХ

ПОСЛЕДНИЕ ПОПЫТКИ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ. После победы в войне русское общество ждало от императора каких-то необычных решений, действий, направленных на облегчение участи героического народа, спасшего страну от захватчиков. Крестьянский вопрос оставался и главным, и самым сложным. Александр I попытался решить его способом, который должен показаться несколько неожиданным. Было принято решение о создании военных поселений. Государственные крестьяне переводились в разряд военных поселян. Солдаты вместе с их семьями селились здесь же на тех же правах. Военные поселяне несли воинскую службу и работали на земле.

Загоняя крестьян в казармы и прикрепляя солдат к земле, заставляя их не только работать в поле, но и нести воинскую повинность, правительство надеялось перевести армию на самообеспечение продовольствием и иметь наготове значительные воинские силы на случай войн и беспорядков. Учреждение военных поселений, однако, должно было решить и более серьезные задачи.

Александр I рассчитывал с их помощью сократить районы распространения крепостничества, скупить у разорившихся в годы войны помещиков западных и некоторых центральных губерний крепостных и перевести их на положение военных поселян. Иными словами, организуя военные поселения, правительство пыталось по-своему реализовать надежды на коренные преобразования сельского быта. Лежавшие в основе проекта идеи можно было бы назвать гуманными.

Как это часто бывает, практика оказалась прямой противоположностью теории. Военные поселения стали настоящим кошмаром для их обитателей. Непосильная работа и каждодневная муштра, контроль чиновников и офицеров за жизнью поселенцев, жесточайшие наказания за малейшие проступки и упущения превратили военные поселения в очаги постоянного недовольства.

Последняя попытка Александра I решить крестьянский вопрос относится к 1816—1818 гг. По распоряжению императора Министерство финансов и канцелярия военного министра А. А. Аракчеева подготовили проекты отмены крепостного права, которые так и остались лишь проектами.

Одновременно Александр I отдал распоряжение о начале работы над проектом конституции (основного закона) Российской империи. Он верил, что конституция сделает Россию более просвещенным, цивилизованным государством. Император полагал, что ее принятие вознаградит дворянство за отказ от крепостного права на крестьян. Иными словами, дворянство, теряя крепостных, получило бы право активно участвовать в политической жизни страны.

Действительно, к 1820 г. в канцелярии эмиссара императора в Варшаве Н. Н. Новосильцева, члена Негласного комитета первых лет царствования, был подготовлен проект конституционной хартии. Высшая законодательная власть осталась бы в руках монарха, но он разделил бы ее с органом народного представительства, состоящим из Сената (верхняя палата) и собрания представителей (нижняя палата). Исполнительная власть вручалась Государственному совету в составе Общего собрания и Комитета министров. Кроме того, подданные России получали некоторые политические свободы, права личности, собственности, печати.

Разработкой этого проекта реформаторские усилия Александра I и ограничились. Текст конституционной хартии держали в тайне даже от высшего эшелона власти до 1831 г. Ее экземпляр был случайно найден во дворце русского наместника в Варшаве и опубликован в газетах в дни польского восстания. Газеты изъяли и торжественно сожгли в Москве.

А. А. АРАКЧЕЕВ И АЛЕКСАНДР I.

А. А. Аракчеев появился в ближайшем окружении императора практически одновременно с возвышением М. М. Сперанского. Он оставался рядом с престолом до кончины Александра Павловича.

Алексей Андреевич Аракчеев не был баловнем судьбы: из псковской глуши, где он родился, будущий министр с трудом выбрался в столичный Артиллерийский инженерный шляхетский корпус. У него обнаружились большие способности к математике, и после окончания корпуса он был оставлен для преподавания этой особенно необходимой артиллеристам науки. Когда наследнику престола Павлу Петровичу потребовался командир для гатчинской артиллерии, то лучше А. А. Аракчеева ему никого найти не смогли. В Гатчине Алексей Андреевич пришелся ко двору и вскоре стал не только командиром артиллерии, но и гатчинским генерал-губернатором. После убийства императора (в это время А. А. Аракчеева, находившегося в опале за служебный проступок, в столице не было) известного своим мрачным характером генерала взял на службу Александр I.

Алексей Андреевич Аракчеев (1769-1834)

При активнейшем участии А. А. Аракчеева в начале XIX в. русская артиллерия стала одной из лучших в мире. Он представлял собой тот тип царедворца, для которого благо страны по сравнению с верностью монарху не значило ничего. Тип не такой уж новый и редкий, но в начале XIX в. откровенное раболепство придворного уже вызывало отвращение. А. А. Аракчеева не любили. Алексей Андреевич, выслуживший в конце концов титул графа, был беспощаден, честолюбив (честолюбие свое он пытался скрывать), любил грубую лесть и сам льстил не очень тонко. Близкий к императору, А. А. Аракчеев не раз пользовался в собственных целях своим высоким положением. И в высшем свете, и в народе его по праву считали одной из самых мрачных фигур российской истории XIX в.

Период царствования Александра I с 1816 по 1825 г. часто называют «аракчеевщиной». Это название, однако, отражает, притом не очень точно, лишь внешний облик времени. А. А. Аракчеев никогда не был и не мог быть «злым гением» императора, человеком, имевшим голос при принятии того или иного решения. Он был старше Александра на восемь лет, но трепетал перед императором как мальчишка, оставаясь при любых обстоятельствах нерассуждающим исполнителем его замыслов, пунктуальным и незаменимым помощником монарха. Граф был честен (он не присвоил ни одного рубля из огромных средств, отпущенных на организацию военных поселений) и скромен (не раз отказывался от незаслуженных орденов, предпочитая личные знаки внимания: миниатюрный портрет императора, подаренный Алексадром I, он всегда носил на шее).

Если вообще можно говорить о периоде «аракчеевщины», то он наступил с 1821—1822 гг. Александр I, окончательно разочарованный во всех своих начинаниях, решительно отдалился от государственных дел. Управление страной легло на Комитет министров, а точнее, на А. А. Аракчеева, в канцелярии которого составлялись еженедельные отчеты для императора из министерских докладов. Обстоятельства, и ничего более, сделали А. А. Аракчеева «теневым премьер-министром» России. Легенда о его всесилии родилась позже.

ПОЧЕМУ НЕ УДАЛИСЬ РЕФОРМЫ «СВЕРХУ». Причины неудач правительственных реформ первой четверти XIX в. не нужно искать в неудачном выборе императором помощников. Они были серьезнее и сложнее.

Во-первых, характер Александра I, его желание достичь невозможного. Говоря о преобразованиях в России, он ставил трудновыполнимые и довольно невнятные цели. Думая о серьезных реформах в стране, он хотел оставить неизменной собственную власть, источник бесправия не только крестьян, но и всех слоев России.

Во-вторых, момент для преобразований был выбран неудачно. В первой четверти столетия страна переживала экономический подъем. Победа над Наполеоном вознесла ее к вершинам европейской славы. Для подавляющей части «верхов», для дворянства было абсолютно непонятно, почему освободительница Европы должна резко менять социально-экономические и политические порядки, «подстраиваясь» под побежденных ею противников.

В-третьих, император не нашел в России никакой серьезной поддержки своим замыслам. Даже в семье звучали голоса протеста (матери, братьев) против преобразований, а то и грозные напоминания о печальной судьбе императора Павла I, погибшего потому, что не хотел прислушаться к высшим бюрократическим и военным кругам. Еще раз сработало афористично сформулированное французской писательницей Жерменой де Сталь правило: «Форма правления в России — это самовластие, ограниченное удавкой».

Наконец, в-четвертых, Александр I отказался от воспитания соответствующего общественного мнения (что, впрочем, было чрезвычайно непросто сделать) и попыток опереться на него в деле реформ. Может быть, этот путь действительно был и чересчур долгим, и не очень надежным. Общественное движение, общественное мнение в России только появились. Сложная задача — сохранить исключительные права дворянства, лишив его при этом главной привилегии, владения крепостными, — оставшимся в полном одиночестве императором решена быть не могла. Он не мог опереться ни на общество, ни на государственный аппарат, совершенно не подготовленные к задуманным им преобразованиям.

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1) Как в глазах императора были связаны отмена крепостного права и введение конституции?

2) Были ли у передовых дворян причины утверждать, что Александр I их предал? Свой ответ объясните.

3) Какие цели имело создание военных поселений?

4) Согласны ли вы с мнением, что 1816—1825 гг. следует называть временем «аракчеевщины»? Почему?

5) Дайте сравнительную характеристику М. М. Сперанского и А. А. Аракчеева.

6) Назовите и проанализируйте причины неудач самодержавного реформаторства первой четверти XIX в.

СОБЫТИЕ — СОВРЕМЕННИК

О ВОЕННЫХ ПОСЕЛЕНИЯХ

Все, что составляет внешность, пленяет глаз до восхищения, все, что составляет внутренность, говорит о беспорядке. Чистота и опрятность есть первая добродетель в этом поселении. Но представьте огромный дом с мезонином, в котором мерзнут люди и пища; представьте сжатое помещение — смешение полов без разделения; представьте, что корова содержится, как ружье, а корм в поле получается за 12 верст; представьте, что капитальные леса сожжены, а на строения покупаются из Порхова с тягостною доставкою, что для сохранения одного деревца употребляют сажень дров для обставки его клеткою.

Из «Записок» генерал-майора С. И. Маевского

Что возмущало генерала С. И. Маевского в военных поселениях? Приведите фрагмент из текста.

О ПРОЕКТЕ КОНСТИТУЦИИ

Когда дело подходило к концу, Новосильцев объявил мне, что пошлет меня с окончательною работою к государю императору в Петербург и представит как одного из участников в редакции. <...> В приезд мой в Петербург 1819-го года имел я счастие быть у государя в кабинете его на Каменном острове. <...> Государь говорил со мною более получаса. <...> Сказал, что знает участие мое в редакции проекта русской конституции, что доволен нашим трудом... что он надеется непременно привести это дело к желательному окончанию, что на эту пору один недостаток в деньгах, потребных для подобного государственного оборота, замедляет приведение в действие мысли для него священной; что он знает, сколько преобразование сие встретит затруднений, препятствий, противоречия в людях... Представляю судить, какими семенами должны были подобные слова оплодотворить сердце, уже раскрытое к политическим надеждам. <...>

Из «Записных книжек» П. А. Вяземского

1) Александр I объяснил П. А. Вяземскому, что конституция не вводится, потому что нет денег. Был ли император искренен? Почему?

2) Какими же «семенами» сеял в душах, «раскрытых к политическим надеждам», Александр I?

ИСТОРИЧЕСКАЯ РАЗНОГОЛОСИЦА, ИЛИ КТО ПРАВ?

В начале царствования Александр, казалось, проявлял интерес к реформам, предлагавшимся его друзьями по Негласному комитету... Однако поглощенный войнами и делами внешней политики, он предлагал лишь полумеры против крепостного права и забросил другие вопросы внутренней жизни страны.

Из книги французского историка А. Валлотона «Александр I»

Одним словом, главной причиной, не позволившей освободить крестьян и попытаться изменить политический строй уже в начале XIX в., оказалось сопротивление подавляющей части дворянства. Александр I, попробовавший встать на путь реформ, вынужден был под напором мощной косной силы повернуть вспять.

Из книги С. В. Мироненко «Самодержавие и реформы. Политическая борьба в России в начале XIX в.»

ЗАГАДКА ОТ ИНОСТРАНКИ

Известная французская публицистка Жермена де Сталь, беседуя с Александром I, сказала: «Государь, в вашем характере есть залог конституции для вашего государства, и ваша совесть тому порукой».

Что «конституционного» увидела в характере императора француженка?

ПОСПОРИМ?

(Темы для дискуссий)

1) Кто не был готов к реформам — Александр I или Россия?

2) Русская армия изгнала Наполеона из пределов Отечества. Правильным ли было решение полностью разгромить его?

3) Был ли Александр I сторонником конституционного правления?