§ 21. Россия в годы Ливонской войны и опричнины

Начало Ливонской войны. В конце 1550-х гг. в правительственных верхах возникли разногласия в выборе главного направления внешней политики. Часть членов Избранной рады выступала за продолжение прежней политики — борьбы с татарскими «царствами». Другие обращали внимание на западное направление. Каждая из сторон имела веские аргументы. Дело решил Иван IV, поддержавший поворот на Запад.

Русское государство остро нуждалось в расширении связей с европейскими странами. Речь шла не только о торговле — в перспективе эти связи открывали новые возможности для общения со странами Европы.

Главным противником был признан Ливонский орден. Поводом для войны послужил вопрос о так называемой «юрьевской дани». По договору 1554 г. дерптский епископ обязался платить дань за Юрьев (Дерпт). Однако условия договора постоянно нарушались. В январе 1558 г. русские войска вторглись в Ливонию. Началась одна из самых продолжительных войн в отечественной истории.

Первоначально успех сопутствовал Ивану IV. Были заняты Дерпт и Нарва, воевода П. И. Шуйский пошел к Ревелю. Однако город, в котором преобладало немецкое население, не сдался.

Несмотря на победы, члены Избранной рады, сторонники борьбы с Крымским ханством, продолжали упорствовать в своем мнении. Это привело к их разрыву с царем. Больше того, когда в 1560 г. умерла Анастасия, обвинения в пренебрежении к покойной царице пали на Адашева и Сильвестра. Сильвестр был отправлен в далекий Соловецкий монастырь. Алексей Адашев оказался сначала на воеводстве, а затем в тюрьме. От более ужасной участи его спасла лишь смерть.

Внешнеполитические разногласия — лишь зримая канва событий, итогом которой стало прекращение в 1560 г. деятельности Избранной рады. В действительности Иван IV уже давно тяготился своими советниками. Он считал, что их вмешательство в управление умаляет его царскую власть. Иван Васильевич не ощущал себя истинным самодержцем. Для него время Избранной рады стало временем предосудительного «многовластия».

Это расхождение с советниками происходило незаметно, и мы можем назвать только отдельные вехи. В марте 1553 г. Иван IV тяжело заболел. Многие полагали, что царь «к концу приближися». Иван потребовал от окружения присяги своему сыну — полуторагодовалому Дмитрию-«пеленочнику». Однако далеко не все бояре стремились выполнить волю царя. Часть придворных ориентировалась на Владимира Андреевича Старицкого. Заколебались даже некоторые члены Избранной рады. Не потому, что были принципиальными противниками царевича Дмитрия, а из-за опасения повторения при царе-младенце эпохи боярского правления. Для них подобный поворот означал прекращение реформ. Между тем Владимир Андреевич успел зарекомендовать себя как человек здравый.

Кризис разрешился выздоровлением Ивана. Репрессий не последовало, но у царя была злая память. Как оказалось, он ничего не забыл. В начале 1560-х гг. все обиды вышли наружу.

Военные успехи России вызвали сильные опасения соседей. К 1560 г. почти вся Ливония оказалась в руках царя. Ливонский орден, по сути, прекратил свое существование — он признал себя вассалом Сигизмунда II Августа, короля польского и великого князя литовского. Часть Ливонии — Эстляндия — переходит под власть Швеции. Датский принц Магнус стал владетелем острова Эзель. В итоге произошло то, чего опасались противники этой войны: вместо слабой Ливонии России предстояло бороться с тремя сильными державами — Польско-Литовским, Шведским и Датским государствами. Правда, Ивану IV удалось на время избежать столкновения со Швецией и сблизиться с Данией. Центр противостояния переместился в Литву.

Военные действия распространяются на территорию Литвы. В 1563 г. был взят Полоцк. Но на следующий год удача изменила Ивану. Царские полки терпят поражение под Невелем и особенно тяжелое — под Оршей. Иван IV видит главную причину неудач в нерадении и измене воевод. Опалы чередуются с казнями. Последующие события покажут, что это еще не «лютость» Грозного, а лишь прелюдия к ней. Тем не менее страх гнетет всех. Андрей Курбский, которому хорошо была известна судьба его сотоварищей — членов Рады, не дожидается развязки и бежит из Юрьева в Литву. Позднее князь направил царю послание с обвинениями в бессудных расправах с верными слугами. Иван отвечает ему. Так появилась знаменитая переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским — один из самых интересных и драматических памятников XVI в.

Учреждение опричнины. В декабре 1564 г. Иван Грозный с царицей, детьми и казной уехал в Александровскую слободу. Отсюда он прислал митрополиту Афанасию грамоту, в которой объявлял о своем уходе с царства. Причина — гнев на бояр, служилых и приказных людей, которые творят насилия, измены и непослушание. Одновременно с Лобного места была оглашена другая грамотка к простым москвичам: царь оставляет царство, но «гневу на них (то есть на народ) и опалы никоторые нет».

Все пришло в смятение. Царь умело натравил «низы» на «верхи». Сами же «верхи» находились в растерянности — страшно было помыслить, чтобы богоданный государь уходил с престола.

Под давлением народа, обещавшего «потребить изменников», бояре и духовенство «уговорили» Ивана Васильевича вернуться на царство. В ответ царь выдвинул условие, которое принимается без оговорок: он сам расправляется с изменниками и учреждает опричнину.

Опричниной на Руси принято было называть удел, который выделялся вдове князя в пожизненное пользование, как бы кроме — «опричь» — всей остальной земли. Иван Грозный придал этому слову новый, зловещий смысл. Царь прибегнул к своему излюбленному способу — расколу. Страна была разделена на опричнину — как бы особый государев удел — и на земщину с соответствующим разделением всех элементов власти и управления.

Появились две Боярские думы и два войска — опричное и земское. Даже столиц было две — огромная Москва и внушающая ужас Александровская слобода. По стране шел «перебор людишек»: вотчинники и помещики взятых в опричнину уездов должны были оставлять свои имения и перебираться в земщину. Впрочем, намерение переселить земских оказалось трудновыполнимо. Тем не менее у многих поместий и вотчин появились новые владельцы — старые погибли в результате опал и казней.

Сами опричники были организованы на манер монастырской братии, где игуменом был сам царь, возомнивший, что он творит Страшный суд.

Смысл опричнины. Едва ли какое-то событие в нашей истории вызывало столько разноречивых оценок и споров, как опричнина. В чем ее смысл и есть ли он вообще? Не была ли опричнина порождением больного человека, тирана и изверга?

Едва ли мы сможем найти бесспорные ответы на все эти вопросы, но, обратившись к фактам бесспорным, можно сделать целый ряд выводов.

Учреждая опричнину, Иван Грозный прежде всего думал о своей власти. Выше мы уже видели, что его политическим идеалом было неограниченное самодержавие. «Зачем же самодержавцем называется: если сам не управляет?» — риторически заключал он, обращаясь к своему строптивому оппоненту князю Курбскому.

Фанатик «истиннаго христианского самодержавства», Иван Грозный почитал лишь одну власть — полную, безраздельную, над всеми без исключения подданными, у которых нет собственно никаких прав и лишь одни обязанности, главная из которых — беспрекословное повиновение.

Понятно, что при таких взглядах царь не мог не разойтись с Курбским, который писал, что царь, «аще и почтен царством, должен искать доброго и полезного совета не токмо у советников, но и всенародных человек» (то есть простых людей). Но взгляды Курбского — это, возможно, и программа Избранной рады. Значит, утверждая опричнину, царь навязывал стране свою модель самодержавной власти и свое понимание централизации.

Иван IV Грозный

Опричнина означала решительную перемену способов и методов управления. Прежние методы, которые опирались на традиции, правовые нормы и религиозно-нравственные установки, сменились режимом открытой диктатуры и террора. Свою слабость, обусловленную неразвитостью государственного аппарата — прямое следствие незавершенности реформ Рады, — власть компенсировала жестокостью.

Наступило царство террора.

Опричнина нанесла удар по церкви, идеологическое могущество которой давало ей известную политическую самостоятельность. В 1568 г. царь столкнулся с митрополитом Филиппом (Колычевым), который воспользовался правом церкви оценивать действия властей с религиозно-нравственных позиций, соотносить их с божественными установлениями. Митрополит публично осудил Ивана Грозного и опричнину за казни невинных людей. Надо было иметь немалое мужество, чтобы решиться на такое. В ответ царь приказал низложить мятежного митрополита. Послушный царской воле, Освященный собор — собрание высших иерархов церкви — безропотно лишил Филиппа его сана. Филипп был сослан в Тверь в Отроч монастырь. Два года спустя царский любимец, опричник-палач Малюта Скуратов удушил старца в келье.

Судьба Филиппа — предостережение. Даже Иван Грозный не мог отнять у церкви право наставлять и оценивать. Но он на практике очертил ту границу, за которую было уже опасно преступать, когда речь заходила о власти самодержца.

Удар был нанесен по Новгороду. Осенью Иван получил известие о якобы открывшемся намерении новгородцев изменить ему. Главный опричник давно уже испытывал недоверие к Новгороду, прошлое которого было для него синонимом своеволия и непокорности. К тому же он подозревал новгородцев в симпатиях к Владимиру Старицкому.

В 1570 г. опричное войско появилось в Новгороде и учинило кровавый погром. Погибло несколько тысяч человек. Один из опричников похвалялся: пошел в поход на одной лошаденке, вернулся на 48, 22 из которых везли телеги с награбленным добром.

Подобную участь готовили и Пскову. Спас случай — страшное предсказание юродивого испугало суеверного царя.

Воюя с собственными подданными, Иван не забывал о своих главных противниках. Старицкий князь вел себя лояльно по отношению к своему царственному родственнику. Он даже был причастен к безвинной гибели собственных слуг — лишь бы угодить царю. Но для царя Владимир Андреевич был опасен как потенциальный противник, как человек, который по одной своей принадлежности к великокняжескому роду мог стать знаменем оппозиции. Поэтому в 1566 г. царь вырвал князя из его родного удела, где на Владимира Андреевича привыкли смотреть как на своего государя. А спустя три года наступил последний акт драмы: был инспирирован донос о намерении Владимира Андреевича отравить царя. В ответ Иван Грозный заставил старицкого князя вместе с частью семьи выпить яд.

Террор имеет то свойство, что, преступив все грани, начинает пожирать самих исполнителей. Вскоре царский гнев обрушился и на опричников. Летом 1570 г. были устроены массовые и изощренные казни. Казнили земских бояр и опричников. Казни сменялись пирами и оргиями. Опричнина окончательно вырождалась в банду убийц.

Продолжение Ливонской войны. Конец опричнины. Война и опричнина оказались вещами взаимосвязанными. Поражения давали основания Ивану Грозному обвинять своих воевод в измене и напускать на них опричников; гибель воевод, ратных людей и разорение страны, в свою очередь, отражались на боеспособности русских ратей и оборачивались новыми неудачами. Новые неудачи давали повод для новых репрессий. Царь с невероятной последовательностью загонял страну в заколдованный круг, из которого не было исхода.

Ко времени учреждения опричнины страна, по сути, воевала на два фронта — в Литве и Ливонии и против крымского хана Девлет-Гирея.

Правда, в 1566 г. возникла возможность заключить перемирие с сохранением завоеваний в Ливонии. Царь созвал Земский собор для обсуждения этого вопроса. Война сулила новые тяготы и бедствия, но тем не менее участники собора высказались за ее продолжение. Правда, при этом была подана челобитная с просьбой отменить опричнину. Иван Грозный казнил челобитчиков.

Возобновившаяся война шла с переменным успехом. В 1569 г. между Великим княжеством Литовским и королевством Польским была заключена уния, которая завершила долгий процесс сближения двух государств. Отныне Москве приходилось иметь дело с единой Речью Посполитой — республикой Польской, военный потенциал которой превосходил возможности разоренной России.

Правда, преимущество выявилось не сразу. После смерти бездетного короля Сигизмунда II Августа наступило длительное бескоролевье — время смут и раздоров. Иван возобновил наступление в Ливонии, где было создано зависимое от России королевство, на престол которого царь посадил датского принца Магнуса, женатого на дочери Владимира Старицкого.

В 1571 г. на Москву обрушилось страшное бедствие: воспользовавшись тем, что главные силы царя увязли в Прибалтике, крымский хан Девлет-Гирей переправился через Оку и подошел к Москве. Крымцы подожгли город. Пожар имел катастрофические последствия. Современники, явно преувеличивая, называли до 300 тысяч погибших. Виновными были объявлены бояре, отвечавшие за оборону столицы.

Но уже сам Иван стал осознавать все губительные последствия опричного раскола и террора. Земские войска изнемогали в неравной борьбе. Опричные, поднаторевшие на убийствах и грабежах, не были способны защитить родную землю. Когда на следующий год окрыленный успехом крымский хан вновь двинулся на Москву уже с намерением добиться ее вассальной зависимости, против него выступило объединенное земско-опричное войско под командой опытного земского воеводы князя Михаила Воротынского. В битве у Молоди, близ Серпухова, противник был разгромлен. Осенью 1572 г. царь объявил об отмене опричнины. Это не значит, что Иван Грозный навсегда отказался от бессудных опал и казней. На следующий год погибли многие воеводы, в том числе Воротынский — победитель крымцев.

Прием литовских послов Иваном IV. Миниатюра из летописи

Опричнина подорвала пережитки удельной старины. Но цена за это оказалась несоразмерной. К тому же эти пережитки преодолевались — правда, не столь решительно и кроваво — в ходе реформ 1550-х гг. Опричная политика в основе своей оказалась антинациональной. Цель ее была сугубо эгоистическая: ради достижения неограниченной власти царя над жизнью и имуществом подданных страна раскалывалась и опрокидывалась в пучину террора. Погибли тысячи. Причем не только люди знатные, но и множество простых людей.

Опричниной и террором царь, несомненно, достиг укрепления режима личной, неограниченной власти. Но парадокс заключался в том, что одновременно эта власть оказалась ограниченной. Грозный монарх сам, разорением страны и казнями, сузил свои возможности: не случайно первая половина его царствования была отмечена внешнеполитическими успехами, а вторая — неудачами. Ведь чтобы побеждать, нужны реальные силы, а не одни только гневные окрики и без устали работающий топор палача.

Опричнина и Ливонская война поставили страну на грань катастрофы.

Завершение Ливонской войны. В 1578 г. избранный на польский престол талантливый полководец Стефан Баторий перешел в наступление в Ливонии. Многие завоеванные города оказались утеряны. На следующий год пал Полоцк. Возобновила активные военные действия Швеция. В 1580 г. еще удар — Баторий занял Великие Луки, шведы — Корелу. Война переместилась за московские рубежи, внутрь страны.

Напуганный Иван IV ищет мира: он готов отдать почти все из утраченного и еще сохраненного, кроме Нарвы. Но Баторий уже почувствовал свое могущество. В 1581 г. он с большими силами, собранными по всей Европе, осадил Псков. Пять месяцев гарнизон и жители города под предводительством воеводы князя И. П. Шуйского отражали приступы противника. Очевидец осады, сторонник короля, вынужден был признать: «Русские... едят один хлеб, умирают с голоду, но не сдаются».

Баторий отступил. Страну спас не царь, готовый, по слухам, даже на то, чтобы бежать от возмущения своих подданных в Англию, а простой народ и выполнившие свой долг воины.

В 1582 г. Речь Посполитая, нуждавшаяся в мире не менее России, пошла на заключение Ям-Запольского перемирия. По его условиям Москва отказывалась от Ливонии и земель, завоеванных в Литве. Польша возвращала Великие Луки.

В 1583 г. заключено еще одно перемирие в Плюссе. На этот раз со Швецией. По нему Россия теряла не только Нарву, но и часть побережья Финского залива.

Окончание правления Ивана Грозного. Бесславно заканчивалось правление Ивана Грозного. В результате войны в несколько раз вырос податный гнет. Посадские люди бросали свои тягловые дворы, крестьяне — пашню и бежали в поисках лучшей доли. Во многих местах запустение приобретало колоссальные размеры. В Псковской и Новгородской землях распахивали лишь десятую часть ранее обрабатываемых земель. Наступил хозяйственный кризис.

Правительство судорожно искало пути выхода из него. Казалось, что самое простое — навсегда прикрепить тяглеца к земле. Эта мера вполне отвечала интересам провинциальных помещиков, для которых бегство или выход крестьянина оборачивался катастрофой. В начале 1580-х гг. проводится новое описание земель. Оно должно выявить реальные податные возможности населения. Одновременно описание используют для упрочения власти помещиков и вотчинников. Крестьянам было объявлено об отмене выхода в Юрьев день. По-видимому, первоначально эта мера трактовалась как временная — для проведения переписи. Эта временная мера длилась века!

Отмена Юрьева дня ограничивала свободу крестьянина и прикрепляла его к земле. Это был важный шаг в утверждении крепостничества и крепостного права. Проведена была эта мера в интересах и помещиков, и правительства. Ее непосредственная причина — печальные итоги правления Ивана Грозного. Но вспомним, как неумолимо феодалы и феодальное государство наступали на права крестьян. Крепостничеством страна расплачивалась за свою отсталость, медленные темпы развития. Эту мысль можно выразить иначе: бедное общество и бедное государство принуждены были обращаться к самым экономически неэффективным способам обеспечения служилых людей — к крепостничеству.

Утверждая самодержавную модель централизации, Иван Грозный нанес сокрушительный удар по самой централизации. Не получили разрешения важнейшие общественно-политические проблемы. Люди, прошедшие опричнину, уже готовы были решать их привычным им способом — насилием. С нравственным оскудением пала цена человеческой жизни. Сам царь тому давал пример. Своего старшего сына, Ивана Ивановича, он убил в припадке слепого гнева, по укоренившейся привычке ударив — убить (бил посохом в висок!). Наследником, а затем царем стал Федор Иванович, человек слабый и недалекий. Даже в этом отношении Иван IV потерпел крушение. Всю жизнь, по собственному признанию, он стремился высоко нести «хоругвь самодержавия», пролил ради нее реки безвинной крови, и теперь ему некому было передать самодержавное «знамя».

Близилась Смута, семена которой были щедро разбросаны Иваном Грозным.

1. Почему Россия была заинтересована в связях с Западной Европой? 2. Что мешало этим связям? 3. В чем причины Ливонской войны? 4. Охарактеризуйте внутриполитическую борьбу вокруг вопроса о первоочередности решения внешнеполитических задач. 5. Чем была вызвана опричнина? Какими методами она проводилась? Как отразились личные качества Ивана Грозного на проведении опричнины? Охарактеризуйте результаты опричнины. 6. Как влияли набеги крымских татар на события Ливонской войны? Какую роль сыграла опричнина в ходе этой войны? 7. Расскажите о военных действиях на завершающем этапе Ливонской войны. Каковы ее результаты? 8. Подведите итоги правления Ивана IV. 9. Охарактеризуйте Ивана Грозного как личность и государственного деятеля. 10. Дайте общую оценку методов проведения централизации.


Поделиться: