§ 48. Тушино против Москвы

«Тушинский вор». Калуга и Козельск еще сопротивлялись царским войскам. Вся Южная Россия, от Десны до устья Волги, за исключением немногих городов, признавала царем мнимого Дмитрия. Лжедмитрий II, отступивший было на юг после взятия Шуйским Тулы, вновь выступил уже из Трубчевска с 7 тыс. поляков, 8 тыс. казаков и большим числом ополченцев. Царский воевода Михаил Кашин укрепился в Брянске. Самозванец осадил город, но взять его не смог. Рать Лжедмитрия II усилилась с приходом донских казаков, которые представили ему какого-то неизвестного бродягу, мнимого царевича Федора (будто бы второго сына Ирины), но самозванец не хотел признавать нового родственника и приказал его умертвить.

Гонцы. Ранним утром в Кремле. Из серии «Смутное время». Художник А. М. Васнецов

15 декабря 1607 г. царские войска разбили войска Лжедмитрия II. Но вскоре он снова собрал силы, вступил в Орел и начал ждать подкреплений. К нему прибыли знатные польские князья Рожинский и Адам Вишневецкий. К новому самозванцу непрерывно шли конные и пешие воины из Литвы.

Царь собрал новое войско под командованием смелого и решительного князя Михаила Скопина-Шуйского. Это войско встало на берегах реки Незнани, между Москвой и Калугой. 1 июня 1608 г. Лжедмитрий II с польскими и российскими отрядами расположился в селе Тушино, в 12 километрах от Москвы, думая, что одним своим присутствием сможет возмутить столицу и свергнуть царя Василия Шуйского. Самозванец имел в своем распоряжении 15 тыс. поляков и казаков, 50 или 60 тыс. российских мятежников, но эти воины были плохо вооружены. Москва, кроме вооруженных жителей, имела 80 тыс. воинов под защитой крепких стен и множества пушек, поэтому самозванец больше надеялся на измену, чем на силу. Царские войска, заняв Калужскую дорогу, пресекли сообщение Лжедмитрия с Украиной.

Войско вновь возглавил сам Василий Шуйский. Он решил не наступать, а обороняться, тем самым дав возможность неприятелю укрепиться в Тушине. Однажды ночью Лжедмитрий II внезапно ударил по стану русских и захватил обоз с пушками, разогнал воинов и преследовал их почти до Пресни, где навстречу неприятелю из Москвы выступили сильные отряды. Началась кровопролитная битва. Войска Лжедмитрия II вынуждены были отступить, их теснили и гнали до Ходынки.

Со временем число поляков в стане самозванца увеличилось на 7 тыс. человек. Их привел литовский вельможа Ян Сапега. Это был способный военачальник. Он хотел решительной атакой взять Москву. Гетман Роман Рожинский, возглавлявший основное польское войско, медлил, ожидая измены в столице. Нетерпеливый и гордый Сапега отделился от своих главных сил и пошел с 15 тыс. воинов к Троице-Сергиеву монастырю, чтобы разграбить его.

Героическая оборона Троицы. Началась знаменитая осада Троице-Сергиева монастыря. 23 сентября 1608 г. Сапега и Лисовский с 30 тыс. поляков, казаков и россиян-изменников заняли все высоты у монастыря. Сапега и Лисовский обратились к воеводам и жителям монастыря с требованием сдаться, но никто не хотел покориться неприятелю. С 3 октября в течение шести недель поляки палили из 63 пушек, стараясь разрушить каменную стену. Башни и стены сотрясались, но не разрушались. Не смогли взять монастырь и приступом. 19 октября защищающиеся сделали вылазку, убили многих поляков и казаков. 25 октября ночью поляки вновь попытались штурмом одолеть защитников монастыря, но тщетно. Противник начал вести подкопы. 1 ноября при очередном штурме 190 защитников было убито, некоторые попали в плен. Несколько ядер упало в монастырь. Одно из них угодило в большой колокол, другое разбило старинные иконы. Бои продолжались. Русские взяли важного «языка», который рассказал, где ведутся подкопы.

Инок

9 ноября 1608 г., за три часа до рассвета, воеводы с войском тихо вышли из монастыря и ударили по полякам. Состоялась кровопролитная битва. Более полутора тысяч человек было убито только со стороны поляков. Иноки сражались везде впереди всех. О победе сообщили в Москву.

Настала зима. К полякам подошли свежие силы. Начался второй этап осады. Осажденные шли на неприятеля без лат и шлемов, не имея навыков и знаний ратного дела, но шли в бой смело и побеждали. Предстояло еще одно трудное испытание. Монастырь не имел дров. Неприятель подстерегал дровосеков и убивал их. Осажденные едва не лишились воды.

Поляки, изнуренные тщетными усилиями и холодом, покинули окопы и перебрались в землянки. В монастыре же началась цинга. В день умирало от 20 до 50 человек. Из Москвы на подмогу прибыл небольшой отряд. Это воодушевило русских воинов, иноков и всех обитателей монастыря. Но силы осажденных таяли. За пять или шесть месяцев осады в монастыре умерло 297 старых иноков, 500 новопостриженных и 2125 детей боярских, стрельцов, казаков.

Сапега знал, что защищающихся осталось мало. И он решился в третий раз штурмовать монастырь. 27 мая 1609 г. в стане поляков поднялся шум. Все обитатели монастыря вышли на его защиту. Уже наступила ночь, но враг не показывался. Вдруг с Красной горы грянул пушечный залп. Неприятель с криками ринулся в бой. Готовые к смерти защитники монастыря уже не боялись ничего: без страха и смятения каждый делал свое дело — стрелял, колол, метал камни, лил зажженную смолу, серу, вар, известь, отбивал щиты и лестницы. Приступы возобновлялись до самого утра, но безуспешно. Польское войско было вынуждено отступить.

М. В. Скопин-Шуйский. Парсуна. XVII в.

Шлем немецкого образиа. Начало XVII в.

Начало открытого польско-литовского вторжения. Теперь Сапега больше не нападал, как раньше, а ждал событий в Москве. А столица тем временем была в осаде. Не сумев взять Москву и одолеть Троице-Сергиев монастырь, Лжедмитрий II послал отряды с изменниками-русскими и поляками к Суздалю, Владимиру и другим северным городам. На сторону Лжедмитрия перешли сначала Суздаль, а затем Переяславль-Залесский. Поляки разорили Ростов, где был схвачен митрополит Филарет (Романов). Его увезли в Тушинский стан как узника. Но самозванец встретил Филарета с уважением. Филарет был объявлен патриархом.

Город за городом сдавались Лжедмитрию II: Владимир, Углич, Кострома, Галич, Вологда и другие. Сдавались именно те города, откуда Василий ждал помощи. Шуя, наследственное владение предков царя Василия Ивановича, и Кинешма были разорены поляками. Неприятель покорил Тверь. Отряд легкой конницы поляков вступил в Белоозеро, где издревле находилась часть царской казны. Ярославль сдался при условии не грабить церквей, домов и лавок, не бесчестить женщин. Город послал в Тушинский стан 30 тыс. рублей и дополнительно обязался снарядить тысячу всадников. Псков сдался врагу без боя.

Шуйскому остались верны только Коломна, Переяславль-Рязанский, Смоленск, Нижний Новгород, Саратов, Казань, сибирские города.

Миновал 1608 г., наступил 1609 г., а Лжедмитрий II стоял, как и прежде, в Тушине. Наконец на помощь ему открыто пришел польский король Сигизмунд III Ваза. Поляки хотели возвратить себе когда-то принадлежавшие им земли: Смоленск, Новгород-Северский и другие города. Границы России были открыты, сообщение между городами прервано, войска рассеяны. Царь, находясь в осаде, был бессилен что-либо предпринять. Однако, если Сигизмунд шел на Русь за легкой добычей, он глубоко ошибался.

Первая удача пришла под Коломной, где царские воеводы, князья Семен Прозоровский и Василий Сукин разбили польский отряд. Вторично Коломна была защищена от самозванца силами зарайского воеводы, князя Дмитрия Михайловича Пожарского.

В других местах царские войска тоже одержали несколько побед. Нижний Новгород был осажден мятежниками — мордвой и черемисами, к которым присоединился отряд тушинцев во главе с князем Семеном Вяземским. Горожане сделали вылазку и наголову разбили осаждающих. В плен взяли изменника Вяземского, которого немедленно казнили. Нижегородцы не ограничились освобождением своего города. Они выбили поляков из Балахны и других городов. Восстали жители Юрьева и Гороховца.

Осажденная Москва не знала об этих важных событиях. Царь Василий Иванович отправлял послания в северные города: в Галич, Ярославль, Кострому. Эти послания имели все-таки некоторое воздействие. Крестьяне восстали первыми, их поддержали горожане. Началось массовое сопротивление захватчикам.

Победы Михаила Скопина-Шуйского. Тем временем в Москве росло стихийное возмущение народа. Требовали изгнания Василия Шуйского с царского престола, приписывая ему все невзгоды России.

17 февраля 1609 г. в Москве зазвонили колокола, и толпы народа собрались у Лобного места. Известные военачальники князь Роман Гагарин, воевода Григорий Сунбулов и дворянин Тимофей Грязной в открытую предлагали убрать с престола Василия Ивановича. Но присутствующие горожане и воины их не поддержали, да и большинство родовитых бояр встали на сторону Шуйского. Мятежники вломились в Кремль, но были изгнаны. Василий Иванович, проявив мужество, вышел к толпе и сумел ее успокоить. Гагарин, Сунбулов, Грязной и еще 300 человек бежали из Москвы в Тушино.

Вскоре в столице начался голод. Все кричали: «Мы гибнем от злосчастного царя! От него кровопролитие и голод!» Народ требовал хлеба. В это время князь Гагарин с повинной возвратился к Василию Ивановичу. Он сообщил царю, что Тушинский стан находится в сильном волнении. Там прошел слух, что в Москву возвращается Михаил Скопин-Шуйский со шведским войском.

Согласно договору России со Швецией, последняя выставила 5 тыс. наемного войска. Это войско пополнилось также французами, немцами, ирландцами, финнами. Общая численность наемных воинов составила 10 тыс. 26 марта 1609 г. эти наемники во главе с 27-летним полководцем Яковом Делагарди вступили в Россию. На границе союзников встретили 2 тыс. россиян, которыми командовал 23-летний князь Михаил Скопин-Шуйский.

Копейщик наемных войск

Шведский шлем

Сводные войска двинулись из-под Новгорода к Москве. Поляков прогнали из Старой Руссы, Каменки, Порхова, Торопца, Торжка. Русское войско значительно усилилось в Торжке. Местный воевода привел к Михаилу 3 тыс. боярских детей и земледельцев из Смоленска, усмирив по пути Дорогобуж и Вязьму. Поляков выбили из Твери, которая была наполовину сожжена и завалена трупами. Таким образом, князь Скопин-Шуйский за два месяца очистил все земли от Новгорода до Москвы. Он вскоре надеялся освободить и Подмосковье.

Но тут взбунтовались наемные войска Делагарди, требовавшие денег. Делагарди вынужден был уступить мятежникам. Наемным войскам выплатили солидное жалованье, и только тогда они согласились продолжать поход.

Сапега стоял еще под Троице-Сергиевым монастырем. Его войска были укреплены людьми Лжедмитрия. В монастыре оставалось не более 200 защитников. Они с нетерпением ждали Скопина-Шуйского и шведов.

Вскоре у г. Калязина произошло крупное сражение объединенных войск с поляками. Русские оттеснили неприятеля, но и Делагарди вынужден был отойти к границам, так как его войско снова взбунтовалось. Шли переговоры. Скопин-Шуйский решил отдать шведам Кексгольм и заплатил им дополнительное жалованье. Прошло еще шесть недель. Русские войска усиливались за счет притока новых воинов.

Лжедмитрий II хотел взять Москву решительными действиями, но его отряды были разбиты на подступах к столице. Воевода Петр Шереметев доложил царю, что от Казани до Нижнего Новгорода он освободил русскую землю, что близ Юрьева-Польского (Юрьевца) побил Сапегу, мирно вступил в Муром, взял Касимов. Жители Владимира снова присягнули законному царю. По всей России собирались полки и отправлялись к Москве.

Но Лжедмитрий тоже набирал новые силы. Самозванец все еще имел 60-тысячное войско и контролировал значительную часть России. В Москве продолжали голодать, не хватало хлеба, снова начались волнения. Некоторое успокоение пришло, когда доставили в столицу письма Михаила Скопина-Шуйского, в которых он сообщал о своих успехах.

Русские войска освободили Переяславль-Залесский. 26 сентября 1609 г. поляки оставили Александровскую слободу. В Москву начали свободно поступать продукты из Переяславля, Владимира и Коломны. А в слободе Скопин-Шуйский собирал мощное войско для решительного сражения с поляками. В войске князя Скопина-Шуйского, кроме шведов, уже было 18 тыс. русских воинов.

Но пока Скопин-Шуйский собирал силы, поляки осадили Смоленск. Это были уже не отдельные вооруженные отряды, а многочисленные регулярные войска. Город мужественно защищался, не помог полякам и организованный ими штурм.

Весть о вступлении войск Сигизмунда в Россию встревожила не столько Москву, сколько Тушино. Многие города, захваченные Лжедмитрием, перешли к полякам. Лжедмитрий оказался в труднейшем положении. Между поляками из Тушинского лагеря и самозванцем в связи с вторжением Сигизмунда возник конфликт. В Тушине начался бунт. Самозванец 29 декабря 1609 г. переоделся в крестьянское платье и со своим шутом сбежал из лагеря. Только на рассвете Тушинский стан узнал об исчезновении мнимого Дмитрия. Позже Лжедмитрий II обосновался в Калуге.

Из Тушина отправилось посольство к польскому королю Сигизмунду. Изменники предлагали корону страны юному польскому королевичу Владиславу (сыну Сигизмунда). Предложение было принято. Города Ржев и Зубцов признали нового царя, но Смоленск не признал его.

Тем временем войско Скопина-Шуйского все увеличивалось. К нему пришли еще 3 тыс. шведов из Выборга и Нарвы. А 12 января 1610 г. Сапега вынужден был снять осаду Троице-Сергиева монастыря. Там оставалось совсем немного полуголодных и слабо вооруженных воинов. Поляки отошли к Дмитрову, защитники ликовали. Шестнадцать месяцев поляки безуспешно осаждали монастырь.

Князь Иван Куракин с россиянами и шведами догнали поляков под стенами Дмитрова. Состоялось кровопролитное сражение. Сапега с остатками войск бежал в Калугу, чтобы присоединиться к Лжедмитрию. С уходом Сапеги опустел и Тушинский стан: кто ушел к полякам, кто — к самозванцу, иные подались в Москву. В Тушине никого не осталось. А в течение 18 месяцев здесь было многолюдно и шумно. Тушино боролось с Москвой, величаясь царским именем.

Сапега встал на берегах реки Угры. Воевода Лисовский с изменниками атаманом Просовецким и казаками еще некоторое время стоял в Суздале, но весной 1610 г. они ушли оттуда в мятежный Псков, разграбив по пути ряд монастырей.

«Лихие люди» атамана Лисовского

Гибель полководца и армии. Наконец Россия успокоилась. Важное дело совершил Михаил Скопин-Шуйский. За пять месяцев он смог собрать войско и освободить от захватчиков многие русские земли. Михаил двинулся от освобожденного им монастыря в Москву. Россияне и шведы под его руководством 2 марта 1610 г. торжественно вошли в столицу. Их встретил царь Василий Иванович.

Князь Скопин-Шуйский требовал царского указа о завершении правого дела: истребить Лжедмитрия в Калуге, изгнать польские войска Сигизмунда из России, очистить ее южные пределы. Но царь бездействовал. Советники стали внушать Василию Ивановичу, как опасен для него князь Михаил Скопин-Шуйский. Шведский полководец Делагарди тоже просил царя Василия Ивановича ускорить военные действия против поляков, предлагал направить объединенные усилия против Сигизмунда, снять осаду со Смоленска.

23 апреля 1610 г., по версии Конрада Буссова, автора сочинения о России, князь Дмитрий Шуйский, брат царя, давал обед Михаилу Скопину-Шуйскому. Беседовали дружно, в это время вошла жена Дмитрия, княгиня Екатерина — дочь Малюты Скуратова, и с улыбкой подала дорогому гостю чашу вина. Михаил выпил, и тут же у него началось сильное кровотечение. Через несколько часов он умер.

Москва оплакивала полководца Михаила Скопина-Шуйского так же, как и царя Федора. Его похоронили в храме Михаила Архангела, рядом с умершими великими князьями и царями.

Теперь надо было избирать нового главного воеводу. Им стал Дмитрий Шуйский. Царь силой взял у Троице-Сергиева монастыря драгоценности для содержания своего и шведского войска, тем самым возмутив церковь и народ. Снова возобновились военные действия. Делагарди вслед за князем Дмитрием Шуйским выступил к Можайску, чтобы освободить Смоленск. Ждали новых союзников — крымских татар, чтобы прогнать самозванца.

Первая неприятная весть для царя пришла из Рязани. Захарий Ляпунов, явный противник Василия Шуйского, объявил всенародно, что Скопина-Шуйского отравил Дмитрий Шуйский, а царь этому содействовал. Рязанское княжество объявило свою самостоятельность и отошло от Москвы. Только Зарайск, где воеводой был князь Дмитрий Пожарский, остался верен царю.

Казачий сотник

Боярин

Русские шли к Смоленску с востока, поляки — с запада. Король Польши Сигизмунд, узнав о гибели Скопина-Шуйского, осмелел. В ночь на 24 июня 1610 г. 10-тысячное войско поляков у села Клушино напало на 35-тысячную армию русских. Удар был сильным. Отступая в суматохе, конница русских подавила свою же пехоту, шведы отступили в лес, а наемники (французы, немцы, англичане и шотландцы) перешли на сторону противника.

Делагарди вступил в переговоры с поляками, захватил казну Дмитрия Шуйского и отступил к Новгороду. Царю Василию Ивановичу Делагарди письменно обещал возвращение войска, а шведскому королю в это же время — легкое завоевание для Швеции Северо-Западной России!

Русская же армия была разбита. Вскоре поляки заняли Царево-Займище, Можайск и другие города.

Свержение Василия Шуйского. Царь Василий Шуйский снова спешно начал собирать войска. Но ни один город не прислал царю ни одного воина. Москва оказалась в отчаянном положении. Возобновил свои действия самозванец. Видя неустойчивое положение России, крымские татары прервали союзнические отношения с ней и ушли в степи.

Лжедмитрий II поспешил к Москве и расположился станом у Коломенского. Столица вновь взбунтовалась. Требовали изгнания царя Василия Шуйского. Бояре и князья, дворяне и торговые люди — противники и сторонники царя — съехались к Данилову монастырю. Решили, что москвичи оставят царя, а мятежники покинут Лжедмитрия, совместными усилиями прогонят поляков и затем все изберут нового царя.

Эти решения объявили москвичам Захарий Ляпунов и дворянин Федор Хомутов. Лишь один голос раздался за царя. Патриарх Гермоген твердо отстаивал права Василия Ивановича. Шуйскому предложили отказаться от царствования и выехать в Нижний Новгород. Шуйский вынужден был уступить силе. 17 июля 1610 г. его вывезли из Кремля и поселили в старом собственном доме.

В столице началось смятение. Захарий Ляпунов просил русских бояр-изменников связать Лжедмитрия и привезти его в Москву, как условились ранее. Но тушинские мятежники обманули московских бояр: они не хотели выдавать своего «Дмитрия».

Патриарх Гермоген снова призвал освободить царя Василия Шуйского и посадить на трон, но его никто не слушал. 18 июля Василия Ивановича и его жену Марию насильно постригли в монашество.

Осада Смоленской крепости войсками Сигизмунда III. Гравюра начала XVII в.

Вопросы и задания

1. Каковы были причины начала интервенции?

2. Расскажите о победах и гибели Михаила Скопина-Шуйского.

3. Почему Василию Шуйскому не удалось удержать власть?

4. Какая цель объединила людей при его свержении?