§ 16. Образование единого Русского государства

Иван III Васильевич. В 1462 г. московским князем стал Иван III (1462—1505). В его лице Русь обрела выдающегося государственного деятеля, на голову превосходящего большинство своих предшественников. Хладнокровный и выдержанный, он редко поддавался эмоциям и умел терпеливо ждать своего часа. При необходимости он даже шел на уступки, отступал, но потом оказывалось, что своего добивался именно он, а не его противник. Иван III относился к тем политикам, которые умели определять главные цели. Но не менее умело он находил способы и пути их достижения.

Новый московский государь обычно не любил доводить дело до открытых столкновений. Прекрасно осознавая всю значимость силы в политике и имея эту силу, он тем не менее предпочитал пускать ее в ход в самом последнем случае, добиваясь своего уговорами, соглашениями и угрозами. Это не значит, конечно, что Ивану Васильевичу были чужды человеческие слабости. В решительные минуты и он был подвержен сомнениям и колебаниям.

Вступив на московский стол молодым человеком, он умер, по понятиям того времени, глубоким 65-летним старцем. Как никто из прежних московских князей, он потрудился над созданием самодержавной власти. К концу жизни его слово было столь грозно, что окружение не осмеливалось открыто перечить ему. Страх был столь велик, что, когда Иван III по старческой немощи засыпал за столом или во время заседания Боярской думы, все безропотно ждали его пробуждения.

Эпоха поставила перед Иваном III три главные задачи. Ему предстояло продолжить и завершить объединение русских земель вокруг Москвы; окончательно освободиться от ордынской зависимости; наконец, приступить к строительству нового, единого государства.

Объединение земель вокруг Москвы. В 1300 г. Московское княжество занимало скромную территорию 20 тысяч км2. К началу княжения Ивана III оно уже раскинулось на 430 тысячах км2. Когда в 1533 г. умер сын Ивана III Василий III, с именем которого связывается завершение собирания русских земель вокруг Москвы, территория нового государства достигла 2800 тысяч км2. История развивалась как бы по следующему сценарию: запоздалый старт, медленный разбег, стремительное завершение. Это не было случайностью: для рывка нужны были силы, которые накапливались московскими правителями в продолжение десятилетий со скопидомством и рачительностью Калиты. Замечательно, что торжество силы особенно ощутимо при Иване III. Он уже мало и редко покупал земли — последняя купля им была совершена в Ростове в середине 70-х гг. XV в. — а предпочитал их присоединять. Особенно важным оказалось присоединение Новгородского государства.

Иван III. Гравюра XV в.

Стиснутый между Московским и Литовским государствами, Новгород оказался в условиях, когда уже трудно было проводить независимую политику.

Предстояло сделать выбор, в любом случае грозящий утратой суверенитета: Литва или Москва? С последней Новгород объединяло множество связей, более прочных, чем с Литвой. Но Москва страшила своей тяжелой княжеской дланью, тогда как в Литве отношения между государем и подданными строились на договорных началах. Последнее особенно привлекало новгородское боярство, мечтающее о сохранении своих прав.

В 1471 г. новгородцы под давлением пролитовской партии повели активные переговоры с польским королем и великим князем литовским Казимиром IV. В город были присланы его наместники — православные князья из Литвы. Все это было сделано в нарушение Яжелбицкого договора, что дало повод Ивану III вмешаться в события. Конфликт был преподнесен как измена новгородцев и их отступление от православия. В итоге война приобрела религиозно-патриотическую окраску и под московские знамена пришли рати из других удельных княжеств и Пскова. Новгородцы оказались изолированы, и все их попытки призвать на помощь Казимира — с ним был даже заключен союз — ни к чему не привели: бороться приходилось в одиночку.

Война велась подчеркнуто жестоко. Московским воеводам приказано было «жечь и пленить, и в полон вести, и казнить без милости жителей за неповиновение великому князю». Этим Иван III как бы подчеркивал, что наказывает не подданных соседнего государства, а своих подданных-изменников.

Решающее столкновение произошло в середине июля 1471 г. на реке Шелони. Традиционно считается, что многочисленному новгородскому ополчению было трудно устоять перед испытанными в ратях московскими воинами под командованием выдающегося полководца князя Даниила Холмского. С этим трудно спорить. Но ведь двести с небольшим лет назад те же ополченцы выдержали на льду Чудского озера удар закованных в доспехи рыцарей. По всей видимости, новгородцы, еще не обнажив оружия, были надломлены духовно: и они привыкли смотреть на московского князя и митрополита как на своих политических и религиозных лидеров. К тому же олигархическое правление боярства в Новгороде не побуждало их к крепкостоятельству.

Новгородцы были разбиты, схваченные предводители «литовской партии» казнены. Победа Москвы была закреплена подписанием в сельце Коростыни договора. Новгород признавал себя «отчиной» великого князя и обязался не вступать ни в какие отношения с соседними государствами. Иван III, в свою очередь, обещал уважать традиции — держать Новгород «в старине, по пошлине, без обиды».

Иван III был слишком прозорливым политиком, чтобы не понимать: такое положение не могло быть устойчивым. Он стремится действовать не одной только силой, но и милостью. В 1475 г. великий князь появился в Новгороде. Он разбирает тяжбы, судит, завоевывая популярность среди простых горожан и изолируя сторонников новгородской вольности.

Вскоре наступила развязка. Новгородское посольство признало Ивана III «государем», заменив прежнее обращение «господин». Разница была принципиальная: в понимании людей того времени обращение «государь» означало признание отношений подданства, в московском варианте — полновластие, безоговорочное подчинение, тогда как термин «господин» содержал массу оттенков — от равенства до разной меры покровительства.

Однако в Новгороде было объявлено, что послы превысили свои полномочия. Под предлогом наказания новгородцев за нарушение «крестного целования государю» Иван III в 1477 г. двинулся в поход. Город был осажден. Среди горожан начались разногласия — не напрасно великий князь демонстрировал свою «милость» и желание судить «по правде».

Вывоз вечевого колокола из Новгорода в Москву. Миниатюра из летописи

В январе 1478 г. новгородцы сдались на условиях Ивана III. Эти условия были не просто жестоки — они означали полную ликвидацию независимости Господина Великого Новгорода: «Вечевому колоколу в отчине нашей в Новгороду не быть, посаднику не быть, а государство нам свое держати». В Новгород были направлены великокняжеские наместники, заменившие посадников и тысяцких. Уникальная новгородская государственность была упразднена, по своему устройству Новгород уравнивался с другими областями Московского государства.

Иван III обещал не нарушать собственнические права новгородского боярства. Однако в том и было отличие московских порядков от литовских, что великий князь сам распоряжался своим словом. Иван Васильевич посчитал за лучшее вырвать из Новгородской земли с корнем всякую оппозицию еще до того, как она обретет силу. Вскоре начались широкие конфискации вотчин новгородских землевладельцев боярского и небоярского происхождения и их переселение в центральные и поволжские районы. Объем конфискаций составил почти 90% земель. Вместо прежних владельцев здесь появились новые — московские служилые люди, всецело преданные великому князю.

Присоединение огромной территории, доходившей до Урала и Ледовитого океана, раздвинуло границы Русского государства. Однако этим дело не ограничилось. Тогда же в состав государства вошли пермские земли, Вятка. Следом пришла очередь Тверского княжества, стиснутого со всех сторон землями Ивана III. К этому времени преимущество Москвы над Тверью стало настолько очевидным, что тверскому князю Михаилу Борисовичу можно было устоять лишь в союзе с Литвой. Угроза литовско-тверского союза, направленность которого не вызывала никаких сомнений у Ивана III, толкнула его к быстрым и решительным действиям. Вторгшиеся в 1483 г. в тверские земли великокняжеские войска навязали Михаилу Борисовичу унизительный договор, который низводил его до уровня удельного князя Московской Руси: тверской князь обязался прекратить всякие сношения с Литвой. Два года спустя были перехвачены грамоты Михаила Борисовича, адресованные Казимиру. Нарушение договора стало поводом для открытия военных действий. Иван III вместе с сыном от первого брака Иваном (его мать Мария Борисовна была сестрой тверского князя) в 1485 г. осадил Тверь. Тотчас начались переходы на сторону великого князя тверичей: «Приехаша к великому князю бояре тверские и били челом великому князю в службу». Михаил Борисович, лишившись возможности сопротивляться, бежал в Литву. На тверской стол был посажен наследник Ивана III — Иван Иванович. Завершился многолетний спор между Москвой и Тверью, значимость которого Иван III подчеркнул, приняв в том же, 1485 г., титул государя всея Руси.

Иван упразднял не только суверенные великие княжения, такие, как ярославское или ростовское, но и уделы собственных братьев. После смерти брата, Бориса Васильевича, он не стал делить его вологодский удел между братьями, как того требовала традиция, а целиком присоединил к своим владениям. В 1491 г. Иван III обвинил своего брата Андрея Угличского в сношениях с Казимиром и посадил «за железы» — в заключение. Из него Андрей Васильевич так живым и не вышел. Его удел отошел старшему брату.

Василий III. Гравюра XVI в.

К концу правления Ивана III лишь немногие области сохраняли свою независимость. Однако и она уже была призрачной.

Псковичи безропотно принимали великокняжеских наместников. Великий князь рязанский воспитывался при московском дворе. В годы правления Василия III Ивановича (1505—1533) процесс объединения страны был завершен.

В 1510 г. Василий III прибыл в Псков для разбора взаимных претензий псковичей и великокняжеского наместника князя Репнина-Оболенского. Суд был скорый, со «смертным приговором» для псковской автономии. Василий Иванович приказал снять вечевой колокол, а наиболее влиятельных псковичей, среди которых были бояре и купцы, переселить внутрь государства. Дело не дошло до вооруженного столкновения, все разрешилось мирно. Но псковичи тяжело переживали утрату вечевых порядков. «О славнейший среди городов — великий Псков! О чем сетуешь, о чем плачешь?» — вопрошал безымянный автор «Повести о псковском взятии», сравнивая случившееся с неприятельским нашествием. Судьбы Пскова, Новгорода, Вятки одинаковы: самодержавная власть не терпит разнообразия, тем более если в этом разнообразии присутствуют демократические вечевые элементы. Стремление к единообразному устройству, с помощью которого легче управлять, свойственно самодержавной власти: в этом ее не могла остановить ни строптивость Новгорода, ни лояльность Пскова.

В 1521 г. окончательно утратило свою независимость Рязанское княжество. Последний рязанский князь по приказу Василия III был схвачен и заточен в темницу.

Присоединение суверенных и полузависимых земель и княжеств к Москве — лишь часть истории формирования территории единого Русского государства. В конце XV в. эта история пополнится войнами за русские княжества, оказавшиеся в составе Польско-Литовского государства.

«Стояние на реке Угре». Конец ордынского ига. Ко второй половине XV в. Золотая Орда распалась на ряд самостоятельных государственных образований, ведущих между собой борьбу за первенство. Первым выделилось Крымское ханство, которое в 1475 г. оказалось в вассальной зависимости от Турции.

В Западной Сибири появилось Сибирское ханство.

В Среднем Поволжье раскинулось уже упомянутое Казанское царство, в котором утвердилась ханская династия Улу-Мухаммеда. Один из его наследников, царевич Касим, перешел на службу к московским князьям. Ему был пожалован город Касимов, и с тех пор отряды касимовских татар на правах служилых людей воевали в составе русского войска.

Отношения между Москвой и Казанью складывались непросто. Короткие промежутки затишья сменялись продолжительными войнами. Особенно упорны они были в начале правления Ивана III. Последний уже отказывался от только оборонительной тактики, к которой обыкновенно прибегали русские военачальники в столкновениях с ордынцами. В ответ на набеги казанцев московские рати вторгаются в пределы ханства и даже пытаются посадить Касима на казанский престол. Но своего Ивану III удалось добиться лишь в конце 1480-х гг., когда впервые была взята Казань. Опытный политик, великий князь пытался упрочить свое влияние в Среднем Поволжье тем, что сажал на «царство» зависимого от себя хана. При неустойчивом внутреннем положении это было трудно сделать: в Казани существовали враждебные московским правителям группировки, мечтающие о независимости или ориентировавшиеся на единоверную Турцию.

В середине XV в. в низовьях Волги появилось Астраханское ханство.

Однако главным противником Москвы оставалась Большая Орда, претендовавшая на роль наследника Золотой Орды. Отношения с ее ханом Ахматом достигли пика напряженности в 1470-е гг., когда Иван III прекратил выплату дани в Орду. Ахмат задумал восстановить подданнические отношения и укрепить свое положение.

Хан учитывал перемены в соотношении сил. Он уже не мог надеяться на достижение того многократного преимущества, которое буквально подавляло русские рати в давние времена. Ставка делалась на мобилизацию всех сил, внезапность удара, поиск союзников и... на привычку к повиновению, на страх, который возникал при одном упоминании имени хана на Руси. Готовясь к выступлению, Ахмат заручился обещанием Казимира принять участие в войне против Москвы. На руку хану было и известие о мятеже братьев великого князя — Андрея Большого и Бориса Волоцкого.

Братья давно тяготились властью Ивана III, который в своем стремлении к единодержавию преступал традиции. Особенно их возмутил захват великим князем выморочного удела Юрия Васильевича. Иван III вынужден был пойти на некоторые территориальные уступки, но достаточно было дуновения, чтобы тлеющие угли недовольства превратились в большой пожар. В 1479 г. люди Ивана III вторглись во владения Бориса. Тогда Андрей и Борис отказались повиноваться старшему брату и вступили в переговоры с королем Казимиром. Ахмат не без основания надеялся на раскол между князьями московского дома — весь прежний опыт свидетельствовал, что отсутствие единства русских князей оборачивается слабостью духа и малочисленностью ратей.

Однако хан недооценил Ивана III. Когда весной 1480 г. стотысячное войско татар готовилось внезапно обрушиться на Московскую землю, Иван III уже был в курсе намерений Ахмата и, в свою очередь, не мешкая приступил к сбору ратей. Полки вышли к Оке, к «берегу», где обычно встречали отряды татар, и заняли переправы и броды до того, как в июне сюда подошел враг.

Ивану III удалось нейтрализовать и союз Ахмата с Казимиром. Московский князь вступил в переговоры со злейшим недругом Ахмата — крымским ханом. В разгар войны крымские татары вторглись в Подолию, существенно осложнив положение Казимира. Одновременно ценой ряда уступок Ивану III удалось помириться с мятежными братьями. Большую роль в этом сыграл митрополит, призывавший князей в опасную годину оставить распри. Осенью 1480 г. полки удельных князей уже стояли вместе с великокняжескими полками, готовые к совместному отпору татарам.

Столкнувшись с русскими на Оке, Ахмат несколько недель безуспешно прощупывал прочность обороны. Это было время сильных колебаний великого князя. Целая группа советников предлагала ему пойти на переговоры, тем более что Ахмат, требуя признания своей власти, готов был смягчить условия. Осторожный политик, Иван III боялся решительного сражения: можно было все выиграть, но можно было все и проиграть! Но Иван Васильевич не учел настроений большей части своего окружения и народа, стремившихся навсегда покончить с игом. За нерешительность и колебания его упрекали в трусости москвичи; ростовский архиепископ Вассиан Рыло в своем послании открыто ругал за переговоры с Ахматом: «А ты пред ним (ханом) смиряешься и молишь о мире...»; наконец, его старший сын — князь Иван Иванович с воеводами отказался подчиняться Ивану III и оставить полки в канун главных боев.

Давление сторонников решительного столкновения укрепило волю князя. И хотя он пошел на переговоры, позиция Ивана III была достаточно жесткая.

Осенью Ахмат в ожидании короля Казимира переместился ближе к литовскому рубежу, к притоку Оки реке Угре. Здесь на бродах вспыхивали горячие схватки. Выпал снег, ударили ранние морозы. После того как стала Угра и хан мог переправиться в удобном для него месте, великокняжеские войска отошли к Боровску. То было согласие на генеральное сражение. Но Ахмат не принял его и неожиданно двинулся назад, разоряя по пути литовские владения в отместку за предательство — Казимир так и не сдержал обещания. На решение хана повлияло известие о разорении русскими ратями, спустившимися по Волге, столицы Орды Сарая.

«Стояние на Угре». Миниатюра из летописи

Шестимесячное стояние на реке Угре в 1480 г. положило конец ордынскому игу. Русское государство, освободившись от унизительной и разорительной дани, системы ярлыков и верховенства «царя», обрело подлинную независимость. Напрасно Ахмат грозил Ивану III новым нашествием и требовал возобновления уплаты выхода.

И сам великий князь, и вся Русская земля почувствовали свою силу. Зато Большая Орда стремительно клонилась к упадку. В 1502 г. крымский хан Менгли-Гирей окончательно разбил ее, и она прекратила свое существование.

С падением ордынского ига страна вступила в новый этап своей истории — истории суверенного государства. Однако это не значит, что угроза монгольских набегов как важный фактор исторического процесса исчезла вовсе. Она приобрела новое качество, превратившись из главнейшего, что долгое время определяло внутреннюю жизнь Руси, в один из важных факторов политического развития.

Войны с Литвой. Появление сильного Русского государства оказало большое влияние на русских князей, некогда оказавшихся в вассальной зависимости от литовского великого князя. Многие из них тяготились своим положением, были недовольны постепенной полонизацией и окатоличиванием населения, ущемлением православия и своих прав. Все это в совокупности привело к тому, что в 90-е гг. XV в. князья Вяземские, Бельские, Новосильские, Одоевские, Воротынские, Черниговские перешли на службу к московскому князю. Это привело к целой череде войн с Литвой, которые шли с переменным успехом, но в конце концов выявили превосходство Москвы. Решающей оказалась битва в июле 1500 г. на реке Ведроши недалеко от Смоленска. Русские полки под командованием князя Даниила Щени разгромили литовские войска. В результате, заключая перемирие, Литва вынуждена была смириться с утратой многих западнорусских городов, среди которых были Чернигов, Стародуб, Путивль, Рыльск, Брянск, Дорогобуж.

Василий III продолжил дело отца. И хотя его войны с Литвой были не столь успешны, в 1514 г. Даниил Щеня взял Смоленск. Правда, в том же году московские воеводы потерпели поражение от литовцев под Оршей. Затяжная война закончилась лишь в 1522 г. Новое перемирие закрепило за Москвой Смоленскую землю.

Итоги правления Ивана III. Уже современники, а следом за ними и некоторые историки назвали Ивана III Великим. Термин этот в истории довольно расхожий: иной завоеватель, проливший море крови и ничего не оставивший после себя, кроме сожженных городов, получает титул Великого. Иван III выступил в отечественной истории по преимуществу как созидатель.

На время правления Ивана III пришелся самый важный этап в политическом объединении русских земель, итогом которого стало возникновение единого государства — России. Его быстрое, почти неожиданное появление, необъятные просторы и природные богатства вызвали изумление в Европе, которая привыкла ограничивать свое культурное пространство на востоке в лучшем случае Польшей. Возникновение Русского государства изменило всю политическую систему Восточной Европы. Не случайно Запад, начиная с папы римского и кончая германским императором, настойчиво стремился установить дипломатические контакты с Иваном III и сулил ему всяческие блага — от церковной унии, соединения церквей под главенством папы римского, до короны.

Но еще более значимы были перемены для самих северо-восточных земель. В рамках единого Русского государства стала складываться новая великорусская народность. При этом само Русское государство изначально формировалось как многонациональное, включающее в себя финно-угорские (мордва, карелы, саамы, коми, ханты, манси) и другие народности. Наконец, с обретением независимости открылись новые возможности для развития страны.

1. Вспомните материал предыдущих параграфов и охарактеризуйте территориальный рост Московского княжества в XIV — первой половине XV в. 2. Чем объяснить интерес московских князей к Господину Великому Новгороду? 3. Что вынудило Ивана III выступить против Новгорода в 1471 г.? 4. Как была присоединена Новгородская земля? 5. Как было присоединено Тверское княжество? 6. Докажите, что Иван III вел целенаправленную политику по объединению русских земель в единое государство. 7. Как было свергнуто ордынское иго? 8. Докажите, что на рубеже XV—XVI вв. сформировалось единое Русское государство. Какие факторы толкали русские земли к объединению? 9. Сформулируйте три главные задачи внешней политики молодого государства. Как они решались Иваном III? 10. Охарактеризуйте Ивана III как государственного и военного деятеля, дипломата. Как возросла его власть по сравнению с предшественниками?


Поделиться: