§ 60. Начало правления Николая I

Николай I в молодости.

Николай I и декабристы. Новый император считал, что декабристы представляют собой ответвление тайной общеевропейской организации революционеров-заговорщиков. Он сам допрашивал многих декабристов. Одних пытался склонить к откровенным показаниям мягким обращением, на других кричал. Суд над декабристами проходил при закрытых дверях. Пятеро из них, признанные наиболее виновными (К. Ф. Рылеев, П. И. Пестель, С. И. Муравьев-Апостол, М. П. Бестужев-Рюмин и П. Г. Каховский), были казнены в Петропавловской крепости 13 июля 1826 г. 121 декабриста сослали на каторгу или на поселение в Сибирь, заключили в крепость или послали рядовыми солдатами на Кавказ, где шла война с горцами. Немногим довелось пережить долгое николаевское царствование.

Общественные настроения в начале царствования. Николай I гордился своей победой над декабристами. Однако в моральном отношении он проиграл, ибо русское дворянство со времен дела Мировича не знало подобных наказаний, и многие из дворян с осуждением отнеслись к казни пятерых и к репрессиям против остальных членов декабристских организаций. К тому же репрессии эти не всегда были оправданны, ибо в ряде случаев коснулись и тех, кто давно уже отошел от тайных обществ.

В широких общественных кругах отношение к декабристам было неоднозначным — далеко не все их одобряли. Но раздавались голоса, что новый император должен продолжить реформы, начатые и остановленные в предыдущее царствование. Многие ожидали, что Николай I облегчит бремя налогов и поведет решительную борьбу со взяточничеством и казнокрадством, которые разрослись в последние годы царствования Александра I. Очень сильно общество было настроено против Аракчеева.

Удалив от дел этого александровского временщика, Николай сделал уступку общественному мнению. Но манифест 22 августа 1826 г., изданный по случаю коронации, многих удивил и озадачил. В виде особой «милости» было объявлено об отмене только некоторых второстепенных сборов, а в числе лиц, подлежащих амнистии, в первую очередь упоминались взяточники и казнокрады. Так что первые шаги молодого царя, не очень еще опытного, не принесли ему большой популярности. Но Николай вовсе не собирался строить свою политику, исходя из общественных запросов. Наоборот, правительство попыталось сначала взять под контроль общественное мнение, а затем внедрить в него свои собственные взгляды и идеи.

Создание Третьего отделения, усиление цензуры. В 1826 г. было учреждено Третье отделение Собственной его императорского величества канцелярии, которое стало главным органом политического сыска. В его распоряжении находился Отдельный корпус жандармов. Начальник Третьего отделения одновременно являлся и шефом корпуса жандармов. Долгие годы эту должность занимал барон А. X. Бенкендорф, личный друг Николая I.

Агенты Третьего отделения внедрялись в разнообразные слои общества. В числе осведомителей у Бенкендорфа состояли даже некоторые великосветские дамы. Выискивались малейшие проявления «крамолы». Выявленные замыслы раздувались и преподносились царю как «страшный заговор», участники которого получали непомерно тяжелые наказания.

Правительство считало, что русская действительность не дает оснований для зарождения «крамольного» образа мыслей, что все это появляется только под влиянием западноевропейских идей. Поэтому возлагались преувеличенные надежды на цензуру. Министр народного просвещения граф С. С. Уваров, в чьем ведении находилась цензура, видел свою задачу в умножении числа «умственных плотин» против наплыва европейских идей. В 1826 г. был принят новый устав о цензуре, прозванный «чугунным». Цензоры не должны были пропускать никаких произведений, где порицалось монархическое правление. Запрещалось высказывать «самочинные» предложения о каких-либо реформах. Сурово пресекалось религиозное вольномыслие. Министерство народного просвещения бдительно следило за деятельностью цензоров, карало и увольняло тех, которые допускали послабления.

Вид на Казанский собор в Петербурге.

С. С. Уваров. С картины К. Брюллова.

Другие ведомства, считая, что Министерство народного просвещения пользуется незаслуженным преимуществом, тоже стали добиваться права цензуры — каждый в области своих интересов. Такое право приобрели Третье отделение, Синод, почти все министерства и даже Управление коннозаводства. Разгул цензуры превзошел все разумные рамки даже с точки зрения правительства. Но попытки как-то исправить положение давали лишь кратковременный успех, а затем в цензуре восстанавливались хаос и произвол. Жертвами его нередко становились дружественные правительству люди, а оппозиционные идеи продолжали проникать в Россию.

Теория «официальной народности». Главным идеологом самодержавия стал С. С. Уваров. В прошлом вольнодумец, друживший с многими декабристами, он выдвинул так называемую теорию «официальной народности» («самодержавие, православие и народность»). Ее смысл состоял в противопоставлении дворянско-интеллигентского свободомыслия пассивности народных масс, наблюдавшейся с конца XVIII в. Оппозиционные идеи представлялись как привнесенное с Запада явление, распространенное только среди «испорченной» части образованного общества. А крестьянская набожность и вера в царя изображались как исконные и самобытные черты народного характера. Другие народы, утверждал Уваров, «не ведают покоя и слабеют от разномыслия», а Россия «крепка единодушием беспримерным — здесь царь любит отечество в лице народа и правит им, как отец, руководствуясь законами, а народ не умеет отделять отечество от царя и видит в нем свое счастье, силу и славу». Уваровские идеи поддерживал Бенкендорф. «Прошедшее России было удивительно,— писал он, — ее настоящее более чем великолепно, что же касается ее будущего, то оно выше всего, что может нарисовать себе самое смелое воображение».

Теория «официальной народности» пропагандировалась в подконтрольной правительству печати и с университетских кафедр. Мало кто осмеливался открыто в ней усомниться, хотя несогласных было много. Поэтому такое глубокое впечатление произвело «Философическое письмо» П. Я. Чаадаева, друга Пушкина и многих декабристов, опубликованное в 1836 г. в журнале «Телескоп». С негодованием говорил Чаадаев об изоляции России от новейших европейских идейных течений, об утвердившейся в стране обстановке политического и духовного застоя. По распоряжению царя Чаадаев был объявлен сумасшедшим и помещен под домашний арест. Теория «официальной народности» на многие десятилетия стала краеугольным камнем идеологии самодержавия.

Разрастание бюрократического аппарата. Сущность бюрократического управления. Не доверяя общественности, Николай I видел главную свою опору в армии и чиновничестве. Шло дальнейшее разрастание бюрократического аппарата. Появлялись новые министерства и ведомства, стремившиеся создать свои органы на местах. Объектами бюрократического регулирования становились самые различные отрасли человеческой деятельности, в том числе религия, искусство, литература, наука. Быстро росла численность чиновников. В начале XIX в. их насчитывалось 15—16 тыс., в 1847 г.—61,5 тыс. и в 1857 г.—86 тыс.

Усиливался, переходя разумные пределы, управленческий централизм. Почти все дела решались в центральных ведомствах. Министерства, Государственный совет и Сенат были перегружены массой мелких дел. Император ежедневно подписывал множество бумаг, по пустяковым порой вопросам, разобраться в которых у него не было возможности.

Однако в каждой такой бумаге, пусть даже и пустяковой, скрывались чьи-то человеческие интересы, чья-то судьба. И решал ее не царь, подписавший бумагу почти не глядя, и не министр, о ней доложивший среди многих других дел, а безвестный чиновник, ее составивший.

В этом и заключается сущность бюрократического управления: решения принимаются и проводятся в жизнь не каким-либо собранием представителей, не единолично царем, министром или губернатором, а всей административной машиной в целом. Царь же, министр и губернатор составляют только часть этой машины, хотя и очень важную.

Царь, министр или губернатор ежедневно выслушивают доклады своих подчиненных о положении дел. Конечно, они знают, что информация, им сообщаемая, подается в «обработанном» виде. Но они сами назначали чиновника, им докладывающего, и потому считают себя вправе ему доверять. Если подчиненные чиновники изо дня в день методично воздействуют на начальство в одном и том же направлении, это в конце концов становится общим направлением политики данного ведомства, а то и государства в целом. В николаевские времена на посты высших руководителей нередко назначались армейские генералы, мало знакомые с новым для них делом. Именно они в первую очередь оказывались в положении начальства, руководимого подчиненными.

Однажды в минуту прозрения Николай I сказал: «Россией правят столоначальники». И действительно, среднее чиновничество (столоначальники) играет в принятии решений особую роль. Но столоначальник не отвечает за решение, принятое по его докладу. Отвечать в принципе должен тот, кто ставит подпись. Но все знают, что царь, министр или губернатор не могли принять иное решение, раз им было доложено так, а не иначе. Отсюда происходит круговая безответственность, характерная для бюрократического управления.

Бюрократии свойственно свои узкогрупповые интересы выдавать за государственные нужды, трактуемые узко и односторонне. Раздуваются штаты министерств и ведомств, растут внешнеполитические амбиции, а вместе с ними и военные расходы. Всеми благами пользуется чиновничья каста и те социальные группы, с которыми она связана (в России XIX в. в первую очередь поместное дворянство). Даже борьбу с коррупцией чиновники умеют обратить в свою пользу: надо повысить жалованье, говорят они, чтобы не было воровства и взяток (как будто есть предел алчности зарвавшегося казнокрада или взяточника). Очень немного делается для улучшения жизни народа, хотя официальная пропаганда не устает повторять, что это первейшая забота правительства. Расходы на образование, науку и культуру очень невелики и весьма избирательны: поддерживаются немногие, самые известные очаги культуры и те отрасли науки, от которых ожидают результатов, полезных в военном деле. Таковы коренные свойства бюрократической системы управления.

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ:

1. Какое отношение к декабристам сложилось в широких кругах общества сразу после поражения их движения? Чем вы объясняете расхождение взглядов на декабристов в обществе? 2. Охарактеризуйте взгляды Николая I. Сравните их со взглядами Александра I. В какой степени, на ваш взгляд, их совпадение или различие зависели от личности этих людей, а в какой степени — от особенностей переживаемого Россией периода истории? 3. Составьте развернутый план ответа «Охранительные тенденции и перемены в правление Николая I». 4. Почему Николай I такое большое внимание уделял цензуре? 5. В чем сущность теории «официальной народности»? О чем говорит факт ее появления? 6. Как вы понимаете слова Николая I: «Россией правят столоначальники»? Почему царь, понимая опасность засилия бюрократии, не мог эффективно бороться с ней?