§ 17. КУЛЬТУРА И БЫТ В XVII в.

XVII столетие стало переходным временем не только в истории, но и в русской культуре. Переходный характер эпохи находил свое выражение в обмирщении культуры, в медленном ее освобождении от церковного влияния. Религиозное сознание постепенно утрачивало свое центральное положение, определявшее содержание искусства. Все большую силу обретало рационалистическое объяснение мира, формировалось светское восприятие и ощущение мира. Церковные предписания и запреты меньше довлели над художником и книжником, открывая путь к более свободному творчеству. Все это влияло и изменяло культуру в целом.

Культура переходной эпохи постепенно утверждала новые ценности, на которые ориентировался человек того времени. Наиболее отчетливо эти явления находили свое выражение в литературе.

В отличие от прежних героев, пребывавших в неустанной молитве, покорно выполнявших божественную волю, герои литературы XVII в. предстают предприимчивыми, энергичными людьми, которые используют свои качества в полезных начинаниях, постепенно освобождаясь от средневековых предрассудков.

Другое новшество в литературе XVII в. состояло в разделении ее на две ветви: панегирически охранительную, распространенную в верхах общества, и народно-обличительную, популярную среди простого люда.

Самым выразительным сочинением народно-обличительного направления является «Житие протопопа Аввакума, им самим написанное». Идеолог старообрядчества красочно описывает свой извилистый и изнурительный жизненный путь. Автор оказался талантливым писателем-полемистом, основателем автобиографического жанра, сумевшим с подкупающей откровенностью и непосредственностью поведать о своем неприятии церковных новшеств и фанатичной преданности идеям древнего благочестия. Литературный язык чередуется с простонародным, что делает сочинение доступным любому читателю.

К народно-обличительным сочинениям относятся многочисленные бытовые повести, герои которых пытаются освободиться от канонов, проповедуемых «Домостроем». Герои этих повестей уже не стремятся отсидеться в келье, они рвутся в мир с его соблазнами и утехами. Такова «Повесть о Савве Грудцыне», рассказывающая о похождениях беспутного сына богатого купца, предававшегося разврату и в конце концов оказавшегося в монастыре.

Сатирические повести высмеивают развратную жизнь монахов, мздоимство судей, беззаконные поступки «сильных людей», произвол приказных служителей. Крылатая фраза «Шемякин суд» ведет свое начало от повести с таким названием, в которой судья позарился на щедрую взятку обвиняемого, жестами намекавшего, что она хранится у него за пазухой. Судья оправдал виновного, но на поверку оказалось, что обвиняемый держал за пазухой не щедрую взятку, а обернутый в тряпку камень.

Повесть «Калязинская челобитная» высмеивает быт монахов Калязинского монастыря — монастырская братия отягчена не молитвами, а заботой, где и как добыть выпивку. Мечта монахов состояла в том, чтобы иметь такого архимандрита, который бы «с нами гораздо лежа вино да пиво пить, а в церковь не ходить и нас не томить».

Печатный двор. Акварель. XVIII в.

Благодаря произошедшим изменениям русская литература XVII в. приобщилась к европейскому стилю барокко. Русское барокко способствовало «открытию», освобождению человека. При этом во всех своих проявлениях русское барокко более человечно, чем западноевропейское. Оно было призвано развивать веру в разум и в собственные силы, видеть ценности там, где прежде их и не могло быть, — в образовании, просвещении, светском искусстве. Усилиями придворных писателей, в первую очередь выходца из Белоруссии Симеона Полоцкого, в общественном сознании укоренились идеи развития и общественного блага. Определены были и главные средства их достижения — преобразования и добрая воля монарха. Для этого Полоцкий создал своеобразную учительную, познавательную поэзию. Под пером Полоцкого само слово становится основополагающим элементом культуры.

Симеон Полоцкий стал первым придворным поэтом, он также являлся одним из первых просветителей, заботившихся о распространении образования. Незадолго до своей смерти он разработал проект создания высшего учебного заведения в России — академии.

В зодчестве основным строительным материалом оставалось дерево, из которого сооружались как избы крестьян и посадских, так и палаты и дворцы бояр и царей. Новое в архитектуре состояло в увеличении числа зданий, воздвигаемых из кирпича. Если раньше монументальные сооружения имели культовое и военное назначение (храмы и крепости), то теперь возводились здания, используемые для жилья, правительственных учреждений и промышленных предприятий.

Новодевичий монастырь. Современный вид

Главный фасад дворца в Коломенском. Гравюра. XVIII в.

Наиболее заметно новизна в зодчестве выражена в сближении культового стиля с гражданским, в замене суровых и аскетических сооружений зданиями с украшениями, придававшими им живописность и праздничную торжественность. Использовались новые виды строительного материала: многоцветные изразцы, фигурный кирпич и др. Получило распространение строительство многоярусных колоколен, когда на четверик ставились несколько последовательно уменьшавшихся в размерах восьмериков (например, колокольни Новодевичьего монастыря).

В конце столетия в архитектуре возникает так называемый нарышкинский стиль (.московское барокко), отличительной особенностью которого становится элегантность и строгая симметричность всего сооружения (церковь Покрова в Филях). Такие церкви, небольшие по размерам, устраивались в усадьбах вельмож.

Здания гражданского назначения представлены Гостиным двором в Китай-городе и Хамовным двором в Москве, Гостиным двором в Архангельске (его длина составляла 400 метров), построенным под наблюдением Дмитрия Старцева. Из монументальных зданий, сооруженных в столице в конце столетия, особое место занимает Сухарева башня архитектора Михаила Чоглокова. В ее внешнем виде нетрудно обнаружить некоторое сходство с храмовой архитектурой.

В живописи, казалось, безраздельно господствовали старые традиции. Однако и она обнаруживает признаки обмирщения. Усилиями таланта Федора Ушакова лики святых приобретают человеческий облик.

Стремление очеловечить лик Христа обнаруживается в знаменитой иконе Симона Ушакова «Спас нерукотворный». Портретная живопись представлена так называемыми парсунами, имевшими отдаленное сходство с современной живописью: в них отсутствует объемность изображения и ощутимо серьезное влияние иконописной техники.

Некоторые успехи были достигнуты и в области просвещения: появились буквари (Василия Бурцева и Кариона Истомина), рукописные руководства по арифметике, а также учебные заведения, монастырские и государственные. Школа при Заиконоспасском монастыре в Москве с 1665 г. готовила подьячих для приказов, а в 1687 г. открыло двери Славяно-греко-латинское училище, переименованное затем в академию. Выпускники ее продолжали службу как в светских, так и в духовных учреждениях.

Грамотность была достоянием горожан, где каждый третий житель умел читать и писать. Деревня почти сплошь была неграмотной.

Быт. Повседневная жизнь этого времени принадлежала к числу явлений, крайне медленно подвергавшихся стороннему влиянию. Объяснялось это укладом жизни в условиях натурального хозяйства, когда каждый крестьянский двор мог существовать изолированно, независимо от других дворов, а интересы хозяина двора не простирались далее деревенской околицы. Натуральный характер хозяйства позволял и барину обходиться плодами крестьянского труда, не прибегая к услугам рынка. К усадьбе барина тянулись обозы со всякой снедью и изделиями крестьянских промыслов.

Листы из «Букваря» К. Истомина. Конец XVII в.

Огромное влияние на быт всего населения оказывало крепостное право. Крестьянина оно лишало не только личной свободы, но и властно вторгалось в его хозяйственную и семейную жизнь, нарушало неприкосновенность домашнего очага и личное достоинство человека. Полная зависимость крестьянского быта от произвола барина, грубое вмешательство помещика в заключение брачных союзов, предоставление помещику права чинить над крестьянином суд и расправу оказывали огромное влияние на формирование крестьянской психологии и представление о человеческом достоинстве. Но этот же произвол вел к накоплению вражды и ненависти, готовности крестьян встать на путь отчаянного стихийного сопротивления.

Господствующие в стране крепостнические порядки оказывали влияние и на дворянство, создавая внутри его иерархию отношений и развивая в представителях господствующего сословия чувство холопской угодливости, смирения и кротости к лицам, занимавшим по отношению к ним более высокую ступень, и безнаказанной жестокости, хамства и высокомерия по отношению к тем, кто стоял ниже.

Для сооружения жилья и хозяйственных построек по-прежнему применялось дерево, причем и крестьянином, и барином, и жителем города. Крестьянская изба представляла четырехстенный сруб без потолка и пола, с двускатной крышей. По периметру избы располагались широкие лавки, используемые для сидения и сна. Изба отапливалась по-черному, в печи отсутствовала вытяжная труба, дым выходил в специальный проем, сделанный в верхней части избы.

В избе стояли постоянный смрад и дым, нездоровый воздух, антисанитарные условия приводили к высокой смертности, особенно детской, — из 15—20 детей взрослого возраста достигали лишь 3—4 человека.

Убранство жилиша барина, конечно, было богаче крестьянского, но и оно не выдерживало сравнения с европейским комфортом. Для фельдмаршала Б. П. Шереметева и стольника П. А. Толстого, побывавших за границей в конце XVII столетия, было в диковинку спать на кроватях с матрацами и белыми простынями, пользоваться за обеденным столом, накрытым белой скатертью, витками и ножом. Оба путешественника поражались необыкновенной чистотой гостиниц, где они останавливались на ночлег, улицами, вымощенными камнями, и домами, сооруженными из камня.

Жатва. Фреска из церкви Ильи-пророка в Ярославле. XVII в.

Повседневная трапеза крестьянской семьи не отличалась ни разнообразием, ни высокой калорийностью: черный хлеб, толокно, гречневая каша, квашеная и свежая капуста, а также морковь, редька, лук, свежие и соленые огурцы, грибы. В крестьянский рацион входили также рыба и мясо, причем последнее редко появлялось на столе.

Блюда барина изготавливались из продуктов, поставляемых крестьянами, и отличались большим разнообразием и обилием: говядина, свинина, птица, масло, дары леса, разного рода копчености. Они содержали острые приправы: перец, гвоздику, чеснок и др. Характерной чертой питания барина и членов его семьи было переедание, за которым следовали излишний вес, болезни и ранняя смерть.

По представлениям того времени, веселиться — значит быть навеселе, то есть в состоянии подпития. И хотя «Домострой» запрещал напиваться допьяна, гостеприимный хозяин, барин или крестьянин, чувствовал себя вполне удовлетворенным, если выпроваживал гостя, едва стоящего на ногах.

В семье господствовали домостроевские порядки — патриархальность строго соблюдалась как в боярской, так и в крестьянской семье: глава семьи выносил приговоры, подлежавшие безоговорочному исполнению. женщина занимала приниженное положение, ее доля — беспрекословно выполнять волю супруга. В боярской семье женщины появлялись в обществе мужчин только при встрече их в качестве гостей, но за праздничным столом сидели отдельно.

Книжные лавки на Спасском мосту в XVII в. Художник А. М. Васнецов

Обязанность детей беспрекословно повиноваться воле родителей в XVII в. приобрела силу закона. Уложение 1649 г. запрещало сыну или дочери жаловаться на отца или мать, челобитчики подлежали наказанию кнутом. Уложение устанавливало разную меру наказания за одинаковое преступление, совершенное мужем и женой: мужеубийцу ожидало закапывание по шею в землю и мучительная смерть от жажды и голода. Репрессий по отношению к мужу Уложение не предусматривало, на практике наказание мужчин ограничивалось покаянием.

Главным местом общения в сельской местности, как и в городе, была церковь: на паперти велись деловые разговоры, примирялись враждовавшие семьи, встречались молодые люди, в будущем соединявшиеся брачными узами. Жизнь боярышень жестко регламентировалась. Они проводили время в теремах в полной изоляции от внешнего мира. Зачастую женихи не видели своих невест до того, как становились под венец, и иногда оказывались жестоко обманутыми. Основанием для расторжения брака могла служить смерть одного из супругов либо пострижение в монахини или монахи.

Быт горожан отличался от сельского. В городе проживали дворяне, купцы, ремесленники, иностранцы, стрельцы, монастырская братия, представители администрации. Каждая из перечисленных групп руководствовалась унаследованными от предков правилами поведения и укладом жизни.

Однако, обращая внимание на различие в культуре и быту горожан и сельчан, «верхов» и «низов», следует все же иметь в виду, что культурное единство еще ощутимо в реалиях «бунташного» столетия. Окончательно оно рухнет лишь в первой четверти XVIII в., под напором петровских преобразований.

Вопросы и задания

1. Как вы понимаете термин «переходная эпоха»? Что это значит? Почему XVII столетие — последний век древнерусской культуры? 2. Что нового появилось в сознании людей и в культуре XVII в.? 3. Раскройте понятие «обмирщение культуры». 4. Как процессы обмирщения выразились в литературе, архитектуре, живописи, образовании? 5. Охарактеризуйте изменения, произошедшие в повседневной жизни людей XVII столетия.

Над чем подумать и что обсудить

Согласны ли вы с приведенным ниже высказыванием Петра I? Как вы думаете, что побудило его к подобному поступку?

По одному из преданий, будучи в Нижнем Новгороде, Петр I опустился перед могилой Кузьмы Минина на колени и произнес: «Здесь лежит спаситель России».

Что, на ваш взгляд, дало основание В. О. Ключевскому дать подобную характеристику патриарху Никону? Согласны ли вы с историком?

«Из русских людей... я не знаю человека крупнее и своеобразнее... Но его не поймешь сразу: это — довольно сложный характер, и прежде всего характер очень неровный... У него была слабость, которой страдают нередко сильные, но мало выдержанные люди: он скучал покоем».

Прокомментируйте высказывание историка С. Ф. Платонова о царе Алексее Михайловиче. Согласны ли вы с ним?

«Добродушный и маловольный, подвижный, но не энергичный и не рабочий, царь Алексей не мог быть бойцом и реформатором. Между тем течение исторической жизни поставило царю Алексею много чрезвычайно трудных и жгучих задач и внутри, и вне государства... Все это требовало чрезвычайных усилий правительственной власти и народных сил... Он везде, постоянно с разумением дела, постоянно добродушный, искренний и ласковый. Но нигде он не сделает ни одного решительного движения, ни одного резкого шага вперед».