§ 21. Завершение освободительной эпохи

ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ УРОКА

Первая оценка народовольцев:

Революционеры-народовольцы, убившие Александра III марта 1881 года, были осуждены и казнены не только официальным судом империи. Их признала преступниками даже часть противников самодержавия, считая, что террор похоронил возможность продолжения освободительных реформ в России.

Вторая оценка народовольцев:

Казненные народовольцы (А. Желябов, С. Перовская, С. Халтурин и др.) стали героями в глазах революционно настроенной молодежи 1880- 1900-х годов. После революции 1917 года их именами были названы многие улицы российских городов, причём частично эти названия сохраняются и в начале XXI века.

• Кратко сформулируйте первую и вторую оценку народовольцев. Сравните их и определите ключевую проблему (авторский вариант - с. 368). * •

ПОВТОРЕНИЕ НЕОБХОДИМЫХ ЗНАНИЙ

• Объясните значение слов: модернизация, социалисты, консерваторы, либералы, народники, самодержавие, конституционная монархия.

• Перечислите основные положения реформ 1860-1870-х годов. (§ 15,16)

• Какие порядки сдерживали процессы модернизации в России в 1860-1870-х годах? (§ 16)

Какие варианты развития России предлагали консерваторы, либералы и народники-социалисты в 1870-х годах? (§ 18)

РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ

1. Кризис власти на рубеже 1870-1880-х годов

• С помощью фактов докажите, что на рубеже 1870-1880-х годов государственная власть оказалась в кризисе. • Опираясь на изученное, дайте свою аргументированную оценку народовольцам.

Несмотря на победоносное завершение Русско-турецкой войны 1877-1878 годов, в Российской империи обострились многие конфликты. К рубежу 1870-1880-х годов большинство крестьян Центральной

Сбор недоимок (фрагмент). Худ. А.А. Красносельский

Разговор Александра II с крестьянами в лесу на охоте. Худ. К. Лебедев

России уже не могли платить подушную подать, выкупные платежи и другие налоги со своих маленьких наделов. Чиновники в счёт уплаты налогов стали отбирать у крестьян скот, орудия труда, даже посуду. Вначале 1880-х годов в нескольких губерниях разразился страшный голод. Крестьяне повсеместно требовали, чтобы помещики вернули им «отрезки», отобранные по реформе 1861 года. Распространялись упорные слухи, что «царь вот-вот объявит чёрный передел земель», то есть бесплатно отдаст крестьянам помещичью землю. Заявления губернаторов и министров, что это не так, крестьяне считали «барским враньём».

Одновременно против правительства всё активнее выступали не только социалисты-народники, но и либеральные газеты, и депутаты земств. Всех выступавших с критикой объединяли требования отменить консервативные указы, ограничивавшие права печати, земств, судов присяжных. Всё чаще в немногочисленном образованном обществе (2% населения) толковали о необходимости провозглашения конституции - свободы слова, печати, собраний, созыва избранного гражданами законодательного парламента.

Либеральные чиновники предлагали Александру II прислушаться к этим мнениям, отправить в отставку консервативных министров и продолжить реформы. Однако Александр заявлял, что «русские до конституции ещё не дозрели». В беседе с лидером московского дворянства император сказал: «Я даю тебе слово, что сейчас, на этом столе, я готов подписать какую угодно конституцию, если бы я был убеждён, что это полезно для России. Но я знаю, что, сделай я это сегодня, завтра Россия распадётся на куски».

Вера Засулич

Тем временем ситуация обострялась. Несколько народников из «Земли и воли» были арестованы полицией и содержались в доме предварительного заключения. Когда туда явился петербургский градоначальник Трепов, один из народников, студент Боголюбов, не снимая шапки, обратился к нему и потребовал не запрещать заключённым прогулки в тюремном дворе. Возмущённый градоначальник сбил с арестованного шапку и приказал дать ему 25 розог. Однако Боголюбов ещё не был осуждён, и закон запрещал применять к нему телесные наказания.

Когда о действиях Трепова стало известно среди народников, их возмущению не было предела. Наказать Трепова решила Вера Засулич. Дочь обедневшего дворянина, она с юных лет мечтала «о подвигах, о борьбе в стане погибающих за великое дело» освобождения народа от деспотизма. Утром 28 января 1878 года Вера Засулич под видом просительницы пришла на приём к градоначальнику. Когда Трепов взял письменное прошение, Засулич выстрелила в него из револьвера, скрытого под платком. Градоначальник был ранен, а Засулич схвачена и предана суду.

Однако доверие к правительству в образованном обществе было потеряно настолько, что даже сторонник власти и порядка писатель Ф.М. Достоевский признался своему другу, что, если бы он знал, где террористы совершат следующее покушение, он не сообщил бы об этом в полицию, чтобы не прослыть доносчиком. Во время суда над Засулич прокурор, требуя для неё сурового приговора, подчёркивал, что, каковы бы ни были причины, отдельный человек не вправе пытаться совершить самосуд. В ответ Вера Засулич сказала, что «тяжело поднимать руку на человека, но я должна была это сделать», так как не осталось другого способа бороться за права личности. При этих словах заполненный студентами, профессорами, журналистами зал взорвался аплодисментами. В итоге присяжные - крестьяне, купцы, служащие - оправдали Засулич. Она была освобождена в зале суда и поспешно скрылась в ликующей толпе.

На рубеже 1870-1880-х годов в России сложился кризис государственной власти.

2. Террор народовольцев и правительства

• Представьте себя на месте советников Александра II и народников. Что бы вы в 1878-1879 годах могли предложить, чтобы остановить волну террора и насилия в стране? • Опираясь на изученное, дайте свою аргументированную оценку народовольцам.

В 1878 году среди народников «Земли и воли» (несколько сотен молодых интеллигентов) выделились люди, которые решили, что лучший способ борьбы с правительством для приближения революции - это индивидуальный террор — убийство представителей власти. Среди бела дня прямо на петербургской улице «землеволец» С. Кравчинский заколол кинжалом главу III Отделения генерала Мезенцова. Выстрелом из револьвера был ранен прокурор Котляревский. В полночь на центральной улице Киева ударом кинжала был убит жандармский офицер Гейкинг. Прямо в своей карете был застрелен харьковский губернатор Кропоткин.

Император Александр II не знал, что предпринять, и тяготился возложенной на него властью. Утром 2 апреля 1879 года Александр II, как всегда в одиночестве, вышел из Зимнего дворца на небольшую прогулку. Когда он обошел здание Генерального штаба, то увидел, как навстречу ему движется странного вида молодой человек, держащий руку в кармане. Император почувствовал, что это террорист, повернулся и бросился бежать, петляя, как пехотинец под обстрелом. Молодой человек выхватил револьвер и погнался за императором, стреляя на ходу. Все пули просвистели мимо, а подбежавшие полицейские повалили террориста. Им оказался студент-народоволец Александр Соловьёв. На следствии он признался: «...мысль покуситься на жизнь его величества зародилась у меня под влиянием социально-революционных учений, которые признают крайней несправедливостью то, что большинство народа трудится, а меньшинство пользуется результатами народного труда и всеми благами цивилизации, недоступными для большинства». По приговору суда Соловьёв был повешен.

Весной 1879 года в ответ на революционный террор правительство ввело на Европейской территории России военное положение и передало всю административную, военную и судебную власть в руки чрезвычайных генерал-губернаторов. На эти посты были назначены герои недавней войны: в Санкт-Петербургский военный округ — генерал Гурко, в Одесский - генерал Тотлебен, в Харьковский - генерал Лорис-Меликов и т.д. Последний охарактеризовал свои полномочия так: «Делай что хочешь, судью застрели, губернатора сошли, директора гимназии повесь!» Большинство генерал-губернаторов так и поступали — десятки арестованных участников революционных кружков были казнены, сотни представителей социалистической и либеральной интеллигенции отправлены на каторгу и в ссылку, десятки газет закрыты, сотни студентов отчислены из университетов.

Тем временем в июне и августе 1879 года дважды тайно собирались съезды местных организаций «Земли и воли». На них за дальнейшее использование террора выступил крестьянин Андрей Желябов, ещё в юности привлечённый в народнические организации первыми социалистическими агитаторами. Против террора выступил Георгий Плеханов, но он остался в меньшинстве. В итоге «Земля и воля» распалась на две организации. «Чёрный передел» во главе с Плехановым по-прежнему считал главной задачей пропаганду социализма среди крестьян. Сторонники террора во главе с Желябовым создали «Народную волю». Членами её тайных кружков в крупнейших городах России стали около 1000 человек. Народовольцы создали 10 подпольных типографий, которые печатали революционные листовки. В организацию были привлечены некоторые молодые офицеры и даже один чиновник III Отделения - Клеточников, предупреждавший «Народную волю» о действиях полиции. В августе 1879 года Исполнительный комитет народовольцев провёл заочный суд над Александром II и вынес императору смертный приговор. Народовольцы надеялись, что убийство царя вызовет растерянность среди чиновников и высшего офицерства и приведёт к массовому крестьянскому восстанию, в ходе которого «Народная воля» захватит власть в стране.

С.Л. Перовская

Взрыв царского поезда

Дочь бывшего вице-губернатора Петербурга, она в 17 лет ушла из родительского дома, чтобы подобно героям романа «Что делать?» посвятить свою жизнь борьбе за «крестьянский социализм». Перовская работала учительницей в сельской школе, фельдшером в больнице, одевалась в простое ситцевое платье и мужские сапоги, курила. После ареста своих товарищей-пропагандистов она решила, что только с помощью террора можно будет свергнуть самодержавие и добиться торжества социализма.

Пока император отдыхал в Крыму, группа народовольцев закладывала самодельные бомбы под полотно железной дороги, по которой Александр II должен был возвращаться в Петербург. Этими работами руководили Андрей Желябов и Софья Перовская.

В ноябре 1879 года взрыв бомбы уничтожил один из вагонов поезда царской свиты, который из-за неисправности локомотива шел по расписанию царского поезда. Следующее (пятое) покушение подготовил народоволец — рабочий Степан Халтурин. Он нанялся столяром в Зимний дворец и стал тайно проносить туда динамит, который складывал в каморке подвального этажа в своём сундучке. Таким образом постепенно в сундучке накопилось почти 50 кг взрывчатки. Над этой каморкой располагалось караульное помещение, а ещё выше — один из залов, используемых как царская столовая. Зная, что 17 февраля 1880 года Александр II будет здесь обедать с семьёй, Халтурин отмерил бикфордов шнур, поджёг его и спокойно вышел из дворца. От страшного взрыва содрогнулось всё здание, погас свет. В караульном помещении погибли 10 солдат, ещё 56 были ранены. Однако в столовой лишь прогнулся пол и попадала мебель.

Министр-либерал Д.А. Милютин об освободительных реформах:

«Славные реформы, предпринятые государем, остались незавершёнными, в последние годы ...Россия остановилась на пути своего развития. Такое переходное положение во многом способствовало ненормальным прискорбным проявлениям этого времени». «Необходимо расширить права земств на местах, расширить и улучшить начальное образование, преобразовать экономическую систему. Необходимо сделать Государственный совет Законодательным собранием, в котором половину должны составить избранные от земств. Они должны обсуждать законы и принимать решение большинством голосов, но император сохраняет право "вето”».

Консерватор К.П. Победоносцев против проекта Лорис-Меликова:

«Нам предлагают конституцию, хоть и в завуалированном виде. А что такое конституция? Ответ на это даёт нам Западная Европа. Конституции, там существующие, суть орудия всякой неправды, всяких интриг. Эту фальшь по западному образцу хотят к нашей погибели ввести у нас. Россия была сильна благодаря самодержавию, благодаря неограниченному доверию и тесной связи между народом и его царём... А вместо того предлагают устроить нам говорильню...»

Из выступления народовольца Андрея Желябова на суде:

«Русские народолюбцы не всегда действовали метательными снарядами, в нашей деятельности была юность розовая и мечтательная, и, если она прошла, не мы тому виной. Движение совершенно бескровное, отвергающее насилие, не революционное, а мирное было подавлено. Я насилия не признавал... Все мои желания были - действовать мирным путём в народе, тем не менее я очутился в тюрьме, где и революционизировался. Вместо мирного слова мы сочли нужным перейти к фактической борьбе...»

Правительственные чиновники и петербургская аристократия, по их собственному признанию, «метались в страхе» и чувствовали себя как на вулкане; «люди состоятельные уезжали за границу, ценные вещи зарывали в подвалах». В этой обстановке многие обратили внимание на то, что волну революционных выступлений удалось сбить в Харьковском округе, где генерал-губернатор М.Т. Лорис-Меликов «начал не с драконовских мер, а с разбора злоупотреблений чиновников». Этот «императорский наместник» оказался единственным, кто все смертные приговоры революционерам заменял каторгой или ссылкой. Он требовал от чиновников «входить в соприкосновение» с представителями земств, университета, гимназий, печати, узнавать об их нуждах и не нарушать их прав. По мнению лондонской газеты «Таймс», «харьковский правитель избрал единственно верный путь — привлекать на сторону власти оппозиционно настроенную общественность, а не отпугивать её, ставя на одну доску либералов и бомбометателей».

Вероятно, именно этими соображениями руководствовался Александр II, когда в феврале 1880 года после взрыва в Зимнем дворце предоставил Лорис-Меликову фактически диктаторские полномочия по руководству всей полицией и губернаторами империи. Его правление (1880-1881) вошло в историю как «либеральная диктатура», или «диктатура сердца».

По ходу развития кризиса власти с весны 1878 по февраль 1880 года правительство и революционеры усиливали террор друг против друга.

3. Выбор пути развития России

• Изучите текст, чтобы сформулировать свою позицию - могут ли, на ваш взгляд, цели народовольцев оправдывать их средства? • Если бы вы, гражданин современной России, оказались в 1880-1881 годах, кого и почему вы бы поддержали?

Получив диктаторские полномочия, Лорис-Меликов объявил Александру II, что свою задачу видит не только в поимке преступников, но и в устранении причин, которые сделали возможными такие преступления. Причинами разгула революционного террора Лорис-Меликов назвал «недостаток отпора преступным проявлениям со стороны общества, который граничит с равнодушием и отсутствием доверия к правительственным властям». Таким образом, он предложил императору от конфликта с либеральными силами в обществе перейти к сотрудничеству.

В первую очередь Лорис-Меликов добился усиления работы полиции. В течение 1880 года большинство народовольческих групп были разгромлены. Вместо III Отделения был создан департамент тайной полиции в Министерстве внутренних дел, которое и возглавил сам «либеральный диктатор». Постепенно были отменены чрезвычайные полномочия генерал-губернаторов, восстановлены права университетов, земств, гражданских судов. Стали открываться новые газеты и журналы, основная часть которых заговорила о «новой либеральной эре» и всячески приветствовала «диктатора сердца». По настоянию Лорис-Меликова был отправлен в отставку наиболее ненавистный либералам министр просвещения — консерватор Дмитрий Толстой. На высшие правительственные посты были назначены люди либеральных взглядов, которые вместе с Дмитрием Милютиным образовали новую либеральную правительственную группировку.

Граф М.Т. Лорис-Меликов. Гравюра 1882 г.

Генерал Михаил Тариэлович Лорис-Меликов - кавказский офицер и администратор, происходивший из армянской дворянской семьи, не смог получить систематического высшего образования. Однако знакомство с Дмитрием Милютиным и другими либералами ещё в 1870-х годах сделало его сторонником продолжения «освободительных реформ».

Подготовленный «новыми либералами» план продолжения освободительных реформ предполагал создание выборного от земств законосовещательного собрания (прообраза парламента), подготовку им совместно с правительством новых законов о снижении налогов, облегчении положения малоземельных крестьян (выдача кредитов на покупку земли, переселение на государственные земли), о свободе печати, расширении самоуправления и т.д. Именно этих мер ожидала от Лорис-Меликова либеральная общественность.

В начале 1881 года Лорис-Меликов предложил императору очень осторожный проект: созвать депутатов от земств в так называемую Общую комиссию при Государственном совете для обсуждения готовящихся реформ. При этом депутаты имели право лишь высказывать своё мнение, с которым правительство могло не соглашаться, а неугодные чиновникам лица вообще могли быть выведены из состава собрания. Либеральные чиновники говорили: «Это, конечно, не то, что нам предполагалось, но лучше сделать шаг вперёд, чем вовсе его не делать». Этот умеренный проект получил одобрение Александра II, и утром 1 марта 1881 года было подписано распоряжение о его публикации в печати. При этом государь заявил родственникам: «Я согласился, хотя не могу скрыть от себя, что мы идём по пути к конституции». Примерно так начиналась и Французская революция.

Александр II. Рис XIX в.

Социалистическая интеллигенция окрестила действия Лорис-Меликова «политикой лисьего хвоста и волчьей пасти». Консерваторы беспокоились, что самодержавие может быть заменено «вредным конституционным правлением». Александр II по-прежнему сомневался в необходимости собрания депутатов и отговаривался: «Предоставим лучше это моему преемнику».

Тем временем лидеры «Народной воли» Желябов и Перовская собирались взорвать царский экипаж во время прогулки императора. Для этого была снята сырная лавка на Малой Садовой улице, под мостовую был сделан подкоп и заложены килограммы динамита. Одновременно на улице должны были расположиться метальщики бомб. Однако в январе 1881 года полиции Лорис-Меликова удалось арестовать целую группу народовольцев и среди них - самого Желябова. Один из арестованных стал выдавать планы своих товарищей. К началу марта были известны фамилии и приметы всех заговорщиков, и полиция их активно искала. В этой обстановке Софья Перовская назначила покушение на 1 марта 1881 года.

Взрыв первой бомбы на набережной Екатерининского канала. Александр II выходит из кареты. Рис. XIX в.

Когда Александр II поставил подпись на проекте Лорис-Меликова, министр попросил императора никуда не выезжать из дворца, так как террористы «где-то близко, и их скоро найдут». Александр II отказался, заявив, что он и так живёт в своей столице как военнопленный. Карета с императором выехала из дворца, но изменённым маршрутом проследовала в Михайловский манеж, где государь, как обычно, присутствовал на разводе военных караулов. Софья Перовская быстро переставила бомбометателей на улицы, по которым император должен был возвращаться во дворец.

В середине дня карета императора в сопровождении казаков выехала на набережную Екатерининского канала, где среди редких прохожих стояли 4 террориста. Когда карета проезжала мимо народовольца Рысакова, он бросил бомбу под ноги лошадям. Раздался взрыв. Двое казаков и проходивший мимо 14-летний мальчик упали, но император вышел из кареты невредимым. Рысаков был схвачен, собралась толпа. Полицейские уговаривали императора немедленно уехать, но он хотел посмотреть на террориста.

- Жив ли государь? — крикнул кто-то из толпы.

- Слава Богу, я жив! - обернулся Александр II.

- Не рано ли Бога благодарить... — усмехнулся стоявший в трёх шагах от императора народоволец Гриневицкий и бросил бомбу между собой и государем.

Взрыв второй бомбы народовольцев. Рис. XIX в.

Страшный взрыв разметал толпу. Когда дым и снежная пыль осели, уцелевшие увидели императора, сидящего без фуражки у решётки канала. Его ноги и лицо были в крови. Рядом умирал Гриневицкий. Императора привезли во дворец, и через несколько часов он скончался.

Вскоре почти все народовольцы были схвачены. Оставшиеся на воле заявили, что они готовы прекратить террор, если новый государь введёт конституцию и созовёт парламент. Однако ожидаемая народная революция так и не началась. В крестьянских избах толковали, что «государя убили помещики, не желавшие исполнить воли его, чтобы отдали они землю безвозмездно своим бывшим крестьянам».

На заседании Государственного совета консервативные министры обрушились на Лорис-Меликова, обвиняя его в том, что он не сумел сберечь государя. Александр III после убийства отца заявил, что Лорис-Меликов и его сторонники «так или иначе хотят довести нас до представительного правительства, но, пока я не буду убеждён, что для счастья России это необходимо, конечно, этого не будет, я не допущу. Вряд ли, впрочем, я когда-либо убежусь в пользе этой меры, слишком я уверен в её вреде».

В мае 1881 года Александр III издал манифест, в котором он объявлял подданным, что самодержавие будет сохраняться в незыблемости. Осознав своё поражение, Лорис-Меликов, Милютин и другие либеральные министры ушли в отставку.

ФОРМУЛИРОВАНИЕ ВЫВОДА И СРАВНЕНИЕ ЕГО С АВТОРСКИМ

На рубеже 1870-1880-х годов социалисты-народовольцы стремились вызвать революцию, а либералы пытались продолжить реформы. После убийства Александра II Россия перешла на консервативный путь.

Ключевые слова: «Народная воля», 1 марта 1881 г.

ПРИМЕНЕНИЕ ЗНАНИЙ

• Проследите поступки и высказывания любой из ключевых фигур кризиса рубежа 1870-1880-х годов.

• Почему, на ваш взгляд, в ходе кризиса 1870-1880-х годов были отвергнуты и либеральный, и социалистический варианты развития России?