§ 29. Соляной бунт и Соборное уложение 1649 г.

Причины восстания. Принятию правительством царя Алексея Михайловича важнейшего законодательного акта — Уложения 1649 г. предшествовало восстание в Москве в июне 1648 г., известное под названием Соляного бунта. Движение имело ряд существенных особенностей. Первая из них состояла в том, что оно протекало не на окраине государства или в провинции, а в столице. Следовательно, сильнее колебалась почва под правительством, что вынуждало его идти на уступки. Вторая особенность состояла в участии в движении разнородных социальных слоев населения: стрельцов, посадских людей, дворян. Каждое сословие преследовало свои цели, но все они имели антиправительственную направленность. Третья особенность состояла в том, что правительство вынуждено было удовлетворить требования восставших.

Поводом к восстанию послужила реформа, осуществленная правительством, возглавляемым боярином Б. И. Морозовым, вызывавшим своими стяжательскими махинациями всеобщую ненависть населения столицы. В 1646 г. Морозов прямые налоги в форме стрелецких и ямских денег заменил косвенными, а именно установил дополнительную пошлину на такой жизненно необходимый продукт, как соль. Правительство рассчитывало, что налог коснется всех слоев населения и оно безболезненно, небольшими долями соберет необходимые деньги. Но реформа провалилась. Налогов было собрано мало, зато они вызвали резкое недовольство низших слоев населения, прежде всего посадских людей и стрельцов. Кроме того, поднятие продажной цены на соль привело к сокращению ее потребления, что опрокинуло все расчеты правительства. Оно само признало реформу провалившейся и в конце 1647 г. вернулось к прежней системе взимания налогов, причем стало взыскивать образовавшуюся за год недоимку по прямым налогам.

Махинации с солью послужили всего лишь толчком к выступлению — существовали глубинные причины для недовольства. Жители посада считали занятие торгами и промыслами своим монопольным правом. Между тем в Москве проживало в так называемых белых слободах (обеленных, то есть не плативших налогов) немало ремесленников, принадлежавших крупным светским и духовным феодалам. Поскольку белослободчики не несли посадских повинностей, то они успешно конкурировали с посадскими людьми черных слобод. Чернослободчики требовали ликвидации белых слобод и уравнения их жителей в правах и обязанностях со всем остальным посадским населением.

Основания для недовольства существовали и у широких кругов дворянства: они давно домогались права на неограниченный срок сыска беглых крестьян. Первую челобитную с требованием отмены урочных лет для сыска беглых и перенесения судебного разбирательства по исковым челобитным о сыске крестьян из Москвы в провинцию дворяне подали еще в 1637 г. Челобитчики жаловались на произвол сильных людей, то есть бояр, на невозможность найти на них управу, на то, что они «волочат нас московскою волокитою». Эти жалобы были повторены в дворянских челобитных 1641 и 1645 гг., но оказались удовлетворенными, как отмечено выше, лишь частично — срок сыска беглых увеличен с 5 до 10 лет.

Сложилась на первый взгляд странная ситуация: правительство, будучи выразителем интересов дворянского сословия, отказывалось удовлетворить его требования. Положение прояснится, если учтем одно немаловажное обстоятельство: реальная власть находилась в руках не дворянства, а его верхушечной прослойки — крупнейших феодалов, заседавших в Боярской думе. Именно бояре препятствовали удовлетворению жалоб дворян прежде всего потому, что они не были заинтересованы в увеличении срока сыска беглых крестьян. Владения крупных феодалов были расположены во многих уездах, и вотчинная администрация, чтобы замести следы пребывания беглого, нередко перебрасывала его из одного места в другое.

Вотчины крупных феодалов привлекали крестьян прежде всего лучшими условиями жизни: при слаборазвитых рыночных отношениях, когда возможности реализовать товарные излишки продукции сельского хозяйства были невелики, повинности крестьян в крупных вотчинах были менее обременительными, чем в мелких и средних.

На позицию правительства в вопросе о сыске беглых оказывали влияние и интересы государства. Они не всегда совпадали с интересами привилегированного сословия — государство обладало огромной независимостью. Дело в том, что один из потоков беглых крестьян устремлялся к южным границам и оседал там вокруг укрепленных пунктов. Такие крестьяне обретали свободу и в то же время усиливали гарнизоны крепостей. Вернуть оттуда беглых значило оголить южную границу и создать условия для безнаказанных набегов крымских татар.

Ход восстания и его результаты. Обстановка в столице накалилась настолько, что достаточно было ничтожного повода для открытого выступления против правительства. 1 июня 1648 г. возвращавшемуся с богомолья царю москвичи пытались подать челобитную, но стрельцы разогнали толпу. На следующий день горожане ворвались в Кремль и, не поддаваясь на уговоры бояр, патриарха и царя, вновь хотели вручить челобитную, но бояре бросили ее в толпу, разорвав в клочья. Морозов велел стрельцам выгнать толпу из Кремля, но на этот раз люди отказались повиноваться. Правительство, таким образом, оказалось без вооруженной опоры и некоторое время не контролировало обстановку.

2 июня были разгромлены дворы всех лиц, причастных к финансовой реформе: боярина Морозова, окольничего Π. Т. Траханиотова, гостя Василия Шорина и думного дьяка Назария Чистого, который при этом был убит. Восставшие потребовали выдачи начальника Земского приказа, управлявшего Москвой, Леонтия Плещеева и его покровителей Морозова и Траханиотова.

Решено было пожертвовать Плещеевым, которого 4 июня палач вывел на Красную площадь, где его растерзала разгневанная толпа. На следующий день казнили и Траханиотова. Царю удалось спасти лишь свояка Морозова, срочно отправленного в ссылку в Кирилло-Белозерский монастырь.

У правительства была еще одна сила, на которую оно могло опереться при подавлении восстания, — дворяне. Но те отказались поддержать правительство, предъявив ему требования об отмене урочных лет. В результате сложился временный союз, по терминологии того времени, «единачество» посадских людей столицы, служилых людей по отечеству и стрельцов. Его участники потребовали от правительства созыва экстренного Земского собора. 16 июля 1648 г. на Земском соборе было принято решение о необходимости составить новое Уложение. Оно было выработано комиссией, возглавляемой князем Н. И. Одоевским, и утверждено на Земском соборе, открывшемся 1 сентября 1648 г. и закончившемся 29 января 1649 г.

Городские восстания 1648—1650 гг. Если бы восстание охватило лишь столицу, то его можно было бы считать локальным явлением. Но в том-то и дело, что одновременно с Москвой волна движения прокатилась по многим городам, что свидетельствовало о том, что, хотя в годы Смуты удалось преодолеть династический и национальный кризисы, сохранилось влияние кризиса социального. В 1648 г. волнения вспыхнули в Козлове, Курске, Устюге Великом, Соли Вычегодской и др. В 1649 г. заволновались горожане Новгорода и Пскова. Поводы для недовольства населения в каждом из городов были различные, но выступления объединял общий протест против произвола местных властей.

В южных городах (Козлов, Курск), где посады были малочисленными, главной силой движения выступали мелкие служилые люди, боровшиеся против засилья стрелецких начальников и богатых стрельцов, державших в своих руках торговлю в слободах. В городах Поморья, где жизнь в посадах протекала более интенсивно, опорой движения, направленного против воевод и богатых купцов, были посадские люди. В Соли Вычегодской и Устюге Великом движение было вызвано сбором недоимок, сопровождавшимся «немерным правежом».

Самые упорные и продолжительные восстания произошли в Пскове и Новгороде. Поводом к ним послужило резкое повышение цен на хлеб, вызванное обязательством правительства поставить Швеции зерно в качестве платы за перебежчиков в Россию с территорий, захваченных шведами еще в годы Смуты. В обоих городах власть перешла в руки земских старост. Если, однако, выборные власти в Новгороде не проявили ни стойкости, ни решимости и открыли ворота отряду князя И. Н. Хованского, то псковичи отказались повиноваться Хованскому, в город его не впустили и оказали вооруженное сопротивление.

Стрельцы у стен Московского Кремля. XVII в.

Началась трехмесячная осада Пскова (июнь—август 1650 г.). Полновластным хозяином города стала Земская изба, распределявшая среди горожан хлеб, изъятый из боярских житниц. Она же осуществляла конфискацию имущества у некоторых богатеев.

Правительство поддалось панике: в Москве был созван экстренный Земский собор, утвердивший состав делегации для уговора псковичей. Они прекратили сопротивление только после того, как добились амнистии всем участникам восстания, в том числе и пятерым «заводчикам» во главе с Гавриилом Демидовым, руководившим Земской избой.

Однако серьезную угрозу правительству представляло лишь восстание в Москве: оно происходило в столице государства, и правительство, оказавшись без вооруженной поддержки стрельцов и под напором дворянских требований, вынуждено было пойти на уступки и созвать Земский собор для обсуждения притязаний дворян и посадских.

Волнения в прочих городах носили локальный характер. Руководители и участники движений не предпринимали попыток установить контакты друг с другом, и поэтому без труда были усмирены, иногда даже без участия вооруженных сил.

Составление Уложения 1649 г. Возникновение Уложения 1649 г. связано не только с восстанием в Москве, но и с назревшей необходимостью в более совершенных нормах, регулирующих отношения в обществе. За столетие, отделявшее Судебник 1550 г. от Уложения 1649 г., в стране произошли существенные изменения в экономике, социальной структуре, политическом строе. За это время появилось 445 новых указов: одни из них отменяли некоторые статьи Судебника, другие им противоречили, третьи вводили новые нормы. Следовательно, существовала надобность в упорядочении законодательства. Третья причина появления Уложения 1649 г. состояла в том, что Судебник 1550 г. ограничивался установлением норм гражданского и уголовного права и игнорировал многие стороны как материальной, так и духовной жизни общества.

Уложение 1649 г. — универсальный кодекс феодального права, не имевший аналогов в предшествующем русском законодательстве, он устанавливал нормы во всех сферах жизни общества: социальной, экономической, административной, семейной, духовной, военной и т. д.

Уложение состоит из 25 глав, в каждой из которых сгруппированы статьи по определенной теме. Общее количество статей — 967. Обращает внимание неравномерность количества статей в главах. Так, глава X «О суде», устанавливающая порядок судопроизводства по уголовным и гражданским делам и меру наказания по ним, состоит из 287 статей, в то время как глава XIII «О Монастырском приказе» — из 7 статей, а глава XXIII «О стрельцах» и того меньше — из 3 статей.

Современное делопроизводство, когда дело формируется из листов, последовательно накладываемых в хронологическом порядке, сложилось при Петре I. До него листы склеивались между собой, образуя свиток. Длина свитка с Уложением 1649 г., и поныне хранящегося в особом ларце в архиве, составляет 309 м.

Место церкви в государстве. Уложение открывается главой «О богохульниках и церковных мятежниках», в которой светская власть берет под защиту официальную идеологию государства — православную религию. Всякое преступление против нее считалось хулой на Бога и подлежало самому суровому наказанию — сожжению на костре. Статьи этой главы регламентируют поведение молящихся в церкви — они запрещают совершать поступки, нарушавшие церковное благолепие: разговоры, подачу челобитных, драки, нанесение телесных повреждений и убийства, ругательные слова в адрес церковных иерархов. Запрещение мотивировано тем, что молящимся «подобает в церкви Божии стояти и молитися со страхом, а не земная мыслити».

Защищая чистоту веры и благочиние в храмах, Уложение в то же время ущемляло интересы церкви, ликвидируя ее прежние привилегии и усиливая ее зависимость от светской власти. Обе тенденции отражены в двух специальных главах (XII — «О суде патриарших приказных и дворовых всяких людей и крестьян» и XIII — «О Монастырском приказе»), а также в некоторых статьях XI и XIX глав.

Церковь в конце XVI в. владела третью земельного фонда страны. Экономическое могущество духовенства подкреплялось его некоторыми иммунитетными правами, например автономным управлением. Уложение сохранило автономию в управлении лишь патриаршими владениями, а население всех остальных монастырских вотчин подчинило специально созданному Монастырскому приказу, являвшемуся светским учреждением.

Наибольший протест церковных иерархов вызвали три статьи XVII главы, запрещавшие передавать вотчины в монастыри при пострижении в монахи и в епархии на помин души. Уложение таким образом перекрывало источники роста церковного и монастырского землевладения. Удар по экономическому благосостоянию епархий и монастырей наносили и статьи XIX главы, ликвидировавшие на посадах белые слободы. Все это вызвало впоследствии резкое осуждение Уложения патриархом Никоном.

Царские почести. Не менее важными считаются II и III главы, отразившие процесс становления в стране абсолютной монархии. Главы защищают престиж монарха и предусматривают наказания за преступления против государевой чести и за измену государю и государству. Особыми статьями предусмотрены наказания за действия «скопом и заговором», то есть за коллективные выступления против существующих порядков. Почти все 22 статьи этой главы предусматривают одну меру наказания — смерть. Характерная особенность Уложения 1649 г. состоит в том, что оно не делает различий между умыслом и действием и определяет одинаковое наказание как за замышляемое, так и за совершенное преступление.

Оформление крепостного права. К важнейшим относятся главы, удовлетворявшие давнишнее требование дворян об отмене урочных лет. Отныне устанавливался бессрочный сыск беглых крестьян, что свидетельствует о превращении их в наследственную собственность помещика, дворцового ведомства и духовных владельцев. Статьи XI главы «Суд о крестьянах» предусматривали размер штрафа (10 рублей в год) за прием и держание беглых, процедуру передачи их законным владельцам, судьбу прижитых в бегах детей, а также имущества, наставляли, как поступать в случаях, когда беглый крестьянин, чтобы замести следы, изменял имя, и т. д.

Если глава XI навечно прикрепляла крестьян к землевладельцу, то глава XIX распространяла крепостнические отношения на посадское население — она навечно прикрепляла посадского человека к посаду, определяла критерии для зачисления в него населения. Одна из основных норм главы — ликвидация белых слобод, как правило, принадлежавших крупным светским и духовным феодалам. Сословная привилегия посадского населения — монополия на занятие торгами и промыслами. Глава определяла порядок комплектования посада торгово-промысловым населением. Признаков, по которым ушедшие из посада принудительно возвращались в него, было три: «по старине», то есть лиц, ранее в нем числившихся; по родству, то есть в посад зачислялись все родственники посадского человека; наконец, по роду занятий. Главная повинность посадских людей состояла в обязательном занятии торгами и промыслами — то и другое являлось источником финансовых поступлений в казну.

Права и обязанности дворян. Правам и обязанностям самого привилегированного сословия — дворян (служилым людям по отечеству) посвящены две специальные главы (XVI и XVII), о них прямо или косвенно речь шла и в других главах. Главная обязанность дворян состояла в военной службе: на случай войны служилый человек должен был являться в определенное правительством место сбора «конным, людным и оружным», то есть имея людей, слуг, запас продовольствия и фуража, а также необходимое вооружение. За службу государство расплачивалось с дворянами землей с «сидевшими» на ней крестьянами. Служилый человек находился на полном обеспечении крестьян.

Главы «О поместных землях» и «О вотчинах» до мельчайших подробностей излагают порядок обеспечения служилого человека землей в форме поместий и вотчин, определяют размер земельного пожалования в зависимости от принадлежности к той или иной прослойке служилого человека. В содержании глав четко прослеживается стирание граней между поместьем и вотчиной. Главное отличие между ними состояло в том, что последняя являлась наследственным владением, а первое — пожизненным. Прекращение службы теоретически влекло за собой изъятие поместья и передачу его другому служилому человеку. Поэтому каждый владелец поместья стремился превратить его в вотчину. Уложение удовлетворяло это желание: оно разрывало непосредственные связи между службой и владением поместьем — поместья оставлялись «в пожить» дворянам, лишенным возможности продолжать службу по старости, увечью, состоянию здоровья.

Определение Уложением доли поместной земли вдовам, сыновьям, не достигшим возраста для несения службы, а также дочерям тоже следует отнести к стиранию различий между поместьем и вотчиной.

Оформление Уложением сословного строя. Значение Уложения в истории России выходит за рамки оформления крепостного права. Едва ли не самый важный результат этого законодательного акта состоял в оформлении сословной структуры общества, в определении прав и обязанностей каждого из четырех сословий: дворяне обязаны были служить, то есть обеспечивать целостность и суверенитет государства; духовенство, или, как его называли в то время, царевы богомольцы, обязано было замаливать грехи мирян. Материальное обеспечение этих двух сословий государство возложило на крестьян. Посадское население обязано было заниматься торговлей и промыслами. Оно обеспечивало казну финансами в форме налогов и таможенных сборов. Как видим, решающая роль в оформлении сословий принадлежала государству.

Дворяне, оказавшиеся в наибольшем выигрыше от Уложения, не случайно требовали от правительства неукоснительного исполнения норм, зарегистрированных в «крепостном уставе», как они называли Уложение 1649 г.: «И чтоб в твоей государевой державе все люди Божии и твои, государевы, от великих о четырех чинов, освященный и служивый и торговый и земледелательный в своем уставе и в твоем царском повелении твердо и непоколебимо стояли, и ни един бы ни от единого ничем не обидим был, и кийждо людие по заповеди Божии от своих прямых трудов питалися ».

Уложение 1649 г. действовало более 200 лет. Оно открыло Полное собрание законов Российской империи, опубликованное в 1830 г., его отдельные нормы, относившиеся к уголовному праву, были использованы в Своде законов 1845 г. Из этого отнюдь не следует, что все 967 статей Уложения сохранили свою силу после их обнародования: одни из них были отменены, другие уточнены и дополнены, третьи — заменены другими. Однако в главном Уложение осталось незыблемым — оно вплоть до освобождения крестьян в 1861 г. сохранило значение «крепостного устава», закреплявшего права помещика на труд и личность крестьянина.

1. Были ли полностью преодолены последствия Смутного времени к концу правления царя Михаила Федоровича? 2. В какой сфере они наиболее ощущались? Назовите их основные проявления. 3. В чем причины городских восстаний и каковы их последствия? 4. Что заставило правительство царя Алексея Михайловича разработать Уложение 1649 г.? В чем его значение? 5. Что такое крепостное право? Как оно устанавливалось и когда окончательно оформилось? 6. В чем состояли основные права и обязанности дворян? 7. Какое место в государственной системе России занимала Русская православная церковь?


Поделиться: