§ 28. «ДОБРЫЙ ПОРЯДОК В ГОСУДАРСТВЕ»

1. Крепостное право

«Добрый порядок в государстве», о котором мечтала Екатерина, предполагал социальное согласие в обществе, совместное служение сословий «общему благу». Для достижения этой цели императрица приступила к активному законотворчеству. Центральной при этом стала проблема крепостного права.

Как совместить идеи просветителей с крепостническими порядками в России?

Екатерина была готова осудить утвердившееся в Московской Руси «рабство». В одном из набросков Наказа она даже рекомендовала «предписать помещикам законом, чтоб они с большим рассмотрением располагали свои поборы». Но императрица также хорошо видела, что обладание живыми людьми вполне устраивает дворянство.

«Едва посмеешь сказать, что они [крепостные] такие же люди, как мы, и даже когда я сама это говорю, я рискую тем, что в меня станут бросать каменьями», — писала императрица. Многочисленные факты подтверждали это наблюдение. Большинство депутатов Уложенной комиссии даже слышать не хотели об ограничении помещичьей власти.

Человеколюбие рассудительной Екатерины не простиралось столь далеко, чтобы она решилась рисковать престолом. Императрица слишком любила власть и не хотела настраивать против себя дворянство. Кардинальные перемены откладывались. Наипервейшей задачей было признано распространение просвещения, с тем чтобы «смягчить нравы» и подготовить не готовое к свободе крестьянство к отмене крепостного права.

Возможно, Екатерину уместно упрекнуть в некотором лицемерии. Во всяком случае, надо признать, что Просвещение оказалось слишком слабым лекарством, чтобы излечить дворянство от корыстолюбия и сословного эгоизма.

2. Слова и дела

Крайности крепостничества осуждались. Печатавшиеся в журналах сатирические произведения без устали бичевали «злых» помещиков, истязавших крепостных. Иногда в дело вступал закон.

Помещичьи права были издавна ограничены в одном пункте — по закону душевладельцы не вправе были распоряжаться жизнью крестьян. Но реальность сильно расходилась с нормой. Печальную славу обрела помещица Дарья Салтыкова, замучившая более 50 крепостных, в том числе «за неисправное мытьё полов и белья».

Салтычиху для покаяния навечно заперли в монастырь. Но на необъятных просторах крепостной империи благоденствовали десятки ей подобных. Бить крепостного считалось обычным делом. Помещик Андрей Болотов, среди многочисленных сочинений которого был и «Путеводитель к истинному человеческому счастию», обстоятельно рассказал о том, как он наказывал крепостного столяра. Чтобы сохранить ему жизнь и в то же время сполна выполнить приговор, он велел сечь его в несколько приёмов. Однако крепостной не оправдал расчётов «гуманного помещика» и наложил на себя руки.

Российская империя. Вторая половина XVIII века. Европейская часть

Екатерина подтвердила крепостнические указы своих предшественников. В 1765 году дворяне получили право отправлять строптивых крестьян на каторжные работы «на толикое время, на сколько помещики их похотят». В 1767 году крестьянам было запрещено жаловаться императрице на своих помещиков.

3. Помещики и крестьяне

Земледельцы всё меньше внимания уделяли своему хозяйству и всё больше работали на помещика. В перспективе подобное развитие вело к подрыву крепостнического строя, основу которого составляет хозяйство мелкого земледельца. Помещики жаждали увеличения доходов и, пренебрегая скромными производственными возможностями крестьянского хозяйства, разоряли крестьян и самих себя.

Выше уже упоминался манифест Петра III 1762 года О вольности дворянской, освобождавший дворянство от обязательной службы. Многие дворяне, оставшись в своих имениях, по-разному стали заполнять досуг. Было самодурство, подчас комичное, но почти всегда обременительное для крестьян. Было «барство дикое» — с месячиной, похожей на каторгу, с наказаниями на конюшне, колодками и настоящими застенками. Были и серьёзные занятия наукой, просвещением, культурой.

Именно в екатерининское время возникло такое уникальное явление, как русская усадьба, с её особым духовным и материальным миром. Но большинство помещиков предпочитало вести праздный образ жизни, заполняя досуг охотой, приёмами, картами, балами и иными развлечениями. Росли потребности в предметах роскоши: стыдно было отставать от других, честнее и пристойнее казалось разорять имение и проматывать состояние. Помещичья Россия приучалась жить в долг.

Подобный образ жизни ещё более усугублял пропасть между крестьянином и помещиком. Если раньше крепостничество хоть как-то объяснялось тем, что дворянин по долгу службы защищал страну, то теперь в глазах крестьянина он превращался в праздного, бесполезного человека. Такой взгляд ожесточал крестьян и подталкивал их к протесту.

4. Народный ответ

Действительность предоставляла русскому крестьянину выбор между двумя основными формами социального протеста — побегом и бунтом. Однако в XVIII веке совершить побег крестьянину было очень трудно.

Не только потому, что разветвлённее стала система полицейского сыска. Крепостничество охватывало всё новые и новые территории, упрочивалась государственная власть на окраинах страны.

Впрочем, именно в отдалённых от столиц районах складывались условия для крестьянского бунта. Это доказала крестьянская война под предводительством Емельяна Пугачёва (1773—1775).

Казак Емельян Пугачёв был человеком из народа, думавшим, чувствовавшим и поступавшим так, что это было понятно простому крестьянину. В этом состояла его сила. Недаром А. С. Пушкин, живо интересовавшийся историей Пугачёвского бунта, заметил: Пугачёв «знал слово». Манифесты его, по определению поэта, были образцами «народного красноречия».

Емельян Иванович Пугачёв (1740 или 1742—1775). Гравюра. Конец XVIII века

Пугачёв выдавал себя за Петра ill. Самозванство на Руси получило распространение вовсе не случайно. Оно вполне отвечало народному сознанию. Принимая сторону «законного» и «справедливого» государя, массы обретали чувство правоты. Не случайным был и выбор имени Петра III. Этот император в глазах крестьян имел известную привлекательность. Он был гоним дворянами — значит, хотел добра простому люду. В народе ходили упорные слухи, что следом за манифестом о дворянской вольности Пётр будто бы собирался издать манифест и о вольности крестьянской. Имя Петра III пытались примерить к себе немало самозванцев, но только Пугачёв, восьмой по счёту «Пётр Фёдорович», стал народным «государем амператором».

5. Начало волнений

Застрельщиками бунта выступили казаки. Произошло выступление в Яицком городке. Оно было подавлено, но казаки не смирились. Готовые к выступлению, они ждали только вождя. Вот тогда-то и появился Пугачёв.

В середине сентября 1773 года он объявил себя императором Петром Фёдоровичем. Был прочитан Пугачёвский манифест, в котором казачье войско жаловалось «рекою Ником» (ныне — Урал), сенокосными угодьями, хлебным и денежным жалованьем. Далеко не все верили в спасение императора. Сомневающихся хватало. Но как было устоять перед притягательной силой такого манифеста? И разве мог исходить такой указ не от истинного государя, который, по народным представлениям, обязательно должен был радеть о народе? «Они верили, хотели верить», — записал позднее Пушкин, объясняя удивительное превращение простого казака в самозваного царя.

Уральские казаки в походе. Копия с картины А. Петрича. XIX век

Казаки примкнули к Пугачёву и стали на первом этапе движения его главной силой. Численность повстанцев быстро росла. Бунтовщики подошли к Оренбургу и осадили его. Для освобождения города был направлен отряд правительственных войск, который был наголову разбит. Повстанцы превосходили регулярные войска силой духа и не уступали им в выучке: про действия пугачёвских артиллеристов побитый генерал писал в Военную коллегию, что они «стреляют не так, как бы от мужиков ожидать должно было». Победа способствовала росту популярности Пугачёва.

Двадцатитысячную армию повстанцев, собравшуюся под Оренбургом, нужно было организовать, чем и занялся Пугачёв.

Копируя существующие органы власти, Пугачёв создал Военную коллегию, которая руководила восстанием, комплектовала полки, занималась вопросами их вооружения и снабжения, разрабатывала планы. Однако преодолеть стихийность, которая коренится в самой природе народного бунта, предводителям повстанцев не удалось.

Выступление стремительно набирало силу. Размеры охваченной мятежом территории, число участников, создание органов управления — всё это свидетельствовало об остроте и масштабах противостояния. Огромную роль в распространении восстания играли манифесты Пугачёва. Вождь восставших даровал народу «вольность», одновременно он призывал расправиться с противниками «своей императорской воли», предлагая «дома их, всё их имение брать себе в награжденье». Обещания лёгкой поживы будили самые низменные чувства, что придавало выступлению разрушительный характер.

Крестьянская война под предводительством Емельяна Пугачёва в 1773—1775 гг.

6. От Урала до Волги

Пугачёву не удалось взять Оренбург. Шестимесячная осада закончилась в марте 1773 года разгромом повстанцев. Но и у правительства не хватило расторопности, чтобы покончить с Пугачёвым. Мятежники ушли на Урал, где их поддержали башкиры, приписные крестьяне и рабочие горно-металлургических заводов. Преследуемый войсками, Пугачёв двигался от одного завода к другому, пока не достиг Троицкой крепости. К этому времени в его войске было более 10 тысяч человек. Затем последовало новое поражение, и повстанческая армия оказалась рассеянной.

По убеждению дворянства, пламя восстания следовало залить кровью, иначе огонь вновь наберёт силу. В самом деле, разбитый Пугачёв с несколькими сотнями сторонников повернул к Волге и вновь обрёл силу. Начинался последний, самый кровопролитный этап народной войны, главным участником которой стал крепостной крестьянин.

12 июля 1774 года повстанцы овладели частью Казани. На помощь правительственным войскам поспешил неутомимый преследователь Пугачёва — И. И. Михельсон. Под городом разгорелось упорное сражение. «Злодеи наступали с такой сильною... стрельбою и с таким отчаянием, чего только в лучших войсках надеется можно», — доносил командир правительственного войска. Две тысячи пугачёвцев пали, но «злодей» вновь ускользнул, переправившись на правый берег Волги. Его появление там вызвало новые крестьянские мятежи.

Пугачёв объявил об отмене крепостного права, об освобождении от уплаты податей и о передаче земли крестьянам. Одновременно он призвал к истреблению всех дворян и чиновников: «Оных противников нашей власти... и разорителей крестьян ловить, казнить и вешать».

Наступило время «великого страха» для российского дворянства. Помещики кинулись в города. Екатерина, спасая свою репутацию просвещённой государыни, пыталась представить в Европе движение как досадное недоразумение — она даже в насмешку прозвала Пугачёва «маркизом». Но одновременно монархиня объявила себя «казанской помещицей». Этим Екатерина пыталась успокоить перепуганное дворянство.

Суд Пугачёва. Художник В. Г. Перов. 1875

7. Разгром и гибель Пугачёва.

Последствия крестьянской войны

Против Пугачёва были брошены серьёзные силы — до 20 пехотных и кавалерийских полков. И. И. Михельсон наконец настиг Пугачёва и разбил его в 100 верстах от Царицына. А в середине сентября 1774 года «адский злодей Емелька Пугачёв» был выдан своими соратниками властям и вскоре приговорён к четвертованию.

«Не приведи Бог видеть русский бунт — бессмысленный и беспощадный», — писал А. С. Пушкин. Поэт имел основания сделать такой вывод: повстанцы жестоко расправлялись с дворянами, с женщинами и детьми, с дворней. Но война породила и ответный террор со стороны помещиков и государства — не менее страшный и не менее кровавый. Дворяне мстили за свой страх, сплавляя по Волге плоты с повешенными, клеймя лбы и вырывая ноздри.

Крестьянская война не способна привести к коренному изменению существующего строя. Как и во времена Разина, это был разрушительный способ социального регулирования, побуждающий власть задуматься над опасностью неограниченного права помещика распоряжаться крестьянами, а помещика — над пределами своей власти над людьми.

Когда Пугачёва, уже скованного, спросили, как он посмел, вор, называться государем, Пугачёв, обыгрывая слово «вор», ответил: «Я не ворон, я воронёнок, а ворон-то ещё летает». Прозрачный смысл его слов был хорошо понятен: ведь именно этого «ворона», которого не поймать и не казнить, до смерти боялись дворяне. Позднее, по красноречивому признанию одного помещика, в каждом проявлении неповиновения дворянам мерещился бунт, «весьма похожий на пугачёвский, ибо все крестьяне имеют оставшийся от времени Пугачёва дух — дабы не было дворян».

Пугачёвщина породила не только страх. Она заставила некоторых дворян задуматься о будущем крепостной России. Конечно, таких людей в XVIII веке было ещё очень мало — единицы. Но они появились, чтобы поднять свой голос против крепостного права.

Вопросы и задания

1. Что подразумевала Екатерина II под «добрым порядком» в государстве? Как она пыталась его установить?

2. Что изменилось во взаимоотношениях между крестьянином и помещиком в XVIII веке?

3. Почему Екатерина, осуждая крепостное право, не пошла на его отмену?

4. Почему Пугачёв выдавал себя за свергнутого императора Петра III? Покажите на исторической карте территорию и ход восстания под предводительством Е. Пугачёва. Расскажите о ходе восстания, опираясь на карту.

*5. Используя текст учебника, дополнительную литературу, интернет-ресурсы (см. список в конце учебника), дайте характеристику личности Е. Пугачёва.

6. Чем можно объяснить ожесточённый характер борьбы пугачёвцев с помещиками и правительством?