Петр Первый. Полтавская битва

В начале XVIII века российский царь Петр I вел войну со шведским королем Карлом XII за выход к Балтийскому морю. Эта война получила название Северной. Петр I, по его словам, хотел «прорубить окно в Европу». Главным сражением Северной войны стал бой под Полтавой.

В 1709 году шведский король осадил Полтаву. Он думал, что легко возьмет этот город, но ошибся. Осада продолжалась три месяца. Гарнизон крепости отбивал все атаки иноземных захватчиков.

В середине июня к Полтаве подошли основные силы русской армии под командованием Петра I. Царь велел построить лагерь и установить перед ним редуты — особые укрепления из бревен. За редутами находились русские конные полки.

27 июня Карл XII приказал атаковать позиции русских. Сам он был ранен и руководил боем, сидя на носилках.

Основной удар шведской армии обрушился на редуты. Русские воины храбро защищались, так что неприятель не мог овладеть укреплениями.

У редутов завязался упорный бой между русской и шведской конницей. Петр I приказал отходить, заманивая противника к лагерю. Когда шведы подошли достаточно близко, они попали под ружейный и пушечный огонь. Неприятель нес большие потери. Отряды шведских генералов Росса и Шлиппенбаха были уничтожены конницей генерала А. Д. Меншикова в Полтавском лесу.

Началось генеральное сражение. Шведская пехота пошла в штыковую атаку. Им удалось потеснить центр обороны русской армии. Тогда Петр I отдал приказ обойти армию неприятеля с флангов. По шведам била артиллерия генерала Я. В. Брюса. Конница генералов А. Д. Меншикова и Р. X. Боура зашла шведам в тыл. Царь Петр I лично командовал наступлением. Его шляпа была пробита шальной пулей, но царь отважно сражался, не обращая внимания на опасности. Шведы не выдержали натиска русской армии и устремились в бегство. Отряд А. Д. Меншикова настиг их и заставил сложить оружие. Король Карл XII бежал в Османскую империю.

Полтавский бой. Шведы преклоняют знамена перед Петром I

Артиллерист русской армии

Шведы потеряли убитыми более 9 тысяч человек, 17 тысяч были взяты в плен. Царь Петр I оказался блестящим полководцем. В сражении под Полтавой даже не понадобилось вводить в бой свежий резерв — примерно половину армии.

Победа под Полтавой стала переломной в Северной войне. В 1721 году был подписан выгодный для России мир со Швецией.

Е. Тарле

Северная война и шведское нашествие на Россию

(отрывок)

Судя по воспоминаниям некоторых участников и наблюдателей, битва прошла через две стадии. В первые полчаса наступательный порыв шведов продолжался со всей силой, и тут-то они натолкнулись на непоколебимое, истинно героическое сопротивление шедшей навстречу им русской армии. Губительному огню подверглись лучшие полки Карла XII. Больше половины боевого состава этих полков было истреблено русским орудийным и ружейным огнем, а затем в штыковом бою. Ядро ударило в носилки короля, он упал на землю и на миг лишился чувств, был поднят солдатами и положен на новые, импровизированные носилки из скрещенных пик; мгновенно распространившийся между шведами слух о смерти Карла подорвал дух армии.

Началась вторая стадия кровавой битвы, продолжавшаяся остальные полтора часа, когда еще можно говорить о сражении, о борьбе, а не о паническом бегстве шведов врассыпную. Теперь речь шла о том, чтобы по возможности сохранить некоторый порядок при отступлении и не поддаться постепенно овладевавшей солдатами панике. Фельдмаршал Реншильд сам поддался панике, наблюдая бывшую перед его глазами страшную картину. Мчась к тому месту, откуда солдаты... уносили короля, он кричал еще издали: «Ваше величество, наша пехота погибла! Молодцы, спасайте короля!» — не понимая, очевидно, что этим криком вконец убивает всякую попытку уцелевших военачальников поддержать дух сражавшихся. Один за другим были перебиты почти все 24 солдата, сменявшиеся у носилок Карла, пока не удалось, наконец, усадить его на лошадь и вывезти из страшной свалки. Уже не было и признака сколько-нибудь упорядоченного, организованно руководимого отступления. Исчезли последние при знаки повиновения и дисциплины. Не только никто не слушал приказаний, но никто их уже и не отдавал. Фельдмаршал Реншильд, граф Пипер искали спасения в сдаче в плен. Другие (Аксель Спарре, Гилленкрок, Левенгаупт) бежали вместе с королем на юг.

К 11 часам все было кончено. Началось бегство врассыпную, русские конники врубались в кучки беглецов, искавших спасения кто в своем брошенном лагере, кто в окрестных лесах. Кто не успевал вовремя бросить оружие и дать знать, что он сдается в плен, подвергался немедленному уничтожению. Смертельная опасность для бегущих шведов усиливалась тем, что бежать-то по направлению к своему лагерю приходилось мимо тех же русских редутов, сыгравших такую роль в ранние утренние часы сражения. Теперь из этих редутов сыпались пули на беглецов, и одна из них ранила лошадь, на которую пересадили страдавшего от раны Карла XII...

В третьем часу дня в шатер Петра привели пленных шведских военачальников. Петр знал о хвастливой выходке Карла накануне битвы и сказал: «Вчерашнего числа брат мой король Карл просил вас в шатры мои на обед, и вы по обещанию в шатры мои прибыли, а брат мой Карл ко мне с вами в шатер не пожаловал, в чем пароля своего не сдержал, я его весьма ожидал и сердечно желал, чтоб он в шатрах моих обедал, но когда его величество не изволил пожаловать ко мне на обед, то прошу вас в шатрах моих отобедать...

И хозяева-победители и «гости»-побежденные были очень взволнованы грандиозным историческим событием, свидетелями и участниками которого они были всего несколько часов тому назад. И говорили многое, чего не сказали бы в другое время так откровенно. Еще веянье смерти было над ними, еще только садясь за стол, Петр снял с головы шляпу, простреленную шведской пулей, и еще не снял с груди медный крест, погнувшийся от другой шведской пули. И пленники еще явно не могли прийти в себя от ужаса страшной катастрофы, так внезапно оборвавшей навсегда их боевое поприще. После стольких усилий, таких многолетних побед и испытаний кончилось могущество их родины, и померкла слава их вождя...

А. С. Пушкин

Полтава (отрывок)

...И перед синими рядами

Своих воинственных дружин,

Несомый верными слугами,

В качалке, бледен, недвижим,

Страдая раной, Карл явился.

Вожди героя шли за ним.

Он в думу тихо погрузился.

Смущенный взор изобразил

Необычайное волненье.

Казалось, Карла приводил

Желанный бой в недоуменье...

Вдруг слабым манием руки

На русских двинул он полки.

И с ними царские дружины

Сошлись в дыму среди равнины:

И грянул бой, Полтавский бой!

В огне, под градом раскаленным,

Стеной живою отраженным,

Над падшим строем свежий строй

Штыки смыкает. Тяжкой тучей

Отряды конницы летучей,

Браздами, саблями звуча,

Сшибаясь, рубятся сплеча.

Бросая груды тел на груду,

Шары чугунные повсюду

Меж ними прыгают, разят,

Прах роют и в крови шипят.

Швед, русский — колет, рубит, режет.

Бой барабанный, клики, скрежет,

Гром пушек, топот, ржанье, стон,

И смерть и ад со всех сторон.

...Но близок, близок миг победы.

Ура! мы ломим; гнутся шведы.

О славный час! о славный вид!

Еще напор — и враг бежит.

И следом конница пустилась,

Убийством тупятся мечи,

И падшими вся степь покрылась,

Как роем черной саранчи.

Пирует Петр. И горд, и ясен

И славы полон взор его.

И царской пир его прекрасен.

При кликах войска своего,

В шатре своем он угощает

Своих вождей, вождей чужих,

И славных пленников ласкает,

И за учителей своих

Заздравный кубок подымает.