Кровавое воскресенье

ПЛАН РЕФЕРАТА

Вступление

Гапоновское общество

Стачка на петербургских заводах

Подготовка петиции и народного шествия к государю

9 января

Заключение

Литература

Экономический кризис, неудачи русско-японской войны 1904—1905 гг. вызвали массовое общественное недовольство. Одной из первых выступила интеллигенция, добивавшаяся реформ в различных социальных сферах. Однако брожение только среди интеллигенции не могло серьезно поколебать власть и заставить ее пойти на уступки. Силой, которой было суждено начать первую русскую революцию, стали, прежде всего, рабочие. В данном реферате рассматриваются обстоятельства трагического события, произошедшего в Санкт-Петербурге 9 января 1905 г. и ставшего непосредственным поводом для революционных событий в России.

Гапоновское общество

В феврале 1904 г. было создано общество под названием «Собрание русских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга», во главе которого стал священник пересыльной тюрьмы Георгий Гапон.

Министерство внутренних дел официально разрешило деятельность общества и оказало ему щедрую материальную поддержку. Петербургский градоначальник Фуллон с удовлетворением сообщил министру внутренних дел, что новое общество служит «твердым оплотом против проникновения в рабочую среду превратных социалистических учений». В уставе «Собрания» говорилось, что оно создается с целью: «1) трезвого и разумного препровождения свободного от работы времени; 2) для укрепления среди рабочих русского национального самосознания; 3) для развития среди рабочих разумных взглядов на права и обязанности рабочих; 4) для проявления рабочими самостоятельности в деле законного улучшения условий труда».

Члены правления общества, казначей, председатель и другие должностные лица утверждались градоначальником. Последний мог без всякого объяснения закрыть общество. Наряду с рабочими, в общество принимались чины полиции, фабричной инспекции и священнослужители. Не допускалось членство интеллигенции — это считалось залогом непроникновения крамольных идей в темную рабочую среду.

К осени 1904 г. деятельность общества в Петербурге достигла значительных размеров. Было организовано 11 отделений «Собрания». Самой крупной рабочей окраиной столицы являлась Нарвская застава. Здесь и обосновался Гапон.

В отделениях общества проходили собрания рабочих, устраивались нравоучительные лекции, читалась монархическая литература, проводились занятия по церковному пению.

Стачка на петербургских заводах

Стачка на Путиловском заводе возникла стихийно, после того, как мастер Тетявкин без всяких оснований уволил с завода четырех рабочих — членов гапоновского общества. Глухой ропот поднялся в многотысячной массе путиловцев. Они требовали удалить ненавистного мастера и принять уволенных обратно. Верный своей тактике, Гапон пытался уладить конфликт путем сговора с хозяевами завода и полицейскими чиновниками.

Сотни путиловцев в поисках справедливости стали стекаться в помещение Нарвского отдела «Собрания». 2 января 1905 г. здесь состоялось многолюдное собрание, на которое явились представители и других предприятий — Российско-американской резиновой мануфактуры, Невского судостроительного завода и т. д. Среди участников собрания были эсеры и большевики. Рабочие требовали решительных действий, раздались призывы к забастовке. Гапон, боясь потерять свое влияние, был вынужден согласиться.

Утром 3 января путиловцы собрались у заводской конторы. Они вызвали директора и потребовали уволить ненавистного мастера Тетявкина и принять обратно незаконно рассчитанных рабочих. Директор высокомерно заявил: «Я здесь хозяин! Что хочу, то и делаю!» Возмущение охватило толпу. Ни один рабочий не пошел к своему станку.

На следующей день забастовщики выдвинули перед дирекцией завода более решительные требования. Путиловцы добивались введения 8-часового рабочего дня, отмены сверхурочных работ, повышения заработной платы чернорабочим-мужчинам с 60 копеек до 1 рубля, женщинам — с 40 копеек до 75 копеек в день, а также бесплатной медицинской помощи, учреждения постоянной, избираемой рабочими комиссии для установления расценок на новые изделия, решение вопросов о найме и увольнении, рассмотрения различных претензий. Рабочие требовали свободы забастовок и оплаты за эти дни, личной неприкосновенности и безопасности своих выборных представителей. Требования такого рода, конечно, не могли быть удовлетворены администрацией завода.

К вечеру 5 января в Петербурге бастовали 26 тыс. рабочих. Перепуганные владельцы Путиловского завода пошли на уступки. Теперь они уже соглашались повысить заработную плату, убрать с завода вызвавшего ненависть рабочих мастера и возвратить уволенных. Но было поздно. К забастовке присоединились все крупные и часть средних и мелких предприятий Санкт-Петербурга.

7 января громадный полуторамиллионный город замер. Не слышно было привычной переклички гудков, не дымились заводские трубы. Из дверей типографий не выбегали, как обычно, шустрые мальчишки с пачками свежих газет. Прекратилась подача воды. Остановилась конка. С наступлением сумерек не зажигались фонари на улицах. Свыше 100 тыс. петербургских рабочих прекратили работу. Стачка стала всеобщей.

Подготовка петиции и народного шествия к государю

В эти дни Гапон неустанно выступал перед толпами бастующих рабочих. Суть его предложений сводилась к следующему. Только государь — человек, стоящий над классами и сословиями, — может заступиться за рабочих. Гапон призывал мирным шествием идти к царю и просить его о помощи. 6, 7, 8 января 1905 г., в дни, когда столица была охвачена небывалой по своему размаху и солидарности стачкой, в отделах гапоновского «Собрания» шло обсуждение петиции (прошения) «на высочайшее имя». Требования, изложенные в петиции, свидетельствовали о том, что в ее составлении участвовали социал-демократы и эсеры. Фактически, в петиции была изложена программа-минимум революционных партий: освобождение политзаключенных, введение гражданских свобод, равенства всех перед законом, отделения церкви от государства, прекращения войны, установления 8-часового рабочего дня, передачи земли крестьянам и, самое главное, созыв Учредительного собрания — «Хозяина земли русской».

На 9 января Гапон и его «штаб» назначили мирное шествие к Зимнему дворцу — петербургской резиденции императора, где должно было состояться вручение петиции государю. Еще 7 января на совещание у градоначальника был выработан план совместных действий войск и полиции. В столицу были вызваны дополнительные воинские части из Пскова, Ревеля, Царского Села, Петергофа. В рабочие районы двинулись пехота, кавалерия, казаки — в общей сложности не менее 40 тыс. штыков и сабель.

На прямые вопросы: не встретит ли царь народ пулями, Гапон отвечал, что шествие разрешено властями. Он требовал, чтобы люди шли к дворцу «с голыми руками», оставив дома даже перочинные ножи. Предотвратить кровопролитие пыталась группа литераторов во главе с Максимом Горьким. Вечером 8 января депутация писателей и ученых добивалась встречи с министром внутренних дел Святополк-Мирским. Но министр отказался выслушать пришедших. Ни к чему не привела и встреча с председателем Комитета министров Витте.

9 января

Наступило 9 января. Утром с заводских окраин к Зимнему дворцу направились колонны рабочих. На улицы вышло свыше 140 тыс. человек. Рядом с рабочими шли их дети и жены. Люди оделись по-праздничному. Впереди двигались конные и пешие полицейские, расчищая идущим дорогу. Шествие напоминало крестный ход. Повсюду колыхались тяжелые хоругви, блестели образа и царские портреты в золоченых рамках. Шли торжественно, пели «Спаси, господи, люди твоя...». Царя в тот день не было в городе, но организаторы шествия надеялись, что он приедет, чтобы лично принять петицию из их рук.

Когда огромная толпа мирно настроенных людей, главным образом рабочих Путиловского завода, подходила к площади у Нарвских ворот, раздался звук сигнального рожка и тотчас же вслед за ним, один за другим, — пять ружейных залпов. Первый залп был направлен в животы людей, второй — в ноги, чтобы добить лежачих. Шедшие в первых рядах упали на мостовую. Повалился старик, в руках которого был царский портрет. Портрет подхватил другой старик, шедший рядом; следующий залп сразил и его. Упал мальчик лет десяти, державший фонарь с лампадой. Десятки смертельно раненных взрослых и детей, женщин и мужчин бились в предсмертных муках на снегу, по которому растекались темные пятна крови. Ужас охватил толпу. Люди бросились в разные стороны, толкая и опрокидывая друг друга, прыгая через трупы.

Вслед бегущим летели пули. Они настигали даже тех, кто успел укрыться в воротах и за заборами домов. Стройное церковное пение, несколько минут назад звучавшее в морозном воздухе, сменилось стонами, воплями боли и отчаяния. Около ста бездыханных тел осталось на опустевшей площади.

На Шлиссельбургском тракте (ныне проспект Обуховской обороны) многотысячную толпу рабочих Невской заставы встретили сотни казаков с обнаженными шашками. Они теснили людей, сбивали их с ног, топтали. Человеческая лавина снесла забор, отделявший тракт от Невы, и ринулась на лед. Шашками и нагайками казаки рассеяли шествие. Все же нескольким стам рабочим окольными улицами удалось добраться до центра города.

К двум часам дня вокруг Дворцовой площади собрались огромные толпы народа. К дворцу никого не подпускали. Площадь была оцеплена кавалерией, а перед Александровской колонной, лицом к Адмиралтейству стояла пехота.

Тысячи людей, прижатые к решетке Александровского сада, не уступали натиску солдат, которые пытались оттеснить толпу к Невскому проспекту. Многие забирались на деревья, на ограду сада. Слышались негодующие и насмешливые возгласы. На угрозы офицеров прибегнуть к оружию толпа отвечала криком, свистом, бранью. И вдруг в морозном воздухе троекратно прозвучал сигнал горниста. Вслед за ним грянули залпы. Стреляли в упор, на расстоянии 120—130 шагов.

Выстрелы гремели и в других местах Петербурга. Город превратился в поле сражения. Залпы по демонстрантам были произведены также близ Троицкого моста, на Васильевском острове, на углу Невского проспекта и улицы Гоголя, на Казанской площади, у Городской думы, вблизи Гостиного двора.

В этот день в покойницкие и больницы города было доставлено 1216 убитых и около 5 тыс. раненых. По официальным данным, погибли только 130 человек и около 300 получили ранения. Публичные похороны жертв не были разрешены. 9 января 1905 г., вошедшее в историю под названием «Кровавого воскресенья», считается началом первой русской революции. В этот день на улицах Петербурга была расстреляна вера рабочих в царя, позади пролегла грань, преодолев которую оставалось рассчитывать только на свои силы.

Кровавая расправа над рабочими столицы потрясла всю страну, повсюду вспыхивали стачки солидарности.

В произошедших событиях эсеры обвинили Гапона и вынесли ему смертный приговор, который был приведен в исполнение в конце 1906 г. До настоящего времени нет ни подтверждения, ни опровержения версии о причастности Григория Галона к охранному отделению Министерства внутренних дел, т. е. неизвестно, точно был ли он агентом охранки.

Литература

Кавторин В. Л. Первый шаг к катастрофе. 9 января 1905. СПб., 1992.

Начало первой русской революции. М., 2000.


Поделиться: