Глава VII

НА ПУТЯХ К АБСОЛЮТНОЙ МОНАРХИИ

§ 33. Царская власть и эволюция государственного аппарата

Царь Алексей Михайлович. Становление абсолютной монархии шло в царствование Алексея Михайловича (1645—1676) и его сына Федора (1676—1682). Алексей Михайлович, по описанию современника, — «красивый мужчина, около 6 футов (180 см. — Η. П.) ростом, хорошо сложен, больше дороден, нежели худощав, здорового сложения, волосы светловатые, а лоб немного низкий». Он получил с точки зрения того времени нормальное, а по современным нам представлениям, довольно скромное образование, закончившееся к 10 годам: его обучили чтению, письму и церковному пению. В дальнейшем он расширял свой кругозор чтением случайно подвернувшихся сочинений светского содержания.

Царь обладал рядом привлекательных качеств. Он всегда, например, стремился утешить ближнего, призывал, не теряя рассудка, смириться с Божьим наказанием. В письме воеводе Н. И. Одоевскому, отправленному по случаю смерти сына воеводы, царь писал: «А тебе бы боярину нашему чрез меру не скорбеть, а нельзя, чтобы не поскорбеть, не поплакать, и поплакать надобно, только в меру, чтобы Бога не прогневить».

Набожная кротость, готовность отдавать тысячу земных поклонов во время долгих молитв сочетались у царя со вспыльчивостью, потерей самообладания, сопровождавшейся обидной бранью, кулаками и даже тасканием за бороду. Но он так же быстро отходил, как и воспламенялся, и лихорадочно искал способы, как добиться прощения у обиженного. В. О. Ключевский называл его добрейшим человеком, «славной русской душой», но тут же вносил существенные коррективы в приведенную оценку: «Он был хорош, но только не на троне... Это был довольно пассивный характер... в нем не было ничего боевого».

Царь Алексей Михайлович

Действительно, царь Алексей Михайлович был хорош как частное лицо, но его высокие нравственные качества не сочетались с достоинствами крупного государственного деятеля, умевшего генерировать идеи и проявлять непреклонную волю к их реализации. Здесь мы подходим вплотную к критериям, которыми обязан руководствоваться историк при оценке государственного деятеля.

Конечно, высокая нравственность, умение сочинять письма, излагать свои житейские наблюдения и давать меткие характеристики относятся к добродетелям человека, но их совершенно недостаточно, чтобы за ним закрепилась репутация крупного масштабного политического деятеля. Царь не чурался новшеств, но довольствовался тем, что они внедрялись им в дворцовый обиход, и почти ничего не делал, чтобы придать им государственный размах. Он был лишен представлений о четком политическом курсе, которого должно было придерживаться правительство, и поэтому легко поддавался различным влияниям. На протяжении всего царствования на него оказывали воздействие лица, которым он безгранично верил и считал их непогрешимыми. Сначала его кумиром был Морозов. Его сменил тесть, недалекий Милославский. На смену ему пришел «собинный друг» Никон. Патриарх уступил место Ордин-Нащокину. Наконец, пришел черед Матвееву. Идея служения государству, благо подданных, личный вклад в управление, властное вмешательство во все сферы жизни общества были чужды Алексею Михайловичу.

Царь Федор Алексеевич. О царе Федоре Алексеевиче сохранились крайне скудные сведения, по которым трудно составить четкое представление о его личности. Известно, что в малолетство его в России еще не утвердился обычай обучать царских детей иностранным языкам. Федор Алексеевич был первым из Романовых, владевшим латинским и польским языками. Наследник рос болезненным мальчиком, но какой болезнью он страдал — неизвестно: то ли цингой, то ли повреждением позвоночника — следствие падения с лошади. Во всяком случае, Федор во время похорон отца болел настолько, что во время траурной процессии его несли на стуле.

Царь Федор женился дважды. От первой жены, Грушецкой, умершей во время родов, родился сын Илья, умерший вслед за матерью. Вопрос о наследнике имел государственное значение, и поэтому бояре поспешили женить Федора на 14-летней Марфе Матвеевне Апраксиной, родной сестре будущего адмирала. Через два месяца после скромной свадьбы Федор Алексеевич скончался.

Престиж государя. В оба царствования в разных сферах политической жизни прослеживается переход России к абсолютизму: в изменении царского титула, отмирании такого атрибута сословно-представительной монархии, как Земские соборы, в эволюции приказной системы, а также состава Боярской думы, в повышении значения непородных людей в государственном аппарате, в победном исходе для светской власти ее соперничества с властью церковной.

Укрепление самодержавия нашло отражение и в титуле. Вместо прежнего «государь, царь и великий князь всея Руси» после воссоединения Украины с Россией он стал звучать так: «Божией милостью великий государь, царь и великий князь всея Великие и Малые и Белые Руссии самодержец».

В новом титуле должно быть отмечено два момента: идея божественного происхождения царской власти и ее самодержавный характер.

Теоретические постулаты самодержавия подкреплялись Уложением 1649 г., две главы которого были посвящены соблюдению престижа царской власти и определению мер наказания за все помыслы и действия, наносившие урон как «государевой чести», так и царскому двору. Строго наказывалось любое «бесчестье» даже словом, если оно наносилось кому-либо в резиденции царя.

В повседневной жизни величие царской власти подчеркивалось пышно-торжественными церемониями появления царя перед народом. Использовались все средства для внушения идеи о божественном, неземном происхождении царской власти: роскошное убранство помещений, красочность и сказочное богатство одежды, торжественность жестов, походки. Условный ритуал беспредельно господствовал не только в сфере официального представительства, при приеме и отпуске послов, но и глубоко проник в будничный быт двора: регламентировалось все — от царской трапезы до отхода ко сну.

Жизнь царской семьи была покрыта нарочитой таинственностью; царевичей до 15 лет, а царевен всю жизнь берегли от посторонних глаз: при входе в церковь и выходе из нее с обеих сторон несли суконные пологи, а в самой церкви место их стояния завешивалось. Если царевичи и царевны отправлялись в далекий путь, то их сани или кареты обивались бархатом. Царевны всегда жили «яко пустынницы» «и пребывают в постоянном посте и молитвах».

Итак, главнейшим признаком превращения царской власти в самодержавную (абсолютную) можно считать замену личного произвола законодательными нормами, подчеркивавшими высокий престиж царя.

На этом этапе существования монархии были определены права царя, но еще не была сформулирована его обязанность: забота об общем благе.

Земские соборы. Другим свидетельством укрепления самодержавия было падение значения Земских соборов.

Пора их расцвета относится к десятилетиям, когда царская власть после потрясений начала XVII столетия нуждалась в активной поддержке сил, на которые она опиралась, — широких кругов дворянства и верхушки посада.

Земские соборы не относились к правильно организованным сословно-представительным учреждениям, ибо отсутствовали законы, определяющие порядок их созыва, нормы представительства, сроки, отделявшие время обнародования указа о созыве Земского собора от времени его открытия. Собор в переводе на современный язык означает совещание. Их было много, но под Земскими соборами подразумеваются совещания Боярской думы, Освященного собора и представителей «земли» (земщины).

Были годы, когда в обстановке борьбы с польско-шведскими интервентами и отголосками Смуты еще не окрепшая власть нуждалась в почти непрерывной поддержке Земских соборов. Таковы соборы 1613—1615, 1616—1619, 1619—1622 гг. Земские соборы этого десятилетия обсуждали вопросы мобилизации ресурсов для подавления движения казачества, а также введения чрезвычайных налогов в пользу служилых людей, боровшихся с польскими и шведскими войсками, и на ликвидацию последствий разорения страны.

В некоторых случаях Земские соборы созывались по поводу в такой мере не терпящих отлагательства вопросов, что о выборности не могло быть и речи. Так, царь Михаил Федорович обнародовал указ о созыве Земского собора 28 января 1634 г., а его открытие состоялось на следующий день, 29 января. По царскому указу приговор Боярской думы о созыве Земского собора был вынесен 7 июля 1639 г., а собор начал действовать 19 июля. Оба собора были связаны с внешнеполитическими обстоятельствами, и от них ожидали ответа, продолжать ли войну за Смоленск (1634), как вести себя в связи с варварским обращением крымцев с русским посольством (1639). В связи с экстренным созывом этих соборов представители «земли», видимо, набирались из провинциальных служилых людей и купцов, случайно оказавшихся в Москве.

Чаще всего поводом для созыва Земских соборов служили внешнеполитические осложнения. Царь не решался сам объявить войну, ибо она ложилась тяжелым бременем на служилых людей и горожан, — война сопровождалась людскими потерями и требовала дополнительных денежных расходов. Именно поэтому царь должен был заручиться поддержкой представителей «земли». Так, донские казаки, овладевшие Азовом в 1637 г., не могли сами долго сопротивляться османам и запросили помощи от царя. Оказание такой помощи было равносильно объявлению войны Османской империи, и Земский собор 1642 г. не поддержал просьбы казаков. Два Земских собора (1648 и 1650) правительство царя Алексея Михайловича созывало в связи с городскими восстаниями в Москве и Пскове.

Угасание Земских соборов. Земский собор 1653 г., принявший постановление о воссоединении Украины с Россией и войне с Речью Посполитой, считается последним собором полного состава. Угасание этого учреждения в последующие десятилетия выразилось в том, что правительство перешло к практике приглашения на совещания лишь представителей сословий, в мнении которых оно было заинтересовано. К ним относится совещание с торговыми людьми, вызванными в Москву в 1662 г. в связи с финансовым кризисом: правительство пыталось выяснить причины обесценивания денег и вызванного им Медного бунта.

На так называемом «соборном деянии», утвердившем в 1682 г. отмену местничества, присутствовало две курии — Боярская дума и Освященный собор, но отсутствовали выборные от «земли». В этом тоже нет ничего удивительного, ибо совещание обсуждало акт, важный для служилых людей по отечеству, но не касавшийся посадских людей и купечества. Указ о созыве последнего Земского собора был обнародован 18 декабря 1683 г. в связи с обсуждением условий Вечного мира с Речью Посполитой, но его открытие так и не состоялось.

Окрепшее самодержавие более не нуждалось в поддержке сословно-представительного органа — абсолютные монархи сами объявляли войну, заключали мир, вводили новые налоги, отменяли старые и т. д.

Боярская дума. Земские соборы были оттеснены правительственными учреждениями — приказами и Боярской думой, в которых набирали силу дворяне и приказные дельцы.

В Боярской думе во второй половине XVII в. прослеживаются двоякого рода изменения. Первое — повышался удельный вес думных дворян и думных дьяков, то есть людей, проникавших в это аристократическое учреждение благодаря личным способностям. В 1653 г. на долю первых двух думских чинов — бояр и окольничих — приходилось 89% общего числа членов Боярской думы, в 1700 г. удельный вес их снизился до 71%. Дума, таким образом, становилась на путь превращения аристократического учреждения в более «демократическое».

Второе изменение относится к увеличению численности Боярской думы. Если в 1638 г. в Думе сидело 35 человек, то в 1700 г., несмотря на то что Петр I еще в 1694 г. прекратил пожалования в думные чины, Дума насчитывала 94 человека.

Увеличение состава Боярской думы влекло утрату ею свойств оперативного органа и превращение ее в громоздкое учреждение, практически парализованное своей численностью: нередко треть или даже половина думцев, выполняя царские поручения, находилась в отъезде. Именно поэтому царь Алексей Михайлович создал при ней государеву комнату, а его сын Федор в 1681 г. — Расправную палату — учреждение, состоявшее из узкого круга лиц, предварительно обсуждавших вопросы, выносимые на заседание Боярской думы.

Классификация приказов. Существенные изменения претерпели и приказы. XVII век считается временем их расцвета. Это была довольно сложная и громоздкая система центральных учреждений, в которой отсутствовали как единые принципы создания приказов, так и четкое распределение функций между ними.

Существовали приказы постоянные и временные. Последние возникали для решения сиюминутных задач и прекращали существование, как только в них отпадала надобность. К ним относится, например, приказ боярина Н. И. Одоевского, учрежденный для составления Уложения 1649 г. Недолговечным был Записной приказ, созданный в 1657 г. для написания истории царствования Алексея Михайловича. Приказ действовал полтора года и прекратил существование в связи со смертью его руководителя. К временным приказам относились также Бархатный приказ, Монастырский приказ и др.

Постоянно действовавшие приказы по чисто формальному признаку, то есть по их подчиненности, можно разбить на три группы: государственные, дворцовые и патриаршие. Самой многочисленной была группа государственных приказов, подразделявшихся по территориальному признаку на общегосударственные и областные (Сибирский, Казанского дворца, Малороссийский, княжества Смоленского).

Число общегосударственных приказов на протяжении столетия оставалось почти неизменным: 25 в 1626 г. и 26 в конце века. К ним относятся Посольский приказ, ведавший сношениями с другими государствами; Разряд, в обязанности которого входил учет служилых людей по отечеству (дворян), определение их годности и назначение им жалованья. Наделением служилых людей землей ведал Поместный приказ.

Ряд приказов общегосударственного значения выполнял финансовые функции. К ним относятся приказ Большого прихода, ведавший сбором таможенных пошлин, приказ Большой казны, управлявший казенной промышленностью и торговлей, а также гостями и торговыми людьми гостиной и суконной сотен. В подчинении этого приказа находились денежные дворы, чеканившие монеты.

Группа военных приказов управляла отдельными родами войск и их вооружением. В ведении Стрелецкого приказа находились стрелецкие полки, а также натуральные и денежные сборы, предназначавшиеся на их содержание. Рейтарский приказ управлял созданными в середине столетия полками «нового строя», а Иноземский — служилыми иноземцами. Два приказа ведали изготовлением оружия: Оружейная палата — холодного и ручного огнестрельного, а Пушечный — литьем пушек и ядер к ним.

Дворцовые и патриаршие приказы. Дворцовые приказы ведали обширным хозяйством царя. Среди них первостепенное значение имел приказ Большого дворца, управлявший царскими вотчинами. Казенный приказ ведал хранением вещевой казны, в том числе «мягкой рухляди».

Ряд приказов обеспечивал удовлетворение личных надобностей царя и его семьи. К ним относится Конюшенный приказ, распоряжавшийся выездом царя. В штате приказа находилось множество конюхов и мастеровых: каретников, седельников, сыромятников и др.

Царь Алексей Михайлович увлекался охотой, в его хозяйстве содержались сотни кречетов и охотничьих собак. Ловлей кречетов, их обучением, а также псарнями и организацией охоты ведали два приказа: Сокольничий и Ловчий.

Гардероб царя и царицы находился в управлении Царской мастерской палаты и Царицыной мастерской палаты. В подчинении Царицыной мастерской палаты находилась Кадашевская слобода, жители которой ткали полотно «про царский обиход».

Менее разветвленную сеть имели приказы, находившиеся в подчинении патриарха. Его двор, как и личные потребности, был значительно скромнее царского. Среди патриарших приказов важнейшими считались Патриарший дворцовый приказ, управлявший вотчинами, и Патриарший казенный приказ, ведавший всем, что относилось к обслуживанию личных нужд патриарха.

Новшества в приказной системе. На протяжении XVII века функционировало в общей сложности около 80 приказов, из которых к концу столетия сохранилось более 40. Возникновение новых приказов было связано с появлением новых отраслей государственного хозяйства. Создание полков «нового строя» вызвало появление Рейтарского приказа, а воссоединение Украины с Россией сопровождалось созданием Малороссийского приказа, возвращение смоленских земель — Смоленского приказа и т. д. Это был естественный процесс, отражавший усложнение социально-экономической и политической структуры общества и соответственно ей усложнение структуры государственного аппарата. Однако не появление новых приказов означало переход к абсолютизму, а новшества в структуре каждого из них и рост влияния беспородных людей. Если в 1640 г. приказных людей числилось всего 837 человек, то в 1690 г. их стало уже 2739. Больше чем по 400 человек в конце века сидело в Поместном приказе и приказе Большой казны. Штат приказа Большого дворца насчитывал более 200 человек. В остальных приказах сидело от 30 до 100 подьячих. Современник отметил, что подьячих в приказах стало так много, что и «сидеть негде, стоя пишут». Рост числа приказных служителей — свидетельство повышения роли чиновников в управлении государством.

Более важным новшеством в приказной системе было создание таких учреждений, как приказ Тайных дел и Счетный приказ. Приказ Тайных дел отправлял функции контроля за деятельностью остальных приказов, рассматривал подаваемые на имя царя челобитные, ведал царским хозяйством. Он находился в непосредственном ведении царя и не подчинялся Боярской думе. По свидетельству современника, он был создан царем «для того, чтоб его царская мысль и дела исполнялись по его хотению, а бояре б и думные люди о том ни о чем не ведали». Контролирующие функции в области финансов выполнял учрежденный в 1650 г. Счетный приказ. Оба приказа прекратили существование после смерти их основателя — Алексея Михайловича. Организация контроля средствами чиновников — один из признаков абсолютизма.

Областное управление. Изменения в организации местного управления тоже отражали тенденцию к централизации и падению значения выборного начала. Власть в уездах, а в стране в середине столетия их насчитывалось свыше 250, сосредоточивалась в руках воевод, заменивших всех должностных лиц земских выборных органов, созданных в XVI в.: городовых приказчиков, губных старост и др. Земское самоуправление сохранялось лишь в Поморье.

Воеводами назначались по традиции отставные военные, многократно участвовавшие в походах, получившие ранения и неспособные нести ратную службу. Служба их считалась «корыстной», то есть не оплачиваемой государством. Воеводу и его челядь содержало местное население, при вступлении в должность он получал «въезжий корм», а к каждому празднику — приношения; челобитчики тоже поощряли усердие воевод подношениями.

В воеводских канцеляриях (исполнительных органах воеводы) сидели дьяки и подьячие. Общая численность аппарата местных учреждений России приближалась к 2 тысячам человек. Контроль за деятельностью воевод был крайне слабым. Это благоприятствовало процветанию произвола, мздоимства и разнообразных злоупотреблений, в особенности в уездах, отдаленных от центра, например в Сибири.

Эволюция государственного механизма во второй половине XVII в. свидетельствует о появлении признаков превращения царской власти в самодержавную (абсолютную) монархию. Об этом говорит исчезновение Земских соборов, падение значения Боярской думы, с одной стороны, и появление органов власти, не входивших в общую систему правительственных учреждений и подчинявшихся лично монарху, как, например, приказ Тайных дел.

1. Назовите основные признаки сословно-представительной монархии. 2. Расскажите о Земских соборах и их значении. Когда и почему они появились? Какие вопросы решали? Что свидетельствует об угасании их деятельности во второй половине XVII в.? 3. Какие функции государственного управления Россией выполняли приказы? Как развивается приказная система во второй половине XVII в.? 4. Как осуществлялось местное управление Россией во второй половине XVII в.? 5. Какие явления в политическом устройстве России второй половины XVII в. свидетельствуют об отмирании сословно-представительной власти? 6. Какая форма правления приходит на смену сословно-представительной монархии? В чем ее отличительные черты? Как они проявляются в политическом строе России второй половины XVII в.?


Поделиться: