§ 32. ГОСУДАРСТВО И ЦЕРКОВЬ В РОССИИ В XIX в.

ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ И ЕЕ УСТРОЙСТВО. Русская православная церковь была господствующей в России. Православие являлось религией более чем 70% населения страны. Как вы помните, православие, наряду с самодержавием и народностью, причислялось теоретиками монархизма к числу коренных, главных начал русской истории, ее прошлого, настоящего и будущего.

С петровских времен Церковью управлял Святейший Синод, который в принципе состоял из 12 высших иерархов. Во главе Синода стоял обер-прокурор — человек светский, не священник. Он представлял государство как «око государево» во всех духовных делах. Духовенство делилось на «черное» и «белое». «Черное» — монашество — приносило обет послушания, не имело семьи и тесных связей с мирской (светской) жизнью. Руководство церковной жизнью принадлежало именно ему. «Белое» духовенство жило в миру, священники вступали в брак, заводили семьи, вели хозяйство, постоянно общались с верующими. К концу XIX в. в России было около 500 мужских и 250 женских монастырей.

Синоду подчинялись более 60 епархий, церковных округов, обычно совпадавших с губерниями. Во главе епархий находился архиерей, как правило, митрополит или архиепископ. Почетной считалась должность митрополита Московского: он короновал в Успенском соборе Кремля на царство императоров.

В составе епархии были сотни приходов и монастырей. Центром повседневной церковной жизни конечно же являлись приходы.

РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ

Вокруг местной церкви и ее служителей — священников и диаконов — складывалась община верующих, посещавших религиозные службы, помогавших поддерживать в порядке здание и постройки.

Государство всегда придавало очень большое значение своим отношениям с Русской православной церковью.

ЦЕРКОВЬ И ГОСУДАРСТВО В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в. Характерная особенность первой половины XIX в. — весьма активное участие императоров в делах Церкви. Не ограничиваясь влиянием на Святейший Синод, монархи пытались влиять на ее внутреннюю жизнь.

Государь традиционно назначал архиереев по епархии, награждал их орденами наравне с министрами и губернаторами. Дело доходило до регулирования архитектурного стиля православных храмов и определения распорядка богослужений. Император как глава Православной церкви зорко следил за исполнением подданными религиозных обязанностей. Отпадение от православия было запрещено законом, полиции предписывалось наблюдать за соблюдением в церквах порядка, благочиния и тишины (за нарушение их полагался штраф или арест сроком от 3 до 7 дней). В начале XIX в. были открыты духовные академии, изданы уставы церковных школ.

Наиболее серьезные изменения в отношениях Церкви и государства планировались в России в первой четверти XIX в. Деятельность церковных руководителей не внушала Александру I особого почтения. В священнослужителях он видел скорее чиновников, подчас льстивых и бездуховных, чем слуг Церкви. Увлекшись в 1812 г. Новым Заветом, он говорил о необходимости упростить церковный ритуал, больше заботиться о глубине чувств и понимании основ веры. Князь А. Н. Голицын, знакомый Александра I с юношеских лет, объяснял императору, что дело не в том или ином вероисповедании, а во внутренней вере, которую должны в себе выработать люди.

Склонный к мистицизму император считал, что его подданные плохо знают Писание. Для исправления этого положения по его приказанию было основано Библейское общество, занявшееся широким распространением Библии. На заседаниях Библейского общества встречались друг с другом пастор англиканской церкви и католический епископ, протестантский пастор и православный священник. Дело, казалось, шло к попытке объединения всех верующих в Христа в единую церковь.

Потом настроения Александра I изменились. Утопические планы, которые вынашивал император, ему наскучили. Разочарование способствовало стремительному сближению с монахом Фотием. Фотий любил повторять библейскую истину: «Бесы тоже веруют и трепещут. Церковь единая верует истинно». В августе 1822 г. последовал указ о закрытии всех тайных обществ. В 1824 г. распущено Библейское общество. Попытка ввести в России свободу совести потерпела поражение, как и многие другие начинания Александра I. В царствование его преемника Православная церковь заняла положение духовного министерства, во многом зависимого от светской власти.

Но живая мысль и тонкое религиозное чувство находили себе место в Церкви. Среди духовенства были и праведники, и подвижники. К середине XIX в. широкое признание получила деятельность старцев Оптиной пустыни, Тихона Задонского и Серафима Саровского. Идеал Святой Руси они связывали с твердостью веры и духовностью Церкви, авторитет которой и стремились возродить. Старчество оказало большое влияние на Н. В. Гоголя, Ф. М. Достоевского и других мыслителей, желавших, чтобы священнослужители стали подлинными духовными учителями народа.

ГОСУДАРСТВО И ЦЕРКОВЬ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в. Духовенству жилось в целом непросто. Положение приходских священников было в особенности тяжелым. Они были бесправны. Главная их беда заключалась в полной зависимости от церковного начальства. Унижала священников обязанность доносить, нарушая тайну исповеди, о лицах, могущих представлять опасность для государства. Сохраняло силу, хотя и редко соблюдалось, распоряжение об обязательном предоставлении каждым священником епархиальному начальству конспектов проповедей. В 1869 г. был издан важный для священнослужителей закон, ликвидировавший наследственность и замкнутость духовенства. На церковные должности теперь могли претендовать любые лица, впрочем, для выходцев из низов требовалось разрешение губернатора. Вместе с тем законы по-прежнему почти полностью уравнивали духовенство с дворянством (освобождение от телесных наказаний, податей, налогов). Правда, духовным лицам запрещалось торговать и участвовать в промышленности, вмешиваться в мирские дела, стричься и бриться, посещать театры и увеселительные заведения.

Подчиненное административное состояние духовенства усугублялось его трудным материальным положением. Благополучие священника целиком зависело от прихожан. Сельский священник жил впроголодь в окружении малоимущего крестьянства. Дети духовенства обучались в 58 семинариях, 183 мужских и 49 женских училищах. Нравы, царившие в них, отталкивали многих от Церкви. Среди нигилистов, членов подпольных кружков, в радикальной журналистике было немало детей священников. Они издевались над религией, вековыми традициями, верили, что главная задача жизни — разрушить до основания старый мир.

Тяжелые времена наступили для Русской Церкви, когда обер-прокурором Синода был назначен Д. А. Толстой, который считал, что Церковь должна подчиняться государству и правительству. Иерархи Церкви его, естественно, ненавидели и боролись за отставку. В 1880 г. на смену Д. А. Толстому пришел К. П. Победоносцев, один из крупных теоретиков незыблемости монархии.

Не будем чрезмерно сгущать краски. Вопреки невзгодам были живы традиции старцев Оптиной пустыни, умных, тонких, образованных, всегда готовых дать совет, утешить, разрешить нравственные сомнения, возродить высокие религиозные чувства. В России всегда были тысячи честных, нравственно крепких священнослужителей, с достоинством несших свое служение в приходах, создававших вокруг себя возвышенную атмосферу поиска и веры.

И все же... Проблемы обострялись. Все чаще говорили об официальности, казенности священников, зависимости Церкви от власти. Во второй половине XIX в. об этом размышляли глубоко религиозные по духовному складу Ф. М. Достоевский, Л. Н. Толстой, В. С. Соловьев.

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1) Какую роль в жизни России XIX в. играла Русская православная церковь? Почему?

2) Как она была устроена? Почему центром ее жизни признается приход?

3) Расскажите о политике Александра I в отношении Церкви.

4) Что такое старчество? Какие взгляды исповедовали старцы Оптиной пустыни?

5) Какие проблемы встали перед Русской православной церковью к концу XIX в.?

СОБЫТИЕ — СОВРЕМЕННИК

В ДУХОВНОЙ ШКОЛЕ

Убитый характер, неразвитые понятия, опустелое сердце, склонность к грубым порокам, — вот что получает юноша, попавший в эту инквизицию мысли и доброго... чувства. <...> Следует и о том помнить, что духовные школы... оставались в большой бедности, неустроенности. <...> Даже академические профессора жили в крайней тесноте и скудости. <...> Процент успевающих иногда падал до половины, и в классных журналах... можно было встретить удивительные отметки о небытии в классах «по нахождению в бегах» или «по неимению одежды».

Из статьи В. И. Аскоченского «О бурсе»

1) Какую характеристику дает бурсе (духовной школе) В. И. Аскоченский?

2) Что можно сказать о материальном положении этих школ? Свой ответ подтвердите фактами, приведенными в документе.

МНЕНИЕ ОБЕР-ПРОКУРОРА СВЯЩЕННОГО СИНОДА

Наша Церковь искони имела и доныне сохраняет значение всенародной Церкви. <...> Верою нам народ держится доныне посреди всех невзгод и бедствий. <...> Нам говорят, что народ наш невежда в вере своей, исполнен суеверий, страдает от дурных, порочных привычек; что наше духовенство грубо, невежественно, бездейственно, приниженно и мало имеет влияния на народ. Все это во многом справедливо, но все это — явления несущественные. <...> Что же существенно? <...> Любовь народа к Церкви... понятие о Церкви как общем достоянии и общем собрании... и общение народа с служителями Церкви, которые... от него не отделяются ни в житейском быту, ни в добродетелях, ни в самих недостатках.

Из статьи К. П. Победоносцева «Церковь»

1) С чем вы согласны в приведенном фрагменте из статьи К. П. Победоносцева?

2) Что кажется вам неприемлемым?

ЗАГАДКА ОТ ИМПЕРАТОРА

В 1817 г. Александр I повелел создать единое Министерство духовных дел и народного просвещения.

В чем смысл такого неожиданного решения?

ПОСПОРИМ?

(Тема для дискуссии)

«Против всяких изменений ради идеала монархий» (К. П. Победоносцев): лекарство против революции или призыв к ней?

ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ ПО ГЛАВЕ ДЕВЯТОЙ?

Российские самодержцы. 1801 — 1917. М., 1993.

Чулков Г. И. Императоры. Психологические портреты. М., 1993.