§ 11. Искусство Киевской Руси

Архитектура. Ни один вид искусства в Древней Руси настолько тесно не был переплетен с идеей христианства и не воплощал в себе идеалов новой веры, как каменное зодчество. Однако его появлению предшествовала довольно развитая архитектурная традиция, связанная с деревянным строительством. Она уходила своими корнями в глубокую древность, к тем храмам — хоромам, которые возводились на языческих требищах для ритуальных трапез.

Десятинная церковь. Реконструкция

Руками русских плотников сооружались и первые христианские храмы Руси, не дошедшие до нас. В первой половине X в. в Киеве по приказанию княгини Ольги была построена деревянная церковь Ильи Пророка.

Лучшими мастерами в области строительства из дерева считались новгородские «древоделы». Их приглашали для работы в другие города. Ими же в 60-е гг. XI в. был построен из дуба собор в Ростове. Когда он сгорел во время пожара, потрясенный случившимся летописец отметил, что это была «соборная, дивная и великая церковь, какой еще не было и не будет». Не менее замечательным являлся деревянный храм, посвященный новым русским святым — князьям Борису и Глебу в Вышгороде. По словам автора жития: «Князь Ярослав возградил церковь великую, имевшую верхов пять, и исписал всю и украсил ее всею красотою». Первые известные нам по имени русские зодчие — вышгородские мастера Миронег и Ждан-Никола, жившие в XI в.

Древнейшим каменным храмом на Руси являлась ДЕСЯТИННАЯ ЦЕРКОВЬ В КИЕВЕ, построенная в 989— 996 гг. О ней мы можем судить лишь по открывшемуся глазам археологов при раскопках фундаменту. Это был монументальный храм, к которому с трех сторон примыкали нисходящие галереи, что придавало ему ступенчатый внешний вид. Внутри церкви имелись хоры для князей и знати. Хоры открывались аркадами в пышно убранное внутреннее пространство храма. Сохранились обломки резных мраморных колонн, остатки шиферных сланцевых плит, покрытых вырезанным на них орнаментом, плитки от наборных полов, фрагменты фресок и мозаики. Все это позволяет предположить, что для строительства первой каменной церкви недавно принявший христианство Владимир не жалел средств княжеской казны.

Золотые ворота в Киеве. Реконструкция

Женская голова. Фреска Софийского собора в Киеве

На главной площади Киева, Бабином Торжке, где стояла Десятинная церковь, располагались и каменные двухэтажные дворцовые здания, родственные ей по убранству и стилю. Площадь была украшена бронзовой квадригой — статуей колесницы с запряженной в нее четверкой лошадей, а также античными статуями, вывезенными из взятого князем Владимиром штурмом Херсонеса, или Корсуни, как этот город называли на Руси. Площадь окаймляли деревянные хоромы знати. Сам город опоясывала деревянная стена на земляном валу с монументальными каменными воротами. Таков был Киев на рубеже X—XI вв.

К 30-м гг. XI в. Киев далеко перерос границы «Владимирова города». При Ярославе Мудром была воздвигнута новая оборонительная линия. Ее мощные земляные валы тянулись на 3,5 км и поднимались в высоту на 14 м. Над ними возвышались деревянные стены. В крепость вело трое ворот. Главными из них были ЗОЛОТЫЕ ВОРОТА, построенные в 1037 г. Они представляли собой величественную кирпичную башню с высокой аркой для проезда и надвратной церковью. Остатки Золотых ворот сохранились до наших дней. В центре нового города был возведен собор Софии.

СОФИЙСКИЙ СОБОР В КИЕВЕ сооружался с 1037 г. до начала 1040-х гг. Это прекраснейшее и наиболее величественное создание зодчих XI в., к счастью, сохранилось почти целиком, хотя его наружный вид сильно искажен перестройками XVII—XVIII вв. Завершали собор тринадцать куполов, придававших ему пирамидальный ступенчатый облик. Могучие лестничные башни, расположенные у западных углов собора, увеличивали торжественность храма.

Внутреннее пространство собора освещалось окнами, расположенными в барабане центральной главы. Боковые части были разделены на два этажа и образовывали наверху обширные хоры. При движении внутри храма сквозь арки открывались все новые и новые картины, а мерцание золотого фона мозаик усиливало впечатление пышности и сложности интерьера. К этому следует добавить сверкающую поверхность мозаичных полов, тонкую резьбу каменных ограждений хоров, обилие драгоценной утвари и богатых тканей.

Вокруг Софийского собора при Ярославе Мудром возник целый архитектурный ансамбль. Здесь были построены три монастырских храма, в том числе святых Ирины и Георгия. Митрополичий двор был обнесен высокой кирпичной стеной, а внутри ограды близ собора выстроили по византийскому образцу здание маленькой бани.

Киевская София служила образцом для строившихся в то время на Руси храмов. После Киева каменные храмы в честь Софии, Премудрости Божией, которая управляет миром, были возведены в Новгороде и Полоцке. СОФИЙСКИЙ СОБОР В НОВГОРОДЕ строился в 1045—1050 гг. Он во многом похож на киевский, но несколько проще и строже.

Во второй половине XI в. в Киеве и близ него было возведено несколько крупных монастырских соборов. Среди них такие интересные памятники, как Успенский собор Печерского монастыря, собор Михайловского Златоверхого монастыря, собор Михаила в Выдубицком монастыре, храм Бориса и Глеба в Вышгороде, церковь Спаса в Берестове, загородной княжеской резиденции.

Зодчество Киева, Переяславля и Новгорода второй половины XI — начала XII в. завершает древнейший этап истории русской архитектуры, связанный с расцветом могущества Древнерусского государства. Блистательное наследие этой поры явилось основой единства русской художественной культуры XII—XIII вв., развивавшейся уже в разных землях и княжествах.

Мозаики и фрески. Византийская живопись, с которой познакомились русские после принятия христианства, сохранила многие традиции античности. В то же время суровые и торжественные фигуры византийских святых со строгими аскетическими лицами несколько противоречили полнокровным и жизнерадостным представлениям молодого, едва оставившего язычество народа об окружающем его мире.

Поэтому в русской живописи очень рано начинается переработка и переосмысление византийских образцов, их приспособление к вкусам русского общества. Русские мастера полюбили изображать приземистые массивные фигуры с крупными ликами, выписывая их тяжелыми густыми линиями. Эти тенденции обусловили внушительную силу образов, не таких изящных, как византийские, но зато, на взгляд наших предков, более основательных и впечатляющих.

Верх резной колонны

Обширный материал для характеристики древнерусской живописи сохранился начиная с 30-х гг. XI в. Речь идет о МОЗАИКАХ И ФРЕСКАХ СОФИЙСКОГО СОБОРА В КИЕВЕ. Самая светлая часть храма — алтарь и подкупольное пространство — украшена мозаичными изображениями. Возносящуюся ввысь группу куполов торжественно венчает пронизанный светом центральный купол с полуфигурой Христа Вседержителя (Пантократора). По сторонам от него располагалась небесная стража — четыре крылатых архангела.

Всю алтарную стену занимает фигура Богоматери Оранты высотой 4,5 м. Мария поднимает в молитве руки к куполу. Олицетворяя Софию, Премудрость Божию, она господствует в храме как символ одухотворенного града, космического дома Премудрости, которым киевские князья считали не только свою церковь, но и земной город Киев. Для прихожан, не посвященных в богословские тонкости, это была Богоматерь-заступница, образ понятный и близкий народному сознанию, позднее получивший русское наименование «Нерушимая стена». Царственное величие Богоматери подчеркивают складки ее покрывала, широко спадающего с поднятых рук, а также сочные тона одежды: синий хитон, лиловый пурпур покрывала, украшенного золотой каймой. В фигуре Оранты есть та мощь и полнокровность, которая так нравилась нашим предкам.

Владимирская Богоматерь. Икона. XII

Богоматерь Оранта. Мозаика Софийского собора. Киев. XI в.

Сын князя. Фрагмент фрески Софийского собора в Киеве

Разноцветные кусочки смальты, особого состава стекла, составляющие мозаику, различны по величине и форме. Часто они укреплялись под определенным углом по отношению к стене, чтобы, отражая падающий свет, смальта то слабо мерцала, то неожиданно вспыхивала яркими искрами.

Все остальные части храма украшены фресками. Здесь были изображены библейские и евангельские сцены и целый сонм святых — весь христианский пантеон. В Софии Киевской есть и изображения реальных исторических лиц, которые занимают в росписях особое место. В центральном нефе собора, на южной стороне, представлены дочери князя Ярослава. Напротив, на северной стороне, были изображены сыновья князя; от этой фрески сохранился только фрагмент с двумя детскими фигурами. Изображения самого Ярослава не сохранились. Портреты детей Ярослава возникли не позднее 1045 г., пока ни одна из дочерей князя еще не вышла замуж.

Фрески обеих башен Софии были написаны при великом князе Владимире II Мономахе. Здесь показаны эпизоды придворной жизни: сцены на царьградском ипподроме и цирковые представления, состязания, охота. Росписи, вероятно, повторяют аналогичные византийские, но в них отразились и некоторые черты русского княжеского быта. На это указывают изображения животных, неизвестных в Византии, русские приемы охоты. Светский характер этих фресок связан с назначением башен — лестницы вели на хоры, с которых отдельно от толпы молящихся слушали службу княжеская семья и приближенные. Хоры представляли собой часть дворцового помещения и часто служили местом приема гостей.

Великолепны МОЗАИКИ СОБОРА МИХАЙЛОВСКОГО ЗЛАТОВЕРХОГО МОНАСТЫРЯ, выполненные в 1112 г. Святой Дмитрий Солунский представлен в рост, в виде молодого воина с мечом и копьем. Великолепие одежд в сочетании с властной позой придает Дмитрию сходство с гордым и энергичным киевским князем-воином. В этом изображении воплотились представления современников об идеале властителя. Очень изысканна цветовая гамма, состоящая из сочетания нежно-розового и зеленого цветов одежд с обильным золотом доспехов.

Богоматерь Великая Панагия (Ярославская Оранта)

Княгиня Ирина с дочерьми. Фреска Софийского собора в Киеве

Совсем иной характер носила новгородская живопись этого времени. Канонические образцы, привнесенные из Византии через Киев, получают на севере своеобразную, более суровую трактовку. По характеру рисунка даже самые ранние из сохранившихся новгородских фресок, например роспись, изображающая СВЯТЫХ КОНСТАНТИНА И ЕЛЕНУ в новгородском Софийском соборе, значительно отличаются от киевских. Роспись относится к середине XI в. и была сделана сразу же по завершении строительства собора.

Иконопись. В киевских храмах было немало икон. Наряду с византийскими иконописцами в Киеве работали и русские мастера. Дошло имя одного из них — Алимпия, трудившегося в конце XI в. По свидетельству современников, он «добро извык хитрости церковной, иконы писать хитер был зело». Гробница мастера сохранилась до наших дней в пещерах Киево-Печерского монастыря.

Из икон этого периода особенно примечательна «ВЛАДИМИРСКАЯ БОГОМАТЕРЬ», привезенная в киевский Вышгород из Константинополя в начале XII в. Это одно из замечательных произведений византийского искусства. Богоматерь держит младенца на руках и, склонившись, прижимается к нему щекой. Младенец ласкается к матери, обхватив левой ручкой ее шею. Этот лирический мотив контрастирует с сосредоточенной скорбностью лика Богоматери, сконцентрированной в ее глубоких, исполненных печали глазах. Редкой серьезностью отмечен и лик младенца.

Дмитрий Солунский. Фрагмент мозаики собора Михайловского монастыря в Киеве. XII в.

Духовная наполненность образов, родственная по своей интонации поискам русских мастеров, сделала «Владимирскую Богоматерь» источником множества икон, где тип «Умиление» стал традиционным и излюбленным. Эта икона была одной из самых прославленных на Руси и остается такой до сегодняшнего дня. Ее почитают чудотворной. В 1155 г. князь Андрей Боголюбский, тайком от отца покидая Киев, вывез ее из Вышгорода во Владимир. Неподалеку от Владимира икона упала с телеги на землю, и лошади отказались трогаться дальше. В этом месте Андрей основал свою новую резиденцию Боголюбове. В 1395 г., когда у стен Москвы стояло войско великого хана Тимура (Тамерлана), икона была перенесена в московский Успенский собор и стала покровительницей нового великокняжеского дома.

Книжная миниатюра. В искусстве великокняжеского Киева большую роль играли светские мотивы. Княжеские портреты известны и по КНИЖНЫМ МИНИАТЮРАМ XI в. На одном из листов «ИЗБОРНИКА» СВЯТОСЛАВА, переписанного в 1073 г. для киевского князя Святослава Ярославича, есть изображение великокняжеской семьи. Портретом князя Ярополка с семьей украшена ТРИРСКАЯ ПСАЛТЫРЬ, созданная между 1078 и 1087 гг.

По заказу киевских князей и их приближенных создавались богато украшенные миниатюрами книги. Первое место среди дошедших до нас занимает ОСТРОМИРОВО ЕВАНГЕЛИЕ, написанное в 1056—1057 гг. дьяком Григорием для Остромира, приближенного великого князя Изяслава I Ярославича. Миниатюры евангелия изображают евангелистов Иоанна, Луку и Марка.

Роскошно украшен орнаментом «ИЗБОРНИК» СВЯТОСЛАВА, скопированный дьяком Иоанном с болгарского оригинала X в. На некоторых заставках изображен византийский храм, в центре которого помещена группа святых. Весь силуэт храма сплошь затянут орнаментным узором. Вокруг храма размещены фигуры птиц в живых естественных позах. Этот тип нарядной изысканной заставки отражал византийские вкусы столичного Киева.

К самому началу XII в. относится замечательный памятник новгородской миниатюры — МСТИСЛАВОВО ЕВАНГЕЛИЕ, написанное и оформленное в 1108—1117 гг.

Буква «М» из новгородской рукописи с изображением ссорящихся рыбаков

Буквица из «Изборника» Святослава. 1073 г.

Книжный знак игумена Досифея

Сказочная птица. Фрагмент замка

Звездчатый колт, выполненный зернью

Костяная ложка. Новгород

Эта книга была переписана в Новгороде Алексой, сыном попа Лазаря, для новгородского князя Мстислава. Миниатюры, на которых представлены четыре евангелиста, в основных чертах соответствуют изображениям Остромирова евангелия. Однако в них уже с достаточной ясностью проступают черты местной новгородской школы. Мастер дал более упрощенный и свободный по цвету и рисунку вариант. Он изменил пропорции фигур, сделал их коренастыми, приземистыми, большеголовыми.

В целом русская живопись того времени, заимствуя канонические сюжеты и технику Византии, начинает постепенно вырабатывать свой стиль. У мастеров Киева и Новгорода появляются особые местные манеры письма, отличающиеся не только от византийских образцов, но и друг от друга.

Декоративное искусство. В Древней Руси высоко было развито декоративное искусство: резьба по дереву и камню, чеканка и литье.

Раскопки в Новгороде раскрыли неизвестный и еще не виданный нами мир деревянных вещей и строений Древней Руси — от кораблей и домов до плошек и братин. Образное начало проявлялось во всем: в реалистически вырезанных из дерева головах птиц и собак, в сучке с намеком на морду зверя. Свободное от церковных канонов декоративное искусство было наполнено языческой символикой. Ковши обычно принимали форму утки или лебедя, голова и шея служили рукояткой.

На Неревском раскопе в Новгороде найдена архитектурная резьба — колонны, резные наличники и другие детали, дающие представление о богатстве художественного облика жилища XI в., многими чертами напоминающего русское крестьянское жилище XIX в. Сложный орнамент из плетенки и звериных мотивов, вырезанный на дереве, густо покрывает крыльца, столбы, лестницы. На сохранившемся столбе изображен грифон с телом барса и кентавр, хвост которого прорастает в плетеный орнамент.

Высокий образец русского декоративного искусства с истоками, уходящими в глубину тысячелетий, представляет ТУРИЙ РОГ из княжеского КУРГАНА ЧЕРНАЯ МОГИЛА в Чернигове, относящийся к середине X в. Турий рог у восточных славян был священным обрядовым сосудом. В могиле князя, современника Святослава, турьи рога лежали вместе с жертвенным ножом — князь был жрецом. Отсюда глубокий символический смысл орнамента, покрывавшего все находившиеся в кургане вещи. Вычеканенные растительные мотивы, ромбовидная форма блях, изображения птиц и фантастических животных, сросшихся хвостами, наконец, сцена пускания стрел — все это несет следы заклинательной магии.

Техника ЧЕРНИ появилась на Руси в X—XI вв. Изображение на серебре делали выпуклым, а фон заливали черным сплавом из порошка свинца, серебра, меди и серы. Другим древним приемом ювелиров была ФИЛИГРАНЬ. На Руси ее называли СКАНЬЮ. Филигранные золотые нити спиралями напаивали на гладкую поверхность браслетов, височных колец, окладов. Не менее изысканно выглядели изделия, покрытые ЗЕРНЬЮ — маленькими шариками металла, которые напаивались на поверхность украшения. Одной из вершин русского декоративно-прикладного искусства были ЭМАЛИ — перегородчатые и выемчатые. Учителями искусства эмали были греки. В углубления по контуру рисунка, выдавливаемого на золотой пластине, напаивали тончайшие перегородки, они образовывали золотую линию рисунка. В ячейки засыпали разноцветный эмалевый порошок, который, плавясь в печи, создавал плотную блестящую поверхность.

Как и живопись, русское декоративно-прикладное искусство до монголо-татарского ига было целостным явлением. Произведения одного стиля, с одними и теми же изобразительными мотивами и сюжетами были распространены и на Суздальском северо-востоке, и в Новгородской земле, и на юге Киевщины. В этом сказались черты единой культуры, блистательного расцвета Киевского древнерусского государства.

Украшение с филигранью

Медная подвеска

Вопросы и задания

1. Представьте, что вам удалось прогуляться по древнему Киеву. Что вы захотели бы посмотреть в первую очередь? Куда пойти, чтобы взглянуть на наиболее знаменитые мозаики?

2. Какие еще города стоило бы посетить, чтобы полюбоваться на лучшие архитектурные памятники Киевской Руси?

3. Вспомните о наиболее знаменитых фресках и иконах.

4. Кому принадлежали книги с замечательными миниатюрами?

5. Как образы произведений декоративно-прикладного искусства были связаны с языческой символикой?