Отмена крепостного права: основные «Положения» реформы 1861 г.

ПЛАН РЕФЕРАТА

Вступление

Личная свобода крестьян

Наделение крестьян землей

Крестьянские повинности

Выкуп и выкупная операция

Заключение

Литература

«Крепостное право на крестьян, водворенных в помещичьих имениях, и на дворовых людей отменяется навсегда», — говорилось в царском Манифесте от 19 февраля 1861 г. Положения (т. е. законодательные акты, в которых были определены условия освобождения) реформы распространялись на 45 губерний Европейской России, в которых насчитывалось 22 563 тыс. крепостных крестьян, в том числе 1467 тыс. дворовых и приписанных к частным заводам и фабрикам. В данном реферате рассматриваются основные условия освобождения крестьян в России в 1861 г.

Личная свобода крестьян

Общее «Положение» начиналось с объявления крепостных крестьян лично свободными без выкупа; это практическое развитие мысли, скрытой в законе об обязанных крестьянах 1842 г. Бывшие крепостные получили статус «свободных сельских обывателей», на них стали распространяться общие положения гражданских законов. Крестьянин мог теперь выступать в качестве юридического лица, имел возможность вести коммерческие операции, приобретать в собственность имущество. Правда, это вовсе не означало, что крестьяне стали равными дворянам — они по-прежнему составляли «податное сословие», несли рекрутскую повинность, по отношению к ним сохранялись телесные наказания.

Особо отмечалось положение дворовых людей. Они были крепостными, но не имели ни дома, ни земли, а жили при помещичьих усадьбах. Их личное освобождение означало фактически изгнание на улицу. Поэтому специально оговаривалось, что дворовые люди освобождаются безвозмездно, но только через два года после издания Манифеста, поскольку за это время, продолжая жить у хозяев, дворовый человек должен был успеть обеспечить себя жильем и средствами к существованию.

Крестьяне одного помещика составляли сельское общество. Иногда одно село принадлежало нескольким помещикам, поэтому в нем могло быть несколько сельских обществ, и наоборот, несколько сел входили в одно общество, если они принадлежали одному помещику. Домохозяева общества составляли сельский сход, избиравший на трехлетний срок старосту, сборщика податей и представителей на волостной сход. Волость включала несколько сельских обществ (от 300 до 2 тыс. душ мужского пола) и часто совпадала с церковным приходом. Волостной сход избирал волостного старшину, волостной суд. Права сходов были ограничены фискальными и хозяйственными функциями.

Над крестьянами был поставлен институт мировых посредников, на которых возлагались вопросы проведения реформы. Мировые посредники назначались из числа местных потомственных дворян и имели значительную власть над крестьянскими органами местного самоуправления. В уезде крестьянскими делами ведал уездный съезд мировых посредников, а в губернии — губернское по крестьянским делам присутствие. Все эти органы содержались за счет крестьян.

Наделение крестьян землей

«Положение» 19 февраля 1861 г. признало права помещика на все его земли. Крестьяне наделялись усадебной и полевой землей за повинности и выкуп. В течение девяти лет с момента реформы крестьянин не мог отказаться от своего надела. Размеры надела, оброка и барщины определялись соглашением между помещиком и крестьянами — уставными грамотами. Затем крестьяне переводились на положение временнообязанных, до выплаты выкупных платежей (ссуды государству, срок погашения которой определялся в 49 лет). Выкупившие землю крестьяне становились собственниками.

Пользуясь помещичьей землей, они должны были платить оброк или нести барщину. Отменялись лишь натуральные сборы — пряжей, продуктами и т. д.

Крестьяне, выходившие из крепостной зависимости, обязательно наделялись землею в количестве, необходимом для обеспечения их быта и исправной уплаты казенных и земских повинностей. Размеры наделов определялись местными «Положениями», которых было четыре. Одно было для 29 великорусских, новороссийских и белорусских губерний с общинной формой землепользования. Второе — для трех малороссийских (левобережных) губерний с подворным землепользованием. Особое местное землепользование было для Правобережной Украины и четвертое — для Западной Белоруссии и Литвы. По двум последним «Положениям» крестьяне получили все земли, которые у них были до реформы. Это было сделано по политическим соображениям, так как крестьяне в этих землях были украинцы и белорусы, а помещики в основном — поляки-католики.

Местные «Положения» еще делили губернии на три полосы (черноземная, нечерноземная и степная), а внутри полос выделялись местности и внутри них устанавливались нормы наделов. В степной полосе единый уставный надел на одну душу мужского пола составлял 6—12 десятин по разным местностям. В остальных местностях устанавливались две нормы подушного надела, т. е. участка земли на каждую ревизскую душу, независимо от количества действительных рабочих рук; за основание расчисления приняты были цифры последней, X ревизии. Одна норма представляла высший размер подушного надела, другая — низший. Низший размер равнялся одной трети высшего. Очень часто высшая норма была меньше надела, которым пользовался крестьянин до реформы. По отдельным губерниям отрезка «лишней» земли была произведена у 40—65 % крестьян, прирезка же коснулась только 3—15%.

По официальным данным размеры отрезков в пользу помещиков в 27 губерниях в целом составили 13 % бывших дореформенных крестьянских наделов. Исследование историками уставных грамот показало, что в действительности у крестьян отрезали в среднем около 20 % угодий, а по отдельным губерниям — до 30 %. Помещикам было предоставлено право самим определять, какие земли отвести крестьянам, а какие оставить себе. Помещики отрезали себе лучшие земли, водопои и выгоны, без которых крестьяне не могли обойтись и вынуждены были арендовать по высокой цене.

Средний крестьянский надел составил 3,4 десятины на душу при потребности шесть-семь десятин. Наделы были неравномерными. Почти пятая часть крестьян получила до двух десятин, 28 % — от двух до трех десятин, 26 % — от трех до четырех и 27 % — свыше четырех десятин. Наименее обеспеченными оказались крестьяне черноземной полосы, наиболее — северных и степных губерний. Это вынуждало крестьян брать землю в аренду, попадая в кабальную зависимость, искать сторонние заработки.

Крестьянские повинности

Наделение крестьян землей осуществлялось сначала за повинности, а потом за выкуп. За отводимый надел назначался соответственный оброк или количество барщинной работы. Барщина ограничивалась 40 мужскими днями и 30 женскими днями с тягла в год, при этом 3/5 отрабатывалось в летнее время, остальное — в зимнее.

Высшему наделу по каждой местности соответствовал и высший размер оброка с подушного надела участка. Вот эти нормы оброка, изменявшиеся в зависимости от характера местности, т. е. по качеству и доходности земли: за высший подушный надел для имений, находившихся не далее 25 верст от Петербурга, — 12 рублей; в зоне фабрично-предприятий подушный оброк — 10 рублей; для остальных местностей первой, второй и третьей полосы, т. е. для всей остальной России, за исключением нескольких уездов некоторых губерний, — 9 рублей.

Выкуп и выкупная операция

Последним моментом освобождения являлся выкуп крестьянской земли — это был сложный процесс. Выкуп земель, отведенных в постоянное пользование крестьян, совершился на основании оброка, определенного уставной грамотой. Земля, которую выкупали крестьяне, ценилась посредством капитализации назначенного за нее оброка 6 %; это значит, что сумма оброка, обозначенного в уставной грамоте, умножалась на 16 рублей 67 копеек, и таким образом получалась сумма, определявшая стоимость выкупаемой земли (каждый рубль оброка соответствовал 16 рублей 67 копеек капитала). При этом установлен был порядок для выкупа усадьбы и полевого участка: все усадьбы разделены были на четыре разряда по своей стоимости; на усадьбы низшего размера отчислялось от оброка 1,5 рубля, на усадьбу высшего — 3,5 или более; эти 1,5 и 3,5 или более умножались на 16 рублей 67 копеек, и получалась стоимость усадьбы. Полевой надел мог быть выкуплен двояким образом: по добровольному соглашению крестьян с землевладельцами и по одностороннему требованию землевладельца. Выкуп не мог совершаться по одностороннему требованию крестьян.

Размер выкупа определялся таким образом, чтобы помещик не лишился тех денег, которые он получал раньше в форме оброка. Крестьянин должен был сразу уплатить ему 20—25 % стоимости надела. Правительство выплачивало ему остальные 75—80 %. Крестьянин же должен был отдавать государству этот долг в течение 49 лет с начислением 6 % годовых.

Положение с выкупом земли свелось к следующей ситуации: если крестьянин получал полный надел, то он должен был оплатить его полностью, т. е. выкупить за очень большую сумму. Если же он получал часть надела, то и выкуп становился меньше. При этом надел оценивался по-разному: та часть надела, где стоял дом и другие постройки, стоила половину всей выплачиваемой за надел суммы, вторая часть (даже если она была больше по площади, чем первая) стоила меньше.

Крестьянин мог получить землю и бесплатно — «в дар». Однако такой участок составлял лишь 1/4 надела и не мог прокормить своего владельца. Поэтому крестьяне, получившие «дарственные» наделы, сдавали их в аренду, продавали и уходили из деревни в город на заработки.

Выкуп земли осуществлялся через общину, и земля переходила в коллективную собственность общины, где периодически проходили переделы земельных наделов, существовала круговая порука. Община управлялась «миром», т. е. крестьянским сходом, на котором выбирался староста. Крестьянин, даже юридически свободный, не мог распоряжаться своим наделом (продавать или передавать по наследству), не мог уйти из деревни без согласия общины.

Таким образом, крестьянская реформа создала широкие возможности для аграрного развития России, однако сохранила и немало пережитков (сословная обособленность крестьян, община). Большие сложности создавало и крестьянское малоземелье. Реформа дала возможность государству сосредоточить значительные средства в своих руках, однако она оказалась весьма тяжела для крестьян — развитие крестьянского хозяйства затормозилось. Определенное законом в девять лет временнообязанное состояние растянулось на 20 лет; выкуп земель крестьянами фактически продолжался до реформы Столыпина.

Литература

Ключевский В. О. Сочинения. Курс русской истории. Т. 5. М., 1989.

Литвак Б. Г. Переворот 1861 г. в России: Почему не реализовалась реформаторская инициатива. М., 1991.

Российские императоры. 1801—1917. М., 1994.


Поделиться: