§ 22. Выход Советской России из мировой войны

Декрет о мире, принятый II Всероссийским съездом Советов по предложению большевиков 26 октября, положил начало заключительному этапу участия России в мировой войне. Декрет носил политический, пропагандистский характер. Он призван был обеспечить поддержку советской власти снизу, со стороны уставших от войны солдат, рабочих, крестьян. Заключавшийся в декрете призыв к прекращению мировой войны был обращен к народам всех воюющих стран. Решением этого животрепещущего вопроса советская власть делала попытку противопоставить трудящихся буржуазным правительствам, разжечь революционный пожар, тем самым подтолкнуть мировую революцию. Победа мировой социалистической революции (в первую очередь в Германии) рассматривалась революционерами России как важнейшее условие удержания власти, продвижения к социализму.

Правительства стран Антанты, нацеленные на победоносное завершение войны (ускоренное вступлением на их стороне в войну США), категорически отвергли предложение советского правительства. Не оправдались надежды и на революционизирующее воздействие декрета; народы воюющих стран находились в плену усилившихся в годы войны настроений национализма и шовинизма. Советские предложения нашли отклик лишь в странах Четверного союза: Германия и ее союзники были заинтересованы в перемирии на Восточном фронте для укрепления Западного, в ослаблении тягот войны для своих народов.

В свою очередь, Декрет о мире резко ослабил позиции самой России. Ускорилось разложение армии. Патриотически настроенному генералитету, офицерству, выступавшему за продолжение войны, защиту национальных интересов, противостоял рядовой состав, устремившийся домой для участия в переделе земли, собственности. Начиналась стихийная демобилизация армии, дезорганизовавшая транспорт, весь тыл. Было потеряно управление фронтами. Огромная армия, насчитывающая к ноябрю 1917 г. около 8 млн человек, оказалась небоеспособной. Лихорадочные попытки создания новой — Рабоче-Крестьянской Красной Армии (декрет о ее создании был принят 15 января 1918 г.) не давали быстрых ощутимых результатов. Отряды Красной гвардии были малочисленными: офицеры в большинстве не принимали новую власть; не оправдывал себя и принцип добровольной записи в Красную Армию.

Таким образом, непосредственными участниками мирного процесса могли выступить лишь германский милитаризм, обладавший еще значительными силами (в союзе с Австро-Венгрией, Турцией, Болгарией), и слабая советская власть, не способная защитить национальные интересы России, ориентировавшаяся главным образом на утверждение самое себя как складывающейся новой государственности.

По требованию Совнаркома с инициативой ведения мирных переговоров сначала выступили отдельные фронтовые организации, затем, после смещения главнокомандующего Духонина и захвата Ставки представителем советского правительства Крыленко, — командование российской армии. Тем самым армия политизировалась, втягивалась в решение важнейших политических проблем. После положительного ответа со стороны германского правительства в городе Брест-Литовске 21 ноября 1917 г. были начаты официальные сепаратные переговоры. Через три дня было заключено соглашение о временном перемирии. Далее начались переговоры о заключении мирного договора. С началом переговоров стало очевидно, что советская инициатива обернется для страны тяжелым поражением. Германская сторона предполагала сохранение за собой обширных оккупированных областей с общей площадью 150 тыс. кв. км, возможность выкачивать из них продовольствие, сырье, другие материальные ценности, отказ России от Польши, Финляндии, Эстонии, Лифляндии, Молдавии и некоторых других территорий, предоставление Германии ряда льгот в российской экономике.

Сепаратные переговоры с Германией вызвали в России противоречивую реакцию даже в среде большевиков. В ЦК партии обозначились противоположные точки зрения. Формирующаяся группа «левых коммунистов» во главе с Н. И. Бухариным на волне первых результатов революции в России, известий о росте антивоенного, рабочего движения в воюющих странах продолжала уповать на мировую революцию, без победы которой, по ее утверждению, невозможно в дальнейшем сохранить советскую, большевистскую власть. «Левые коммунисты» выступали против принятия германских условий, рассчитывая в случае германского наступления развязать партизанскую («революционную») войну, которая получит продолжение в Германии и других воюющих странах. Эта позиция получила поддержку во многих местных партийных организациях, в том числе Московской, Петроградской, Уральской. Левая часть германской социал-демократии также готова была к потере советской власти в России во имя грядущей пролетарской революции в своей стране.

Ленин, учитывая шаткость советской власти, настаивал на принятии германских требований, хотя и стремился всячески оттянуть (дабы не обострять политическую обстановку в стране) срок подписания мирного договора. В случае ультиматума со стороны Германии Ленин призывал принять его. Международная обстановка давала шанс на мирную передышку. Страны Антанты на Западном фронте копили силы для военного разгрома Германии. На востоке, в районе Тихого океана, обострялись противоречия между США и Японией — из-за сфер влияния. Германия своим броском на восток боялась спровоцировать всех своих противников на интервенцию в Россию, на восстановление Восточного фронта. Поэтому, умеряя аппетиты, она не решилась захватить Петроград, Москву, хотя имела для этого военные силы. В этих условиях Ленин придерживался тактики «лавирования, выжидания и отступления».

Логика борьбы за власть подвела его к выводу: во имя сохранения советской власти «лучше пережить и претерпеть, перенести бесконечно большие национальные и государственные унижения и тяготы».

Руководитель советской делегации на переговорах, нарком иностранных дел Л. Д. Троцкий, отстаивал свою тактическую линию: Советская Россия войну прекращает, унизительного мира не заключает, армию демобилизует («ни войны, ни мира»). Он фактически вел дело к срыву переговоров.

27 января державы Четверного союза предъявили советскому правительству ультиматум, а поскольку он не был принят, то 18 февраля германские войска начали наступление по всему фронту и оккупировали территорию в 1 млн кв. км.

Германские требования ужесточались: они включали освобождение от российских войск всей Прибалтики, Украины, Финляндии, демобилизацию армии и флота, восстановление невыгодного для России русско-германского торгового договора 1904 г. Предусматривались дискриминационные для России таможенные тарифы. К Турции отходила территория с городами Карс, Ардаган, Батум. Оговаривалась государственная независимость Украины и Финляндии. Таким образом, страны Запада способствовали развалу Российской империи, созданию под своим контролем ряда национальных государств.

В Бресте появилась делегация Украинской народной республики, спешившая посредством отдельного договора со странами Четверного союза закрепить самостоятельность Украины на международной арене. Позиции советской делегации были серьезно ослаблены.

После начала германского наступления было опубликовано Обращение советского правительства «Социалистическое Отечество в опасности!», потребовавшее мобилизации всех сил для отпора интервентам. Впервые в советской пропаганде зазвучала тема Отечества, отечественной войны. Большевистское руководство в критической ситуации вынуждено было сделать ставку на чувство гражданственности, общенационального долга, патриотизма, перехватывая знамя патриотизма у свергнутых классов.

И в ЦК партии, и во ВЦИК ценой огромных усилий (вплоть до угрозы уйти в отставку со всех постов) Ленин добился принятия германских условий. 3 марта мирный договор был подписан. Советскую делегацию возглавлял Г. Я. Сокольников. В развитие договора 27 августа в Берлине было заключено финансовое соглашение между двумя странами, по которому советская сторона обязалась выплатить контрибуцию в 6 млрд марок.

Созванный 6—8 марта экстренный VII съезд партии поддержал (30 голосами против 12) требование Ленина заключить «тягчайший, унизительный» Брестский договор. Одновременно в резолюции о войне и мире содержался пункт, предусматривавший возможность разрыва соглашения при изменении международной обстановки. IV Чрезвычайный Всероссийский съезд Советов, проходивший в Москве 14—16 марта, ратифицировал договор. Делегаты съезда опирались на позицию большинства местных Советов, высказавшихся за подписание мирного договора, хотя треть делегатов голосовала против или воздержалась.

Очередной кризис переживало ленинское правительство. Ряд членов СНК и ВСНХ (Смирнов, Оболенский, Яковлева) — «левые коммунисты» отказались от своих должностей, перейдя в оппозицию.

Нарушив условия мирного договора, Германия расширила зону оккупации. Ее войска захватили Крым, ряд районов Кавказа. Под угрозой захвата оказался Черноморский флот, лишившийся своих военных баз (в первую очередь Севастополя). Совнарком вынужден был отдать приказ о его затоплении в Новороссийской бухте. 18 июня своими руками моряки подрывали боевые корабли. При поддержке германских войск на оккупированных территориях реставрировались дооктябрьские порядки.

В результате «похабного» мира изоляция большевистской власти возросла. Раскол в обществе стал еще более глубоким.

Оккупация обширных территорий страны германскими войсками явилась началом империалистической интервенции. Защищая свои интересы в войне, другие воюющие страны (лагеря Антанты), наблюдая развал России, захват ее территории и богатств, продолжили эту интервенционистскую политику, направив свои войска (не объявляя войну Советской России, прикрываясь соображениями «союзнического долга») в ключевые, стратегические точки (Одессу, Крым, Баку, Мурманск, Архангельск, Владивосток). Брестский договор сыграл ключевую роль и в развале прежде «единой, неделимой» страны.

Все российские партии, включая даже временных союзников большевиков — «левых» эсеров, выступили против политического курса, который вел к Брестскому миру, и против самого договора.

В ноябре 1918 г., после капитуляции Германии, начала германской революции, которая смела власть императора Вильгельма II, советское правительство аннулировало Брестский договор. Но аннулировать тяжелые последствия договора для страны было уже невозможно. Версальский мирный договор, подводивший итоги первой мировой войны, был подписан без участия России. Страна оказалась в изоляции. Установилась ее военно-дипломатическая блокада.