§ 4. Первые киевские князья

Правление Олега и Игоря. Олегу удалось упрочить свое положение на киевском престоле. Он принял титул великого князя русского, который возвысил его над ближайшим окружением, варяжской и славянской знатью, просто князьями и боярами.

Неутомимый воин, Олег проводил много времени в походах, подчиняя и облагая данью различные племена — древлян, северян, радимичей, ходил войной на уличан, тиверцев, хазар. С образованием государства менялся характер военных экспедиций: целью становилась не только добыча, а и решение задач политических — защита или расширение территории, достижение господства над соседями, упрочение внешнеполитического положения.

Из военных предприятий наиболее известен поход Олега на Константинополь в 907 г. Это был набег, подобно тем, которые совершали варвары на Римскую империю. Войска киевского князя «повоевали» всю округу и заставили гордых «ромеев» униженно просить мира. Договор 907 г. предусматривал выплату денежной контрибуции и ежегодной дани, предоставлял подданным князя большие торговые преимущества в Византии. Не следует забывать, что Византия X в. в политическом и культурном отношении стояла несравненно выше Древнерусского государства и заключение такого договора поднимало престиж Олега.

После смерти Олега киевским князем стал Игорь. Для непрочных архаичных образований, подобных древнерусскому, смена правителя — момент чрезвычайно ответственный. Власть Олега опиралась на авторитет, упроченный удачными войнами, на многочисленных соратников, приближенных и возвышенных по воле князя. Игорь не допустил распада государства, хотя далеко не все его военные предприятия оканчивались удачей. Ему удалось отразить набеги и наладить на время отношения с кочевниками-печенегами, обитавшими в южнорусских степях. При нем продолжилось расширение границ на юг, к Черному морю, в результате чего русские поселения появились на Таманском полуострове. Удалось Игорю подчинить себе уличан, до того успешно сопротивлявшихся правителям Киева.

В 940-е гг. осложнились отношения с Византией, и Игорь организовал новые военные экспедиции против могущественного южного соседа. В 941 г. Игорь попытался повторить поход Олега и направил свои ладьи на Константинополь. Они были встречены византийским флотом, на вооружении которого был «греческий огонь» — горючая смесь, которая сожгла русские ладьи. Потерпев неудачу, Игорь принужден был отказаться от похода на столицу. Неудачей закончились военные действия в Малой Азии. Уцелевшим судам пришлось возвращаться ни с чем.

Более благоприятно закончился поход 944 г., который привел к заключению взаимовыгодного мира. Стороны вступили в военный союз, направленный, в частности, против хазар. Это, конечно, отвечало интересам Древнерусского государства. Правда, искусные в дипломатии греки едва ли собирались всерьез помогать киевским князьям в борьбе с хазарами — они более пеклись о взаимном ослаблении своих противников. С другой стороны, русский князь должен был направлять военные отряды в Византию, которой приходилось вести тяжелую борьбу с другими противниками империи.

Примечательно, что при заключении договора русские и византийцы клялись, что не нарушат его. Игорь и его окружение, как язычники, присягали на оружии перед изображением Перуна. Но часть русских послов направилась в церковь Святой Софии. Они уже были христианами.

При Игоре все большее значение стала приобретать дань, взимаемая с подвластных племен. Она шла на содержание киевского князя и его окружения — бояр и дружинников, обменивалась на товары в соседних странах.

Дань выступала как главный способ содержания правящего слоя Древнерусского государства. Собиралась она архаично, что, в свою очередь, отражало архаичный характер самого государства. Осенью князь с дружинниками отправлялся в объезд подвластных территорий. Это своеобразное хождение по людям с целью сбора дани называлось полюдье. Брали «с дыма» — каждого дома. Дань носила натуральный характер — деньги были еще редкостью. Особенно ценились меха. Не случайно они станут выполнять одну из функций денег — служить средством обмена.

В 945 г. во время полюдья в землях древлян князь Игорь был убит. Причиной восстания было, по-видимому, недовольство властью киевского князя, стремление родоплеменной знати освободиться от обременительной опеки Киева. Поводом же послужила жадность Игоря, который вернулся в землю древлян с «малой дружиной» для вторичного сбора дани. Супруга Игоря, княгиня Ольга, жестоко отомстила древлянам. «Повесть временных лет» сообщает, что вдова Игоря сначала расправилась в Киеве с послами древлян, а затем организовала карательный поход в их земли. Племенной центр древлян, город Искоростень, был взят и сожжен, жители перебиты или обращены в рабство.

Деятельность княгини Ольги. В действиях Ольги легко усмотреть стремление отомстить за гибель мужа. Это и понятно: наследие родового строя, институт кровной мести сохранял силу среди восточных славян и варягов (по преданию, Ольга происходила из незнатного варяжского рода). Но властная княгиня руководствовалась и «государственными соображениями». Она жестоко расправилась с непокорными, преподав урок всем недовольным.

Но она же пошла на своеобразную реформу, установив порядок и размеры полюдья. Были введены уроки, определявшие размеры дани, и установлены места, куда она свозилась, — погосты. Последствия этой простой на первый взгляд меры были весомые. При Ольге было не просто положено начало создания упорядоченной и организованной системы налогообложения, без которой не может успешно функционировать государство; места сбора дани стали административными центрами, опорными пунктами власти киевского князя на местах.

Имея поддержку окружения покойного мужа, Ольга, по сути, стала правительницей при своем малолетнем сыне Святославе. Киевская традиция рисует ее мудрой и твердой правительницей, «мудрейши всех человек». В лестных пассажах летописца заключалась, по-видимому, большая доля истины, хотя самой Ольге не чужды были и жестокость, и коварство.

Ольга одна из первых осознала необходимость сближения с Византией как потребность государственную. Но, обращая свой взор на империю, она надеялась найти здесь, в отличие от своих предшественников, не богатые военные трофеи, а религию, культуру и политические выгоды, способствующие упрочению Древнерусской державы. В 957 г. она возглавила пышное посольство в Византию и была принята императором Константином Багрянородным. Переговоры подтвердили существование военного союза между двумя странами.

По-видимому, во время этой поездки Ольга крестилась. Символично, что в крещении Ольга приняла имя Елена, в честь матери Константина Великого. В христианской традиции Елена выступила покровительницей и заступницей веры. В Византии, вероятно, надеялись с помощью Ольги распространить христианство в Восточной Европе. Но пока крещение осталось как бы личным выбором княгини. Тем не менее он примечателен. Во-первых, тем, что на Руси предпочитали принимать христианство по византийскому образцу — сказывались более прочные связи и сильное влияние империи. Во-вторых, христианство получает распространение среди знати, проникает в княжеское семейство. В Средневековье пример лица авторитетного, облеченного властью, всегда был важен и поучителен. Пример был необходимым элементом модели поведения — на него ориентировались, его повторяли. Не случайно летописец нашел образное сравнение для оценки поступка княгини: она была «как бы зарей перед восходом солнца».

Походы Святослава. Святослав выше всего ставил воинскую доблесть и, возмужав, большую часть жизни провел в военных походах. Летописец сообщает, что, открывая военные действия, он направлял своему противнику послание: «Хочу на вас идти» (отсюда известное «Иду на вы»). Впрочем, героический образ Святослава, по-видимому, несколько преувеличен: рыцарство уживалось с жестокостью, удаль — с безрассудством.

Активная военная деятельность Святослава способствовала расширению границ Древнерусского государства. Особенно глубоко удалось продвинуться на восток и юго-восток — до бассейна Оки и Северного Кавказа. Перед киевским князем трепетали соседи, перед ним заискивали могущественные государи. Однако Святослав мало уделял внимания внутреннему управлению. Правда, разросшееся великокняжеское семейство позволило ему управлять с помощью сыновей, выступавших в роли киевских наместников, которым был чужд местный племенной сепаратизм. Но едва ли этого было достаточно для упрочения быстро растущей державы. Не случайно киевляне в минуту опасности справедливо упрекали знаменитого витязя в беспечности, которая не прилична правителю: «Ты, князь, чужой земли ищешь и блюдешь ее, от своей же отрекся».

Переговоры княгини Ольги с византийским императором. Миниатюра из летописи

Сначала Святослав предпринял ряд удачных походов на восток. Он подчинил себе вятичей. Затем через труднопроходимые окско-волжские леса достиг Волжской Булгарин, взяв и разграбив ее столицу Булгар.

Следом наступила очередь Хазарского каганата. Около 965 г. Святослав прошелся огнем и мечом по территории каганата, погромив главные города и крепости — Итиль и Саркел. Удар был настолько силен, что клонившаяся к упадку Хазария уже не сумела оправиться.

Между тем на Балканах происходили важные события. Византия, изнемогавшая в борьбе с Болгарией, искала союзников. Правители Византии, опираясь на прежние договоры, обратились к Святославу с призывом о помощи. Последний руководствовался собственными выгодами. Он мечтал расширить свое государство до Дуная.

В 967 г. Святослав обрушился на болгар и разгромил их. Под контроль победителя перешло нижнее течение Дуная с городом Переяславцем. Киевский князь стал открыто говорить о своем желании остаться на Дунае, сделав Переяславец своей новой столицей. Святослав, согласно летописи, объявил город «серединой» своей земли, куда стекались «все блага».

Планы Святослава напугали византийцев. После того как киевский князь разгромил болгар, он стал не просто не нужным — опасным. Многоопытным греческим дипломатам удалось выиграть время. Они натравили печенегов на Киев, заставив Святослава повернуть дружину и поспешить на помощь столице. Но в 969 г. Святослав вновь появился на Дунае. На этот раз ему пришлось иметь дело с византийцами, потребовавшими, чтобы русские рати покинули Придунавье. Святославу удалось заручиться помощью венгров, печенегов и даже недавних своих противников — болгар.

Летопись красочно описывает сражение с императором Иоанном Цимисхием. Русские были поражены множеством неприятельского войска. И тогда Святослав обратился к воинам с вдохновенной речью: «Так не посрамим земли Русской, но ляжем костьми здесь: мертвые бо срама не имут». Дружина отвечала: «Где твоя голова ляжет, там и мы свои головы сложим».

В последовавшем ожесточенном сражении Святослав одержал победу. Однако византийцы, располагавшие большими резервами, быстро восстановили силы, тогда как силы Святослава таяли. В 971 г. Святослав был окружен в крепости Доростол на Дунае. Попытки прорыва не удались. В итоге князь вынужден был пойти на заключение мира с обязательством оставить завоеванные территории. В свою очередь, византийцы дали возможность русским дружинам беспрепятственно уйти из Болгарии. Сам Святослав с небольшой частью своих сил двинулся через земли печенегов. Последние были предупреждены о намерениях киевского князя и даже будто бы подкуплены византийским императором. Весной 972 г. печенегам удалось перехватить ладьи русских на Днепровских порогах. Святослав и его дружина были перебиты. 1

1. Охарактеризуйте положение князя на Руси в X в. На чем была основана его власть? 2. Чего добивались первые русские князья в своей внутренней политике? 3. Какие цели преследовали первые русские князья в своей внешней политике? 4. Что являлось основой материального благополучия князя? 5. Какие изменения были внесены в систему сбора дани княгиней Ольгой? Чем они были вызваны? 6. Почему язычество не устраивало княгиню Ольгу? Какие цели она преследовала своим крещением? 7. Каковы цели походов князя Святослава? Что они давали молодому государству?


Поделиться: