Предисловие

Перед вами учебник, посвящённый истории нашей Родины от зарождения государственности до конца XIX в. (первая часть освещает период до конца XVII в., вторая — XVIII—XIX вв.). Вместе с тем в учебнике рассматриваются некоторые ключевые проблемы развития самой исторической науки. Вам предлагается вспомнить, а может быть, и впервые узнать о том, что такое история, едина ли всемирная история, на какой основе и как мы выделяем её основные периоды, что такое исторический источник и т. д. Этими положениями учебники по истории для старших классов отличаются от тех, по которым вы учились в основной школе. Как известно, история понимается, с одной стороны, как реальность прошлого, бытие природы, общества и человека, процесс развития природы и общества, а с другой — как наука об обществе и о человеке во всём многообразии их прошлого, в их развитии и изменении.

Авторы учебника делают особый акцент на единстве универсальности и самобытности российской истории как части истории всего человечества. Мы отмечаем, каким образом повлияли на историю России природно-климатический, геополитический, религиозный факторы, а также возникший под их влиянием особый характер социальной организации российского общества.

Раскрывая историю Древней Руси, авторы стремятся показать предпосылки и характер древнерусской государственности. Большое внимание уделяется проблеме двух центров образования государства на Руси и важнейшей роли Новгорода в его формировании. Показана роль первых князей в упрочении государства, утверждении его престижа на международной арене. Оценивая историческую роль и значение принятия христианства при князе Владимире, авторы подчёркивают, что с самых первых веков существования наше государство было многоконфессиональным.

Удельная Русь — особый период нашей истории в учебнике — показана как весьма неоднозначный феномен. Отмечая объективную обусловленность этапа раздробленности, его универсальность для мировой истории, авторы показывают, что это был отнюдь не период упадка и регресса. В это время происходит расцвет региональных центров, а сама Русь превращается, по мнению ряда историков, в «феодальную федерацию».

Однако нашествия на Русь завоевателей с Востока и Запада поставили вскоре под вопрос само дальнейшее существование русских земель как самостоятельных государственных образований. Большое место в учебнике занимают дискуссионные вопросы, касающиеся взаимоотношений русских земель с Золотой Ордой. Особое внимание здесь уделено вопросам формирования различных социально-политических моделей дальнейшего развития общества и государства.

Этап, связанный с образованием и ростом, укреплением военной силы и политической роли Московского государства, занимает очень важное место в истории нашей страны. Авторы раскрывают сущность основных этапов становления единого Российского государства, рассматривают вопросы социально-экономического развития страны в XVI в., показывают альтернативы развития власти и общества в период правления Ивана Грозного, анализируют причины, сущность и последствия Смуты начала XVII в. В этом разделе учебника большое внимание отводится особенностям перехода России к Новому времени. Важнейший вывод при этом состоит в том, что этот переход завершился в основных чертах к концу XVIII в. и имел те же особенности, которые этот процесс имел в Западной Европе. Однако в России существовала и ярко выраженная специфика, так как обычный для перехода к Новому времени кризис традиционных политических и социальных институтов совпал у нас с завершением становления единого Российского государства. Но проявилась эта специфика преимущественно в духовно-нравственной и культурной сфере.

Заключительный раздел учебника посвящён имперскому периоду истории России. Авторы показывают, что зарождение и развитие империй было в то время не просто объективно обусловлено, а, по словам британского историка Д. Ливена, «империи были локомотивом прогресса и цивилизации, неся отсталым «малым народам» дары «западных» ценностей и технологий», а «будущий мир виделся сквозь призму культуры и истории имперских народов». Особое место в этом разделе занимают вопросы разработки и реализации правительственных реформ переустройства России, зарождения в нашей стране основ индустриального общества, расширения границ империи и изменений национальной политики.

Сквозной темой учебника стали вопросы истории культуры и повседневной жизни народов России.

Материал по истории культуры представлен по-новому. Обычный текст заменён выдержками из работ историков, деятелей науки, культуры, образования по рассматриваемым вопросам. Эти материалы могут стать основой семинарских занятий по данным темам. Наряду с ними учитель может, естественно, использовать и любые иные материалы, в том числе и подобранные самими учащимися. Это особенно важно в связи с национально-региональной культурной спецификой. Нами же предлагается для обсуждения лишь тот материал, который даёт обобщающие, оценочные данные по этим обширным проблемам развития российской культуры.

Наш учебник построен не по традиционному для большинства школьных книг по истории хронологическому принципу, а в проблемно-хронологическом ключе. Предполагается, что в 10 классе на уроках истории главным является не повторение уже известного из курсов 6—9 классов учебного материала, а выявление причинно-следственных связей, раскрытие сущности изучаемых событий и явлений, сравнение их с аналогичными событиями и явлениями всемирной истории. Вместе с тем учебник является вполне достаточным источником для подготовки учащихся к сдаче Единого государственного экзамена.

Важной особенностью учебника является то, что он, пожалуй, впервые содержит такое обилие мнений и точек зрения по некоторым рассматриваемым в нём проблемам. В то же время в большинстве случаев обозначается позиция самих авторов по дискуссионным вопросам. Задача десятиклассника состоит в том, чтобы не только знать разные точки зрения и аргументы их авторов, но и выработать при этом свою собственную точку зрения по каждому вопросу. Именно в этом, по большому счёту, и состоит главная цель данного учебника.

Для решения этой задачи учащиеся должны, в частности, внимательно прочитать и понять вопросы и задания к каждому из параграфов учебника. Перед параграфами помещены вопросы, на которые надо попробовать ответить без подготовки, не читая текст параграфа. Это упражнения, напоминающие разминку, они позволят хорошо усвоить содержание параграфа. Вопросы и задания после параграфов разделены на три группы. Изучив текст учебника и вспомнив материалы 6—8 классов, можно ответить на вопросы и выполнить задания первой группы. Вторая группа потребует использования дополнительной литературы и Интернета. Третья группа вопросов и заданий предлагает проанализировать те или иные материалы, сделать собственные выводы, выстроить систему доказательств своей точки зрения. Авторы не предполагают, что ученик должен ответить на все вопросы и выполнить все задания. Учитель подберёт из них те, которые лучше всего помогут каждому конкретному учащемуся освоить предлагаемый материал.

Авторы учебника желают вам успехов в изучении истории нашей Родины!

Глава 1. ВВЕДЕНИЕ В ИСТОРИЮ

§ 1. История и исторический процесс

Давайте вспомним

Фамилии выдающихся российских историков

Основные исторические эпохи в мировой истории

Что такое история?

Понятие «история» многозначно, оно охватывает чрезвычайно широкий круг явлений действительности и жизненных ситуаций. Даже если отбросить такие значения этого слова, как «происшествие», «случай», «скандал», «рассказ», «повествование», останется по меньшей мере три-четыре его значения, которые имеют непосредственное отношение к предмету нашего разговора.

Во-первых, история понимается как некая реальность прошлого, бытие природы, общества и человека в длительной временной протяжённости, процесс развития природы и общества.

Во-вторых, история — это наука об обществе и о человеке во всём многообразии их прошлого, в их развитии и изменении.

Обратим внимание на эти определения. У общества и человека (человечества) есть прошлое: отделённое от современности тысячелетиями и совсем близкое, укладывающееся в срок человеческой жизни. При этом объект науки и сама наука обозначаются одним термином (кстати, слово «история» древнегреческого происхождения; ηιςτορ — это человек, разбиравший юридические споры, а ηιςτορια — в буквальном значении не что иное, как расследование, разыскание, установление).

Известные учёные по-разному определяли предмет исторической науки:

«...Предметом истории как теоретического построения является прошлое — отделённое от настоящего и будущего» (Г. Зиммель).

«Сама мысль, что прошлое, как таковое, способно быть объектом науки, абсурдна» (М. Блок).

Для историка «установление места прошлого в равной мере является формой выделения места для будущего» (М. де Серто).

«Отождествление истории с прошлым недопустимо» (У. Люси).

«Государство... есть предмет всемирной истории» (Г. Гегель).

Мнение авторов учебника по этой проблеме изложено в данном выше определении истории как науки. Подумаем над значением ключевых слов этого определения.

Предметом истории является:

— общество, ибо история, наряду с социологией, философией, политологией, культурологией, принадлежит к числу социальных наук, наук об обществе;

— общество прошлого, поскольку, в отличие от него, история исследует социальную реальность, переставшую или перестающую быть настоящим;

— общество во всём многообразии его прошлого, так как история ищет не только, а может быть, и не столько повторения, типичности в прошедших эпохах и событиях, сколько уникальности, единичности, неповторимости;

— человек в прошлом, потому что история есть вместе с тем наука о человеке, она исследует прошлое общества как процесс, творимый людьми, проявление и результат человеческой деятельности, человеческой субъективности;

— общество и человек в их развитии и изменении, наконец, ибо история видит прошлое сквозь сетку координат, задающих параметры пространства и времени и уже в силу этого делающих тщетными любую попытку анализа социальной реальности как неподвижной, неразвивающейся, неизменной.

Пространство и время истории

История чужда статике, не признаёт ничего застывшего, неподвижного. Изменчиво и пространство, в котором разворачивается исторический процесс.

С одной стороны, под влиянием общества изменяется природно-географическая среда, в тесной и взаимной связи с которой оно существует и развивается.

Различия между аграрным пространством древней и средневековой истории и урбанизированным пространством индустриального общества видны, что называется, невооружённым глазом.

С другой стороны, в процессе своей истории развивающееся общество формирует пространство, является его творцом. Достаточно взглянуть на карту, чтобы увидеть, как раздвинулись границы истории. Но дело не только в освоении человеком новых территорий.

Современный российский историк И.А. Гобозов писал: «Проблема исторического пространства связана с проблемой единой мировой истории, которая существовала не всегда...»

Лишь к XIX в. «во всемирном масштабе сложилось единое историческое пространство, на котором расположились сотни государств и народов».

Историческое пространство, таким образом, является и условием исторического развития общества, и его результатом.

Ещё более существенное значение для истории как науки имеет категория исторического времени.

Эпитет «историческое» совершенно не случаен. Речь в данном случае идёт не о календарном времени (хотя календарь сам по себе является продуктом истории, а о различных календарных системах созданы тысячи исследований). Календарное время ритмично и плавно, однонаправлено (от прошлого к будущему) и не может быть обращено вспять.

Иное дело время историческое. Оно течёт неравномерно, то ускоряя свой бег, то притормаживая и почти замирая. Время истории знает попятное движение. Оно подчас ходит как бы по кругу, циклически.

Историческое время всегда имеет конкретное содержание: это время чего-то — революций, массовых эпидемий, материального процветания, жестоких войн, грандиозных научных открытий и т. д.

Наконец, время истории — это и время людей, деятельность которых определяет содержание исторического процесса. Человеческое измерение исторического времени позволяет говорить о том, что в определённом смысле нашими современниками являются выдающиеся мыслители и творцы культуры, цивилизации и народы давно прошедших эпох.

Едина ли всемирная история? Акцент на единство

Мир истории на первый взгляд хаотичен; его образуют уникальные события, случайные явления, неповторимые человеческие судьбы. Чем больше мы знаем о нём, тем в большем многообразии он предстаёт перед нами. Но вероятно, с тем большей настойчивостью мы ищем то, что позволяет понять историю как единый, всемирный процесс. Одних мыслителей эти поиски приводят к утвердительному ответу на вопрос о единстве мировой истории, других — к ответу скорее отрицательному.

Основы христианской концепции единства истории заложены святым (в православной традиции Блаженным) Августином (354—430) в трактате «О граде Божием». Единство истории, движущейся между творением и вторым пришествием, — это единство Божественной воли, воплощающейся в созданном ею человечестве. Единство человечества во времени земной истории воплотится в «граде Божием», мистической общине избранных к спасению и жизни вечной, находящейся вне времени и вне истории.

Иначе развивалась идея единства истории мыслителями Просвещения XVIII в. Движение истории рассматривалось как прогресс, смена низших форм высшими. Мерилом прогресса служило развитие культуры, науки и просвещения. Понимание истории как Божественного промысла, творения Божественной воли было отвергнуто. Теологическое (богословское) обоснование единства исторического процесса уступило место рационалистическому (основанному на аргументах разума, науки). Основным фактором единства философы Просвещения считали неизменность и универсальность человеческой природы.

В философии немецкого мыслителя Г. Гегеля (1770—1831) история представляет собой не что иное, как этап развития абсолютной идеи, воплощающейся в государстве. В истории человечества абсолютная идея познаёт самоё себя. Поскольку её коренным свойством является идея свободы, постольку и всемирная история идёт по пути осознания этой идеи. Всё, что от него отклоняется, не принадлежит истории. Гегель ограничивал всемирную историю историей государств и народов, дух которых на разных ступенях общественного развития выражал определённый принцип, присущий абсолютной идее, «мировому духу». История движется с Востока на Запад.

В Передней Азии и Египте «мировой дух» пережил детство, в Древней Греции и Древнем Риме — юность и зрелость, в германо-христианской Европе — «бодрую старость». Все остальные народы причислялись Гегелем к «неисторическим»: их существование не было включено в сферу бытия абсолютной идеи либо, выполнив своё предназначение, они покинули историческую арену.

Разделяя представления Гегеля об истории как о преемственном, имеющем определённые стадии, закономерном, саморазвивающемся процессе, К. Маркс (1818—1883), в отличие от него, основой единства всемирной истории признавал единство материального мира, материального производства. История, по Марксу, есть процесс естественно-исторической смены общественно-экономических формаций (исторически определённых типов общества, отличающихся органической взаимосвязью всех его сторон и сфер). Естественным он является потому, что в его основе лежат законы, над которыми не властна воля отдельных людей и социальных общностей (закон соответствия производительных сил и производственных отношений, закон классовой борьбы и социальных революций и др.). Историческим этот процесс может быть назван постольку, поскольку его законы реализуются в деятельности людей, классов, партий, сознательно ставящих определённые цели.

Размышляя о концепциях Августина, Гегеля, Маркса, немецкий философ К. Ясперс (1883—1969) отмечал: «В знании о целостности отбрасывается наибольшая масса человеческой реальности, целые народы, эпохи и культуры отбрасываются как не имеющие значения для истории». Сам Ясперс единство мировой истории связывал с эпохой «осевого времени» (между 800 и 200 гг. до н.э.), когда в отдалённых друг от друга регионах независимо друг от друга «были разработаны основные категории, которыми мы мыслим по сей день, заложены основы мировых религий, и сегодня определяющих жизнь людей».

Во второй половине XX в. идея единства истории получила обоснование в так называемых стадиальных концепциях развития цивилизаций. Наиболее популярной следует признать теорию американского историка и социолога О. Тоффлера (род. в 1928 г.), полагающего, что все народы проходят (пусть и по-своему) через стадии аграрного, индустриального и постиндустриального общества.

Едина ли всемирная история? Акцент на многообразие

Своего рода реакцией на «издержки» охарактеризованных концепций всемирной истории стали теории локальных цивилизаций. Они подчёркивают фактическое многообразие путей и форм исторического развития народов и отвергают наличие «образцовых», универсальных тенденций.

Полагают, что теории локальных цивилизаций восходят к концепции итальянского мыслителя Дж. Вико (1668—1744). У всех народов, утверждал он, общие этапы развития: «век богов» сменяется «веком героев», «век героев» — «веком людей». «Век людей» порождает «новое варварство», общество приходит в упадок и гибнет, с тем чтобы вновь повторить этот вечный цикл, непрестанное круговращение. Это не линейное и не единое движение: каждый народ проходит его по-своему, у истории множество путей и культур.

Близкую мысль высказал в книге «Россия и Европа» российский учёный Н.Я. Данилевский (1822—1885): поле истории нужно исходить во всех направлениях. Введённый им термин «культурно-исторический тип», по мнению историков, мало чем отличается от понятия «локальная цивилизация», приобретшего популярность в XX в. после исследований немецкого историка и социолога О. Шпенглера (1880—1936) и английского историка А. Тойнби (1889—1975).

Всемирная история, полагал Шпенглер, представляет собой не линейный, преемственный и прогрессивный процесс, а ряд независимых друг от друга циклов. Каждый из таких циклов характеризует развитие замкнутых, непересекающихся, уникальных культур: индийской, вавилонской, китайской, египетской, греко-римской, арабо-византийской, западноевропейской и культуры майя. Первоначало каждой культуры — единая и единственная в своём роде «душа», которая не может быть познана рационально и выражена иначе, чем символически (о фаустовской душе западноевропейской культуры больше и лучше многотомных книг расскажут дифференциальное счисление и механические часы, а аполлоновскую душу греко-римской культуры точнее выразят дорическая колонна и евклидова геометрия). Культуры непроницаемы, изолированы и замкнуты. Подобно живым организмам, они рождаются из «безграничного и бесконечного», расцветают, заболевают, умирают. Эти стадии — общие для всех обществ, но всемирной истории, как таковой, по Шпенглеру, нет, а есть параллельное существование разделённых во времени и пространстве культур.

«Тезис о единстве цивилизации является ложной концепцией», — утверждал А. Тойнби, издавая в 1934 г. первые три тома монументального

«Постижения истории» (последний, двенадцатый том увидел свет в 1961 г.)· По его мнению, цивилизации (сначала историк выделил 21 цивилизацию, позднее увеличил их количество до более чем 30) развиваются независимо одна от другой по общим законам, свойственным их рождению, росту, надлому, распаду и гибели. Правда, на этапе надлома цивилизации порождают универсальные государства и высшие религии, подчиняясь власти которых они могут преодолеть разделяющие их барьеры. По мере работы над книгой первоначальный культ мёртвых и живых цивилизаций отходил у Тойнби на задний план, всё настойчивее звучала мысль о единстве человеческой истории.

Итак, едина ли всемирная история? Учёные не дают однозначного ответа. Позиция авторов учебника по данному вопросу такова: человечество не может справиться с вызовами времени, не преодолев разобщённости и не признав единства своего прошлого, настоящего и будущего. Единства, не отрицающего многообразия — народов, культур, цивилизаций, обществ. Нам близка мысль, которую по-разному выражали многие историки: единство истории — это «одновременно истоки и цель».

Проблемы периодизации

Периодизация исторического процесса теснейшим образом связана с общим взглядом на всемирную историю. Периодизация всегда условна, потребность в ней обусловлена необходимостью определённым образом систематизировать исторический процесс, выделить в нём обладающие внутренним единством этапы. К французским просветителям XVIII в. восходит разделение исторического процесса на стадии дикости, варварства и цивилизации. С марксистским учением связана периодизация всемирной истории на первобытно-общинную, рабовладельческую, феодальную, капиталистическую и коммунистическую формации. Распространённой является периодизация, опирающаяся на представления о последовательной смене обществ аграрного, индустриального и постиндустриального типов.

Традиционна периодизация исторического процесса по эпохам: первобытность (не менее 2,5 млн лет назад — IV—III тыс. до н.э.), Древний мир (IV—III тыс. до н.э. — V в. н.э.), Средневековье (V — конец XV в.), Новое время (конец XV — начало XX в.), Новейшее время (XX — начало XXI в.).

Проверяем себя

1. Что такое история? Каковы основные значения этого слова?

2. Как формировалось историческое пространство? Почему его творцом является общество? Чем историческое время отличается от календарного времени?

3. Какие ответы на вопрос о единстве всемирной истории вам известны? Какой подход разделяете вы? Почему?

4. Как связаны вопросы о смысле, цели и единстве мировой истории?

Думаем, обсуждаем

1. Охарактеризуйте основные подходы к периодизации исторического процесса.

2. Длительное время в нашей стране гранью между Средневековьем и Новым временем считалась середина XVII в. Некоторые историки до сих пор придерживаются этой точки зрения, хотя более распространённой стала концепция о переходе от Средних веков к Новому времени в конце XV в. Выясните, какие аргументы называют сторонники обеих периодизаций. Выскажите своё мнение по данной проблеме.

3. Опираясь на знания, полученные при изучении отечественной и всемирной истории, приведите примеры, иллюстрирующие следующие образные выражения: «время понеслось вскачь», «время замедлило свой бег», «время пошло вспять», «времена не выбирают», «заложники времени».

4. Проанализируйте приведённые в начале параграфа высказывания историков о предмете исторической науки. Какая позиция представляется вам наиболее точной? Своё мнение обоснуйте.

5. Многие историки и философы утверждают, что вопрос о единстве истории есть, в сущности, вопрос о её смысле и целях. Попытайтесь объяснить, как связаны эти понятия: единство истории, смысл истории, цель истории.

Работаем с источниками, выполняем задания

1. Ниже приведены характеристики некоторых концепций всемирной истории, описанные в параграфе. Назовите эти концепции. Укажите признаки, позволившие вам «опознать» каждую из них.

А. «Давайте сравнивать! Но сравнивать так, как подобает историкам. Не ради извращённого удовольствия поваляться в двадцати одной пустой скорлупе, а ради здравого и разумного постижения конкретных фактов» (Л. Февр).

Б. Его «гений состоит в том, что он первый сконструировал действительные социальные модели, основанные на долговременной перспективе... Но мы больше не верим объяснению истории на основе того или иного доминирующего фактора. Не существует односторонней истории» (Ф. Бродель).

В. «Он вёл свою проповедь не на жаргоне специалистов, а на языке ясном и живом. Полном блеска и ритмической гармонии... Геометрия Евклида протягивала руку дорической колонне — ну не потрясающее ли зрелище?» (Л. Февр).

Г. «Такова христианская точка зрения на доктрину о вечном возврате. По кругу человека водит бес; устрояемая Богом священная история идёт по прямой линии. Она идёт так потому, что у неё есть цель» (С.С. Аверинцев).

Д. В его концепции «всемирно-исторический характер... имеют лишь народы, чья история может рассматриваться в качестве предыстории европейского, прежде всего германского мира... Всемирно-историческое... подавило локальные проявления истории» (И.Н. Ионов).

2. Подумайте, как связан предложенный автором метод аналогий с его конечными выводами.

Из книги Шпенглера «Закат Европы»

Наполеон был убеждён в своём сходстве с Карлом Великим. Французский революционный Конвент говорил о Карфагене, подразумевая Англию, а якобинцы именовали себе римлянами. Из этого ряда сравнений... уподобление Флоренции Афинам, Будды Христу, раннего христианства современному социализму, римских магнатов эпохи Цезаря — американским янки.

3. Что вы знаете о системах летосчисления «по олимпиадам», «от основания города», «от Сотворения мира», «от Рождества Христова», «от хиджры»? о календарях — древнеегипетском, вавилонском, древнекитайском, юлианском, григорианском? Если есть желание познакомиться с этими вопросами поближе, обратитесь к любой из названных книг: Климишин И.А. Календарь и хронология. — М., 1986; Петрова Н. «Веков азартная игра...». — М., 2000; Шур Я.И. Когда? Рассказы о календаре. — М., 1968.

Поделиться: