Глава VI

ВСТУПЛЕНИЕ РОССИИ В НОВЫЙ ПЕРИОД

§ 28. Хозяйственное развитие

Территория и население в конце XVII в. Территория России к концу XVII в. значительно увеличилась за счет присоединения Левобережной Украины и Восточной Сибири. На северо-западе Россия граничила со Швецией, которая по Столбовскому миру 1617 г. отняла у нее побережье Финского залива. Граница с Речью Посполитой на западе была определена Андрусовским перемирием 1667 г., подтвержденным Вечным миром 1686 г. России был возвращен Смоленск, а граница к югу от него проходила по Днепру. На юге Россия граничила с вассалом Османской империи — Крымским ханством, владения которого распространялись на Северное Причерноморье, а также западное и восточное побережья Азовского моря. Крепость Азов в устье Дона находилась под властью Османской империи. На Северном Кавказе границы проходили по рекам Тереку и Сунже.

В Азии владения России соприкасались с местами проживания казахов. Определенных границ между кочевьями казахов и Россией не существовало. Далее на восток на огромных пространствах Сибири южным соседом России был Китай. Нерчинский договор 1689 г. более или менее точно определил границы там, где одну страну от другой отделяли реки Шилка, Гербица, Амур. На других участках демаркационная линия не была определена. На востоке владения России, в том числе Камчатку, острова Сахалин и Курилы, омывали воды Тихого океана.

Огромная страна была слабо заселена, в особенности Сибирь, где на грани XVII—XVIII вв. проживала всего 61 тысяча русских людей. Общая численность населения России на 1678 г. составляла 11,2 млн человек, из коих на долю горожан приходилось 180 тысяч. Это свидетельствовало о низком уровне разделения труда, а следовательно, и развития экономики.

Основную массу населения составляли крестьяне, среди которых преобладали помещичьи (52%), затем шли крестьяне, принадлежавшие духовенству (16%) и царской фамилии (9,2%). Незакрепощенных крестьян насчитывалось 900 тысяч. Все это население являлось феодально-зависимым от помещиков, духовенства, царской фамилии и государства. К привилегированным сословиям относились дворяне (70 тысяч) и духовенство (140 тысяч).

Самыми заселенными районами считались нечерноземный центр, а также западный и северо-западный регионы, то есть территории с наименее плодородными землями.

Крепостное хозяйство. Смута начала XVII в. сопровождалась разрушением производительных сил и уменьшением численности населения. То и другое вызывало запустение: на обширной территории, в особенности в центре, источники во многих случаях отметили наличие пашни, «лесом поросшей» толщиной в руку. Но Смута, кроме того, подорвала вековые условия жизни: вместо сохи и серпа в руках крестьянина оказывался кистень — по стране бродили отряды, грабившие местное население.

Затяжной характер восстановления хозяйства, занявшего три десятилетия — 20—50-е гг. XVII в., объяснялся также низким плодородием почвы Нечерноземья и слабой сопротивляемостью крестьянского хозяйства природным условиям: ранние заморозки, как и обильные дожди, вызывавшие вымокание посевов, влекли недороды. Бичом животноводства являлись заразные болезни животных, лишавшие крестьянскую семью как тяглового скота, так и молока и мяса.

Пашня обрабатывалась традиционными орудиями, остававшимися в течение веков неизменными: сохой, бороной, серпом, реже косой и плугом. Преобладающей системой земледелия было трехполье, то есть чередование озимых и яровых посевов с паром. В северных районах сохранилась подсека — самая трудоемкая система земледелия, когда землепашцу надлежало свалить лес, сжечь его, прорыхлить землю и затем засеять. Правда, изнурительный труд крестьянина вознаграждался более высокими урожаями в те несколько лет, когда зола удобряла почву. Обилие земли позволяло пользоваться перелогом — истощенная почва забрасывалась на несколько лет, в течение которых она восстанавливала плодородие, затем вновь пускалась в хозяйственный оборот.

Пахота, сев, боронование и выпас скота. Миниатюра из летописи

Низкий уровень земледельческой культуры объяснялся не только неблагоприятными почвенно-климатическими условиями, но и порожденным крепостничеством отсутствием у крестьянина заинтересованности в увеличении результатов труда — помещики, монастыри и ад министрация царских вотчин нередко изымали в свою пользу не только излишки, но и необходимый продукт. Отсюда во многом проистекало пользование рутинной техникой и рутинными системами земледелия, дававшими неизменно низкие урожаи — сам-два-три, то есть из каждого посеянного зерна землепашец получал два-три новых.

Главный сдвиг в сельском хозяйстве состоял в некотором устранении его натуральной замкнутости и постепенном втягивании в рыночные отношения. Этот длительный процесс протекал крайне медленно и в XVII в. затрагивал только незначительный слой помещиков, прежде всего тех из них, кто имел крупные хозяйства. Основная же масса как крестьянских, так и помещичьих хозяйств сохраняла натуральный характер: крестьяне довольствовались тем, что сами производили, а помещики — тем, что им доставляли те же крестьяне в форме натурального оброка: птицу, мясо, сало, яйца, грубое сукно, полотно, деревянную и глиняную посуду и т. д.

Типы хозяйств. Источники XVII в. сохранили для нас описания двух типов хозяйств и двух тенденций в их развитии. Примером одного из типов было хозяйство крупнейшего помещика страны Морозова. Боярин Борис Иванович Морозов, «дядька» (воспитатель) царя Алексея Михайловича, женатый к тому же на сестре супруги царя, отличался, как считали, чрезмерной жадностью и стяжательством. Про боярина современники говорили, что у него «такая же жажда к золоту, как обыкновенная жажда пить». Накопительство в этой бездетной семье поглощало много энергии его главы, и он значительно увеличил свои владения: в 1620-е гг. за ним числился 151 двор, населенный 233 душами мужского пола, а после его смерти осталось 9100 дворов с 27 400 крепостными.

Своеобразие хозяйству Морозова придавало наличие в нем разнообразных промыслов. Наряду с земледелием в его вотчинах, расположенных в 19 уездах страны, занимались производством поташа — удобрения из золы, используемого не только в своем хозяйстве, но и вывозимого за границу. Расположенные в приволжских вотчинах будные станы, на которых производился поташ, приносили боярину грандиозную по тем временам прибыль — 180 тысяч рублей1. Хозяйство Морозова было многоотраслевым — он содержал винокурни и железоделательный завод в Звенигородском уезде.

К аналогичному типу относилось и хозяйство царя Алексея Михайловича, с тем, однако, различием, что оно, будучи тоже многоотраслевым, не было ориентировано на рынок: в царских вотчинах действовали металлургический, стекольный и кирпичные заводы, но производимые на них изделия предназначались для нужд обширного хозяйства царя. Алексей Михайлович слыл рачительным хозяином и самолично вникал во все мелочи жизни вотчин. Он, например, закупал за границей породистых коров, в том числе голландских, вводил пятипольный севооборот, требовал обязательного удобрения полей навозом. Но в хозяйственных планах царя было и немало эфемерного: он, например, пытался в Измайлове выращивать дыни, арбузы, виноград и цитрусовые, из рассолов слабой концентрации вываривать соль в Хамовниках, на Девичьем Поле, под Коломенским.

Некоторые монастыри тоже организовывали в своих вотчинах промыслы (они возникли еще в XVI в.). Соловецкий, Пыскорский, Кирилло-Белозерский и другие монастыри, чьи владения были расположены в Поморье, богатом рассолами, содержавшими много соли, завели в своих вотчинах солеварение. Соль поступала на продажу. Связи с рынком поддерживали и другие крупные феодалы: Милославские, Одоевские.

Иной тип хозяйства сформировался у помещика средней руки Безобразова. В нем не выявляется следов интенсификации в виде промыслов и связей с рынком. Безобразов не любил службу, прибегал к уловкам, чтобы уклониться от нее, и предпочитал проводить время в деревне за хозяйственными заботами либо в Москве, откуда он зорко следил за деятельностью 15 приказчиков. Если у

1 Рубль XVII в. равнялся 17 золотым рублям конца XIX — начала XX в. Следовательно, доход Морозова от будных станов составлял свыше 3 млн золотых рублей.

Морозова всем сложным хозяйством руководила находившаяся в Москве вотчинная администрация, от имени боярина рассылавшая повеления приказчикам, то Безобразов лично руководил приказчиками.

Еще примитивнее было поставлено хозяйство у мелких помещиков и монастырей. Принадлежавшие им крестьяне едва обеспечивали жизненными ресурсами барина и монастырскую братию. Подобные феодалы, как светские, так и духовные, а таких было подавляющее большинство, вели несложное натуральное хозяйство.

Появление мануфактур. Главное новшество в экономическом развитии страны состояло в появлении мануфактур. В странах Западной Европы, в большинстве которых давно исчезло крепостное право, появление мануфактур обусловило наступление в них эпохи капитализма. В России во всех сферах жизни господствовали крепостнические порядки. Отсюда недостаточно высокий уровень мелких промыслов, из которых могла вырасти мануфактура, отсутствие рынка наемного труда, необходимых капиталов для создания мануфактур, сооружение и эксплуатация которых требовали значительных затрат. Не случайно владельцами первых железоделательных заводов в России выступали не отечественные, а иностранные купцы, привлекавшие для работы на них иностранных мастеров. На русскую почву переносились существовавшие на Западе более совершенные формы промышленного производства. Так происходило повсюду и во все времена: человечество избавляло себя от необходимости изобретать велосипед.

По крайней мере две особенности надлежит отметить на первом этапе развития мануфактурного производства в России: перенесенное на крепостную почву, оно приобрело черты вотчинного хозяйства, связанного с рынком; вторая особенность состоит в активной опеке государством крупного производства. Поскольку на металлургических заводах отливали пушки и ядра, в наличии которых было заинтересовано государство, то оно и обеспечивало мануфактурщика льготами: уже к первым металлургическим заводам государство прикрепило крестьян, обязав их выполнять самые трудоемкие работы, не требовавшие высоких профессиональных навыков, — добывать руду и изготовлять древесный уголь.

Тульская металлургическая мануфактура XVII в. Реконструкция

Среди ученых идут споры о количестве мануфактур в России XVII в. Некоторые из них занесли в список предприятия, в которых отсутствовал один из главных признаков мануфактур — разделение труда. На винокурнях, соляных варницах, кожевенных предприятиях использовался труд мастера и подмастерья. Подобные предприятия принято называть кооперацией. От мануфактур их отличает отсутствие разделения труда. Поэтому есть все основания считать наличие в России конца XVII в. всего 10—12 мануфактур, причем большинство из них функционировали в металлургии.

Для возникновения металлургических мануфактур требовались триединые условия: наличие рудных месторождений, леса для производства древесного угля и небольшой речки, перегораживаемой плотиной, для круглогодичного использования энергии воды, приводившей в движение мехи в доменных печах и молоты при ковке железа. Таким образом, в самых трудоемких процессах использовались несложные механизмы.

Первые доменные и молотовые заводы возникли в Тульско-Каширском районе, затем в районе Липецка, а также в Карелии, где появился и первый в России медеплавильный завод.

Все заводы Европейской России пользовались болотными рудами, из которых получались хрупкий чугун и низкосортное железо. Поэтому железо высокого качества Россия продолжала закупать в Швеции. Знаменитую руду уральских месторождений стали использовать только с начала следующего столетия.

Торговля. Несмотря на низкую покупательскую способность населения, обусловленную натуральным характером хозяйства, в развитии внутренней торговли прослеживаются известные успехи. Они были вызваны начавшейся специализацией некоторых районов в производстве какого-либо вида изделий. Так, Ярославль и Казань славились выделкой кожи и юфти, Тула — изготовлением железа и изделий из него, Новгород и Псков — полотна.

Оптовая торговля сосредоточивалась в руках самых богатых купцов, зачисленных государством в привилегированные корпорации гостей и торговых людей гостиной и суконной сотен. Главная привилегия гостей состояла в праве выезда за границу для торговых сделок. Мелочной торговлей занимались как производители товаров, так и перекупщики, а также агенты богатых купцов.

Повседневная торговля велась только в крупных городах. Огромное значение во внутреннем обмене приобрели ярмарки. Крупнейшие из них, такие, как Макарьевская под Нижним Новгородом, Ирбитская на Урале, Свенская под Брянском и Архангельская на Севере, имели всероссийское значение и привлекали купцов, преимущественно оптовиков, со всей страны. Кроме них существовали ярмарки областного и городского значения. Они отличались как скромными размерами, так и менее разнообразным ассортиментом товаров.

Купец, считающий деньги. Гравюра

Более заметные сдвиги прослеживаются во внешней торговле, о чем можно судить по числу кораблей, прибывавших в Архангельск — единственный морской порт, связывавший Россию со странами Западной Европы: в 1600 г. их приплыло 21, а в конце столетия прибывало около 70 кораблей в год.

Главной статьей русского экспорта была добывавшаяся в Сибири «мягкая рухлядь», как тогда называли пушнину. Вслед за ней шли сырье и полуфабрикаты: лен, пенька, смола, лес, деготь, поташ.

Мачтовый лес, лен и пенька пользовались широким спросом морских держав, применявших их для оснастки кораблей. К полуфабрикатам, изготавливавшимся ремесленниками, относились кожа, особенно юфть, представлявшая ее самый высокий сорт, а также полотно.

В экспорте участвовали крупные помещики (Морозов, Одоевский, Ромодановский и др.), а также богатые монастыри. Не считал зазорным участвовать во внешней торговле и царь Алексей Михайлович.

Предметом импорта являлись преимущественно изделия западноевропейских мануфактур (сукна, зеркала, железо, цветные металлы, стекло и др.), а также предметы роскоши, употребляемые двором и аристократией: вина, дорогие ткани, пряности, украшения.

Если на севере окном в Европу являлся Архангельск, то на юге такая же роль выпала на долю Астрахани, ставшей перевалочным пунктом в торговле с Ираном, Индией и Средней Азией. Астрахань, кроме того, выполняла роль транзитного пункта для западноевропейских купцов, торговавших с восточными странами.

На протяжении XVII в. на экономическое развитие России оказывали влияние два взаимосвязанных фактора: отсталость вызвала крепостное право, которое, в свою очередь, усугубило отставание. Тем не менее заметен прогресс, отразившийся в появлении мануфактур, оживлении внутренней торговли, в установлении более тесных экономических связей со странами Западной Европы и Востока. Таким образом, начал складываться всероссийский рынок.

После Смуты наступила стабильность в положении династии Романовых, но она не сняла остроты социальных противоречий. Они проявились в Соляном бунте и оформлении крепостного права Уложением 1649 г.

1. Охарактеризуйте территорию и население России во второй половине XVII в. 2. Что собой представляло сельское хозяйство в это время? 3. Какие новые явления наблюдались в экономике России? 4. Охарактеризуйте мануфактуры России XVII в. Чем они отличались от мануфактур Западной Европы? 5. Охарактеризуйте торговлю России этого времени: чем торговала? С какими странами? Что ввозила и откуда?


Поделиться: