Подготовка отмены крепостного права

ПЛАН РЕФЕРАТА

Вступление

Осознание необходимости преобразований

Секретный комитет по крестьянским делам

Губернские комитеты

Проекты реформ

Совещания с представителями дворянских комитетов

Обсуждение в Главном комитете и Государственном Совете

Заключение

Литература

Отмена крепостного права — ключевая в истории России реформа, открывшая серию последовавших за ней буржуазных реформ 1860—1870-х гг., сравнимых по своему значению с преобразованиями Петра Великого. Эти реформы дали России возможность встать на путь быстрого капиталистического развития и выйти на уровень передовых европейских стран. В реферате рассматривается процесс подготовки и принятия «Положений» о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости, а также анализируется Манифест 19 февраля 1861 г. об отмене крепостного права в России.

Осознание необходимости преобразований

Подготовка отмены крепостного права началась после окончания неудачной для России Крымской войны. Необходимость реформы назрела давно, но попытки предшественников Александра II начать освобождение крестьян или хотя бы ослабить крепостной гнет наталкивались на глухую оппозицию высших сановников и поместного дворянства. Деятельность более десятка секретных комитетов, возникавших в первой половине XIX в., не привела к серьезным изменениям в положении крепостных крестьян. Сравнительно благополучным выглядел быт государственных крестьян — после реформы графа П. Д. Киселева.

Идея освобождения крестьян нашла сторонников в самой царской семье. Тетка нового государя — великая княгиня Елена Павловна — в 1856 г. провела освобождение крестьян своего имения Карловки Полтавской губернии. Проект этого освобождения, составленный высокопоставленным чиновником Министерства внутренних дел Н. А. Милютиным, был утвержден царем и стал, по сути, моделью будущей реформы. Проект Милютина повторял опыт аграрной реформы в Пруссии и предусматривал выкуп крестьянами своих земельных наделов у помещиков. Твердым сторонником скорейшей отмены крепостного права был брат царя великий князь Константин Николаевич — глава морского ведомства, ставший могущественным покровителем реформаторски настроенных чиновников. Весной 1855 г. он заявил о необходимости приступить к освобождению крестьян сразу после окончания войны, а затем отменил крепостное право в собственном ведомстве, отпустив на волю с землей адмиралтейских поселян.

Первое официальное заявление относительно необходимости преобразований — «внутреннего благоустройства» — прозвучало в манифесте Александра II об окончании Крымской войны 19 марта 1856 г. 30 марта 1856 г. император в Москве выступил перед предводителями дворянства, обеспокоенными распространявшимися слухами о намерениях правительства по крестьянскому вопросу. Он, в частности, сказал: «Между вами распространился слух, что я хочу отменить крепостное право; я не имею намерения сделать это теперь, но вы сами понимаете, что существующий порядок владения душами не может остаться неизменным. Скажите это своим дворянам, чтобы они подумали, как это сделать». Эти слова, как громом, поразили все дворянство. Новый министр С. С. Ланской обратился к императору с просьбой объяснить значение его московских слов. Император отвечал, что он не желает, чтобы эти слова остались без последствий.

Александр II колебался. Он понимал неотвратимость изменений, но не мог пойти на прямое столкновение с дворянством. Поэтому во время коронации в августе 1856 г. министр внутренних дел С. С. Ланской и его товарищ (заместитель) А. И. Левшин по заданию государя вели конфиденциальные переговоры с губернскими и уездными предводителем дворянства на предмет «улучшения участи крепостных крестьян» (в то время еще избегали слова «освобождение»). Эти беседы выявили нежелание дворян проводить какие-либо изменения. Лишь предводители западных губерний, терпевшие убытки от системы инвентарей*, изъявили готовность отменить крепостное право. Но они хотели освободить крестьян без земли — по примеру остзейского края, где такая реформа состоялась еще в 1816—1819 гг. Виленскому генерал-губернатору В. И. Назимову незамедлительно поручено было так настроить дворян, чтобы они сами обратились к правительству с заявлением о желании улучшить положение своих крестьян. Император подчеркивал, что инициатива реформы должна исходить от самих дворян, а не сверху.

* Инвентари — акты, которыми по каждому имению определялись крестьянские наделы и повинности; таким образом они ограничивали произвол землевладельцев по отношению к крестьянам.

Секретный комитет по крестьянским делам

Комитет был открыт 3 января 1857 г. под личным председательством императора. В его состав вошли высшие сановники. В отсутствии императора его возглавлял председатель Государственного Совета и Комитета министров князь А. Ф. Орлов. Комитету поручено было выработать общий план устройства и улучшения положения крепостных крестьян. Комитет неспешно собирал разнообразные проекты будущего крестьянского переустройства, а между членами наметились разногласия, приведшие его деятельность в тупик. Князь Орлов выступал против освобождения крестьян и уже собирался свернуть работу комитета, а подготовленные отчеты сдать по обыкновению в Министерство внутренних дел. Однако Александр II сломал этот сценарий, потребовав принятия конкретных решений. Членом комитета летом 1857 г. был назначен великий князь Константин Николаевич. Бюрократическая идиллия была нарушена жаркими спорами, и в августе комитет принял принципиальное решение приступить к отмене крепостного права, разделив ее проведение на следующие этапы: подготовка реформы, личное освобождение крестьян при сохранении их поземельной зависимости и полное освобождение крестьян.

В октябре 1857 г. в Петербург прибыл виленский генерал-губернатор В. И. Назимов, который добыл согласие литовского дворянства на замену системы инвентарей безвозмездным, но безземельным освобождением крестьян. 20 ноября был составлен рескрипт на его имя, в котором значилось, что государь с удовольствием принял выраженное Назимовым желание литовских дворян улучшить положение крепостных, поэтому позволяет местному дворянству образовать комитет из своей среды для выработки положения, которым осуществилось бы это доброе намерение. Рескрипт указывал и начала, на которых должны быть основаны эти проекты: крестьяне выкупают у помещиков свои наделы; полевой землей они пользуются по соглашению с землевладельцем; дальнейшее устройство крестьян должно быть таково, чтобы оно обеспечивало уплату ими государственных и земских податей. Таким образом, правительство предотвращало изгнание крестьян с земли. Получив усадьбу и землю от землевладельцев, они устраиваются в сельские общества, но остаются под властью помещика как вотчинного полицейского наблюдателя. Во избежание дворянского недовольства тезис об отмене крепостного права был в документе тщательно завуалирован.

После этого рескрипта, который позволял представить начало подготовки реформы как отклик на добровольное волеизъявление «благородного сословия», 5 декабря последовал подобный рескрипт на имя петербургского генерал-губернатора П. Н. Игнатьева, формальным поводом к которому стала давнишняя просьба петербургского дворянства о законодательном определении норм повинностей крестьян. Однако единственным случаем добровольного обращения к правительству за разрешением создать губернский комитет было обращение нижегородского военного губернатора А. Н. Муравьева, бывшего декабриста. Упорно отмалчивалось московское дворянство. Когда волю царя игнорировать стало невозможно, оно поставило условием своего участия в реформе право самостоятельно формулировать ее принципы. Александр II отверг это условие, но санкционировал открытие комитета.

Губернские комитеты

В конце 1857 г. рескрипты В. И. Назимову и П. Н. Игнатьеву были обнародованы, и это было важным шагом вперед: реформа становилась не частным делом отдельных авторов писем с проектами, а общесословным делом дворянства. К июлю 1858 г. во всех губерниях открыты были губернские комитеты. В их состав от каждого уезда входили два депутата, еще два назначались местным губернатором из помещиков, поддерживавших реформу. Эти комитеты работали около года, выработав местные положения об устройстве быта помещичьих крестьян.

В феврале 1858 г. Секретный комитет по крестьянским делам, утративший свой тайный характер, был переименован в Главный; его возглавил великий князь Константин Николаевич. При нем, по мере того как начали поступать выработанные губернскими комитетами проекты, образованы были две Редакционные комиссии. Одна из них должна была выработать общие положения об освобождении крестьян, другая выработать местные положения для разных частей России, которые по своим условиям требовали изменения в общих положениях. Первую комиссию общих положений составили чиновники причастных к делу освобождения ведомств (министерства внутренних дел, финансов, государственных имуществ и II отделения Собственной его Императорского Величества канцелярии, как учреждения кодификационного); вторую редакционную комиссию составили дворяне-эксперты, назначенные председателем комиссии из состава губернских комитетов. Эти две редакционные комиссии должны были, выработав общие и местные Положения, внести их на рассмотрение общей комиссии при Главном комитете. Губернские комитеты закончили работу к середине 1859 г.

Проекты реформ

Проекты губернских комитетов представляли три различных решения дела. Одни были против всякого освобождения, предлагая только меры улучшения положения крестьян; во главе их стоял проект московского губернского комитета. Другие допускали освобождение крестьян, но без выкупа земли; во главе их стоял проект петербургского комитета. Наконец, третьи настаивали на необходимости освобождения крестьян с землей. Первый губернский комитет, высказавший мысль о необходимости выкупа земли, которая должна была отойти во владение крестьян, был тверской. Им руководил губернский предводитель А. М. Унковский. Именно эта среда дала основы, на которых базировалось Положение 19 февраля 1861 г.

Председателем Редакционных комиссий назначен был человек, пользовавшийся особым доверием императора, начальник военноучебных заведений Я. И. Ростовцев (в молодости был близок с членами Северного общества декабристов, но в него не входил). Ростовцев занимался редакцией местных положений, призвав к ней наиболее мыслящих и опытных людей из бюрократической среды и губернских комитетов. Это были товарищ министра внутренних дел Н. Милютин, Ю. Самарин, князь В. Черкасский и др. Александр II, всецело доверявший Ростовцеву, фактически вывел комиссии из-под контроля Главного комитета. Разработчики реформы получили карт-бланш из рук государя и могли, при посредстве председателя, обращаться к нему напрямую. К концу лета 1859 г. правительственная программа воплотилась в проекте Редакционных комиссий, который был разослан для ознакомления на места, в губернские комитеты.

Целью реформы авторы проекта считали выкуп вышедшими из крепостной зависимости крестьянами полевой земли. Предполагалось сохранить наделы в бессрочном пользовании крестьян при строго фиксированных нормах повинностей. В течение девяти лет после реформы крестьяне не могли отказаться от наделов. При проведении выкупной операции главная роль отводилась правительству, которому надлежало выдавать крестьянам, приобретающим в собственность свои наделы, выкупные ссуды. Ссуда составляла основную часть выкупной суммы, выплачиваемой помещику. Затем на крестьян ложилось бремя выкупных платежей для погашения полученного кредита в рассрочку.

Совещания с представителями дворянских комитетов

В конце августа 1859 г. в Петербурге были собраны депутаты первого призыва от 21 губернии, главным образом нечерноземной полосы. Их участие в работе над проектом должно было иметь совещательный характер. Власти позаботились о том, чтобы губернские депутаты не составили никакого общего собрания, а привлекались к обсуждению проекта в качестве единичных экспертов — «ходячих справочных книг», по меткому выражению Ю. Ф. Самарина. Однако депутаты решительно атаковали проект Редакционных комиссий. Они выдвигали требования не допустить принудительного отчуждения собственности дворян на землю, отказаться от выкупной сделки, уменьшить размеры крестьянских наделов. Дворянские представители были возмущены наложенными на их деятельность ограничениями. Д. Н. Шидловский и М. А. Безобразов настаивали на передаче решения крестьянского вопроса в собрание депутатов от дворянства — фактически, дворянского парламента. Конституционные поползновения встревожили власти. Дворянским собраниям было запрещено обсуждать вопрос о реформе, но запрет этот неоднократно нарушался как крепостниками, так и либерально настроенными помещиками. В конце 1859 г. лидеры тверского дворянства либерал A. М. Унковский и бывший петрашевец А. И. Европеус за публичную критику всевластия чиновников были отстранены от публичных должностей и сосланы соответственно в Вятку и Пермь.

В феврале 1860 г. умер Я. И. Ростовцев. Царь назначил новым председателем Редакционных комиссий министра Юстиции графа B. Н. Панина, противника реформы. Это назначение было уступкой партии крепостников в момент, когда в Петербург прибыли дворянские депутаты второго созыва — в основном из черноземных губерний. Второй призыв оказался еще более консервативным — депутаты соглашались только на безземельное освобождение крестьян, желали сохранить вотчинную власть помещика и отвергали идею крестьянского самоуправления.

Другой удар на группу Н. А. Милютина обрушился со стороны нового председателя комиссий. Граф В. Н. Панин хотел исключить из проекта «бессрочное пользование» наделами и отказаться от неизменности повинностей срочнообязанных крестьян. Редакционные комиссии восстали против Панина, отстаивая каждую запятую в тексте проекта, и Александр II запретил Панину отступать от предначертаний Ростовцева. Н. А. Милютин — признанный лидер русской либеральной бюрокартии стал фактическим главой комиссий и обеспечил успешное продолжение их деятельности. Редакционные комиссии работали очень интенсивно — всего в течение 1,5 лет состоялось 409 заседаний. Основные начала проекта остались незыблемыми, но частные поправки все же были внесены. Под нажимом дворянских депутатов авторы проекта согласились на некоторое уменьшение наделов, увеличение повинностей и др.

Обсуждение в Главном комитете и Государственном Совете

В октябре 1860 г. Редакционные комиссии, навлекшие на себя гнев подавляющего большинства правящей бюрократии и поместного дворянства, были закрыты, а выработанный ими проект поступил в Главный комитет. Его председателем в связи с болезнью князя А. Ф. Орлова был назначен великий князь Константин Николаевич.

Из десяти членов комитета лишь четверо (великий князь Константин Николаевич, С. С. Ланской, граф Д. Н. Блудов и К. В. Чевкин) являлись сторонниками проекта Редакционных комиссий. Оппозицию составляли министр государственных имуществ М. Н. Муравьев, шеф жандармов князь В. А. Долгоруков, министр финансов А. М. Княжевич, князь П. П. Гагарин, министр двора князь В. Ф. Адлерберг, граф В. Н. Панин. Председатель Главного комитета великий князь Константин Николаевич регулярно проводил консультации с авторами законопроекта — Н. А. Милютиным, Ю. Ф. Самариным и П. П. Семеновым, помогавшими выработать тактику поведения на заседаниях комитета, а также поправки, не подрывающие основные позиции реформы. В результате некоторых уступок сторонниками проекта стали граф В. Н. Панин и граф В. Ф. Адлерберг, и таким образом будущий закон получил поддержку шести членов Главного комитета против четырех.

С конца января 1861 г. законопроект обсуждался в Государственном Совете, где консервативный лагерь располагал большинством. Однако император считал дело решенным и повелел закончить его рассмотрение к середине февраля. Он заверил сановников, что интересы помещиков надежно защищены, и просил «не забывать, что основанием всего дела должно быть улучшение быта крестьян не на словах только и не на бумаге, а на самом деле». Как и ожидалось, большинство заняло враждебную реформе позицию, но Александр II проигнорировал мнение сановников и утвердил проект Редакционных комиссий. Вместе с тем защитники «Положений» сделали весьма значительную уступку утвердили поправку князя П. П. Гагарина о возможности передач крестьянам без выкупа 1/4 высшего размера надела «в дар» с прекращением обязательных отношений, т. е. с потерей права выкупа оставшейся части надела. Уменьшились размеры наделов по сравнению с первоначальным проектом Редакционных комиссий — на 20 %; отрезки от наделов, которые мыслились авторам реформы как редкое исключение из правила незыблемости надельной земли, неизбежно распространялось на основную массу крестьян. Выросли нормы повинностей, а следовательно, и размеры выкупных платежей.

Таким образом, одна из ключевых реформ в истории России, открывшая новую — капиталистическую эру ее развития, осуществилась благодаря проявленной самодержцем политической воли, которую исполнили лучшие, передовые бюрократы и представители дворянства на местах. Однако консервативные силы в правительстве и в среде поместного дворянства были столь сильны, что самодержцу было необходимо опереться на общественное мнение, пусть и санкционированное властью, что стало залогом последовавших за крестьянской буржуазных реформ.

Литература

Великие реформы в России. 1856—1876. М., 1992.

Литвак Б. Г. Переворот 1861 г. в России: почему не реализовалась реформаторская альтернатива. М., 1991.

Российские самодержцы. 1801—1917. М., 1994.


Поделиться: