§ 63. Изменения в общественной жизни

Демографическое развитие. В период с 1960 г. до начала 80-х годов в советском обществе произошли заметные качественные изменения.

Прежде всего, при росте численности населения за эти годы почти на 25% (по переписям населения с 1959 по 1979 г.) наметилась устойчивая тенденция к снижению рождаемости и увеличению смертности населения. Рост населения СССР происходил за счет народов Средней Азии: более 100% прироста численности населения за эти годы имели узбеки, туркмены, таджики, близко к ним стояли азербайджанцы, казахи. Прирост в 30—40% имели грузины, армяне, молдаване. Наиболее низкий прирост наблюдался у русских — 20%, украинцев — 13%, белорусов — 19,5%, литовцев, латышей, эстонцев.

В эти годы продолжался, постепенно затухая, структурный сдвиг в занятости и расселении. Из деревень в города переселилась еще 1/5 часть населения страны. Если в 1939 г. в городах проживало 56 млн человек, то к началу 1980 г. городское население страны насчитывало уже более 180 млн человек. Переход основной массы населения из разряда сельских жителей в городские существенно сказался на развитии общества в эти годы. Культурный мир новых горожан резко раздвинулся за счет доступа к новым видам и формам труда, к более сложным урбанизированным отношениям.

Почти более 50% занятых в эти годы сосредоточилось в промышленности, прежде всего в ее тяжелых отраслях, необходимых для «оборонки». С 1970 по 1985 г. на 16,8 млн человек увеличилась численность рабочих, что давало возможность удовлетворять потребности экстенсивного развития экономики.

Быстро росла численность интеллигенции. Высшее образование имело высокий престиж, и это способствовало тому, что основная часть молодежи после окончания средней школы устремлялась в вузы. В начале 80-х годов специалисты, получившие высшее и среднее специальное образование, составляли 40% городского населения. В результате возник определенный дисбаланс рабочих мест — вакансии технических и инженерных должностей в городах были заполнены с избытком, зато образовались вакансии рабочих мест, не требующих особой квалификации и связанных в основном с физическим трудом. Ставка на всеобщую автоматизацию процесса труда в этот период времени себя не оправдала. Труд инженерно-технических работников начал постепенно обесцениваться. Этот процесс усилила система жесткого распределения молодых специалистов. Получая по «разнарядке» молодого специалиста, предприятие не могло обеспечить его работой по специальности и вынуждено было его использовать на «подхвате» для выполнения технической неквалифицированной работы. Ввиду оттока большого числа людей из сельской местности там стали возникать трудности из-за нехватки рабочих. В результате получила большое распространение практика «шефской помощи» колхозам и совхозам. Большое количество рабочих с заводов, студентов вузов, целые подразделения научно-исследовательских институтов отправлялись осенью в колхозы и совхозы на уборку картофеля, сахарной свеклы ит.п.,в городах — на переработку овощей на овощные базы. Это была своего рода трудовая повинность.

Уравниловка при оплате труда в течение многих лет способствовала тому, что даже высококвалифицированные рабочие начинали терять интерес к труду. В научно-исследовательских институтах работа основной массы сотрудников сводилась к «отсиживанию» на рабочем месте, их потенциал оставался невостребованным, в результате — потеря квалификации и деградация специалистов. Таким образом, сложившаяся в прошлые годы система производственных отношений и интересы наиболее образованной, интеллектуальной части общества вошли в диалектическое противоречие, положив начало социальному кризису.

Провозглашенная в Конституции 1977 г. социальная однородность советского общества на самом хорошо приспособиться к существовавшей системе, другие же, наоборот, вошли с ней в противоречие и испытывали глубокий дискомфорт. Особое положение в структуре общества занимала номенклатура. Это было своего рода государство в государстве. Занимая даже маленькую должность в элитной системе, человек получал доступ к недоступным для основной массы населения материальным благам и ресурсам: квартирам, машинам, дефицитным товарам, поездкам за границу.

Из-за дефицита товаров и услуг в обществе появилось понятие «достать». Имея хоть какие-то связи с элитой, можно было «достать» все: от билетов на спектакль в театр до престижной должности. Были прецеденты создания целых предприятий и институтов для предоставления должности директора или начальника кому-либо из «своих» посвященных лиц. Если в начале периода номенклатура тщательно скрывала создаваемую ею сеть связей, то к концу 70-х годов о существовании особой сети обслуживания знали почти все, и многие пытались получить доступ к ней. Все это, естественно, расслаивало общество, развивало паразитарные настроения, отбивало желание трудиться.

Наиболее образованная и интеллектуально развитая часть общества пыталась отгородиться от жизненной реальности. Люди старались больше читать, получать информацию, обмениваться между собой мнениями, возникали стихийные неформальные коллективы единомышленников. Распространение получила так называемая двойная мораль: одна мораль в официальном месте, другая — дома, в узком кругу «своих». Одним из немногих, кто отверг в то время жизнь с двойной моралью, был поэт и артист Владимир Высоцкий. Его песни были первой попыткой критики, скорее даже просто информацией к размышлению о реальном положении дел в обществе. Обладая незаурядным талантом, он смог в своих песнях дать обширный срез всего общества и оставить живое свидетельство о жизни тех лет. Огромная популярность Высоцкого, ставшая возможной благодаря не радио и телевидению, а магнитофонным записям, не позволила властям расправиться с поэтом. Они ограничились лишь замалчиванием его творчества на официальном уровне.

Таким образом, с одной стороны, в обществе было сформировано убеждение о неизменности существующего строя, определенная уверенность в завтрашнем дне, удовлетворенность жизнью людей, хорошо помнивших последнюю войну и 30 лет живущих в мире. С другой стороны, в силу расслоения общества и углубления социального кризиса росло неосознанное недовольство существующей системой, появлялось желание перемен и улучшения жизни.

Механизм торможения в науке. Относительно стабильное состояние общества в 70-е годы, приток «нефтедолларов» позволили государству увеличить расходы на науку и высшее образование. По сравнению с 1960 г. расходы на науку из государственного бюджета и других источников возросли с 3,9 млрд до 24,9 млрд рублей. В целом за 1961—1980 гг. они составили (включая капиталовложения на строительство объектов науки) 250 млрд рублей (в ценах 1980 г.). Это привело к численному росту научных работников, открытию новых научно-исследовательских институтов, расширению сети высшего образования, появлению новых вузов. Количественные изменения, несомненно, способствовали развитию многих отраслей науки и техники, однако не всегда давали качественные результаты.

Особенно это было заметно в вычислительной технике и информатике. Неверно выбранная стратегия в начале 70-х годов, сводившаяся к воспроизводству совместно со странами СЭВ западных аналогов вычислительных машин третьего поколения, привела к тому, что на него были брошены почти все имеющиеся ресурсы. В результате разработки оригинальных отечественных ЭВМ постепенно были свернуты. Появившиеся в 1972—1975 гг. в стране отечественные машины ЕС ЭВМ (аналоги американских машин фирмы ИБМ) получили распространение на производстве, особенно при создании так называемых автоматизированных систем управления (АСУ). Однако к концу 70-х годов они уже морально устарели. Первоначальное отставание от США в области вычислительной техники на 5—7 лет увеличилось до 10—15 лет. Технологическое отставание не позволило нашей стране быстро наладить выпуск нового поколения ЭВМ — отечественных персональных компьютеров. В результате страна перешла на закупку вычислительной техники за рубежом.

Облет американским космическим кораблем «Аполлон-8» в декабре 1968 г. Луны покончил с лидерством Советского Союза в освоении космического пространства. Принятое в августе 1964 г. решение руководства страны об осуществлении в 1967 г. облета Луны кораблем с экипажем, возложило подготовку к нему на два разных научных коллектива: ОКБ-52 В. Н. Челомея и ОКБ-1 С. П. Королева. Это привело к распылению и без того скудного финансирования. Запланированные работы выполнялись с большими задержками, а нередко и с низким качеством. После ряда катастроф СССР окончательно отказался от попыток достигнуть Луны в XX столетии.

Советская наука неуклонно теряла позиции даже в тех областях, где ранее лидировала. За весь послевоенный период в естественных науках наши ученые получили всего лишь шесть Нобелевских премий (3% от их общего числа), в 14 раз меньше, чем американские ученые, хотя в научной сфере в СССР в 70-е годы было занято вдвое больше людей, чем в США.

ЦК КПСС и правительство принимали бесконечные постановления о внедрении результатов научно-технической революции в производство, об ускорении научно-технического прогресса, однако дело обычно не двигалось. В течение долгого времени работа промышленности оценивалась в основном по количественным показателям. В таких условиях промышленность и наука мало нуждались друг в друге, предприятия не предъявляли постоянного спроса на научные разработки. С другой стороны, ученые, не имея заказов на свою «продукцию», вынуждены были часто заниматься никому не нужной тематикой, не проявляли настойчивости при внедрении в практику своих открытий.

Разрабатывались грандиозные амбициозные проекты, на которые тратились огромные средства, в частности, проект поворота сибирских рек, проект создания общегосударственной вычислительной сети. Все эти проекты так и не были осуществлены. Даже в таких стабильных отраслях, как ядерные и космические исследования, наблюдался заметный спад. Единственным реальным достижением здесь стало строительство долговременных орбитальных станций со сменяемыми экипажами.

Работа ученого оценивалась с учетом его политических взглядов. Академик А. Д. Сахаров за свои критические выступления в адрес руководства страны был отстранен от работы и лишен возможности заниматься научной деятельностью. В среде ученых, как и во всем обществе, наблюдалась деградация. Целью становились научные звания, награды, поездки за границу. В союзных республиках местные партийные и хозяйственные руководители стали рассматривать ученые степени и звания как своего рода страховку. Громадный потенциал научных работников в стране оставался невостребованным.

Кризисные явления в литературе и искусстве. В 70-е годы в области литературы и искусства срабатывали те же механизмы административно-командной системы, что и в науке. Свобода творчества художника была ограничена идеологическими рамками.

Нравственным ориентиром в литературе до 1970 г. продолжал оставаться руководимый А. Твардовским журнал «Новый мир». На его страницах печатались рассказы А. Солженицына, В. Быкова, прогрессивных зарубежных авторов. Литературным событием 1967 г. стала публикация журналом «Москва» романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита». Появились первые реалистические произведения о войне Ю. Бондарева, Б. Васильева, Ч. Айтматова. Много молодых авторов печаталось на страницах журнала «Юность», в редколлегию которого входили известные писатели Г. Медынский, В. Розов, молодой писатель В. Аксенов, поэт Е. Евтушенко.

Однако к концу 60-х годов политический курс в стране поворачивает в сторону ужесточения цензуры. В ноябре 1969 г. А. Солженицын был исключен из Союза писателей за его выступления против явной и скрытой цензуры художественных произведений. В январе 1970 г. был снят со своей должности редактора журнала А. Твардовский и ряд его единомышленников. Это послужило сигналом для консерваторов. В большом количестве начинает печататься и издаваться так называемая заказная литература, прославляющая идеи коммунизма, существующий строй и власть.

Выделяя на развитие культуры средства по остаточному принципу, государство тем не менее не скупилось на организацию дорогостоящих мероприятий по случаю юбилейных идеологических дат. Беспрецедентный размах получила подготовка и празднование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина.

Однако увидеть свет произведению, содержащему хоть малую критику действительности или «запретные» темы, было уже практически невозможно. Поэтому в обществе все большее распространение получает «самиздат». В «самиздате» увидели свет новые романы А. Солженицына «В круге первом», «Архипелаг ГУЛАГ».

В кинематографе художественные фильмы молодых талантливых режиссеров часто либо искажались под нажимом цензуры до неузнаваемости, либо вообще запрещались для показа. Создаваемые в эти годы фильмы А. Тарковского практически не имели широкого проката в стране. Доступ к зарубежным лентам известных режиссеров был практически закрыт. Основной массе населения было незнакомо творчество таких всемирно известных режиссеров, как Феллини, Висконти. Проводимый в Москве международный кинофестиваль был всего лишь маленьким окном в мир зарубежного кинематографа.

По мере развития в стране телевизионной сети стало развиваться художественное телевидение. Известными режиссерами были сняты интересные телефильмы (в частности, Э. Рязановым «Ирония судьбы», или С легким паром»). Большой популярностью пользовался многосерийный телефильм «Семнадцать мгновений весны», снятый режиссером Т. Лиозновой по одноименному роману Ю. Семенова.

В эти годы театр продолжал оставаться тем местом, где, пользуясь любой возможностью, режиссеры пытались откликнуться на события современной жизни (иногда это была единственная реплика какого-либо героя, но зал тут же понимал содержащийся намек). Театральные режиссеры постоянно боролись с цензурой, без просмотра партийными руководителями на сцену не выпускался ни один спектакль. Крупными событиями театральной и общественной жизни становились спектакли режиссера Ю. Любимова в Драматическом театре на Таганке.

Творчество художников, конечно, не могло быть полностью задушено общей атмосферой в стране. Многие писатели работали «в стол», не надеясь, что произведения смогут увидеть свет при их жизни. В этот период начали создавать свои произведения талантливые молодые писатели В. Распутин, В. Астафьев, А. Битов, В. Ерофеев, создавал свои новые романы Ч. Айтматов. Настоящим фарсом в истории отечественной литературы стали «творения» Генерального секретаря ЦК КПСС Л. И. Брежнева. За созданные группой журналистов на основе его рассказов-воспоминаний «Малая земля», «Возрождение», «Целина» Л. И. Брежнев был удостоен Ленинской премии в области литературы. Более того, эти брошюры, изданные миллионным тиражом, изучались на политзанятиях во всех учреждениях, на предприятиях и в вузах страны, в то время как книжный дефицит, спекуляция на «черном» рынке книгами привели в итоге к тому, что в «самой читающей стране» выросло новое «нечитающее» поколение.

В 70-е годы большое внимание уделялось развитию спорта, что в общем характерно для любого тоталитарного государства. Была создана развернутая сеть спортивных школ, кружков, секций. Это не могло не сказаться на спортивных результатах, особенно в зимних видах спорта. Советская сборная по хоккею с шайбой успешно выступала на международных соревнованиях, лыжники и конькобежцы побеждали на Олимпийских играх, известная фигуристка И. Роднина была 10-кратной чемпионкой мира и Олимпийских игр. Однако и в большом спорте были те же проблемы. Из-за конфликта с руководством в 1972 г. уехали за рубеж первые олимпийские чемпионы по фигурному катанию Л. Белоусова и О. Протопопов.