§ 7. Общество и государство Древней Руси

Городская и сельская жизнь в XI—XII вв. Древняя Русь была страной сельской, как, впрочем, и большинство европейских стран в эпоху феодализма. Тем не менее город занимал важное место на Руси. Это видно даже из динамики роста городов. К началу XI в. их насчитывалось около 20—25, в первой половине XII в. — 70, в середине XIII в. — около 150. При этом численность населения города была небольшая — около полутора тысяч человек. Бесспорно, выделялись лишь крупные центры, со временем превратившиеся в самостоятельные княжения. К ним исследователи относят около 30 городов с населением в 5—10 тысяч человек. Новгород к середине XIII в. имел 30—35 тысяч человек, Киев — более 40. Скромная для нашего времени численность была впечатляющей для Средневековья: уступая Парижу, Киев превосходил Лондон и многие другие столицы.

Вспоминая ранние этапы истории, «Повесть временных лет» перечисляет немало городов. Здесь города, некогда возникшие как племенные центры и отчасти сохранявшие эти «родимые черты». Среди них — Смоленск кривичей или Искоростень древлян, разрушенный Ольгой; были города, возникшие как торговые центры. По-видимому, называя Русь страной городов, именно их имели в виду скандинавы.

К моменту расцвета Киевской Руси ведущее положение заняли города, которым удалось совместить ряд функций. Во-первых, возникнув в удобной географической точке, они стали торговыми и ремесленными центрами.

Во-вторых, это были города, ставшие административными, а если они были столицами княжений — и политическими центрами. Здесь находился княжеский двор, откуда он управлял землей и куда стекались налоги, сюда сходились военные отряды. Укрепленная часть города — кремль, детинец и его посадская часть, также нередко окруженная стенами, — придавала городам военно-стратегическое значение.

В крупных городах сосредоточивалась политическая жизнь. Но не только потому, что они служили княжеской резиденцией. В городе существовало народное собрание — вече. Средневековый город не был отгорожен, как в более поздние времена, от сельской округи. Напротив, связанный с ней тысячью нитями, он выступал как глашатай, выразитель воли всей земли-волости, с которой вынуждены были считаться местные князья и даже киевский князь.

В-третьих, города — это центры культурной и церковной жизни. В Киеве находился двор митрополита, в других крупных городах — кафедры епископов.

Соединение всех этих элементов отражалось даже на внешнем облике города. Здесь были дворы феодалов и купечества, духовенства и княжеской администрации. Но больше всего дворов было за посадско-ремесленным населением. По-видимому, ремесленники предпочитали селиться по профессиям. Историки спорят о существовании цехов в городах. Во всяком случае, профессиональная и территориальная общность располагала к совместным действиям.

Несомненно, что многие ремесленники уже работали на рынок. Эти первые признаки мелкотоварного производства вовсе не противоречат факту господства в раннем Средневековье натурального хозяйства. Но важна сама тенденция, потенциальные возможности города, который становился средоточием всей хозяйственной жизни земли-волости.

Археологические раскопки показали, что в русском городе преобладали усадебно-дворовые застройки (отсюда — меньшая плотность и численность населения в сравнении с западноевропейским городом). При этом дома посадского населения были просторнее крестьянских изб. Богаче и разнообразнее была и утварь. Находки в Новгороде позволили историкам утверждать, что предметы декоративно-прикладного искусства даже для простых новгородцев были вещами достаточно доступными и привычными. Высоким был и уровень грамотности — свидетельство культурного развития города.

Однако было бы ошибочным идеализировать жизнь горожан. Так же как и крестьянам, им приходилось постоянно думать о хлебе насущном. Время проводили в трудах — в ремесленной мастерской, на торгу. Доходом надо было обязательно делиться: дань — князю и его людям, десятину — церкви. Сейчас трудно сказать, сколько из заработанного оставалось ремесленнику и его семье. Во всяком случае, обращение к ростовщикам, кабала были явлением распространенным.

Конечно, древнерусские города отличались от западноевропейских. Но различия эти еще не были настолько существенными, чтобы говорить о принципиально ином пути развития городов Киевской Руси. По интенсивности хозяйственной жизни, по численности населения они мало в чем уступали европейским городам. Город выступал носителем нового. Это связано с особенностями городского бытия, его укладом, средоточием здесь материальных и духовных ценностей, с более напряженным и быстрым ритмом жизни, наконец, с большими возможностями горожан вмешиваться и влиять на события.

Средневековая Русь — это сельская Русь. Основной тип поселений — небольшие неукрепленные деревни и села, в которых проживало абсолютное большинство населения.

Русская Правда. Как строились отношения в русском обществе? Отчасти мы находим ответ на этот вопрос, обратившись к законодательному своду Древней Руси — Русской Правде. Но именно отчасти, поскольку многие сферы жизни не затрагивались нормами Русской Правды. Церковное право, в противоположность светскому, регламентировало семейные отношения; общинная жизнь строилась на основе так называемого обычного неписаного права, восходившего к древним временам.

На долю Русской Правды выпало юридическое разрешение противоречий, возникающих в результате становления и развития новых отношений. Русская Правда позволяет уловить перемены именно в этой области. Но сами перемены охватывают далеко не всю жизнь Руси. Это обстоятельство позволило русскому историку В. О. Ключевскому сравнить Русскую Правду с осколками зеркала, в которых лишь фрагментарно застыли картины далекого прошлого.

Под названием Русская Правда скрывается целый комплекс документов XI—XII вв. Древнейшая часть представлена так называемой Правдой Ярослава. Возникнув в период острой борьбы за власть в Киеве, статьи должны были юридически регламентировать отношения как между новгородцами, так и между новгородцами и варягами. Тем не менее в Правде Ярослава нашли свое отражение очень важные общественные явления.

Правда Ярослава еще не отказывается от кровной мести, свойственной родовому строю. Но она предполагает возможность другого способа разрешения конфликта, который ограничивает разрушительную силу этой кровавой традиции и соответствует уже государственному взгляду на месть.

Правда Ярославичей (составлена в 1072 г.) — еще одна часть Русской Правды. И хотя ее отделяет от законодательства Ярослава не так уж много лет, перед нами картина сильно изменившегося общества. В законодательстве Ярославичей кровная месть уже запрещена — вместо нее пострадавшая сторона получает материальное возмещение, виновные же наказываются не самосудом — княжеским судом.

Для времени Ярославичей уже характерны неравенство и известная социальная напряженность, побуждающие сыновей Ярослава создавать юридические нормы, которые бы защитили феодальную собственность и слуг князя. Эта часть Правды уже стоит на страже феодальной вотчины — домена князя.

В Русскую Правду вошел «Устав Владимира Мономаха». Он возник в результате восстания 1113 г. в Киеве, когда утвердившийся на престоле Мономах попытался ограничить произвол ростовщиков и землевладельцев. Эта часть Русской Правды свидетельствует, что Древняя Русь была подвержена социальным потрясениям, а низы, хоть и возлагали надежды на справедливость князя, не раз прибегали к силе.

Князь, боярство, вече. Древнерусское государство можно отнести к раннефеодальным монархиям. Во главе стоял великий киевский князь, постепенно возвысившийся и над подчиненными местными племенными князьями, и над своим окружением — «светлыми князьями» (князьями союзов племен), «всяким княжьем» (князьями отдельных племен). Они стали вассалами великого князя, обязанными ему службой и наделенными правами, привилегиями и землями.

Княжеская власть была центральным элементом в структуре государственной власти. Глава государства был высшим судьей и законодателем, управителем и защитником земли. В его ведении находились внешняя и внутренняя политика, вопросы войны и мира. С образом великого князя были связаны представления, которые станут неотъемлемой частью мировоззрения людей Средневековья. Он должен был «судити суд истинен и нелицемерен», защищать «обидимого от руки обидящего».

Таким образом, на князя возлагалась защита интересов общества в целом, поддержание своеобразного социального равновесия, позволяющего избежать губительных потрясений, оборона земли.

Киевский князь правил, рассаживая своих сыновей и родственников по землям-волостям. Внутри своей волости князь обладал большими правами: он управлял, судил, собирал дани — княжил. В будущем утвердившийся взгляд на объем княжеской власти сделает его суверенным государем, самостоятельным удельным князем. Но в эпоху существования единого Древнерусского государства власть местных князей в наиболее важных частях была ограничена в пользу киевского князя.

Однако власть самого киевского князя, как уже отмечалось, не была абсолютна. Он должен считаться с волеизъявлением свободного сельского и городского населения земли-волости, которое собиралось на народное собрание — вече.

Летописи неоднократно упоминают о вече. Вече, не обращая внимания на установленный порядок наследования, могло призывать на княжение угодного ему князя; могло отказать князю и заставить его оставить престол; могло не поддержать то или иное начинание князя и построить с ним взаимоотношения на договорных началах, заключив ряд — договор. Никакой закон не определял компетенцию веча: оно действовало, исходя из традиций, которые предполагали участие веча в решении наиболее важных для земли-волости проблем, к которым относились прежде всего вопросы взаимоотношения с князем и войны и мира.

Князья вынуждены были считаться с волей веча, за которым стоял вооруженный народ, народное ополчение. Разумеется, оно уступало в вооружении и выучке профессиональным воинам-дружинникам. Но ополчения были сильны своей многочисленностью, готовностью сражаться до конца, отстаивая интересы земли. Вместе с тем по мере развития общества и укрепления власти князя значение веча в отдельных землях постепенно падает.

Каждый из князей опирался на свою дружину. Самой многочисленной и сильной была дружина великого князя, великокняжеская дружина. Дружина делилась на старшую дружину, бояр, которые были ближайшими советниками и помощниками князя: с ними он держал совет, думу, им он давал разнообразные ответственные поручения, отправлял по городам посадниками, и на младшую дружину.

В конце XI—XII в. боярство стало приобретать все большую и большую политическую силу. Князья еще «кочевали», подыскивая себе более высокий престол; боярство «садилось» на землю, «обрастало» селами и деревнями. Его коренные интересы оказывались тесно связанными с землей и местным князем. Политически мобильные и сплоченные, особенно в старых городах, старшие дружинники к тому же могли диктовать свою волю пришлому князю. В практике взаимоотношений князя с боярством встречается и отказ князю: «Поиди, княже, прочь. Ты нам еси не надобен!», и ряд — договор с ним.

Младшая дружина состояла из людей менее знатных или еще не успевших возвыситься своими заслугами и попасть в думу. Они выполняли поручения, нередко схожие с боярскими, но зато всегда менее значительные. Младшие дружинники — это прежде всего воины, хорошо вооруженные и навычные в воинском ремесле.

Сами взаимоотношения великого князя со своим окружением первоначально отличались простотой и патриархальностью. Владимир устраивал дружинные пиры, столь, по-видимому, частые, что его сын Ярослав принужден был юридически регулировать взаимоотношения между их участниками. Однако с возвышением великого князя отношения утрачивают прежнюю простоту. Поведение князя — это поведение монарха, окруженного многочисленными подданными и слугами.

Дружина — опора князя. Князь славен и силен своей дружиной. Он пирует вместе с ней, прислушивается к ее мнению. В «Повести временных лет» есть примечательный эпизод: князь Святослав отклоняет предложение матери, княгини Ольги, принять христианство на том основании, что дружина будет над ним смеяться.

Тесная связь великого князя с боярами и дружинниками побуждала его искать поддержки прежде всего именно у этой части общества. Княжеская власть, таким образом, наделялась еще одной функцией — оберегать интересы слоев имущих и правящих. Следовало решать проблемы их содержания, награждения за службу.

Военная добыча, взимание дани с покоренных племен и народов, полюдье, даже упорядоченное княгиней Ольгой, — все это были достаточно архаичные и ненадежные способы содержания князя и его окружения с дружиной. Нельзя, однако, не заметить, что архаичность отражала младенческий возраст государственности: еще не появились ни изощренные формы сбора налогов, ни разветвленные органы суда и управления.

В XI в. все большее значение для господствующих слоев приобретает земельная собственность. Представленная сначала как собственность князя, она развивается и приобретает новые формы. Наряду с княжеским возникает боярское и церковное землевладение. Земля чаще всего присваивается князем силой, отчуждается у общинников. С упрочением представления, что князь является верховным собственником земли, получает распространение практика земельных пожалований.

Феодальная вотчина. В Русской Правде княжеское хозяйство предстает уже достаточно определившимся и сформировавшимся. Перед нами — целый хозяйственный комплекс, куда входят поля, луга с сенокосами, леса, огороды, сады, бортные и охотничьи угодья. В центре хозяйства находится «княж двор» с жилыми и хозяйственными постройками, с многочисленной челядью. Но господский двор не только место проживания владельца, а и центр управления зависимым населением, которое живет в селах и деревнях. Здесь пребывают слуги, исполнители княжеской воли.

Весь этот комплекс, в основе которого лежит натуральное хозяйство, получил название феодальной вотчины. Такое определение не случайно: именно в вотчине наиболее полно выразились черты, характерные для феодального способа производства.

Неотъемлемая часть феодального способа производства — феодальная поземельная собственность. Однако само владение землей не может обеспечить существование феодалов. Необходимо заставить трудиться на земле земледельца. Но как это сделать, когда свободные общинники имеют все необходимое — орудия труда, скот, землю? Землевладельцы, опираясь на дарованные властью права и привилегии, все чаще прибегают к принуждению, заставляя трудиться на себя население вотчин. Феодальная зависимость — еще один необходимый элемент феодального способа производства.

Зависимое и свободное население Древней Руси. В этой роли выступали прежде всего холопы, по своему положению близкие к рабам. Источники холопства были достаточно разнообразны: плен, рождение в холопстве, продажа в холопство и т. д. Важно отметить, что все большее значение приобретали внутренние источники — доказательство расслоения общества. Холопами становились вольные люди, утратившие по каким-то обстоятельствам свой прежний статус свободного человека.

Надо иметь в виду и разное положение холопов. Многие холопы были доверенными слугами своих господ и занимали привилегированное положение. Холопы-тиуны управляли хозяйством землевладельца, были ключниками и кладовщиками; военные холопы сопровождали его в походах. Реально их положение было достаточно высоким.

Но основная масса холопов составляла низы общества, была неполноправна и подвергалась эксплуатации. В этом смысле интересно сравнить штраф, который налагала Русская Правда за убийство раба и свободного человека. За первого полагался самый низкий штраф — 5 гривен, тогда как жизнь свободного человека оценивалась в 40 гривен. Однако холопство в Древней Руси отличалось от античного рабства. Оно было смягчено христианством. Убийство холопа осуждалось церковью.

Постепенно появляются и другие виды зависимости. Не столь тяжелые, как холопство, с сохранением части имущественных и личных прав, они предполагали работу зависимого человека на господина. Так появились рядовичи, которые принуждены были заключать ряд — договор с землевладельцем; закупы, взявшие у хозяина в долг деньги — купу и обязанные отрабатывать проценты. Нарушение или невыполнение обязательств этими категориями зависимых людей грозило им полным холопством.

Известно, что во владениях феодалов трудились смерды. Долгое время считалось, что именно они составляли основную массу сельского населения. Однако это не так. Основной фигурой Древней Руси были свободные общинники, люди, жизнь которых была защищена в Русской Правде штрафом в 40 гривен. Жизнь смерда ценилась наравне с жизнью холопа — 5 гривен. Все это говорит в пользу того, что смерд — человек несвободный, несший повинности в пользу князя.

Московский смерд. XII—XIII вв. Реконструкция М. М. Герасимова

Киевская Русь — раннефеодальное общество. Было бы ошибочно преувеличивать степень развития феодализма. Подобно христианству, проступавшему редкими островками в языческом океане, феодальные вотчины долгое время существовали в окружении свободных общин. Тем не менее важно качество, а не количество: феодальные отношения определили направление развития древнерусского общества и государства.

Незрелость феодальных отношений, сочетание и переплетение в общественном строе элементов старого и нового дали основание части историков характеризовать древнерусское общество как раннефеодальное. Заметим, что это не единственная точка зрения, существующая в науке.

Многие исследователи предпочитают говорить о зарождении феодальных отношений в более поздние удельные времена.

1. Расскажите о русском городе конца XI — начала XIII в., останавливаясь на следующих моментах: а) местоположение; б) база возникновения; в) состав и численность населения; г) занятия жителей; д) система управления; е) укрепления и оборонительные сооружения. 2. Вспомните, какую роль играл город в Западной Европе в Средние века. В чем сходство и различие русского и западноевропейского городов? 3. Назовите основные социальные группы населения Руси XI—XII вв. Выделите из них: а) господствующие слои; б) свободных; в) полузависимых; г) зависимых. 4. Охарактеризуйте князя XI—XII вв., его окружение, их взаимоотношения. Что собой представляла армия того времени? 5. Какие формы землевладения существовали на Руси в XI—XII вв.? В чем их отличие друг от друга? 6. Можно ли характеризовать древнерусское общество как раннефеодальное? Какие точки зрения историков существуют по этому вопросу?


Поделиться: