§ 36. От советской федерации к федерации демократической

Страна и население

Новая Россия образовалась в границах РСФСР (17,1 млн кв. км). По переписи 1989 г. на этой территории проживали 147,4 млн человек, а по переписи 2002 г. — несколько более 145 млн. Из них русских — 120 млн в 1989 и 115,9 в 2002 г. Численность горожан по переписи 2002 г. составляли 106 млн. Средний количественный состав семьи — 3 человека. Самый высокий прирост населения наблюдался у народов Северного Кавказа и южной части Сибири.

Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

В Российской Федерации национально-территориальные образования занимают более половины территории. Русские численно преобладают в большинстве регионов и в крупных городах страны. Далее (по переписи 2002 г.) следуют татары — 5,5 млн, украинцы — 2,9 млн, башкиры — 1,7 млн, чуваши — 1,6 млн, чеченцы — 1,3 млн, а также белорусы — 0,8 млн. В то же время имеется ряд малых народов (нганасаны, саамы, юкагиры и др.), насчитывающих от нескольких сотен человек до нескольких тысяч. Этносы России различаются по типам хозяйственной деятельности, образу жизни, национально-культурным традициям. Во многих «национальных» образованиях народ, давший название субъектам Федерации, не составляет большинства населения (Адыгея, Башкирия, Бурятия, Карелия и др.).

Если Советская Россия официально считалась преимущественно атеистической страной, то с конца 1980-х гг. в ней заметно возрастает число верующих людей. Больше всего в стране православных, мусульман (они сосредоточены главным образом в Поволжско-Уральском регионе и на Северном Кавказе), буддистов (буряты, калмыки, тувинцы), иудеев. Помимо приверженцев православия есть представители и других христианских конфессий: католики и протестанты (баптисты и последователи иных протестантских церквей). В ряде мест сохраняются и элементы древних верований.

Мечеть. Новое здание

Буддийский храм

По мере вытеснения из общественного сознания коммунистической идеологии, которая формально или неформально объединяла людей, все большее значение для них стали приобретать этническая, конфессиональная и цивилизационная принадлежности. Соответственно государство стало в большей степени учитывать в проводимой им политике эти стороны жизни общества.

Центр и субъекты Федерации: расхождение и согласование интересов

Одной из самых сложных проблем, которая досталась Российской Федерации от Советского Союза, была проблема межнациональных отношений. Ситуацию обостряло то обстоятельство, что новая Россия унаследовала прежний этнический принцип федеративного устройства. Различие заключалось лишь в том, что субъектами Федерации стали бывшие российские автономии.

Существенные коррективы в этнополитическую ситуацию вносил и тот факт, что в отличие от положения в СССР русский народ, расселившийся по всей территории России, составляет более 80% населения страны. Именно это обстоятельство не учитывалось должным образом как национальными движениями, действовавшими в республиках, так и руководством отдельных республик.

Подписание в марте 1992 г. Федеративного договора президентом и представителями республик позволило отодвинуть угрозу распада России и перевести проблему из области политики в правовое русло. Однако Договор нес в себе новую опасность — неравноправие статуса субъектов Федерации. Национальные республики получили больше полномочий, чем области и края. Показательно, что Федеративный договор не подписали Чечня и Татарстан, что делало Российскую Федерацию уязвимой в отношении сохранения ее целостности. Завуалированные сепаратистские требования содержались в программных документах ряда национальных движений.

Принятие Конституции Российской Федерации в декабре 1993 г. ознаменовало собой законодательное закрепление принципа равноправия субъектов. Но де-факто этого не произошло. Внутри Федерации сложилось правовое неравенство между составляющими ее субъектами. Конституции многих республик по ряду положений входили в противоречие с основными федеральными законами.

Избирательная политика центральной власти, проводившаяся ранее по отношению к тем или иным регионам, деление их на «свои» и «чужие» (соответственно позициям их руководителей) грозили как минимум потерей управляемости страной. Призыв Б. Н. Ельцина к республиканским властям — «берите суверенитета сколько сможете» — сочетался со стремлением центра сохранить свой диктат в вопросах бюджетных ассигнований и иных решений. Одновременно обозначился феномен «региональных владык», когда избранные руководители субъектов Федерации стали превращаться в своего рода слабо контролируемых «воевод».

Все это требовало совершенствования государственного устройства России. К тому же серьезной критике подвергался принцип построения Федерации, состоявшей в то время из 89 субъектов, которые были не только разнотипны, но и обладали разным экономическим потенциалом. В настоящее время начался процесс объединения некоторых субъектов Федерации на основе волеизъявления населения. Референдумы по данному вопросу состоялись в Пермской области и Коми-Пермяцком автономном округе, в Красноярском крае и двух автономных округах — Эвенкийском и Долгано-Ненецком, в Камчатской области и Корякском автономном округе, в Иркутской области и Усть-Ордынском Бурятском автономном округе, в Читинской области и Агинском Бурятском автономном округе.

По мере того как снижался националистически-сепаратистский «запал» первоначального этапа развития российской федеративной государственности, общественность все острее ощущала опасность «этнократического вызова» (этнократия — власть, базирующаяся на приоритете этнического фактора перед базовыми демократическими принципами и нормами, защищающими права человека). Суть его заключалась в стремлении руководства некоторых республик трактовать национальную государственность как форму самоопределения только «титульной нации». Такое истолкование противоречило принципу демократии, предполагающему равноправие всех народов, населяющих ту или иную территорию. На практике это приводило к тому, что представители народа, давшего название республике, но нередко составлявшие численное меньшинство, почти полностью замещали управленческие и иные социально престижные посты. Тем самым ущемлялись фундаментальные права человека, провоцировалась этническая напряженность в обществе.

Чечня: сепаратизм в действии

Самым тяжелым испытанием для России стало сепаратистское движение в Чечне. В этом регионе возникла самопровозглашенная республика Ичкерия, где утвердился режим, игнорирующий не только законы Российской Федерации, но также правовые принципы и нормы, принятые в мировом сообществе. В целях восстановления конституционного порядка в Чечне в декабре 1994 г. начала осуществляться военная операция. Понеся существенные потери, армия почти уже переломила ситуацию в свою пользу и одно время была близка к победе, но после захвата боевиками города Грозного российская власть пошла на переговоры. Такой шаг во многом обусловили дополнительные обстоятельства: усиливающиеся в обществе антивоенные настроения и приближающиеся президентские выборы.

31 августа 1996 г. в дагестанском городке Хасавюрте бывший тогда секретарем Совета безопасности Российской Федерации генерал-лейтенант А. И. Лебедь и представитель чеченских сепаратистов А. А. Масхадов подписали совместное заявление и протокол о принципах определения основ взаимоотношений между Россией и Чечней. Российское общественное мнение отреагировало на этот акт неоднозначно. Одни приветствовали его как необходимый и оправданный обстановкой шаг для прекращения военных действий:

«Это никоим образом не капитуляция, это попытка вытащить ноги из болота, в которое Россию затащили обладающие неизмеримой глупостью, нахальством и самомнением люди... Какая была альтернатива тому, что мы сделали? Еще больше крови, еще больше разрушений», — считал депутат Государственной думы Российской Федерации В. П. Лукин.

Другие видели в Хасавюрте национальный позор: «Думаю, это было в чистом виде предательство интересов России, вызванное необходимостью исполнить предвыборное обязательство Ельцина покончить с войной в Чечне. Россия не подписывала более рабского и унизительного договора за всю свою историю», — заявлял директор Института проблем глобализации М. Г. Делягин.

Какая из этих точек зрения кажется вам более обоснованной?

В последующем российская федеральная власть неизменно рассматривала решение чеченской проблемы в контексте того, что Чечня является, несмотря на всю сложность положения в ней, субъектом Российской Федерации.

Летом 1999 г. отряды вооруженных боевиков вторглись на территорию соседнего Дагестана, пытаясь под радикалистскими религиозными и сепаратистскими лозунгами поднять там антиправительственный мятеж. Одновременно в ряде российских городов экстремистские силы провели террористические акты (в том числе взрывы домов). В этой ситуации началась антитеррористическая операция по восстановлению конституционного порядка в Чечне. В освобожденных районах республики стали воссоздаваться законные органы как федеральной, так и местной власти. Сепаратисты-боевики перешли к тактике диверсий против федеральных сил, представителей местной администрации и чеченских органов внутренних дел, к запугиванию местного населения. Процесс нормализации обстановки проходил с большими трудностями.

Подавляющее большинство чеченского народа в настоящее время демонстрирует все большее понимание того, что нужно налаживать мирную жизнь. Это с очевидностью проявилось в ходе проведения референдума о конституции в марте 2003 г. и в последующих выборах президентов и парламента Чеченской Республики, что обеспечило укрепление легитимных основ власти. Все более значительную роль в борьбе с террористами-боевиками играют республиканские силовые структуры.

Этнокультурные процессы на современном этапе

Очевидно, что решение этнокультурных и региональных вопросов связано с осуществлением экономической и политической модернизации. Чем более успешно она проводится, тем быстрее рушатся этнические и региональные барьеры, как и наоборот, — чем медленнее ее ход, тем крепче бастионы экономической изоляции, сепаратизма и национализма.

Осуществление действенной государственной политики предполагает сохранение этнокультурного многообразия нашей Федерации. В связи с принятием в 1996 г. Закона «О национально-культурной автономии» появилась реальная возможность удовлетворения культурных запросов народов России и создания механизмов их реализации.

Выражают этнокультурные интересы россиян национальные организации и движения, осуществляющие издательскую, образовательную и просветительскую деятельность в данной области. В настоящее время в Российской Федерации зарегистрировано более 10 федеральных национально-культурных автономий, более 100 — региональных и 300 — местных.

Казаки

Документальное свидетельство

Из Закона «О национально-культурной автономии»: «Национально-культурная автономия в Российской Федерации (далее — национально-культурная автономия) — это форма национально-культурного самоопределения, представляющая собой общественное объединение граждан Российской Федерации, относящих себя к определенным этническим общностям, на основе их добровольной самоорганизации в целях самостоятельного решения вопросов сохранения самобытности, развития языка, образования, национальной культуры».

Необходимость налаживания этнокультурного диалога остро ощущается федеральными и региональными властями новой России. Исключение из российских паспортов графы «национальность» ни в коем случае не означает игнорирования этничности, которая, в частности, учитывается при переписи населения.

Справка

Имеются разные уровни идентификации граждан: россияне (общегражданский); москвичи, сибиряки, дагестанцы и др. (региональный); русские, татары, башкиры, калмыки и др. (этнический).

Удовлетворение духовных потребностей населяющих Россию народов является главной задачей этнокультурной политики. Большая роль здесь отводится образованию. По всей стране функционируют различные учебные заведения, в которых наряду с русским изучаются языки других проживающих в России народов. В процессе совместного обучения, общаясь друг с другом, школьники различных национальностей изживают взаимные предрассудки, знакомятся с культурой и традициями разных народов, становятся духовно богаче. Важную роль в жизни российских народов играет и конфессиональный фактор, особенно для тех, чья религия выполняет также функцию сохранения этнокультурной самобытности.

Активно развивая многообразие национальных культур, российская власть при этом уделяет большое внимание проблеме преодоления этнической замкнутости и амбициозности, стараясь обеспечить взаимодействие всех народов России в рамках единого культурного пространства.

Вопросы и задания

1. В чем проявлялся национализм и сепаратизм на первом этапе становления демократической России?

2. Чем, на ваш взгляд, демократическая федерация отличается от федерации советского типа?.

3. В свое время российский правовед Ф. Ф. Кокошкин считал, что путь к подлинной федерации лежит через активность «снизу», когда существующие губернии не будут удовлетворять бытовым и экономическим потребностям населения и возникнет необходимость их преобразования в более крупные административные единицы с учетом интересов всех проживающих в них социальных и национальных групп, с возможным последующим расширением компетенции новых территориальных образований. Как вы думаете, актуально ли высказывание Ф. Ф. Кокошкина для современной России?

4. Объясните смысл понятия «этнократический вызов». Чем понятие «этнократия» отличается от понятия «национализм»?

5. В чем суть чеченской проблемы? Что, с вашей точки зрения, необходимо сделать для ее решения?

6. Охарактеризуйте основные направления этнонациональной политики на современном этапе.