§ 11. Нашествие

Монголы в конце XII — начале XIII в. Скотоводческие монгольские племена заселяли обширные пространства от Великой Китайской стены до озера Байкал (территории, ныне входящие в состав Бурятии и Монголии). Носили они различные названия: собственно монголы, меркиты, кереиты, ойраты, татары. Прирожденные наездники, они кочевали по необъятным степным просторам в поисках богатых пастбищ. Пастбища, скот, табуны лошадей и составляли богатство монголов, из-за которого между родами и племенами нередко происходили кровавые столкновения.

На рубеже XII—XIII вв. монголы переживали стадию разложения родоплеменных отношений. Шел процесс социального расслоения общества. Формируется своеобразная «степная аристократия», родовая знать — старейшины-нойоны и вожди-ханы, в руках которых сосредоточиваются лучшие и обширные пастбища, скот. Их окружали воины-нукеры, с помощью которых знать правила и совершала набеги на соседей.

Возникшая социальная напряженность была не настолько острой, чтобы разрушить монгольское общество. Больше того, опираясь на все еще прочные родоплеменные связи, монгольская знать переориентировала соплеменников на завоевание и покорение окружающих народов. Идея обладала цементирующим свойством и сплотила монгольские племена вокруг нескольких военных предводителей.

Чингисхан — основатель Монгольской империи. На роль предводителя всех монголов претендовали несколько представителей знати. Острое соперничество закончилось победой Темучжина, смелого и жестокого человека, пережившего немало злоключений на пути к власти.

Объединив вокруг себя часть монгольских родов, Темучжин обрушился на татар. Это монгольское племя благодаря общению с китайцами опережало другие племена в развитии и первым вступило в тесные контакты с окружающими народами. Именно поэтому соседи часто переносили название татар на все родственные им монгольские племена. Позднее это название переняли христианские народы. В сознании последних татары представлялись слугами дьявола, явившимися из ада. Ад по-гречески «тартарос» (отсюда — «провалиться в тартарары»). Это созвучие упрочило за завоевателями название «татары», хотя к моменту их появления в Европе все монголы, не говоря уже о татарах, в этническом отношении составляли лишь часть войска завоевателей.

Темучжин приобрел славу удачливого и непобедимого вождя всех монголов. В начале XIII в. на съезде монгольской знати — курултае — он был провозглашен верховным правителем Монгольского государства и принял имя Чингисхана — великого хана.

Поставив себе целью создание великой империи, Чингисхан блестяще использовал воинские навыки монголов. Все общество и государство было выстроено по военному образцу. Монголы получили четкую организацию, скрепленную родоплеменными связями, беспрекословным подчинением старшему и жесточайшей дисциплиной. Против тяжелой конницы монголов не могли устоять даже закованные в доспехи западноевропейские рыцари.

История Монгольской империи неразрывно связана с именем Чингисхана. По своим личным качествам Чингисхан, как никто другой, подходил такому государству.

Для создания империи требовался прежде всего дар военачальника — Чингисхан был выдающимся полководцем и государственным деятелем. Чтобы скроенное силой государство не распалось, нужна была твердость и жестокость — основатель империи правил железной рукой. Не случайно в памяти многих народов он остался как беспощадный и жестокий завоеватель.

В 1211 г. монголы обрушились на северокитайское государство Цзинь. Борьба продолжалась более 20 лет и закончилась падением Цзиньской империи. Монголы многое перенимали, заимствовали у своих противников. Особенно их интересовали военные знания китайцев и их опыт управления государством, позднее примененный в других областях Монгольской империи.

В 1219 г. настал черед государства Хорезмшахов. По уровню культуры, численности населения и экономической мощи это мусульманское государство превосходило монголов. Но прочность его была подорвана острыми социальными и этническими противоречиями, своекорыстием и бездарностью правителей, отсутствием единой воли к сопротивлению. Из Средней Азии отряды монголов двинулись в Северный Иран и Афганистан, на Кавказ и в половецкую степь.

Первая встреча монголов с русскими. В 1223 г. разведывательный отряд монголов под командованием Джэтэ и Субэдэя, разгромив на Кавказе войска армян, грузин, аланов и половцев, появился в южнорусских степях. Половцы обратились к русским князьям за помощью.

Выступление против неведомого и грозного врага было признано необходимым. «Лучше нам встретить их на чужой земле, чем на своей», — объявили южнорусские князья.

Дружины Мстислава Удалого, его зятя Даниила Романовича, Мстислава Киевского, Мстислава Черниговского и других князей свидетельствовали о реальных возможностях правителей, объединившихся для защиты границ. Федерация русских князей выставила достаточно большие силы. Однако они были несравненно меньше монгольских. Кроме того, само объединение было непрочным — взаимные обиды и своекорыстные интересы мешали согласованным действиям.

В 1223 г. произошло сражение на реке Калке. Отсутствие единого командования — прямое следствие удельных порядков — обернулось трагедией. По сути, половцы и русские дружины были разгромлены по частям и уничтожены.

Жестокое поражение на Калке ничему не научило русских князей. Грозная опасность с востока не была осознана. Но едва ли есть основания упрекать князей в легкомыслии. Это были правители эпохи феодальной раздробленности с соответствующей психологией и поведением. Политика этих князей помельчала и свелась до скромных масштабов отчин-уделов.

К тому же монголы были приравнены к неведомым — так оно и было — народам, уже не раз приходившим из степи и в степи же пропадавшим. В рамках господствующего религиозного мышления это осмысливалось как Божье наказание. «Бог весть, откуда пришли на нас за грехи наши», — удрученно вздыхал после Калки русский летописец.

Чингисхан, сохраняя верховенство, разделил империю между своими сыновьями. Старшему сыну Джучи были пожалованы все земли на запад от Урала, «до тех мест, до которых дойдут монгольские кони». А это были незавоеванные земли. Правда, ни самому основателю обширной Монгольской империи, ни его сыну не пришлось возглавить новый поход — первый умер в 1227 г., второй был чуть ранее убит в результате заговора. Во главе улуса Джучи был поставлен внук Чингисхана Батый. В 1235 г. на курултае чингизиды — потомки завоевателя — приняли решение о вторжении в Европу. На следующий год полчища Батыя разгромили Волжскую Булгарию. После этой победы орды Батыя отошли в поволжские степи, чтобы, передохнув, обрушиться на Русь.

Русские земли накануне монголо-татарского нашествия. Накануне нашествия древнерусские земли простирались от Белого моря на севере до причерноморских степей на юге, от Балтийского побережья и Карпат на западе и юго-западе до Уральских гор на северо-востоке.

Это была огромная территория, где звучала разноязыкая, по преимуществу славянская, речь. Многочисленные города Древней Руси, сильно отличавшиеся от своих каменных западноевропейских собратьев по облику, мало в чем уступали им по уровню мастерства ремесленников, торговому размаху и культуре. Вокруг городов — села и деревни, крестьянские избы и усадьбы феодалов. И все это в обрамлении лесов — «дубрав частых» и «полей дивных», в объятиях рек и вкраплениях озер. «О, светло светлая и прекрасно украшенная земля Русская и многими красотами преисполненная», — восторженно повествовал русский книжник.

Но если чувство единства Русской земли жило в сознании книжника, то его не было в реальной политической жизни. Карта Древней Руси походила скорее на лоскутное одеяло, сшитое второпях и из наскоро собранных кусочков ткани. Прежние старшие княжества — Киевское, Черниговское и Переяславское — заметно поблекли и даже утратили былое очарование и привлекательность. Да и рядом с великим киевским князем теперь стояли другие великие князья, предки которых некогда занимали великое княжение.

Галицко-Волынское, Смоленское, Владимиро-Суздальское, Рязанское княжества первенствовали в своих регионах. Но даже им не удавалось полностью избежать общей участи — продолжавшегося выделения уделов. Только на севере пестрота красок сменялась на единую цветовую гамму — то начинались обширные владения Новгородской феодальной республики.

Впрочем, от внимательного взгляда историков не ускользнули первые признаки противоположного процесса, призванного перекроить политическую карту на иной лад. Речь идет о начале преодоления феодальной раздробленности, начавшемся выделении и возвышении центров, которым предстояло политически объединить вокруг себя русские земли. Трудно сказать, как бы шел этот процесс и какие бы государства возникли. Естественное развитие было прервано. Внешний фактор — нашествие Батыя — привел к изменениям во внутренней жизни страны.

Нашествие Батыя. Поход на Северо-Западную Русь. Зимой 1237 г. Батый вторгся в пределы Рязанского княжества. После нескольких дней осады пала Рязань, обращенная после разграбления в пепелище. Следом настала очередь Владимиро-Суздальского княжества. Владимирский князь Юрий Всеволодович попытался встретить противника у приграничной Коломны. Отряды Батыя разгромили владимирские полки и устремились к столице княжества. Деревянные стены Владимира не могли устоять перед стенобитными машинами — пороками — и бесчисленными отрядами осаждавших. 7 февраля они ворвались в город. Многие жители Владимира, члены великокняжеской семьи напрасно искали защиты под сводами Успенского собора — разъяренный противник ворвался в церковь и перебил всех укрывшихся.

Князь Ярослав оплакивает погибших от Батыева нашествия во Владимире

Оборона Козельска. Миниатюра конца XVI в.

Тогда же пали Суздаль, Ростов, Ярославль, Галич, Дмитров, Тверь и другие города. Сам Юрий предпринимал отчаянные попытки собрать все силы и найти союзников. Но Батый опередил его: опытный полководец, он не стал дожидаться, пока владимирский князь пополнит свои поредевшие рати и сам выступит против него.

Татары настигли Юрия и принудили 4 марта 1238 г. дать сражение на реке Сити.

Владимирцы были разбиты. Юрий Всеволодович погиб.

В намерениях Батыя был поход на богатый Новгород. После падения Торжка завоеватели устремились на город. Но наступившая распутица сделала дороги непроходимыми. Возникли трудности с кормом для лошадей. По преданию, у Игнач-камня, не дойдя сто верст до Новгорода, Батый приказал повернуть назад. Город и его жители были спасены от разгрома и разрушения.

Необъятные леса Северо-Восточной Руси казались монголам враждебными и неприветливыми. Потому войска Батыя, обремененные богатой добычей, устремились в поволжские степи. Точно широким неводом они захватывали все города и села, которые попадались им на пути. Один из отрядов наткнулся на Козельск, жители которого отказались отворить ворота. Началась осада. Удивительное дело: иные, более многочисленные и лучше укрепленные северо-восточные города не могли устоять перед захватчиками и нескольких дней. Козельск оборонялся семь недель! Конечно, мы не знаем, какие силы подступили к бревенчатым стенам городка в первые дни, какие по приказу Батыя подошли позднее. Но в редком единодушии и мужестве жителей не приходится сомневаться. Не случайно он был назван захватчиками «злым городом», а все жители его, вплоть до младенцев, перебиты.

Могли ли устоять русские княжества перед Батыем?

Наверное, первое, о чем думает читатель, — это последствия разобщенности, несогласованности русских князей. Но насколько можно было, оставаясь в рамках удельного сознания (другого не было), преодолеть эту разобщенность? Битва на Калке хорошо показала реальные возможности военного объединения: князья способны были выступить вместе, но эффективность таких действий тоже была невысокой.

Однако дело не только в военной и политической разобщенности. Захватчики имели подавляющий перевес над своими противниками. Этот перевес был настолько большой, что можно в порядке размышления задаться проблематичным вопросом: а могла ли устоять единая Киевская Русь перед отлаженной военной машиной Монгольской империи?

В литературе встречаются разные сведения о численности войска монголов. Современники нашествия называли цифры в несколько сот тысяч человек. В настоящее время исследователи, исходя из разных источников и реальных возможностей управлять и содержать конное войско в зимних условиях на северо-востоке, говорят о 120—140 тысячах. Напомним, что улус Батыя был лишь частью Монгольской империи. За спиной завоевателей стояли неисчислимые резервы последней, и они при необходимости могли восполнять и увеличивать силы.

Между тем даже крупные русские княжества могли выставить в лучшем случае от 5 до 10 тысяч человек, подавляющая часть которых — народное ополчение, непрофессиональные воины. Общая численность защитников Северо-Восточной Руси, включая новгородское ополчение, могла достигнуть 30—40 тысяч человек. Стоит ли удивляться, что, столкнувшись с бесчисленными ордами, русские люди восприняли их как наказание Божие, как приближение конца света, Судного дня.

Произошло столкновение двух разных эпох: эпохи феодальной раздробленности и эпохи становления народа и государственности. Первая была несравненно выше по уровню развития, чем вторая. Но выше не всегда значит сильнее. Подобное не раз случалось в истории.

Поход на Запад. Выполняя волю Чингисхана, в 1239 г. Батый возобновил поход на Запад. Первый удар пришелся по Юго-Западной Руси. Под ударами монгольских войск пали Черниговское, Переяславское, Киевское княжества. Осенью 1240 г. войско Батыя подошло к Киеву и после нескольких ожесточенных приступов взяло его. Как и во Владимире, последние защитники отступили под защиту стен Десятинной церкви. Но нигде не было спасения. Старые своды не выдержали и рухнули, похоронив под собой последних киевлян.

Следом настала очередь Галицко-Волынской земли. Некогда цветущие города были обращены в руины, разграблены. Поход 1239—1240 гг. на Юго-Западную Русь почти без паузы перерос в наступление монголов в Центральную и Южную Европу. Цвет рыцарства Польши, Чехии и других стран Западной Европы безуспешно пытался противостоять захватчикам. Пали Будапешт, Оломоуц, монголы вторглись в пределы Священной Римской империи и вышли к Адриатическому морю. Казалось, возвращались худшие времена Великого переселения народов. «Боже, спаси нас от ярости татар», — молились в Западной Европе.

Но в 1242 г. случилось «чудо» — Батый повернул коней.

Историки называют несколько причин, побудивших монгольского полководца к такому решению. Подобно тому как лесистый северо-восток Руси мало прельщал кочевые племена, так и городская Европа казалась им чуждой, пригодной не как место обитания, а как средство обогащения. По мере накопления усталости этот фактор становился все более ощутимым.

Давали знать о себе огромные потери, понесенные на Руси, а затем в Центральной Европе. Могучая сила завоевателей надломила Русь. Но при этом Русь вобрала в себя часть этой силы, тем самым истощив и ослабив натиск монголов на Европу.

Наконец, в 1242 г. из столицы Монгольской империи Каракорума пришла весть о смерти верховного хана Угедея. Предстояла борьба за освободившийся престол, и Батый посчитал за лучшее быть ближе к центру событий.

Поредевшие монгольские войска остановились в низовьях Волги, где Батый раскинул свою ставку, вскоре ставшую столицей обширного государства, получившего на Руси название Золотой Орды. Из этой ставки — города Сарай-Бату — на Русь и были отправлены к князьям посланцы Батыя с требованием признания верховной власти хана и изъявления покорности. Князья не нашли и не имели сил для сопротивления. Русские княжества лишились своего суверенитета и оказались под игом Монгольской империи.

Угроза с Запада. Почти одновременно с нашествием Батыя разворачивались драматические события на северо-западных рубежах Руси.

В начале XIII в. Прибалтика стала местом, где сталкивались интересы целого ряда государств и народов. Жившие здесь финно-угорские племена эстов и балтские — пруссов, ливов, земгалов, ятвягов и других переживали времена становления первых государственных образований. Естественный процесс осложнялся вмешательством внешних сил, стремившихся подчинить или поставить в зависимость от себя местные племена. В подобной роли выступали киевские князья, а позднее, с наступлением удельной эпохи, правители близлежащих к Прибалтике земель — полоцкие и суздальские князья, новгородцы.

Большой интерес проявляли к побережью Балтики шведские и датские феодалы. Но особенно активно с конца XII в. стали вести себя здесь немецкие рыцари, объединенные в духовно-рыцарские ордены. Для них открывалось широкое поле деятельности — распространение католицизма среди языческих племен.

Ситуация способствовала их намерениям: ослабление Руси стало одним из тех главных факторов, который позволил рыцарям сломить сопротивление местных племен и закрепиться в регионе.

Католические миссионеры появились в нижнем течении Двины еще во второй половине XII в. Поскольку обитавшие здесь племена ливов платили дань полоцким князьям, первоначально, чтобы обосноваться в этом месте, миссионеры принуждены были обратиться к ним за разрешением. Католическая христианизация, сопровождавшаяся ломкой жизненного уклада и появлением новых тягот, вызвала сопротивление племен. Миссионеры гибли или уходили. Тогда папа римский призвал в 1198 г. к Крестовому походу: пропаганда католичества словом была подкреплена аргументами более вескими — огнем и мечом.

В начале XIII в. Ливонию постепенно завоевал Орден меченосцев (Ливонский орден), подчинивший ливов и латышей. Несколько позднее в устье Вислы появился Тевтонский орден, приглашенный польскими королями для борьбы с Литвой.

Давление, которое оказывал Орден на литовские племена, ускоряло процесс становления государственности. В борьбе за самобытное существование, в междоусобных противостояниях формировалось сильное в военном отношении Литовское государство.

Столкновение интересов превратило Прибалтику в арену ожесточенной борьбы. Продвижение Ливонского ордена в землях эстов, взятие ими Юрьева воспринято было в русских землях как серьезная угроза. Озабоченность вызывало и усиление литовских правителей. Отстаивая свои интересы, русские князья и новгородцы выступали и против Ливонского ордена, и Литвы, иногда объединяясь с одной из сторон. Отношения приобретали сложный и противоречивый характер.

В 1224 г. княживший в Новгороде Ярослав Всеволодович разгромил немцев под Юрьевом. Два года спустя еще более сильный удар последовал со стороны Литвы. Ливонский орден принужден был искать помощи у тевтонских рыцарей. Объединение их усилий осложнило положение Новгорода. К тому же в события попытались вмешаться другие прибалтийские страны.

В 1240 г. в устье Невы появился шведский отряд. Навстречу ему выступил сын Ярослава Всеволодовича Александр. Немногочисленность своих сил — князь выступил с «малой дружиной» — Александр Ярославич компенсировал решительностью и быстротой действий. 15 июля 1240 г. он обрушился на шведский лагерь, расположенный недалеко от впадения в Неву реки Ижоры. Шведы были разбиты. Позднее за эту победу Александр Ярославич получил прозвище Невский, с которым он навсегда вошел в историю. Нет необходимости преувеличивать масштабы и последствия этого столкновения. Подчеркнем иное: в лице 20-летнего князя Северо-Восточная Русь обрела не по годам зрелого полководца, талант которого был ей остро необходим в лихую годину.

Битва на Неве. 1240 г. Миниатюра из летописи

В 1236 г. литовский князь Миндовг нанес сильное поражение Ордену. В сражении погиб его магистр. Тем не менее Орден быстро оправился и возобновил наступление. Острие натиска на этот раз пришлось на новгородские владения. Были захвачены Изборск и Псков. На Новгородской земле, на юге Финского залива, наскоро возводится крепость Копорье — форпост ливонцев.

Александр Невский быстро оценил всю меру опасности, нависшей над Новгородом. Большинство городов Северо-Восточной Руси лежало в развалинах, сотни дружинников полегли под саблями монголов. Неудача на поле брани с Орденом отныне могла иметь пагубные последствия, поскольку трудно было пополнить силы.

На этот раз к решительности молодой полководец прибавил осмотрительность и точный расчет. Князь выбивает немцев из Копорья, освобождает Псков. Война переносится во владения Ливонского ордена.

5 апреля 1242 г. на льду Чудского озера новгородское ополчение и княжеские дружины Александра и Андрея Ярославичей встретились со всем орденским войском. Произошло знаменитое Ледовое побоище. В ожесточенном сражении рыцари были наголову разгромлены. Победило не только мужество и стойкость русских воинов, а и полководческое искусство Александра, которому удалось охватить неприятеля с флангов.

Победа на льду Чудского озера укрепила безопасность северо-западных рубежей Русской земли. Это произошло в тот самый момент, когда угроза ее расчленения и распространения католицизма была достаточно реальной.

1. Как и почему образовывались раннефеодальные государства? Можно ли найти сходство в процессах образования ранних государств у восточных славян и у монголов? 2. В чем были источники силы и непобедимости монгольского войска в XIII в.? 3. В чем была слабость военной организации Руси в XIII в.? 4. Могла ли объединенная Русь победить монголов? 5. Что принесло с собой на Русь нашествие Батыя? 6. Почему даже ослабленная Русь устояла перед агрессией крестоносцев?